Библия-Центр
РУ
Вся Библия
German Luther Translation (de)
Поделиться

Третья книга Царств, Глава 4,  стихи 27-34

27 Und die Amtleute versorgten den König Salomo und alles, was zum Tisch des Königs gehörte, ein jeglicher in seinem Monat, und ließen nichts fehlen.
28 Auch Gerste und Stroh für die Rosse und Renner brachten sie an den Ort, da er war, ein jeglicher nach seinem Befehl.
29 Und Gott gab Salomo sehr große Weisheit und Verstand und reichen Geist wie Sand, der am Ufer des Meeres liegt,
30 daß die Weisheit Salomos größer war denn aller, die gegen Morgen wohnen, und aller Ägypter Weisheit.
31 Und er war weiser denn alle Menschen, auch weiser denn Ethan, der Esrahiter, Heman, Chalkol und Darda, die Söhne Mahols, und war berühmt unter allen Heiden umher.
32 Und er redete dreitausend Sprüche, und seine Lieder waren tausendundfünf.
33 Und er redete von Bäumen, von der Zeder an auf dem Libanon bis an Isop, der aus der Wand wächst. Auch redete er von Vieh, von Vögeln, von Gewürm und von Fischen.
34 Und es kamen aus allen Völkern, zu hören die Weisheit Salomos, von allen Königen auf Erden, die von seiner Weisheit gehört hatten.

Третья книга Царств, Глава 5

Und Hiram, der König zu Tyrus, sandte seine Knechte zu Salomo; denn er hatte gehört, daß sie ihn zum König gesalbt hatten an seines Vaters Statt. Denn Hiram liebte David sein Leben lang.
Und Salomo sandte zu Hiram und ließ ihm sagen:
Du weißt, daß mein Vater David nicht konnte bauen ein Haus dem Namen des HERRN, seines Gottes, um des Krieges willen, der um ihn her war, bis sie der HERR unter seiner Füße Sohlen gab.
Nun aber hat mir der HERR, mein Gott, Ruhe gegeben umher, daß kein Widersacher noch böses Hindernis mehr ist.
Siehe, so habe ich gedacht, ein Haus zu bauen dem Namen des HERRN, meines Gottes, wie der HERR geredet hat zu meinem Vater David und gesagt: Dein Sohn, den ich an deine Statt setzen werde auf deinen Stuhl, der soll meinem Namen das Haus bauen.
So befiehl nun, daß man mir Zedern aus dem Libanon haue, und daß deine Knechte mit meinen Knechten seien. Und den Lohn deiner Knechte will ich dir geben, alles, wie du sagst. Denn du weißt, daß bei uns niemand ist, der Holz zu hauen wisse wie die Sidonier.
Da Hiram aber hörte die Worte Salomos, freute er sich hoch und sprach: Gelobt sei der HERR heute, der David einen weisen Sohn gegeben hat über dies große Volk.
Und Hiram sandte zu Salomo und ließ ihm sagen: Ich habe gehört, was du zu mir gesandt hast. Ich will tun nach allem deinem Begehr mit Zedern-und Tannenholz
Meine Knechte sollen die Stämme vom Libanon hinabbringen ans Meer, und will sie in Flöße legen lassen auf dem Meer bis an den Ort, den du mir wirst ansagen lassen, und will sie daselbst abbinden, und du sollst's holen lassen. Aber du sollst auch mein Begehr tun und Speise geben meinem Gesinde.
10 Also gab Hiram Salomo Zedern-und Tannenholz nach allem seinem Begehr.
11 Salomo aber gab Hiram zwanzigtausend Kor Weizen, zu essen für sein Gesinde, und zwanzig Kor gestoßenen Öls. Solches gab Salomo jährlich dem Hiram.
12 Und der HERR gab Salomo Weisheit, wie er ihm geredet hatte. Und es war Friede zwischen Hiram und Salomo, und sie machten beide einen Bund miteinander.
13 Und Salomo hob Fronarbeiter aus von ganz Israel, und ihre Zahl war dreißigtausend Mann,
14 und sandte sie auf den Libanon, je einen Monat zehntausend, daß sie einen Monat auf dem Libanon waren und zwei Monate daheim. Und Adoniram war über solche Anzahl.
15 Und Salomo hatte siebzigtausend, die Last trugen, und achtzigtausend, die da Steine hieben auf dem Berge,
16 ohne die obersten Amtleute Salomos, die über das Werk gesetzt waren: dreitausenddreihundert, welche über das Volk herrschten, das da am Werk arbeitete.
17 und der König gebot, daß sie große und köstliche Steine ausbrächen, gehauene Steine zum Grund des Hauses.
18 Und die Bauleute Salomos und die Bauleute Hirams und die Gebaliter hieben aus und bereiteten zu Holz und Steine, zu bauen das Haus.

Третья книга Царств, Глава 6

Im vierhundertachtzigsten Jahr nach dem Ausgang der Kinder Israel aus Ägyptenland, im vierten Jahr des Königreichs Salomo über Israel, im Monat Siv, das ist der zweite Monat, ward das Haus des HERRN gebaut.
Das Haus aber, das der König Salomo dem HERRN baute, war sechzig Ellen lang, zwanzig Ellen breit und dreißig Ellen hoch.
Und er baute eine Halle vor dem Tempel, zwanzig Ellen lang nach der Breite des Hauses und zehn Ellen breit vor dem Hause her.
Und er machte an das Haus Fenster mit festen Stäben davor.
Und er baute einen Umgang an der Wand des Hauses ringsumher, daß er um den Tempel und um den Chor her ging, und machte Seitengemächer umher.
Der unterste Gang war fünf Ellen weit und der mittelste sechs Ellen weit und der dritte sieben Ellen weit; denn er machte Absätze außen am Hause umher, daß die Balken nicht in die Wände des Hauses eingriffen.
Und da das Haus gesetzt ward, waren die Steine zuvor ganz zugerichtet, daß man kein Hammer noch Beil noch irgend ein eisernes Werkzeug im Bauen hörte.
Eine Tür aber war zur rechten Seite mitten im Hause, daß man durch eine Wendeltreppe hinaufging auf den Mittelgang und vom Mittelgang auf den dritten.
Also baute er das Haus und vollendete es; und er deckte das Haus mit Balken und Tafelwerk von Zedern.
10 Und er baute die Gänge um das ganze Haus herum, je fünf Ellen hoch, und verband sie mit dem Hause durch Balken von Zedernholz.
11 Und es geschah des HERRN Wort zu Salomo und sprach:
12 Also sei es mit dem Hause, das du baust: Wirst du in meinen Geboten wandeln und nach meinen Rechten tun und alle meine Gebote halten, darin zu wandeln, so will ich mein Wort mit dir bestätigen, wie ich deinem Vater David geredet habe,
13 und will wohnen unter den Kindern Israel und will mein Volk Israel nicht verlassen.
14 Und Salomo baute das Haus und vollendete es.
15 Er baute die Wände des Hauses inwendig mit Brettern von Zedern; von des Hauses Boden bis an die Decke täfelte er es mit Holz inwendig, und den Boden des Hauses täfelte er mit Tannenbrettern.
16 Und er baute von der hintern Seite des Hauses an zwanzig Ellen mit zedernen Brettern vom Boden bis an die Decke und baute also inwendig den Chor, das Allerheiligste.
17 Aber das Haus des Tempels (vor dem Chor) war vierzig Ellen lang.
18 Inwendig war das ganze Haus eitel Zedern mit gedrehten Knoten und Blumenwerk, daß man keinen Stein sah.
19 Aber den Chor bereitete er inwendig im Haus, daß man die Lade des Bundes des HERRN dahin täte.
20 Und vor dem Chor, der zwanzig Ellen lang, zwanzig Ellen weit und zwanzig Ellen hoch war und überzogen mit lauterem Gold, täfelte er den Altar mit Zedern.
21 Und Salomo überzog das Haus inwendig mit lauterem Golde und zog goldene Riegel vor dem Chor her, den er mit Gold überzogen hatte,
22 also daß das ganze Haus ganz mit Gold überzogen war; dazu auch den ganzen Altar vor dem Chor überzog er mit Gold.
23 Er machte auch im Chor zwei Cherubim, zehn Ellen hoch, von Ölbaumholz.
24 Fünf Ellen hatte ein Flügel eines jeglichen Cherubs, daß zehn Ellen waren vom Ende seines einen Flügels zum Ende des andern Flügels.
25 Also hatte der andere Cherub auch zehn Ellen, und war einerlei Maß und einerlei Gestalt beider Cherubim;
26 auch war ein jeglicher Cherub zehn Ellen hoch.
27 Und er tat die Cherubim inwendig ins Haus. Und die Cherubim breiteten ihre Flügel aus, daß eines Flügel rührte an diese Wand und des andern Cherubs Flügel rührte an die andere Wand; aber mitten im Hause rührte ein Flügel an den andern.
28 Und er überzog die Cherubim mit Gold.
29 Und an allen Wänden des Hauses um und um ließ er Schnitzwerk machen von ausgehöhlten Cherubim, Palmen und Blumenwerk inwendig und auswendig.
30 Auch überzog er den Boden des Hauses mit goldenen Blechen inwendig und auswendig.
31 Und am Eingang des Chors machte er zwei Türen von Ölbaumholz mit fünfeckigen Pfosten
32 und ließ Schnitzwerk darauf machen von Cherubim, Palmen und Blumenwerk und überzog sie mit goldenen Blechen.
33 Also machte er auch im Eingang des Tempels viereckige Pfosten von Ölbaumholz
34 und zwei Türen von Tannenholz, daß eine jegliche Tür zwei Blatt hatte aneinander hangen in ihren Angeln,
35 und machte Schnitzwerk darauf von Cherubim, Palmen und Blumenwerk und überzog es mit Gold, genau wie es eingegraben war.
36 Und er baute auch den inneren Hof von drei Reihen behauener Steine und von einer Reihe zederner Balken.
37 Im vierten Jahr, im Monat Siv, ward der Grund gelegt am Hause des HERRN,
38 und im elften Jahr, im Monat Bul (das ist der achte Monat), ward das Haus bereitet, wie es sein sollte, daß sie sieben Jahre daran bauten,

Третья книга Царств, Глава 7

Aber an seinem Hause baute Salomo dreizehn Jahre, daß er's ganz ausbaute.
Nämlich er baute das Haus vom Wald Libanon, hundert Ellen lang, fünfzig Ellen weit und dreißig Ellen hoch. Auf vier Reihen von zedernen Säulen legte er den Boden von zedernen Balken,
und deckte mit Zedern die Gemächer auf den Säulen, und der Gemächer waren fünfundvierzig, je fünfzehn in einer Reihe.
Und Gebälk lag in drei Reihen, und waren Fenster einander gegenüber dreimal.
Und alle Türen waren in ihren Pfosten viereckig, und die Fenster waren einander gegenüber dreimal.
Er baute auch eine Halle von Säulen, fünfzig Ellen lang und dreißig Ellen breit, und noch eine Halle vor diese mit Säulen und einem Aufgang davor,
Und baute eine Halle zum Richtstuhl, darin man Gericht hielt, und täfelte sie vom Boden bis zur Decke mit Zedern.
Dazu sein Haus, darin er wohnte, im Hinterhof, hinten an der Halle, gemacht wie die andern. Und machte auch ein Haus wie die Halle der Tochter Pharaos, die Salomo zum Weibe genommen hatte.
Solches alles waren köstliche Steine, nach dem Winkeleisen gehauen, mit Sägen geschnitten auf allen Seiten, vom Grund an bis an das Dach und von außen bis zum großen Hof.
10 Die Grundfeste aber waren auch köstliche und große Steine, zehn und acht Ellen groß,
11 und darauf köstliche Steine, nach dem Winkeleisen gehauen, und Zedern.
12 Aber der große Hof umher hatte drei Reihen behauene Steine und eine Reihe von zedernen Balken wie auch der innere Hof am Hause des HERRN und die Halle am Hause.
13 Und der König Salomo sandte hin und ließ holen Hiram von Tyrus,
14 einer Witwe Sohn aus dem Stamm Naphthali, und sein Vater war ein Mann von Tyrus gewesen; der war ein Meister im Erz, voll Weisheit, Verstand und Kunst, zu arbeiten allerlei Erzwerk. Da er zum König Salomo kam, machte er alle seine Werke.
15 Und machte zwei eherne Säulen, eine jegliche achtzehn Ellen hoch, und ein Faden von zwölf Ellen war das Maß um jegliche Säule her.
16 Und machte zwei Knäufe, von Erz gegossen, oben auf die Säulen zu setzen und ein jeglicher Knauf war fünf Ellen hoch.
17 Und es war an jeglichem Knauf oben auf den Säulen Gitterwerk, sieben geflochtenen Reife wie Ketten.
18 Und machte an jeglichem Knauf zwei Reihen Granatäpfel umher an dem Gitterwerk, womit der Knauf bedeckt ward.
19 Und die Knäufe waren wie die Lilien, vor der Halle, vier Ellen groß.
20 Und der Granatäpfel in den Reihen umher waren zweihundert, oben und unten an dem Gitterwerk, das um den Bauch des Knaufs her ging, an jeglichem Knauf auf beiden Säulen.
21 Und er richtete die Säulen auf vor der Halle des Tempels. Und die er zur rechten Hand setzte, hieß er Jachin, und die er zur linken Hand setzte, hieß er Boas.
22 Und es stand also oben auf den Säulen wie Lilien. Also ward vollendet das Werk der Säulen.
23 Und er machte ein Meer, gegossen von einem Rand zum andern zehn Ellen weit, rundumher, und fünf Ellen hoch, und eine Schnur dreißig Ellen lang war das Maß ringsum.
24 Und um das Meer gingen Knoten an seinem Rande rings ums Meer her, je zehn auf eine Elle; der Knoten aber waren zwei Reihen gegossen.
25 Und es stand auf zwölf Rindern, deren drei gegen Mitternacht gewandt waren, drei gegen Abend, drei gegen Mittag und drei gegen Morgen, und das Meer obendrauf, daß alle ihre Hinterteile inwendig waren.
26 Seine Dicke aber ward eine Hand breit, und sein Rand war wie eines Bechers Rand, wie eine aufgegangene Lilie, und gingen darein zweitausend Bath.
27 Er machte auch zehn eherne Gestühle, ein jegliches vier Ellen lang und breit und drei Ellen hoch.
28 Es war aber das Gestühl also gemacht, daß es Seiten hatte zwischen den Leisten.
29 Und an den Seiten zwischen den Leisten waren Löwen, Ochsen und Cherubim. Und die Seiten, daran die Löwen und Ochsen waren, hatten Leisten oben und unten, dazu herabhängende Kränze.
30 Und ein jegliches Gestühl hatte vier eherne Räder mit ehernem Gestell. Und auf vier Ecken waren Achseln gegossen, eine jegliche der andern gegenüber, unten an den Kessel gelehnt.
31 Aber der Hals mitten auf dem Gestühl war eine Elle hoch und rund, anderthalb Ellen weit, und waren Buckeln an dem Hals, in Feldern, die viereckig waren und nicht rund.
32 Die vier Räder aber standen unten an den Seiten, und die Achsen der Räder waren am Gestühl. Ein jegliches Rad war anderthalb Ellen hoch.
33 Und es waren Räder wie Wagenräder. Und ihre Achsen, Naben, Speichen und Felgen waren alle gegossen.
34 Und die vier Achseln auf den vier Ecken eines jeglichen Gestühls waren auch am Gestühl.
35 Und am Hals oben auf dem Gestühl, eine halbe Elle hoch, rundumher, waren Leisten und Seiten am Gestühl.
36 Und er ließ auf die Fläche der Seiten und Leisten graben Cherubim, Löwen und Palmenbäume, nach dem auf jeglichem Raum war, und Kränze ringsumher daran.
37 Auf diese Weise machte er zehn Gestühle, gegossen; einerlei Maß und Gestalt war an allen.
38 Und er machte zehn eherne Kessel, daß vierzig Bath in einen Kessel ging, und jeder war vier Ellen groß; und auf jeglichem Gestühl war ein Kessel.
39 Und setzte fünf Gestühle an die rechte Ecke des Hauses und die andern fünf an die linke Ecke; aber das Meer setzte er zur Rechten vornan gegen Mittag.
40 Und Hiram machte auch Töpfe, Schaufeln, Becken und vollendete also alle Werke, die der König Salomo am Hause des HERRN machen ließ:
41 die zwei Säulen und die kugeligen Knäufe oben auf den zwei Säulen; die zwei Gitterwerke, zu bedecken die zwei kugeligen Knäufe auf den Säulen;
42 und die vierhundert Granatäpfel an den zwei Gitterwerken, je zwei Reihen Granatäpfel an einem Gitterwerk, zu bedecken die zwei kugeligen Knäufe auf den Säulen;
43 dazu die zehn Gestühle und zehn Kessel obendrauf;
44 und das Meer und zwölf Rinder unter dem Meer;
45 und die Töpfe, Schaufeln und Becken. Und alle diese Gefäße, die Hiram dem König Salomo machte zum Hause des HERRN, waren von geglättetem Erz.
46 In der Gegend am Jordan ließ sie der König gießen in dicker Erde, zwischen Sukkoth und Zarthan.
47 Und Salomo ließ alle Gefäße ungewogen vor der sehr großen Menge des Erzes.
48 Auch machte Salomo alles Gerät, das zum Hause des HERRN gehörte: einen goldenen Altar, einen goldenen Tisch, darauf die Schaubrote liegen;
49 fünf Leuchter zur rechten Hand und fünf Leuchter zur Linken vor dem Chor, von lauterem Gold, mit goldenen Blumen, Lampen und Schneuzen;
50 dazu Schalen, Messer, Becken, Löffel und Pfannen von lauterem Gold. Auch waren die Angeln an der Tür am Hause inwendig, im Allerheiligsten, und an der Tür des Hauses des Tempels golden.
51 Also ward vollendet alles Werk, das der König Salomo machte am Hause des HERRN. Und Salomo brachte hinein, was sein Vater David geheiligt hatte von Silber und Gold und Gefäßen, und legte es in den Schatz des Hauses des HERRN.

Третья книга Царств, Глава 8

Da versammelt der König Salomo zu sich die Ältesten in Israel, alle Obersten der Stämme und Fürsten der Vaterhäuser unter den Kindern Israel gen Jerusalem, die Lade des Bundes des HERRN heraufzubringen aus der Stadt Davids, das ist Zion.
Und es versammelten sich zum König Salomo alle Männer in Israel im Monat Ethanim, am Fest, das ist der siebente Monat.
Und da alle Ältesten Israels kamen, hoben die Priester die Lade des HERRN auf
und brachten sie hinauf, dazu die Hütte des Stifts und alle Geräte des Heiligtums, das in der Hütte war. Das taten die Priester und die Leviten.
Und der König Salomo und die ganze Gemeinde Israel, die sich zu ihm versammelt hatte, gingen mit ihm vor der Lade her und opferten Schafe und Rinder, so viel, daß man's nicht zählen noch rechnen konnte.
Also brachten die Priester die Lade des Bundes des HERRN an ihren Ort, in den Chor des Hauses, in das Allerheiligste, unter die Flügel der Cherubim.
Denn die Cherubim breiteten die Flügel aus an dem Ort, da die Lade stand, und bedeckten die Lade und ihre Stangen von obenher.
Und die Stangen waren so lang, daß ihre Knäufe gesehen wurden in dem Heiligtum vor dem Chor, aber außen wurden sie nicht gesehen, und waren daselbst bis auf diesen Tag.
Und war nichts in der Lade denn nur die zwei steinernen Tafeln Mose's, die er hineingelegt hatte am Horeb, da der HERR mit den Kindern Israel einen Bund machte, da sie aus Ägyptenland gezogen waren.
10 Da aber die Priester aus dem Heiligtum gingen, erfüllte die Wolke das Haus des HERRN,
11 daß die Priester nicht konnten stehen und des Amts pflegen vor der Wolke; denn die Herrlichkeit des HERRN erfüllte das Haus des HERRN.
12 Da sprach Salomo: Der HERR hat geredet, er wolle im Dunkel wohnen.
13 So habe ich nun ein Haus gebaut dir zur Wohnung, einen Sitz, daß du ewiglich da wohnest.
14 Und der König wandte sein Angesicht und segnete die ganze Gemeinde Israel; und die ganze Gemeinde Israel stand.
15 Und er sprach: Gelobet sei der HERR, der Gott Israels, der durch seinen Mund meinem Vater David geredet und durch seine Hand erfüllt hat und gesagt:
16 Von dem Tage an, da ich mein Volk Israel aus Ägypten führte, habe ich keine Stadt erwählt unter irgend einem Stamm Israels, daß mir ein Haus gebaut würde, daß mein Name da wäre; David aber habe ich erwählt, daß er über mein Volk Israel sein sollte.
17 Und mein Vater David hatte es zuvor im Sinn, daß er ein Haus baute dem Namen des HERRN, des Gottes Israels;
18 aber der HERR sprach zu meinem Vater David: Daß du im Sinn hast, meinem Namen ein Haus zu bauen, hast du wohl getan, daß du dir solches vornahmst.
19 Doch du sollst das Haus nicht bauen; sondern dein Sohn, der aus deinen Lenden kommen wird, der soll meinem Namen ein Haus bauen.
20 Und der HERR hat sein Wort bestätigt, das er geredet hat; denn ich bin aufgekommen an meines Vaters Davids Statt und sitze auf dem Stuhl Israels, wie der HERR geredet hat, und habe gebaut ein Haus dem Namen des HERRN des Gottes Israels,
21 und habe daselbst eine Stätte zugerichtet der Lade, darin der Bund des HERRN ist, den er gemacht hat mit unsern Vätern, da er sie aus Ägyptenland führte.
22 Und Salomo trat vor den Altar des HERRN gegenüber der ganzen Gemeinde Israel und breitete seine Hände aus gen Himmel
23 und sprach: HERR, Gott Israels, es ist kein Gott, weder droben im Himmel noch unten auf der Erden, dir gleich, der du hältst den Bund und die Barmherzigkeit deinen Knechten, die vor dir wandeln von ganzem Herzen;
24 der du hast gehalten deinem Knecht, meinem Vater David, was du ihm geredet hast. Mit deinem Mund hast du es geredet, und mit deiner Hand hast du es erfüllt, wie es steht an diesem Tage.
25 Nun, HERR, Gott Israels, halte deinem Knecht, meinem Vater David, was du ihm verheißen hast und gesagt: Es soll dir nicht gebrechen an einem Mann vor mir, der da sitze auf dem Stuhl Israels, so doch, daß deine Kinder ihren Weg bewahren, daß sie vor mir wandeln, wie du vor mir gewandelt hast.
26 Nun, Gott Israels, laß deine Worte wahr werden, die du deinem Knecht, meinem Vater David, geredet hast.
27 Denn sollte in Wahrheit Gott auf Erden wohnen? Siehe, der Himmel und aller Himmel Himmel können dich nicht fassen; wie sollte es denn dies Haus tun, das ich gebaut habe?
28 Wende dich aber zum Gebet deines Knechtes und zu seinem Flehen, HERR, mein Gott, auf daß du hörest das Lob und Gebet, das dein Knecht heute vor dir tut;
29 daß deine Augen offen stehen über dies Haus Nacht und Tag, über die Stätte, davon du gesagt hast: Mein Name soll da sein. Du wollest hören das Gebet, das dein Knecht an dieser Stätte tut,
30 und wollest erhören das Flehen deines Knechtes und deines Volkes Israel, das sie hier tun werden an dieser Stätte; und wenn du es hörst in deiner Wohnung, im Himmel, wollest du gnädig sein.
31 Wenn jemand wider seinen Nächsten sündigt und es wird ihm ein Eid aufgelegt, den er schwören soll, und der Eid kommt vor deinen Altar in diesem Hause:
32 so wollest du hören im Himmel und recht schaffen deinen Knechten, den Gottlosen zu verdammen und seinen Wandel auf seinen Kopf zu bringen und den Gerechten gerecht zu sprechen, ihm zu geben nach seiner Gerechtigkeit.
33 Wenn dein Volk Israel vor seinen Feinden geschlagen wird, weil sie an dir gesündigt haben, und sie bekehren sich zu dir und bekennen deinen Namen und beten und flehen zu dir in diesem Hause:
34 so wollest du hören im Himmel und der Sünde deines Volkes Israel gnädig sein und sie wiederbringen in das Land, das du ihren Vätern gegeben hast.
35 Wenn der Himmel verschlossen wird, daß es nicht regnet, weil sie an dir gesündigt haben, und sie werden beten an diesem Ort und deinen Namen bekennen und sich von ihren Sünden bekehren, weil du sie drängest;
36 so wollest du hören im Himmel und gnädig sein der Sünde deiner Knechte und deines Volkes Israel, daß du ihnen den guten Weg weisest, darin sie wandeln sollen, und lassest regnen auf das Land, das du deinem Volk zum Erbe gegeben hast.
37 Wenn eine Teuerung oder Pestilenz oder Dürre oder Brand oder Heuschrecken oder Raupen im Lande sein werden, oder sein Feind im Lande seine Tore belagert, oder irgend eine Plage oder Krankheit da ist;
38 wer dann bittet und fleht, es seien sonst Menschen oder dein ganzes Volk Israel, die da gewahr werden ihrer Plage ein jeglicher in seinem Herzen, und breitet seine Hände aus zu diesem Hause:
39 so wollest du hören im Himmel, in dem Sitz, da du wohnst, und gnädig sein und schaffen, daß du gebest einem jeglichen, wie er gewandelt hat, wie du sein Herz erkennst, denn du allein kennst das Herz aller Kinder der Menschen,
40 auf daß sie dich fürchten allezeit, solange sie in dem Lande leben, das du unsern Vätern gegeben hast.
41 Wenn auch ein Fremder, der nicht von deinem Volk Israel ist, kommt aus fernem Lande um deines Namens willen
42 (denn sie werden hören von deinem großen Namen und von deiner mächtigen Hand und von deinem ausgereckten Arm), und kommt, daß er bete vor diesem Hause:
43 so wollest du hören im Himmel, im Sitz deiner Wohnung, und tun alles, darum der Fremde dich anruft, auf daß alle Völker auf Erden deinen Namen erkennen, daß sie auch dich fürchten wie dein Volk Israel und daß sie innewerden, wie dies Haus nach deinem Namen genannt sei, das ich gebaut habe.
44 Wenn dein Volk auszieht in den Streit wider seine Feinde des Weges, den du sie senden wirst, und sie werden beten zum HERRN nach der Stadt hin, die du erwählt hast, und nach dem Hause, das ich deinem Namen gebaut habe:
45 so wollest du ihr Gebet und Flehen hören im Himmel und Recht schaffen.
46 Wenn sie an dir sündigen werden (denn es ist kein Mensch, der nicht sündigt), und du erzürnst und gibst sie dahin vor ihren Feinden, daß sie sie gefangen führen in der Feinde Land, fern oder nahe,
47 und sie in ihr Herz schlagen in dem Lande, da sie gefangen sind, und bekehren sich und flehen zu dir im Lande ihres Gefängnisses und sprechen: Wir haben gesündigt und übel getan und sind gottlos gewesen,
48 und bekehren sich also zu dir von ganzem Herzen und von ganzer Seele in ihrer Feinde Land, die sie weggeführt haben, und beten zu dir nach ihrem Lande hin, das du ihren Vätern gegeben hast, nach der Stadt hin, die du erwählt hast, und nach dem Hause, das ich deinem Namen gebaut habe:
49 so wollest du ihr Gebet und Flehen hören im Himmel, vom Sitz deiner Wohnung, und Recht schaffen
50 und deinem Volk gnädig sein, das an dir gesündigt hat, und allen ihren Übertretungen, damit sie wider dich übertreten haben, und Barmherzigkeit geben vor denen, die sie gefangen halten, daß sie sich ihrer erbarmen;
51 denn sie sind dein Volk und dein Erbe, die du aus Ägypten, aus dem eisernen Ofen, geführt hast.
52 Laß deine Augen offen sein auf das Flehen deines Knechtes und deines Volkes Israel, daß du sie hörest in allem, darum sie dich anrufen;
53 denn du hast sie dir abgesondert zum Erbe aus allen Völkern auf Erden, wie du geredet hast durch Mose, deinen Knecht, da du unsre Väter aus Ägypten führtest, HERR HERR!
54 Und da Salomo all dieses Gebet und Flehen hatte vor dem HERRN ausgebetet, stand er auf von dem Altar des HERRN und ließ ab vom Knieen und Hände-Ausbreiten gen Himmel
55 und trat dahin und segnete die ganze Gemeinde Israel mit lauter Stimme und sprach:
56 Gelobet sei der HERR, der seinem Volk Israel Ruhe gegeben hat, wie er geredet hat. Es ist nicht eins dahingefallen aus allen seinen guten Worten, die er geredet hat durch seinen Knecht Mose.
57 Der Herr, unser Gott, sei mit uns, wie er gewesen ist mit unsern Vätern. Er verlasse uns nicht und ziehe die Hand nicht ab von uns,
58 zu neigen unser Herz zu ihm, daß wir wandeln in allen seinen Wegen und halten seine Gebote, Sitten und Rechte, die er unsern Vätern geboten hat.
59 Und diese Worte, die ich vor dem HERR gefleht habe, müssen nahekommen dem HERRN, unserm Gott, Tag und Nacht, daß er Recht schaffe seinem Knecht und seinem Volk Israel, ein jegliches zu seiner Zeit,
60 auf daß alle Völker auf Erden erkennen, daß der HERR Gott ist und keiner mehr.
61 Und euer Herz sei rechtschaffen mit dem HERRN, unserm Gott, zu wandeln in seinen Sitten und zu halten seine Gebote, wie es heute geht.
62 Und der König samt dem ganzen Israel opferten vor dem HERRN Opfer.
63 Und Salomo opferte Dankopfer, die er dem HERR opferte, zweiundzwanzigtausend Ochsen und hundertzwanzigtausend Schafe. Also weihten sie das Haus des HERRN ein, der König und alle Kinder Israel.
64 Desselben Tages weihte der König die Mitte des Hofes, der vor dem Hause des HERRN war, damit, daß er Brandopfer, Speisopfer und das Fett der Dankopfer daselbst ausrichtete. Denn der eherne Altar, der vor dem HERRN stand, war zu klein zu dem Brandopfer, Speisopfer und zum Fett der Dankopfer.
65 Und Salomo machte zu der Zeit ein Fest und alles Israel mit ihm, eine große Versammlung, von der Grenze Hamaths an bis an den Bach Ägyptens, vor dem HERRN, unserm Gott, sieben Tage und abermals sieben Tage, das waren vierzehn Tage.
66 Und er ließ das Volk des achten Tages gehen. Und sie segneten den König und gingen hin zu ihren Hütten fröhlich und guten Muts über all dem Guten, das der HERR an David, seinem Knecht und an seinem Volk Israel getan hatte.

Третья книга Царств, Глава 9

Und da Salomo hatte ausgebaut des HERRN Haus und des Königs Haus und alles, was er begehrte und Lust hatte zu machen,
erschien ihm der HERR zum andernmal, wie er ihm erschienen war zu Gibeon.
Und der HERR sprach zu ihm: Ich habe dein Gebet und Flehen gehört, das du vor mir gefleht hast, und habe dies Haus geheiligt, das du gebaut hast, daß ich meinen Namen dahin setze ewiglich; und meine Augen und mein Herz sollen da sein allewege.
Und du, so du vor mir wandelst, wie dein Vater David gewandelt hat, mit rechtschaffenem Herzen und aufrichtig, daß du tust alles, was ich dir geboten habe, und meine Gebote und Rechte hältst:
so will ich bestätigen den Stuhl deines Königreiches über Israel ewiglich, wie ich deinem Vater David geredet habe und gesagt: Es soll dir nicht gebrechen an einem Mann auf dem Stuhl Israels.
Werdet ihr aber euch von mir abwenden, ihr und eure Kinder, und nicht halten meine Gebote und Rechte, die ich euch vorgelegt habe, und hingehen und andern Göttern dienen und sie anbeten:
so werde ich Israel ausrotten von dem Lande, das ich ihnen gegeben habe; und das Haus, das ich geheiligt habe meinem Namen, will ich verwerfen von meinem Angesicht; und Israel wird ein Sprichwort und eine Fabel sein unter allen Völkern.
Und das Haus wird eingerissen werden, daß alle, die vorübergehen, werden sich entsetzen und zischen und sagen: Warum hat der HERR diesem Lande und diesem Hause also getan?
so wird man antworten: Darum, daß sie den HERRN, ihren Gott, verlassen haben, der ihre Väter aus Ägyptenland führte, und haben angenommen andere Götter und sie angebetet und ihnen gedient, darum hat der HERR all dies Übel über sie gebracht.
10 Da nun die zwanzig Jahre um waren, in welchen Salomo die zwei Häuser baute, des HERRN Haus und des Königs Haus,
11 dazu Hiram, der König zu Tyrus, Salomo Zedernbäume und Tannenbäume und Gold nach allem seinem Begehr brachte: Da gab der König Salomo Hiram zwanzig Städte im Land Galiläa.
12 Und Hiram zog aus von Tyrus, die Städte zu besehen, die ihm Salomo gegeben hatte; und sie gefielen ihm nicht,
13 und er sprach: Was sind das für Städte, mein Bruder, die du mir gegeben hast? Und hieß das Land Kabul bis auf diesen Tag.
14 Und Hiram hatte gesandt dem König Salomo hundertzwanzig Zentner Gold.
15 Und also verhielt sich's mit den Fronleuten, die der König Salomo aushob, zu bauen des HERRN Haus und sein Haus und Millo und die Mauer Jerusalems und Hazor und Megiddo und Geser.
16 Denn Pharao, der König in Ägypten, war heraufgekommen und hatte Geser gewonnen und mit Feuer verbrannt und die Kanaaniter erwürgt, die in der Stadt wohnten, und hatte sie seiner Tochter, Salomos Weib, zum Geschenk gegeben.
17 Also baute Salomo Geser und das niedere Beth-Horon
18 und Baalath und Thamar in der Wüste im Lande
19 und alle Städte der Kornhäuser, die Salomo hatte, und alle Städte der Wagen und die Städte der Reiter, und wozu er Lust hatte zu bauen in Jerusalem, im Libanon und im ganzen Lande seiner Herrschaft.
20 Und alles übrige Volk von den Amoritern, Hethitern, Pheresitern, Hevitern und Jebusitern, die nicht von den Kindern Israel waren,
21 derselben Kinder, die sie hinter sich übrigbleiben ließen im Lande, die die Kinder Israel nicht konnten verbannen: die machte Salomo zu Fronleuten bis auf diesen Tag.
22 Aber von den Kindern Israel machte er nicht Knechte, sondern ließ sie Kriegsleute und seine Knechte und Fürsten und Ritter und über seine Wagen und Reiter sein.
23 Und die obersten Amtleute, die über Salomos Geschäfte waren, deren waren fünfhundertfünfzig, die über das Volk herrschten, das die Geschäfte ausrichtete.
24 Und die Tochter Pharaos zog herauf von der Stadt Davids in ihr Haus, das er für sie gebaut hatte. Da baute er auch Millo.
25 Und Salomo opferte des Jahres dreimal Brandopfer und Dankopfer auf dem Altar, den er dem HERRN gebaut hatte, und räucherte auf ihm vor dem HERRN. Und ward also das Haus fertig.
26 Und Salomo machte auch Schiffe zu Ezeon-Geber, das bei Eloth liegt am Ufer des Schilfmeers im Lande der Edomiter.
27 Und Hiram sandte seine Knechte im Schiff, die gute Schiffsleute und auf dem Meer erfahren waren, mit den Knechten Salomos;
28 und sie kamen gen Ophir und holten daselbst vierhundertzwanzig Zentner Gold und brachten's dem König Salomo.

Третья книга Царств, Глава 10

Und da das Gerücht von Salomo und von dem Namen des HERRN kam vor die Königin von Reicharabien, kam sie, Salomo zu versuchen mit Rätseln.
Und sie kam gen Jerusalem mit sehr vielem Volk, mit Kamelen, die Spezerei trugen und viel Gold und Edelsteine. Und da sie zum König Salomo hineinkam, redete sie ihm alles, was sie sich vorgenommen hatte.
Und Salomo sagte es ihr alles, und war dem König nichts verborgen, das er ihr nicht sagte.
Da aber die Königin von Reicharabien sah alle Weisheit Salomos und das Haus, das er gebaut hatte,
und die Speise für seinen Tisch und seiner Knechte Wohnung und seiner Diener Amt und ihre Kleider und seine Schenken und seine Brandopfer, die er im Hause des HERRN opferte, konnte sie sich nicht mehr enthalten
und sprach zum König: Es ist wahr, was ich in meinem Lande gehört habe von deinem Wesen und von deiner Weisheit.
Und ich habe es nicht wollen glauben, bis ich gekommen bin und habe es mit meinen Augen gesehen. Und siehe, es ist mir nicht die Hälfte gesagt. Du hast mehr Weisheit und Gut, denn das Gerücht ist, das ich gehört habe.
Selig sind die Leute und deine Knechte, die allezeit vor dir stehen und deine Weisheit hören.
Gelobt sei der HERR, dein Gott, der zu dir Lust hat, daß er dich auf den Stuhl Israels gesetzt hat; darum daß der HERR Israel liebhat ewiglich, hat er dich zum König gesetzt, daß du Gericht und Recht haltest.
10 Und sie gab dem König hundertzwanzig Zentner Gold und sehr viel Spezerei und Edelgestein. Es kam nicht mehr so viel Spezerei, als die Königin von Reicharabien dem König Salomo gab.
11 Dazu die Schiffe Hirams, die Gold aus Ophir führten, brachten sehr viel Sandelholz und Edelgestein.
12 Und der König ließ machen von Sandelholz Pfeiler im Hause des HERRN und im Hause des Königs und Harfen und Psalter für die Sänger. Es kam nicht mehr solch Sandelholz, ward auch nicht mehr gesehen bis auf diesen Tag.
13 Und der König Salomo gab der Königin von Reicharabien alles, was sie begehrte und bat, außer was er ihr von selbst gab. Und sie wandte sich und zog in ihr Land samt ihren Knechten.
14 Des Goldes aber, das Salomo in einem Jahr bekam, war am Gewicht sechshundertsechsundsechzig Zentner,
15 außer was von den Krämern und dem Handel der Kaufleute und von allen Königen Arabiens und von den Landpflegern kam.
16 Und der König Salomo ließ machen zweihundert Schilde vom besten Gold, sechshundert Lot tat er zu einem Schild,
17 und dreihundert Tartschen vom besten Gold, je drei Pfund Gold zu einer Tartsche. Und der König tat sie in das Haus am Wald Libanon.
18 Und der König machte einen großen Stuhl von Elfenbein und überzog ihn mit dem edelsten Golde.
19 Und der Stuhl hatte sechs Stufen, und das Haupt hinten am Stuhl war rund, und waren Lehnen auf beiden Seiten um den Sitz, und zwei Löwen standen an den Lehnen.
20 Und zwölf Löwen standen auf den sechs Stufen auf beiden Seiten. Solches ist nie gemacht in allen Königreichen.
21 Alle Trinkgefäße des Königs Salomo waren golden, und alle Gefäße im Hause vom Wald Libanon waren auch lauter Gold; denn das Silber achtete man zu den Zeiten Salomos für nichts.
22 Denn die Meerschiffe des Königs, die auf dem Meer mit den Schiffen Hirams fuhren, kamen in drei Jahren einmal und brachten Gold, Silber, Elfenbein, Affen und Pfauen.
23 Also ward der König Salomo größer an Reichtum und Weisheit denn alle Könige auf Erden.
24 Und alle Welt begehrte Salomo zu sehen, daß sie die Weisheit hörten, die ihm Gott in sein Herz gegeben hatte.
25 Und jedermann brachte ihm Geschenke, silberne und goldene Geräte, Kleider und Waffen, Würze, Rosse, Maultiere-jährlich.
26 Und Salomo brachte zuhauf Wagen und Reiter, daß er hatte tausend und vierhundert Wagen und zwölftausend Reiter, und legte sie in die Wagenstädte und zum König nach Jerusalem.
27 Und der König machte, daß des Silbers zu Jerusalem so viel war wie die Steine, und Zedernholz so viel wie die wilden Feigenbäume in den Gründen
28 Und man brachte dem Salomo Pferde aus Ägypten und allerlei Ware; und die Kaufleute des Königs kauften diese Ware
29 und brachten's aus Ägypten heraus, je einen Wagen um sechshundert Silberlinge und ein Pferd um hundertfünfzig. Also brachte man sie auch allen Königen der Hethiter und den Königen von Syrien durch ihre Hand.

Третья книга Царств, Глава 11

Aber der König Salomo liebte viel ausländische Weiber: Die Tochter Pharaos und moabitische, ammonitische, edomitische, sidonische und hethitische,
von solchen Völkern, davon der HERR gesagt hatte den Kindern Israel: Gehet nicht zu ihnen und laßt sie nicht zu euch kommen; sie werden gewiß eure Herzen neigen ihren Göttern nach. An diesen hing Salomo mit Liebe.
Und er hatte siebenhundert Weiber zu Frauen und dreihundert Kebsweiber; und seine Weiber neigten sein Herz.
Und da er nun alt war, neigten seine Weiber sein Herz den fremden Göttern nach, daß sein Herz nicht ganz war mit dem HERRN, seinem Gott, wie das Herz seines Vaters David.
Also wandelte Salomo Asthoreth, der Göttin derer von Sidon, nach und Milkom, dem Greuel der Ammoniter.
Und Salomo tat, was dem HERRN übel gefiel, und folgte nicht gänzlich dem HERRN wie sein Vater David.
Da baute Salomo eine Höhe Kamos, dem Greuel der Moabiter, auf dem Berge, der vor Jerusalem liegt, und Moloch, dem Greuel der Ammoniter.
Also tat Salomo allen seinen Weibern, die ihren Göttern räucherten und opferten.
Der HERR aber ward zornig über Salomo, daß sein Herz von dem HERRN, dem Gott Israels, abgewandt war, der ihm zweimal erschienen war
10 und ihm solches geboten hatte, daß er nicht andern Göttern nachwandelte, und daß er doch nicht gehalten hatte, was ihm der HERR geboten hatte.
11 Darum sprach der HERR zu Salomo: Weil solches bei dir geschehen ist, und hast meinen Bund und meine Gebote nicht gehalten, die ich dir geboten habe, so will ich auch das Königreich von dir reißen und deinem Knecht geben.
12 Doch bei deiner Zeit will ich's nicht tun um deines Vaters David willen; sondern von der Hand deines Sohnes will ich's reißen.
13 Doch ich will nicht das ganze Reich abreißen; einen Stamm will ich deinem Sohn geben um Davids willen, meines Knechtes, und um Jerusalems willen, das ich erwählt habe.
14 Und der HERR erweckte Salomo einen Widersacher, Hadad, den Edomiter, vom königlichen Geschlecht in Edom.
15 Denn da David in Edom war und Joab, der Feldhauptmann, hinaufzog, die Erschlagenen zu begraben, schlug er was ein Mannsbild war in Edom.
16 (Denn Joab blieb sechs Monate daselbst und das ganze Israel, bis er ausrottete alles, was ein Mannsbild war in Edom.)
17 Da floh Hadad und mit ihm etliche Männer der Edomiter von seines Vaters Knechten, daß sie nach Ägypten kämen; Hadad aber war ein junger Knabe.
18 Und sie machten sich auf von Midian und kamen gen Pharan und nahmen Leute mit sich aus Pharan und kamen nach Ägypten zu Pharao, dem König in Ägypten; der gab ihm ein Haus und Nahrung und wies ihm ein Land an.
19 Und Hadad fand große Gnade vor dem Pharao, daß er ihm auch seines Weibes Thachpenes, der Königin, Schwester zum Weibe gab.
20 Und die Schwester der Thachpenes gebar ihm Genubath, seinen Sohn; und Thachpenes zog ihn auf im Hause Pharaos, daß Genubath war im Hause Pharaos unter den Kindern Pharaos.
21 Da nun Hadad hörte in Ägypten, daß David entschlafen war mit seinen Vätern und daß Joab, der Feldhauptmann, tot war, sprach er zu Pharao: Laß mich in mein Land ziehen!
22 Pharao sprach zu ihm: Was fehlt dir bei mir, daß du willst in dein Land ziehen? Er sprach: Nichts; aber laß mich ziehen!
23 Auch erweckte Gott ihm einen Widersacher, Reson, den Sohn Eljadas, der von seinem Herrn, Hadadeser, dem König zu Zoba, geflohen war,
24 und sammelte wider ihn Männer und ward ein Hauptmann der Kriegsknechte, da sie David erwürgte; und sie zogen gen Damaskus und wohnten daselbst und regierten zu Damaskus.
25 Und er war Israels Widersacher, solange Salomo lebte. Das kam zu dem Schaden, den Hadad tat; und Reson hatte einen Haß wider Israel und ward König über Syrien.
26 Dazu Jerobeam, der Sohn Nebats, ein Ephraimiter von Zereda, Salomos Knecht (und seine Mutter hieß Zeruga, eine Witwe), der hob auch die Hand auf wider den König.
27 Und das ist die Sache, darum er die Hand wider den König aufhob: da Salomo Millo baute, verschloß er die Lücke an der Stadt Davids, seines Vaters.
28 Und Jerobeam war ein streitbarer Mann. Und da Salomo sah, daß der Jüngling tüchtig war, setzte er ihn über alle Lastarbeit des Hauses Joseph.
29 Es begab sich aber zu der Zeit, daß Jerobeam ausging von Jerusalem, und es traf ihn der Prophet Ahia von Silo auf dem Wege und hatte einen Mantel an, und waren beide allein im Felde.
30 Und Ahia faßte den neuen Mantel, den er anhatte, und riß ihn in zwölf Stücke
31 und sprach zu Jerobeam: Nimm zehn Stücke zu dir! Denn so spricht der HERR, der Gott Israels: Siehe, ich will das Königreich von der Hand Salomos reißen und dir zehn Stämme geben,
32 einen Stamm soll er haben um meines Knechtes David willen und um der Stadt Jerusalem willen, die ich erwählt habe aus allen Stämmen Israels,
33 darum daß sie mich verlassen und angebetet haben Asthoreth, die Göttin der Sidonier, Kamos, den Gott der Moabiter, und Milkom, den Gott der Kinder Ammon, und nicht gewandelt haben in meinen Wegen, daß sie täten, was mir wohl gefällt, meine Gebote und Rechte, wie David, sein Vater.
34 Ich will aber nicht das ganze Reich aus seiner Hand nehmen; sondern ich will ihn zum Fürsten machen sein Leben lang um Davids, meines Knechtes, willen, den ich erwählt habe, der meine Gebote und Rechte gehalten hat.
35 Aus der Hand seines Sohnes will ich das Königreich nehmen und will dir zehn Stämme
36 und seinem Sohn einen Stamm geben, auf daß David, mein Knecht, vor mir eine Leuchte habe allewege in der Stadt Jerusalem, die ich mir erwählt habe, daß ich meinen Namen dahin stellte.
37 So will ich nun dich nehmen, daß du regierest über alles, was dein Herz begehrt, und sollst König sein über Israel.
38 Wirst du nun gehorchen allem, was ich dir gebieten werde, und in meinen Wegen wandeln und tun, was mir gefällt, daß du haltest meine Rechte und Gebote, wie mein Knecht David getan hat: so will ich mit dir sein und dir ein beständiges Haus bauen, wie ich David gebaut habe, und will dir Israel geben
39 und will den Samen Davids um deswillen demütigen, doch nicht ewiglich.
40 Salomo aber trachtete, Jerobeam zu töten. Da machte sich Jerobeam auf und floh nach Ägypten zu Sisak, dem König in Ägypten, und blieb in Ägypten, bis daß Salomo starb.
41 Was mehr von Salomo zu sagen ist, und alles, was er getan hat, und seine Weisheit, das ist geschrieben in der Chronik von Salomo.
42 Die Zeit aber, die Salomo König war zu Jerusalem über ganz Israel, ist vierzig Jahre.
43 Und Salomo entschlief mit seinen Vätern und ward begraben in der Stadt Davids, seines Vaters. Und sein Sohn Rehabeam ward König an seiner Statt.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

8:8-11 Явление славы Господней (т.е. зримого знака присутствия Божия) означает, что отныне, как и во дни Моисея, Господь пребывает посреди Своего народа. Он - его единый истинный Царь.


8:10 Облако свидетельствует о присутствии Ягве, Который вступает во владение Своим святилищем (ср Исх 13:22; Исх 19:16).


8:16 В храме обитает "Имя" Господне, т.к. вместить Самого Бога он не может; ст 3 Цар 8:27устраняет слишком грубое понимание Божиего присутствия в храме. Но имя действительно выражает Личность и ее представляет: где "Имя Господне", там Бог присутствует совсем особым, хотя и не исключительным образом.


8:31-32 Это суд Божий. За отсутствием доказательств обвинитель произносит перед жертвенником формулу проклятия, к которой присоединяется обвиняемый. Исполнение проклятия будет свидетельством виновности последнего (ср Числ 5:19-28; Суд 17:1-3).


9:1-9 Здесь еще раз утверждается, что благоденствие связано с верностью Закону Господню.


9:19 Города, перечисленные в стт 3 Цар 9:17-18. В них стояли военные колесницы, составлявшие ядро постоянного войска при Соломоне. Они образовывали оборонительную линию вокруг израильской территории.


11 Изменив Богу и отступив от Его заповедей, Соломон начал править жестоко и деспотично, что стало вызывать мятежи.


11:13 Чужеземные браки Соломона были орудием его политики. Языческие святилища предназначались его женам и купцам. Но эти контакты подвергали опасности чистоту ягвизма, и автор истолковывает факты согласно Втор: за неверность Ему Бог наказывает, посылая внешних (стт 3 Цар 11:14сл) и внутренних врагов (стт 3 Цар 11:26сл). ,


11:30 Символические действия пророков являются не только действиями выразительными, но и эффективными: 10 частей, врученных Ахией Иеровоаму, символизируют 10 северных колен (ср 2 Цар 19:43), а 2 последние части - одно колено, оставленное преемнику Соломона: колено Иудино, поглотившее колено Симеоново (Ис Нав 19:1).


11:36 Образ непрерывности данного рода.


11:41 Эта потерянная книга служила, по-видимому, одним из древних источников для 3 Цар 3-11.


3 и 4 кн Царств, сначала составлявшие в евр Библии одну книгу, непосредственно продолжают 1 и 2 кн Царств: Re 1 1-2 содержит окончание обширного документа Samuele 2 9-20. В длинном повествовании о царствовании Соломона (Re 1 3-11) прославляется его замечательная мудрость, богатство, великолепие его построек, в частности иерусалимского Храма. Это, несомненно, славная страница иудейской истории, хотя она и не отмечена новыми завоеваниями: ограничиваются сохранением и организацией государства. Антагонизм между Израилем и Иудой не только продолжается, но приводит после смерти Соломона в 931 г к разделению царства: политическое отделение десяти северных колен усугубляется религиозным расколом (Re 1 12-13). Параллельная история обоих царств, Израиля и Иуды, излагается с Re 1 14 по Re 2 17: нередко эти братские царства ведут между собой жестокую борьбу, в то же время египтяне нападают на Иудею и арамеяне на Северное царство. Опасность возрастает с появлением в Палестине ассирийских войск сначала в 9 в. и в еще большем количестве в 8 в.

Самария гибнет под их ударами в 721 г, а Иудея признает себя вассалом Ассирии. Предметом дальнейшего повествования становится уже только история царства Иуды. Она продолжается до разрушения Иерусалима в 587 г (Re 2 18-25). В 4 кн Царств подробно говорится только о царствовании Езекии (Re 2 18-20) и Иосии (Re 2 22-23), ознаменовавшихся пробуждением национального сознания и религиозной реформой. Важнейшие политические события того времени — нашествие Сеннахирима в 701 г, вслед за отказом платить дань ассирийцам, и при Иосии — крушение Ассирии и образование Халдейской империи. Иудее приходится подчиниться новым владыкам Востока, но вскоре она восстает. Тогда, в 597 г, войска Навуходоносора овладевают Иерусалимом и уводят в плен часть его жителей: спустя десять лет внезапный национальный подъем вызывает новое вмешательство Навуходоносора, завершившееся в 587 г разрушением столицы Израиля и вторичным уводом в плен его жителей. Кн Царств заключаются двумя краткими приложениеми (Re 2 25:22-30).

В этом труде содержатся указания на три источника: Историю Соломона, Летопись царей Израиля и Летопись царей Иуды. Были, однако, и другие источники, кроме документа, относящегося к Давиду (Re 1 1-2) — описание храма, может быть осно-вывающеся на храмовых записях (Re 1 6-7), история Илии, написанная в конце 9 в., и история Елисея немного более позднего происхождения; они лежат в основе цикла рассказов об Илии (Re 1 17Re 2 1) и Елисее (Re 2 2-13). Авторами рассказов о царствовании Езекии, в которых выступает Исайя (Re 2 18:17-20:19), являются ученики этого пророка.

Когда источники не содержат различных версий, события вставляются в единообразную рамку: каждое царствование описывается отдельно и полностью, начало и конец каждого из них отмечаются более или менее одинаковыми словесными формулами, в которых всегда содержится оценка религиозного поведения данного царя. Все израильские цари осуждаются вследствие «первородного греха» этого царства — основания святилища в Вефиле: из царей Иуды только восемь получают похвалу за свою верность предписаниям Ягве, но эта похвала шесть раз сопровождается замечанием, что «высоты не были отменены», только Езекии и Иосии (Re 1 22:43; Re 2 12:3, Re 2 14:4, Re 2 15:4-35) выражено безоговорочное одобрение.

Эти суждения безусловно проникнуты духом Второзакония, предписывающего единство святилища. Более того, религиозная реформа, вдохновленная найденной в Иерусалимском храме книгой Закона, составляет кульминационную точку этого повествования, и все произведение подтверждает основной тезис Втор (ср Re 1 8 и Re 2 17): если народ соблюдает заключенный с Богом Союз-Завет, он будет благословен, если же нарушает — будет наказан.

3 и 4 кн Царств следует понимать как описание периодов истории спасения. Неблагодарность избранного народа приводит к падению обоих царств, что казалось бы противоречит Божию предначертанию, но для исполнения замысла Божия в будущем всегда находится группа верных, «не склонивших колена перед Ваалом», — остаток Сиона, который хранит Союз-Завет. Непрерывность рода Давидова, носителя мессианских обетовании, свидетельствует о непреложности Божиих решений. В своем окончательном виде книга завершается помилованием Иехонии как зарей грядущего искупления.

В еврейской Библии исторические книги (Иисуса Навина, Судей и Царств) называются «Небиии ришоним». т.е. «Ранние пророки», в противоположность «Поздним пророкам»: Исайе, Иеремии, Иезёкиилю, Даниилу и двенадцати «малым пророкам». Предание приписывало их составление пророкам: Иисусу Навину, Самуилу и Иеремии. Уже само название этих книг свидетельствует о том, что составители не являются историками в древнем и, тем более, современном смысле слова. Они — глашатаи Слова Божия, избравшие главной темой своих книг отношение Израиля с Ягве, его верность или неверность — неверность в особенности — Богу Завета. Приводя примеры из прошлого, они излагают религиозное учение, выступают как пророки и наставники народа. Их интересуют не столько минувшие события, сколько уроки, которые можно из них извлечь.

Однако назидательный характер «Ранних пророков» не лишает их повествование исторической ценности. Составители этих книг опираются на обширный материал первостепенной важности и значения. Это не только устные рассказы и древний эпос, но и биографии великих людей Израиля, написанные вскоре после их кончины, а также государственные летописи Израильского и Иудейского царств, на которые свящ. писатели часто ссылаются (2 Цар 1:18; 3 Цар 11:41; 3 Цар 14:19; ср 2 Пар 27:7).

Исторические книги составляют одно целое, завершенное не ранее 562 г до Р.Х. (4 Цар 25:27). В Библии они следуют непосредственно за Пятикнижием: в конце кн Втор Иисус Навин указан как преемник Моисея, а события кн Ис Нав начинаются как раз на другой день после смерти законодателя Израиля.

Духовный смысл сборника можно кратко сформулировать следующим образом: Ягве, положив начало существованию Своего народа, ведет его по пути восхождения к тому времени, когда Он окончательно воцарится в мире (Царство Божие). Для этого Он отдает Израилю Землю Обетованную, поставляет Давида монархом и обещает его потомку вечную власть в эсхатологическом Царстве. Но в то же время составители исторических книг сурово и беспощадно обличают народ Божий за его неверность Завету. Эта неверность является прямой причиной тех бедствий, которые обрушиваются на Израиль. Таким образом история превращается в урок и предупреждение. Она содержит призыв к покаянию, который с особой силой прозвучал в эпоху плена Вавилонского.

Второзаконие исторически обосновало учение об избранности Израиля и определило вытекающее отсюда его теократическое устройство; вслед затем кн Ис Нав рассказывает о поселении избранного народа в Обетованной Земле, кн Судей излагает чередование отступничеств и помилований, 1 и 2 кн Царств повествуют о кризисе, приведшем к установлению царской власти и подвергшем опасности теократический идеал, который затем осуществляется при Давиде; 3 и 4 кн Царств описывают упадок, начавшийся при Соломоне: несмотря на благочестие некоторых царей, произошел целый ряд отступничеств, за которые Бог покарал Свой народ.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

4:21-34 Стихи 21-34 в еврейской Библии образуют первую половину уже 5-й главы. Напротив LXX, Вульгата, славянский помещают эти стихи в качестве продолжения речи о придворных и приставниках Соломона, пятая же глава в этих переводах имеет вид цельного, законченного рассказа о приготовлениях Соломона к построению храма. Деление LXX-ти имеет очевидное преимущество пред евр. масоретским 21-24, евр. 5:1-4.


4:27-28 Частнее говорится о том, что доставляли двору Соломона «приставники» (ст. 7 и сл.).


4:28  На место, где находился царь: евр. текст не имеет последнего слова, вставляемого LXX, Вульгатой, славяно-русским. Вставка не имеет оснований: нельзя предположить, что царь в своих путешествиях по стране перевозил с собою и весь штат придворный и всю конницу; по 10:26 и по Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 2, §3), конница была размещена по отдельным городам. Умножение коней и колесниц у Соломона шло явно вразрез с нарочитым запрещением закона (Втор 17:16).


4:29-34 Доселе была речь об органах правления Соломона и внешних чертах его быта. Теперь говорится о самом Соломоне и его чрезвычайной мудрости — не в смысле только практической, напр., судейской мудрости (ср. 3:16 и сл.), но и в смысле религиозной мудрости жизни (хокма), остроты, проницательности разумения (тебуна), широты умственного кругозора (рохав-лев) — способности обнимать умом самые разнородные предметы. Мудростью Соломон превосходил всех «сынов Востока» (бене-кедем, Вульгата: orientalium; LXX, слав.: ἀρχαίων ἀνθρώπων, «древних человеков»; так и Иосиф Флавий, но сопоставление «древних» и Египта было бы неуместно): восточные племена: арабские, сирские, халдейские, славились своей приточной мудростью (Иер 49:7; Авд 1:9; Варух 3:22-23); Египет славился естествознанием, и мудрость его в этом отношении вошла в поговорку (Ис 19:11; Деян 7:22; Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 2, §5).


Из самого народа еврейского «в то время славились некоторые мудростию; почему писатель упомянул о них, назвав поименно» (блаж. Феодорит, вопр. 17), таковы: «Ефан (LXX Γαιθάν, слав.: Гефан), Еман, Халкол и Дарда». Все эти лица (с добавлением некоего Зимри) названы в 1 Пар 2:6 сыновьями Зары (евр. Зерах, откуда и название Емана и Ефана — Езрахитяне). Ефан и Еман были левиты-певцы (1 Пар 15:17-19), кроме того, надписание имени первого стоит в заголовке Пс 88 (евр. 89), а второго — Пс 87 (евр. 88). Вероятно, певцами и поэтами были и Халкол и Дарда. В соответствии с тремя названными категориями мудрецов стоит указание произведений мудрости Соломона: 1) притчи, 2) песни и 3) произведения по естественной истории. Притча, евр. машал, греч. παραβολή, παροιμία, — краткое выразительное изречение, сжато выражающее мысль, применимую ко многим случаям жизни, — изречение, имеющее большей частью дидактическую цель (Притч 1:1-8; 10:1; 25:1; 26:7,9; Еккл 12:9; Иов 13:12; 27:1). Круглое и определенное число Соломоновых притч 3 000 показывает, что они были записаны в книгу, но библейская книга Притчей (Мишле) Соломоновых может заключать лишь незначительную часть всех притчей Соломона (в кн. Притчей всего 915 стихов), следовательно, остальные не сохранились. Еще менее сохранилось из песней (шир, ὠδή, carmen) Соломона, которых было 1 005 (по LXX, славянскому — 5 000): кн. Песнь Песней (шир-га-ширим) представляет Соломона действующим лицом, а не есть чисто лирическое произведение его вдохновения; принадлежность Соломону надписываемых его именем псалмов 71 и 126 (евр. 72 и 127) оспаривается на том основании, что надписание это указывает не на авторство Соломона, а на посвящение их ему (в новое время толкователи считают Соломона писателем псалмов 2 и 131). Во всяком случае, Соломон заявил себя творчеством в двух основных типах древнееврейской поэзии: дидактической (машал) и лирической (шир). Но мудрость Соломона выразилась не только в духовном, религиозно-нравоучительном творчестве, но и в естествоведении — сведениях по ботанике и зоологии. В первой — «от кедра до иссопа» (ezob, ὔσσωπος, ср. Исх 12:22; Лев 14:4,6; Чис 19:6,18; Пс 50:9; в рассматриваемом месте, может быть, мох); во второй — о всех четырех категориях животного царства, признававшихся древними евреями: четвероногих, птицах, пресмыкающихся, рыбах (см. Быт 6:20; 7:8). Так, «Соломон описал свойства и силы трав, деревьев и даже бессловесных животных. Отсюда весьма многое заимствовали и написавшие врачебные книги, написанное Соломоном приняв для себя первым источником» (блаж. Феодорит, вопр. 18). Конечно, точные размеры знаний Соломона по ботанике и зоологии неизвестны (ср. Притч 7:17). Приписываемое Соломону Иосифом Флавием (Иуд. древн. VIII, 2, §5) искусство входит в общение с демонами на пользу людям, а также заклинания и волшебные формулы с именем Соломона (Иуд. война I, 32, §2; II, 6, §3; VII, 6, §3) относятся уже к области мифологии, нашедшей полное развитие в Талмуде (тракт. «Гиттин») и затем в Коране (гл. 27, ст. 15 и сл.: по Корану, Соломон понимал язык демонов, зверей, птиц, муравьев). Вся вообще мистическая литература Востока ставила себя в генетическую связь с именем Соломона. Мудрость Соломона привлекала к нему не только соотечественников, но и иноземцев, даже царей, как царица Савская (ст. 34, сн. 10:1).


5:1 (евр. 15) Хирам или Хурам (как в 2 Пар 2:2 евр.), у Иосифа Флавия Εἱρωμος, финикийск. Ахиром, по известиям Дия и Менандра — у Иосифа Флавия (Иуд. древн. VIII, 2, §6; Против Аппиона I, 17-18), был сын царя Абибаала, царствовал 34 года (969-936 гг. до Р. Х.) и умер на 53 году жизни, передав престол сыну своему Валеазару. 2 Пар 2:3, как и 3 Цар 5:1 и сл., прямо высказывает, что Хирам, по вступлении Соломона на престол пославший поздравительное посольство к нему и затем помогавший ему в его строительных работах, тождествен с Хирамом — современником Давида, тоже помогавшим последнему в постройке царского дворца (2 Цар 5:11; 1 Пар 14:1). Но по 3 Цар 9:10 и сл., сн. 6:1, современный Соломону Хирам был жив еще, по крайней мере, в 24-м году царствования Соломона; следовательно, одновременно с Давидом Хирам мог править никак не более 10 лет (34-24). Однако упомянутые постройки Давида с помощью Хирама описываются в начале, а не в конце истории царствования Давида (2 Цар 5). В объяснение этого полагают, что священный писатель 2 Цар в данном случае держался систематического, а не хронологического порядка в описании событий царствования Давида. Другое объяснение (Клерика и др.) считает дружественного Давиду царя иным лицом, чем друг Соломона, — Авиваалом, отцом Хирама. Но это объяснение явно противоречит 3 Цар 5:1-2; 2 Пар 2:3.


Тир, наряду с Сидоном бывший важнейшим городом Финикии, у пророка Иезекииля (26:4,14) представляется городом, стоящим на голой скале, чему соответствует и еврейское название Тира цор (родств. цур — скала).


5:2-6 В ответном послании Хираму Соломон представляет предпринимаемое им дело построения храма выполнением плана и приготовлений Давида (сн. 2 Цар 7:8-13; 1 Пар 22:7-11), указывает на нужду для построек в финикийских рабочих, особенно жителях города Сидона (евр. цидон — близ Ливана, Ономастикон, 871) и просит дерева кедрового (ст. 6), кипарисового (ст. 8) и всякого рода мастеров по обработке дерева и металла (сн. 7:13; 2 Пар 2:6,7).


5:7-8 Слова благословения, влагаемые священным писателем в уста Хирама, — «благословен Иегова» (по 2 Пар 2:12: «благословен Иегова, Бог Израилев») не доказывают того, будто Хирам был прозелитом иудейства, как полагали старые толкователи: этого не знает история, и слова благословения Хирама представляют простой ответ на выражение Соломона веры в Иегову.


5:9 По 2 Пар 2:16, строевое дерево, нарубленное финикийскими рабочими, сплавлялось в плитах к приморскому городу Яффе или Иоппии (в колене Дановом, Нав 19:46), и отсюда принимали и добавляли в Иерусалим рабочие Соломона.


5:11 Ежегодно, во все время строительных работ, Соломон обязывался доставлять ко двору Хирама 20 000 коров (около 30 000 четвертей) пшеницы и столько же лучшего оливкового масла («выбитого», евр. катит, ср. Исх 27:20; 29:40, т. е. добытого не путем пресса, а через накалывание недозрелых оливковых ягод). По 2 Пар 2:11 и Иосиф Флавий, Иуд. древн. VIII, 2, §8, между Соломоном и Хирамом был заключен форменный контракт, копии которого хранились и в Иерусалиме, и в Тире.


5:13-14 Для выполнения работ Соломону пришлось обложить постоянной податной работой и природных израильтян (весьма тяготившихся этим: 12:4 и сл.): 30 000 израильтян ежегодно в три смены работали на Ливане вместе с финикийцами.


5:15-16 Еще более тяжкую, уже чисто тяглую, службу возложил Соломон на хананеян — «пришельцев» (герим, 2 Пар 1:17; сн. Нав 16:10; Суд 1:27), работавших бессменно: 80 000 их высекали и обтесывали камни в горах, а 70 000 доставляли строительный материал на место постройки. Такое громадное число рабочих рук требовалось ввиду отсутствия в древности всякого рода машин (еще большее количество рабочих было, напр., при построении известных египетских пирамид). Число приставников, поставленных над рабочими, неодинаково определяется в 3 Цар и в 2 Пар, но общая цифра их получается одинаковая: по 3 Цар 5:16 — 3 300 чел. и по 9:23 — 556 чел.; по 2 Пар 2:18 — 3 600, по 8:10 — 250 чел.; в том и другим случае общая сумма надзирателей одна и та же: 8 500.


5:17-18 Камни не привозились из Ливана, а высекались в самом Ханаане; камни обделанные — евр. абне газит: термин газит — технический, означающий своеобразную древнееврейскую отделку камней, называемую «обделкой выпусками»: на всех краях лицевого фаса камня проходил лентообразный бордюр или выпуск, так что среднее поле камня несколько возвышалось над своими краями и для наблюдателя издали казалось как бы вставленным в рамку, и каждый камень так рельефно выделялся в общем фоне стены, что уже на значительном расстоянии можно было пересчитать (ср. Мк 13:1) все камни (проф. Олесницкий. Святая земля. Киев, 1875, т. I, с. 15-16; его же. Ветхозаветный храм в Иерусалиме. СПб., 1889, 565-566). Гивлитяне — жители финикийского города Гевал, греч. Γύβλος, близ древн. Сидона, теперь между Триполи и Бейрутом; в Иез 27:9 жители его являются судостроителями, а здесь каменотесцы. Прибавка в тексте LXX-ти и славяно-русском в ст. 18 (три года) выражает правильную мысль, что подготовительные работы Соломон производил 3 первые года своего царствования, и уже в 4-й год (6:1; 2 Пар 3:2) приступил к закладке здания (ср. блаж. Феодорит, вопр. 22). Эти подготовительные работы состояли, по Иосифу Флавию, между прочим, в спланировании предназначенной для храма горы Мориа (2 Пар 3:1) при помощи огромных каменных глыб с землей, а также нарочито построенной стены у подошвы холма (Иуд. древн. XV, 11, §3).


6:1 Год закладки Соломонова храма был 480 (по LXX-ти — 440) годом по исходе евреев из Египта. Здесь впервые в Библии встречаем определенную хронологическую дату для целого периода библейской истории. Дата эта, однако, по-видимому, не согласуется: а) с хронологией периода судей по книге Судей, и б) со свидетельством книги Деян 13 о продолжительности периода судей. Сумма лет, упомянутых в книге Судей порабощений евреев иноземными народами и лет правления судей, равняется 410 лет; прибавляя сюда число лег правления Моисея — Иисуса Навина (65 лет), Саула — Давида (60) и первые 4 года Соломонова правления, получаем 129, всего для названного периода — 539 лет. По книге Деяний, один период судей продолжался 450 лет, а с прибавлением правления Моисея и Иисуса Навина (65 лет), Саула (по Деян 40 лет), Давида и первых лет Соломона, — 599 лет; по Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 3, §1), — 592 года или (Иуд. древн. XX, 10. Против Аппиона II, 2) 612 лет. При всем том дата означенного периода может быть без затруднений сведена к указанной в тексте 3 Цар 6:1 цифре, если принять во внимание, что в периоде Судей не раз имели место одновременно порабощения в разных частях Палестины (ср. Суд 10:7), и порабощение одной местности страны — с миром в остальной ее части, так что общая сумма лет периода Судей может быть уменьшена до 300 или несколько больше (Philippson [Филиппсон]. D. Israлlitische Bibel. II, 133). Во всяком случае, уже самая определенность рассматриваемой даты, причем называется даже месяц, когда произошла закладка храма, ручается за точность даты еврейского текста и переводов. Напротив, дата LXX и слав. перевода: 440 год не подтверждается ни древними рукописями оригинального текста, ни переводами, и, может быть, обязана смешению букв евр. מ мем (= 40) и פ пэ (= 80)1Подробно о хронологической дате 3 Цар 6:1 см. И. Спасский. Исследование о библейской хронологии. С. 85-115.. «Зив» (по халдейским таргумам «месяц блеска цветов»), после плена получивший название «йар», второй (после нисана) месяц еврейского гражданского года, соответствует большей части нашего мая.


6:2-3 Храм Соломонов, заменивший скинию Моисееву и в основных частях своего строения существенно с нею сходный, в иудейском предании именуется подобно скинии: бет («дом» по преимуществу), гекал (храм, чертог), бет-гаолам («дом вечный»), бет-бехира («дом избранный») и др. Место храма — на горе Мориа (2 Пар 3:1 сн. 2 Цар 24:18), нарочито для храма уравненной и спланированной (Иосиф Флавий. Иуд. древн. XV, 11, §3; VIII, 3, §2). Размеры основного корпуса храма, его длина, ширина и высота, равно как и побочных пристроек к храму (6 ст.), выражены в локтях; локоть, амма древнееврейский, именно в большей, древнейшей его мере (а такой меры локоть и имеется в виду при вычислениях храмовых построек Соломона, 2 Пар 3:3), называвшийся «локтем мужеским» (амма иш, Втор 3:11), в библейской науке (со времени открытия так называемой Силоамской надписи в 1880 году) считается равным 11 4/5 вершкам. Следовательно, ширина храма 20 локтей будет равняться приблизительно 15 аршинам (14 ѕ аршин), высота 30 локтей — около 22 аршин, длина 60 локтей2В принятом греч. тексте LXX-ти вм. 60 стоит 40, τεσσαράκοντα, что может относиться только к Святому (ст. 17), но в большинстве греч. текстах у Гольмеса стоит ἐξήκοντα, 60; так и в славянском и русском. — около 45 аршин; все эти цифры представляли внутреннее измерение храма (а не по наружной его стороне, где храм по всем направлениям являлся в увеличенном масштабе). В целом в здании храма различаются: а) собственно святилище — из двух частей: Святое и Святое Святых; б) двор внешний и внутренний и в) пристройки разного рода. Храм ориентировался в правильном отношении к 4 странам света: передняя, или входная, сторона была обращена к востоку — по направлению к потоку Кедронскому; задняя часть храма, где помещалось Святое Святых, обращена была на запад — «не на восток, чтобы молящиеся поклонялись не Солнцу восходящему, но Владыке Солнца» (блаж. Феодорит, вопр. 23); две продольные стены с пристройками смотрели на север и на юг. Такое положение имела и скиния (Исх 26:18 и сл.). К восточной, входной стороне главного здания храма примыкал притвор, улам, LXX: αἰλάμ, Вульгата: porticum (ст. 3; 2 Пар 3:4) — 20 локтей длины соответственно ширине главного здания, 10 локтей ширины, при высоте, вероятно, одинаковой с высотой всего корпуса, здания, т. е. 30 локтей (по 2 Цар 3:4 ошибочно — 120 локтей; по Александрийскому списку LXX, по перев. сирскому, арабскому, 20 локтей).


6:4 Устройство окон храма неизвестно, но, вероятно, как и в домах на Востоке вообще, они были решетчатые и расширенные внутрь, евр.: шекуфим веатумим. LXX: παρακυπτομένας κρυπτάς, Вульгата: obliquas. По талмудическому преданию (Бава-Батра, 54b), у древних евреев было два вида окон: так называемые египетские малого размера и тирские большие. В пристройках, служивших, между прочим, местом приготовления священников к богослужению, окна могли иметь значительные размеры, но в Святом храма был полумрак, а во Святом Святых и полный таинственный мрак (ср. 8:12). В противоположность окнам домов, нередко огромным (мог пройти человек: Нав 2:15; 1 Цар 19:15; 4 Цар 9:30-33), с решетками, поднимавшимися и отворявшимися, окна храма были глухорешетчатыми, служа не столько для освещения драма, сколько для вентиляции (ср. проф. А. А. Олесницкий. Ветхозаветный храм. С. 249-250).


6:5-6  Давир3По переводу архим. Макария (Глухарева): «заднее святейшее отделение». — название Святого Святых (сн. ст. 16,19-23,31; 7:49), по Гезению, означает заднее (от dabar, «быть сзади») положение его в храме напротив, по переводу LXX-ти и Александрийскому кодексу χρημαστήριον и Вульгате: oraculum, — производя это название, очевидно, от dabar, «говорить, возвещать», выражают идею самооткровения Бога над ковчегом завета. Вокруг главного здания храма, исключая только восточную, входную сторону его, шли пристройки, яциа — боковые комнаты, целаот, у LXX-ти μέλαθραИосифа Флавияοἰ̃κοι), Вульгата: tabulata, расположенные в 3 этажа. «Вместе с храмом вне его строились другие малые здания, которые окружали собою главное здание, так что ни один левит не мог прикасаться к стенам храма... В тех же малых зданиях, построенных вкруг храма, хранилась утварь для божественной службы» (блаж. Феодорит, вопр. 23). Общий вход в эти пристройки был, полагают (см. E. Riehm. Handwцrterbuch des biblischen. Alterthums, 2 A., Bd. II, s. 1656), с юга, у пророка Иезекииля (Иез 41:11) — с севера и юга. По Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 3, §2), «вся пристройка доходила до половины основного здания всего храма, верхняя половина которого не была окружена такими пристройками». На основании Иез 41:6 число этих комнат определяется в 33 или 30 (по 12 на северной и южной сторонах и 6 на западной). В них хранились великие сокровища ветхозаветного храма (3 Цар 7:51; 15:15; 2 Пар 5:1).


6:7 Если одни работы — по отделке дерева и камня производились далеко в Ливане, то другие работы — литейные — были исполняемы в Иорданской долине на месте между Сокхофом и Цартаном (3 Цар 7:46; 2 Пар 4:17), т. е. в ближайшем к Иерусалиму месте, где можно было найти необходимую для литейных работ кирпичную землю и песок. Таким образом, на месте строения храма, по библейскому выражению, не было слышно ни молота, ни топора, ни другого орудия (см. проф. Олесницкий. Ветхозаветный храм. С. 214). Менее всего, однако, следует отсюда, что храм был деревянный (мнение Штиглица, Шнаазе, Гринейзена) или же, что стены его представляли деревянные рамы, наполненные камнями (мнение раввинов): на самом деле каменные стены были лишь обложены кедровым деревом (ст. 15), откуда и образное выражение: «и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный» (1 Петр 2:5).


6:8 Вход в среднюю камеру пристроек нижнего этажа был с правой стороны (южной, как упомянуто), отсюда витые лестницы (белуллим, LXX ἑλικτὴ ἀνάβασις, Акила: κοχλίαι, Вульгата: cochlea) из красного дерева (2 Пар 9:11) вели во второй и далее в третий этажи.


6:9 Крыша храма, именно главного здания его самого по себе и пристроек к нему, была деревянная, кедровая; по форме своей она отнюдь не была двускатной (мнение Лундия): такой формы крыш не знает древнееврейская архитектура, и Библия говорит только о крыше плоской с бруствером (Втор 22:8); гебим (ст. 9) — не своды, как полагали некоторые, а доски, балки. Только уже Иродов храм имел крышу, по-видимому, шпицеобразной формы (Иосиф Флавий. Иуд. война V, 5, §6; ср. Мф 2:9).


6:10  LXX: ὠ̨κοδόμησεν τοὺς ἐνδέσμους δι' ὅλου του̃ οἴκου, слав.: «сотвори вязание окрест всего храма», — по замечанию проф. Олесницкого, здесь говорится не о смеси дерева и камня в массиве стены, при ее кладке, а только о том, что готовая каменная стена была обложена деревом (Ветхоз. Храм. С. 240-241). Вышина 5 локтей показана для каждого из 3 этажей (ст. 6) пристроек, так что общая высота боковых комнат при храме равнялась 15 локтям, следовательно была вдвое меньше общей высоты самого храма (ст. 2). Ширина комнат в каждом этаже была различна: в нижнем — 5 локтей, в среднем — 6 локтей, в верхнем, — 7 локтей (ст. 6). Крыша пристроек, как и храма (ст. 9), была, несомненно, горизонтальная.


6:11-13 Не непосредственное откровение Бога Соломону, а данное через пророка (сн. 3:5 и сл.; 9:2 и сл.), имевшее место, видимо, во время постройки храма и вызванное, вероятно, некоторым проявлением со стороны Соломона уже тогда нетвердости в «уставах, определениях и заповедях» Иеговы; только под условием верности Соломона им обещается исполнение данных Давиду обетований (2 Цар 7:8,12; 1 Пар 22:10) о благодатном пребывании Иеговы в народе израильском, а вместе и в строящемся храме Его имени.


6:15 Обычай обкладывать каменные стены деревянными досками, а затем металлом (золотом), по свидетельству истории искусств, был широко распространен в древневосточной архитектуре. Так и в Соломоновом храме вся внутренность его, от пола до потолка, была выложена деревом: стены и потолок кедровым, а пол кипарисовым, и все покрыто чистым золотом (21 ст.), а по 2 Пар 3:6 — и драгоценными камнями.


6:16 Святое Святых от передней части храма или Святого отделялось деревянной, кедровой стеной, а не каменной, как иногда полагали на основании Иез 41:3; не было здесь каменной стены и в Иродовом храме (в скинии Моисеевой обе части храма разделяла лишь завеса (Исх 26:33). Высота промежуточной стены между Святым Святых и Святым равнялась, конечно, общей высоте храма, т. е. имела 30 локтей. Давир (о значении слова см. выше, замеч. к ст. 5) — редкое название вместо обычного кодеш кодашим, Святое Святых; кубическая вместимость последнего указана ниже, ст. 20.


6:17 Святое, или передняя часть храма (за вычетом 20 локтей для давира), имело 40 локтей длины; ѕ этой величины — 30 локтей составляли его высоту, Ѕ — 20 локтей — ширину. Как самая большая часть храма, Святое называется именем целого храма, гекал, ναός, templum.


6:18 (Ср. ст. 29) Деревянные доски, покрывавшие стены храма, нигде не были видны, как и камни: дерево было всюду покрыто золотом и резьбой. Резьба эта (у греков κοιλαν άγλυφα) состояла из глубоко углубленных очерков известной картины никогда не выдававшихся выше плоскости стены (в виде рельефа). Сюжетами картин были херувимы (ст. 29,32), пальмы (там же), колокинты — род диких огурцов и распустившиеся цветы, вероятно, лилии (сн. 7:19,22,26). О херувимах, их идее и символике см. толк. Быт 3:24 и Исх 25:20 и подробнее в книге: А. Глаголев. Ветхозаветное библейское учение об ангелах. Киев, 1900, с. 417-512. Пальма — символ красоты, величия и нравственного совершенства (Пс 91:13), но вместе и эмблема Израиля, почему на римских монетах, чеканенных за счет взятой при разрушении Иерусалима добычи, плененная Иудея («ludaea capta») изображалась в виде пальмы. Колокинты и цветы имели второстепенное декоративное значение, окружая поле херувимов и пальм (см. А. А. Олесницкий. Ветхозаветный храм. С. 298-300).


6:19-20 Главное назначение давира, или Святого Святых, состояло в том, чтобы быть местом хранения ковчега завета. По форме и объему давир представлял правильный куб: по всем трем измерениям давир имел 20 локтей. Неясным и спорным в науке является вопрос, как относилась специальная высота давира 20 локтей к общей высоте храма 30 локтей? По одному мнению (Штиглица, Гринейзена, Вогюэ, Винера), давир имел свою отдельную крышу на 10 локтей ниже крыши Святого и храма, по аналогии языческих храмов, напр., египетских, где adyton — задняя часть храма — было ниже cella — передней части храма — и имело особую крышу. Но языческое adyton по самой идее не было органически связано с cella и потому отделено было от него переходными камерами; напротив, давир органически был соединен с переднею частью храма, и потому выделение его под особую крышу было неуместно, понижение давира сравнительно с Святым противоречило бы идее давира, как важнейшего и святейшего места храма. По другому объяснению, Святое и Святое Святых, при одинаковой наружной высоте, имели различную внутреннюю высоту: Святое 30 локтей, Святое же Святых — только 20 локтей, так как верхнее пространство над ним в 10 локтей было отделено особым потолком и образовывало entresol, евр. алийот (2 Пар 3:9), греч. ὑπερω̃ον, причем эта «горница» представляется то открытой к Святому (Шнаазе, Эвальд) — наподобие верхней части алтарей над иконостасами в православных храмах, то закрытой камерой (Гирт, Кейль и др.), чем-то вроде священного архива в храме. Но такой надстройкой портился бы вид, хода в это предполагаемое помещение не было и не могло быть, да и нужды в таком архиве не было: священные сосуды и вообще предметы, употреблявшиеся при богослужении, хранились в самом храме, а запасные или старые могли храниться в боковых пристройках при храме (сн. 7:51). Скорее можно предположить (проф. Олесницкий) существование особого, в 10 локтей высоты, глухого подвала под Святым Святых: этот подвальный этаж мог прикрывать собой скалу или вершину горы Мориа (ср. Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 3, §2), увеличивая собой цоколь храмовой для Святого Святых, которое таким образом было самой возвышенной частью храма, и вход в него мог быть только по ступеням (проф. Олесницкий, цит. соч. с. 229). По иудейскому преданию (у Кимхи, Маймонида и др.) Святое Святых возвышалось на месте, где Авраам приносил в жертву Исаака.


6:21 Всегда закрытые двери (ст. 31) из Святого в Святое Святых были заключены и как бы запечатаны при помощи особых золотых цепей, спускавшихся по стене Святого Святых, утверждавших неподвижное положение закрытых дверей и таким образом служивших символом запечатанной тайны Святого Святых (ср. Иез 7:22): цепи имели значение как бы тех таинственных печатей, которых никто не мог снять до явления Агнца Божия (Откр 5:1. См. А. А. Олесницкий. Ветхозаветный храм. С. 297). Конец 21 ст. у LXX имеет прибавку: ἕως συντελείας παντὸς του̃ οἴκου, слав.: «до окончания всего храма»; прибавка эта, по-видимому, не оправдывается контекстом речи и является позднейшею глоссой.


6:22  Жертвенник пред давиром — жертвенник курений в Святом.


6:23-29 Две колоссальных, по 10 локтей вышины каждая, фигуры херувимов в Святом Святых храма были сделаны из масличного дерева (как более прочного). Если в Святом Святых скинии Моисеевой была поставлена одна пара херувимов на ковчеге завета, так что крылья этих херувимов осеняли верхнюю часть ковчега, именуемую каппорет (Исх 25:18-22; 37:7-9), то в храме Соломоновом ковчег завета с херувимами на нем был осеняем еще парой новых, колоссальных (10 локтей высоты) фигур херувимов, распростиравших свои крылья так, что края внешних крыльев касались стен, а внутренние крылья склонялись над ковчегом (ср. 2 Пар 3:10-13). По значению херувимы Святого Святых (скинии и храма) стояли в непосредственном отношении к благодатному присутствию здесь Иеговы, чем и объясняется ветхозаветный поэтический эпитет Иеговы «сидящий на херувимах», евр. йошев (гак) керувим (1 Цар 4:4; 2 Цар 6:6; Пс 79:2; 98:1). В других библейских местах херувимы выступают как живые существа наивысшего порядка в ряду тварей и так же, как в скинии и храме, непременно в ближайшем отношении к явлению славы Божией в тварном мире; так, они выступают: а) как стражи рая (Быт 3:24; Иез 28:14-16) и б) как носители Бога в откровениях и богоявлениях (Пс 17:11; 2 Цар 22:11), особенно в видениях пророка Иезекииля (Иез 1 гл.; 9:3; 10:4) и ап. Иоанна Богослова (Откр 4:7). С этим не согласуется ни мифологическое понимание херувимов (у Рима и др.), ни символические (у Бера и др.), и напротив, всю силу имеет церковно-традиционное воззрение на херувимов, как на ангелов высшего чина. См. подробнее у проф. А. А. Олесницкого. Ветхозаветный храм. С. 153-173 и у о. А. Глаголева. Ветхозаветное библейское учение об ангелах. С. 416-513.


6:31-35 Входы в Святое Святых (ст. 31-33) и в Святое (34-35). Вход в Святое Святых составляла дверь из масличного дерева, в простенке, шириной в 4 локтя (= 1/5 ширины стены), из 2-х половин, одна на наружной, другая на внутренней стороне амбразуры двери. Дверь эта имела некоторое украшение, евр.: айл, LXX: κρίομα, лат. frons — род капители. При дверях были завеса (2 Пар 3:14; Мф 27:51) и цепи (ст. 21). Подобно стенам, двери были украшены позолоченной резьбой херувимов, пальм, цветов. Вход в Святое состоял из двойной двустворчатой двери кипарисового дерева с четвероугольной рамой или косяками из масличного дерева — также с резьбой.


6:36  Внутренний (евр. пенимит) двор, иначе «священнический» (2 Пар 4:9), или «верхний» (Иер 36:10), в отличие от внешнего, или «большого» (2 Пар 4:9), называвшегося нижним» (Иез 40:18-19), назначенного для народа и отделявшегося от первого невысокой стеной (2 Пар 7:3). В Иродовом храме был еще двор язычников. Размеры внутреннего двора, или притвора, указаны в ст. 3. Здесь стоял жертвенник всесожжений, так называемое «медное море» и пр.


6:37-38  Бул — древнеханаанское название 8-го месяца еврейского года (конец октября и большая часть ноября), позже получившего имя мархешван. Храм Соломонов строился 7Ѕ лет, что по сравнению с продолжительностью постройки известных колоссальных сооружений древности представляется очень небольшим сроком. По Плинию (Естеств. истор. XXXVI, 12), вся Азия строила храм Дианы Ефесской 200 лет. Подобное известно и о египетских пирамидах.


7:1 Большая продолжительность постройки дворца Соломонова — 13 лет в сравнении с храмом — 7Ѕ лет объясняется или большим количеством рабочих при постройке храма, или тем, что строительных работ при дворе было больше; притом для дворца не было запасено заранее материала, как для храма. 13 лет — от окончания постройки храма, следовательно дворец был окончен спустя 20 лет от начала постройки храма (3 Цар 9:10), т. е. на 24-м году царствования Соломона (Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 5, §1). Дворец Соломона был построен не на Мориа, где храм, и не в Офеле (юго-восточном подножии Мориа: 2 Пар 27:3; 33:14; Неем 3:26; 11:21; Иосиф Флавий. Иуд. война VI, 6, §2; Robinson. Palдstina II, 29), а на г. Сионе (в «верхнем городе», по Иосифу Флавию), долиной Тиропеон отделяемой от храмовой горы; с храмом дворец был искусственно соединен мостом (во втором Иерусалимском храме здесь была галерея, так называемый ксист) и внутренним ходом (4 Цар 11:19). Впоследствии здесь был и дворец асмонеев.


7:2 Первым из отдельных дворцов назван «дом леса Ливанского», евр.: бет йар га-Лебанои, Вульгата: domus saltus Ubani, LXX, славяно-русские (синодальный, архим. Макария, проф. Гуляева): «из Ливанского дерева» (LXX: οἰ̃κος δρυμω̨̃ του̃ Λιβάνου). Конечно, этот дворец был не на Ливане (не принадлежавшем Соломону), как полагали некоторые (Михаэлис и др.), или где-либо вообще вне Иерусалима (по таргуму, «летний царский дом» — род дачи); названием своим обязан множеству кедровых деревьев, стоявших аллеями близ него, и множеству кедровых столбов в середине здания. «Соломон во дворце своем построил весьма большое здание перед входом в судилище... имело оно сто тридцать столбов кедровых, и думаю, что поэтому и названо домом древа Ливанского, так как множество сих кедровых столбов уподоблялось ливанской роще» (блаж. Феодорит, вопр. 26). Вероятно, дом леса Ливанского, дом царя и дом дочери фараоновой (ст. 8) были частями одного здания, причем первый был центральным корпусом (100 локтей длины, 50 ширины и 30 высоты). По устройству дом леса Ливанского представлял колоннаду или перистиль в 4 ряда колонн (Вульгата: quattuor deambulacre inter columnas cedrinas). По назначению это здание служило, между прочим, своего рода арсеналом (ср. 3 Цар 10:17; Ис 22:8).


7:3-4 Крыша здания состояла из кедровых балок, опиравшихся на каменных стенах. Здание было трехэтажное; каждый этаж имел боковые комнаты; евр. целаот (ср. 6:5-6; Иез 41:6).


7:5 Все двери и дверные косяки были четвероугольны. LXX: θυρώματα καὶ αἱ χω̃ραι τετράγωνοι, слав.: вся двери и камары четвероугольны. О величине комнат не говорится. В целом рассматриваемый дворец представлял нередко и теперь встречающийся на Востоке архитектурный тип: двор в середине и галерея с колоннадой кругом.


7:6-7 К центральному зданию «дома леса Ливанского» примыкало «другое четырехугольное здание в 30 локтей ширины, которое на противоположном конце своем имело чертог, украшенный низкими и толстыми колоннами. Тут находился прекрасный трон, на котором восседал царь во время судебных разбирательств» (Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 5, §2). Вероятно, «притвор (LXX: αἰλάμ, слав.: «элам», Вульгата: porticus) столбов» (ст. 6) и «притвор с престолом» составляли одно здание, причем первый был как бы общей приемной, а второй — собственной тронной залой (описание трона Соломона в 10:18 и сл. По талмудическому преданию, упомянутые в этом описании 12 львов были подвижные и могли поднимать царя со ступени на ступень, когда он хотел взойти на трон; и самое седалище было снабжено механическими фигурами других животных: орел, напр., возлагал на голову воссевшего царя венец, а голубь подавал ему свитки закона; ср. блаж. Феодорита, вопр. 26).


7:8 Третий дворец состоял также из двух зданий: дома самого Соломона и дома жены его, дочери фараоновой. Дворец этот был изящно отделан, но архитектура его не описывается подробно.


7:9-12 Сказанное здесь о строительном материале относится ко всем названным выше (трем) группам зданий. Дорогой материал состоял из разных сортов камня — газит (ср. 5:17 и наше примечание там), по Иосифу Флавию, во множестве был употребляем и белый мрамор. Ст. 12 возвращает нить повествования к рассказу об устройстве храма (прерванному, ст. 1-11).


7:13-14 Отсутствие необходимых для резных и подобных работ мастеров среди евреев побудило Соломона вызвать мастера из Тира, то был Хирам (по 2 Пар 2:12, Хирам — Авия), по отцу финикиянин, по матери — из евреев (по кн. Царств, мать его была из колена Неффалимова, а по 2 Пар 2:13, из Данова)1Позднейшее иудейство пыталось представить Хирама чистым евреем. Так, Иосиф Флавий (Иуд. древн. VIII, 3, §4) говорит, что «отцом Хирама был Урия, израильтянин родом». Возможно здесь сказалось тщеславное желание приписать замечательные работы в храме человеку чисто еврейского происхождения, а не иноземцу, хотя и по Библии, Хирам или Хирам-Авия лишь наполовину был таким. Ср. W. Nowack. Hebr. Alchдologie.. Художественные способности Хирама изображаются подобно дарованиям художника Веселиила (Исх 31:3-5), работавшего по благоукрашению скинии. Из работ, произведенных Хирамом, книга Царств называет только совершенно новые, а не такие, подобные которым имели место уже в скинии Моисеевой. Так, книга Царств не упоминает об устройстве Хирамом нового, медного жертвенника всесожжений (с медными стенками, а внутри он был наполнен дикими камнями и землей), о чем узнаем только из 2 Пар 4:1. (Ср. проф. А. А. Олесницкий, с. 321.)


7:15-22 Первое монументальное произведение Хирама; две монументальные медные колонны в притворе или на паперти храма, по имени Иахин (имя правой колонны) и Воаз (левой). Из данного раздела, в снесении с параллельными повествованиями (2 Пар 3:15-17; сн. 1 Пар 18:8; 2 Пар 4:12-13; 4 Цар 25:13,16; Иер 52:20-23; Иез 40:48; Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 3, §4), открываются следующие данные о внешнем виде или архитектуре каждой из этих колонн, а также и их религиозно-национальном значении. Обе колонны, как и «медное море» и др. сосуды, сделаны были из меди, некогда взятой Давидом в добычу в войне с сирийцами (1 Пар 18:8). Высота каждой колонны равнялась 18 локтям (по 2 Пар 3:15 — 35 локтям, но, вероятно, включительно с постаментом колонны), т. е. 8 м 71 см = ок. 11 аршин с лишком: объем или окружность — 12 локтей = 5 м 806 мм или ок. 8 арш., следовательно в диаметре ок. 4 локтей (по Иосифу Флавию: соответственно — 3,82 локтей = 1 м 84 см). Толщина стенок каждой колонны — 4 перста, внутри та и другая колонны были пустые. По LXX ст. 15, колонны не были гладкими, но с углублениями величины 4-х пальцев: τεσσάρων δακτύλων τὰ κοιλώματα, слав.: «четырех перстов вгубления», т. е. с продольными линиями. Сверху на каждой колонне имелась капитель (евр.: котерет, LXX: ἐπίθεμα, слав.: «возложение», русский: «венец») в 5 локтей (по 4 Цар 25:17 — 3 локтя) вышины, так что общая высота колонны была 23 локтя (= 11 м 13 см = ок. 17 арш). Нижняя часть капителей была выпуклой, чревообразной, верхняя представляла лилиеобразную чашечку. На верхнем и нижнем концах этой части расположены были два ряда, по 100 штук в каждом, гранатовых яблок с сетчатыми цепочками для укрепления. Обе колонны, надо полагать, были именно самостоятельными монументами, стояли независимо от притвора (а не составляли часть самого притвора, служа его подпорами, как полагали Тений, Дистель, Гитциг, Вогюэ, Пэн, Новак). По 2 Пар 3:15 обе колонны стояли «пред (евр. лифне) домом (храмом)», и самый образ выражения ст. 21 (2 Пар 3:17) «поставил» (евр. геким), устойчиво водрузил, — приложимо только к самостоятельной колонне (ср. Лев 26:1; Втор 27:2,4 и др.). Особенно же самостоятельное монументальное значение обеих колонн видно из того, что каждая из них носила нарочитое название: правая — Иахин, левая — Воаз. Названия эти во всяком случае говорят о важном теократическом и национальном значении обеих колонн, но точный смысл их нельзя установить с несомненностью. Хотя оба названия в Ветхом Завете встречаются в качестве собственных имен лиц: первое — как имя нескольких лиц в коленах Симеоновом (Быт 46:10; Исх 6:15; Чис 26:12) и Левиином (1 Пар 9:9; 24:17), а второе в евр. Библии тождественно с именем известного из истории Руфи праотца Давида Вооза (Руфь 2:1 и сл.), однако посвящение колонн этим лицам (особенно одному из малоизвестных Иахинов) маловероятно (таргум к 2 Пар 3:17 отождествляет имя левой колонны с именем Вооза). Столь же мало основательно видели в тех названиях имена строителей храма (Гезений), сыновей Соломона (Эвальд) или же неисторические имена Давида и Соломона (Абарбанель). Напротив, за нарицательное значение обоих названий говорит уже авторитет LXX-ти, которые в 2 Пар 3:17 передают евр. Иахин, Боаз нарицательными терминами: κατόρθωσις, ἰσχύς, слав.: исправление, крепость. В этом смысле, соединяя оба названия в одно суждение (предположение некоторых ученых, будто оба названия составляли одну целую надпись, библейским текстом, впрочем, не оправдывается), получим такую мысль: «да стоит (храм) непоколебимо, крепостию» или (если гл. кун взять в ф. Гифил): «да утвердит (Иегова — храм) силою Своею» (ср. 3 Цар 8:13; Ис 45:24). Являясь непосредственно пред национальным святилищем Израиля, колонны Иахина и Вооза свидетельствовали о наступлении нового, высшего периода в истории ветхозаветной теократии, святилища и народа Божия. Ввиду основания прочного, неподвижного храма Иеговы в Израиле и утверждения политического могущества и глубокого мира среди него, колонны эти являлись как бы национально-религиозным флагом, храмом культа и теократии среди всех народов древности. Этим уже исключается сближение Иахина и Вооза с разного рода языческими монументами: египетскими сфинксами (у Вогюэ), финикийскими статуями Геракла и Сатурна (Моверс, Фатке), наконец, с культами Ваала и Астарты (Гилляни). Ср. проф. А. А. Олесницкий. Ветхозаветный храм. С. 254-288.


7:23-26 (сн. 2 Пар 4:2-5) Новой принадлежностью храма и вторым грандиозным произведением Хирама было так называемое медное или «литое» море (йам муцак), т. е. названным морем по обширности (по Иосифу Флавию, Иуд. древн. VIII, 3, §5 ἐκαλήθη... θάλασσα διὰ το μέγεθος) бассейн во дворе храма, между жертвенником всесожжения и Святым, ближе к югу, 10 локтей в диаметре, 30 локтей (по LXX и блаж. Феодориту, — 33) в окружности и 5 локтей высоты, вмещавший 2 000 (по 2 Пар 4:5 — 3 000) батов воды. Отношение окружности и диаметра в указанных цифрах (30 и 10 локтей) не представляется математически точным (при диаметре 10 локтей окружность = 31 2/5 или 31,416 локтей; при окружности 30 локтей диаметр равен 9 174/314 локтей) и возбуждало много споров в среде археологов-библеистов. Но понятно, священные писатели не могли затруднять речь свою дробями и указывали лишь целые числа; возможно также, что диаметр и окружность определены в тексте независимо одно от другого, потому что в разных местах сосуда окружность его изменялась. В зависимости от этого объясняют (напр., Лайтфут, митр. Филарет) неодинаковое определение вместимости «медного моря» — в 2 000 батов (по кн. Царств) или в 3 000 батов (по 2 Пар): последняя дата могла обозначать полную вместимость медного моря до самых краев, а первая, — сколько обычно наливалось.


Форма бассейна — не цилиндрическая, как полагали некоторые, а имела вид чашечки распустившейся лилии (ст. 26), и, кроме того, имела выпуклую средину — наподобие бокала. По Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 3, §5) и блаж. Феодориту (вопр. 24), медное море имело вид полушария (ἡμισφαίριον). Под краями медного моря одним литьем с ним были сделаны два ряда шаров наподобие колокинтов, по 10 шаров на локоть (по 2 Пар 4:3, эти барельефы представляли волов). Бассейн держался на 12 колоссальных изображениях медных волов, задняя часть которых была обращена к центру, а головы волов, по три вместе, обращены были во все четыре страны света; высота фигур волов, вероятно, равнялась натуральной высоте этих животных. По значению своему эти изображения могли напоминать волов, некогда перевозивших скинию в пустыне, и вообще были уместны во дворе храма, представляя главный жертвенный материал для близ стоявшего жертвенника всесожжений (А. А. Олесницкий, с. 326), менее всего они имели отношения к языческим предметам культа (мнение Иосифа Флавия. Иуд. древн. VIII, 7, §5).


Назначение медного моря — служить умывальницей для священников (2 Пар 2:6). По преданию, священники пользовались водой моря снизу, при помощи кранов или отверстий — или в пастях волов, или в стенке самого бассейна, между группами волов (А. А. Олесницкий, стр. 327-328). Нечто подобное медному морю представляет однородный финикийский сосуд «Амафонское море», открытый на Кипре и с 1866 года находящийся в Луврском музее.


7:27-39 Как для омовений священников служило «медное море», так для омовения мертвенных частей перед сожжением их на жертвеннике (ср. Лев 1:9; Иез 40:38) служили особые сосуды числом 10, «умывальницы» (кийорот, ст. 38; 2 Пар 4:6), поставленные на особых «подставах» (мехонот, ст. 27). Последние описываются в данном разделе 3 Цар с величайшею подробностью, вероятно, по новизне и изяществу сооружения этого третьего произведения художества Хирама (после 2 колонн и «медного моря»). Каждая подстава представляла четырехугольный ящик по 4 локтя в длину и ширину и 3 локтя глубиной или вышиной (27); боковые стенки этих ящиков состояли из пластинок с накладками (евр.: шелаббим, Вульгата: Juncturae) по углам (28). На стенках — резные изображения львов, волов (может быть, идея всеобщего мира в царстве Божием и царстве природы, как в Ис 11:6-9) и пальм, а внизу — переплеты венков или фестонов из распустившихся цветов (29). В верхней части ящика-подставы было приспособление для принятия и утверждения умывальницы, выгнутое в середине и названное венцом или капителью, в Ѕ локтя вышиной (35) и 1Ѕ локтя в диаметре (30-31). Для сообщения устойчивости на каждой капители, к верхнему углу ящика, были приделаны плечевидные выступы (евр. кетефот), выходившие из четырех угловых столбиков ящика, описывавшие небольшой выгиб и охватывавшие умывальницу с четырех сторон в качестве подпор. Внизу у каждого ящика-подставы были проделаны оси и на них колеса обычного устройства (со спицами, ступицами и подобным), в 1Ѕ локтя в диаметре, причем по высоте своей колеса не должны были заслонять стенок ящика (30,32-34). Крышка, стенки и подпорки ящиков были покрыты резьбой (36).


Самые умывальницы, стоявшие на тех подставах, описываются кратко: они имели форму тазов с раздавшейся верхней частью, как бы котлообразной (сн. Исх 30:18). Диаметр каждого таза — 4 локтя, а глубина — 1 локоть (38).


Сложным и подвижным устройством умывальниц имелось в виду облегчить наполнение их водою, затем опорожнение их; в первом случае их подкатывали к большему водохранилищу — «медному морю»; во втором, по пресыщении воды кровью, умывальницы пододвигались к особой кровосточной трубе при жертвеннике. Эти колесницы-умывальницы были настолько тяжелы, что для передвижения их требовались совокупные усилия нескольких человек; они требовали тщательного ухода за собой, потому что, стоя постоянно под открытым небом, они нередко омывались дождем и подвергались порче (А. А. Олесницкий, с. 329.332, ср. Кейль. Библейская археология. Русск. перев. Ч. I, с. 161-162).


7:40-51 Из второстепенных сосудов и других предметов храмовой утвари, сделанных Хирамом, библейский текст (ст. 40,45,50) называет: а) медные: тазы, кропильницы, лопатки, чаши и б) золотые: щипцы, блюда, ножи, лотки, кадильницы. Раввинское предание добавляет сюда приспособление для жертвенных операций в виде каменных столбов на северной стороне от жертвенника для предварительного расположения и сортирования отдельных частей жертвенного мяса.


7:51 Заключительное замечание о построении и отделке Соломоном храма. Как на постройку храма Соломон употребил сокровища, собранные Давидом, так часть этих сокровищ Соломон поместил в сокровищницы храма, устроенные в известных боковых пристройках храма (6:5 и сл.). «Святым писатель назвал посвященное Богу всяческих и военные добычи, принесенные с браней» (блаж. Феодорит, вопр. 25). Ср. 2 Цар 8:7-12; 1 Пар 18:7-11.


8:1-2 Соответственно важности построенного храма для всей теократии, для всего народа, Соломон приглашает на освящение храма всех представителей народа («начальников колен», «глав поколений» — термины, характеризующие родовой быт народа). Освящение было назначено на 7-й месяц — по древнехананейскому названию «афаним» (евр. этаним = месяц «даров или плодов», или «постоянных ручьев»), позже «тисри» (у Иосифа Флавия, VIII, 4, §1 Θισρί), в котором праздновался, между другими, и торжественный праздник Кущей (Лев 23:39-43), привлекавший многолюдное стечение паломников в Иерусалим, и потому 7-й месяц был наиболее благоприятным для торжества освящения храма. Но в каком году произошло это освещение? Непосредственная связь 8:1 с 7:51, как и самое существо дела, требуют признать, что вскоре по построении храм был освящен. Если по 6:38храм был окончен в 8-м месяце (буле) одиннадцатого года Соломонова царствования, то освящение, естественно, могло произойти только в 7-м месяце следующего, 12-го года царствования Соломонова, причем промежуточный срок (ок. 11 месяцев) мог быть употреблен на снабжение храма утварью и вообще на внутреннюю его отделку (ср. 7:14-51). Трудно согласиться с взглядом Эвальда, проф. Гуляева, что храм был освящен в 7-м месяце года окончания его, т. е. до полного завершения работ (в 8-м месяце). Но совершенно нельзя принять даты принятого текста LXX, по которому освящение храма совершено было уже по окончании дворца Соломонова, т. е. через 13 лет по построении храма: καὶ ἐγένετο, ὡς συντελέσαι Σαλωμὼν τὸν οἰ̃κον κυρίου καὶ τὸν οἰ̃κον ἑαυτου̃ μετὰ εἴκοσι ἔτη: последние слова — явно вставка из 9:1,10, нарушающая связь глав 8 и 7 и вносящая несообразную мысль, будто храм оставался неосвященным целых 13 лет. Напротив, по евр. тексту, Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 4, §1) и иудейскому преданию (Midrasch Wajikra Rabba к Лев 10), освящение храма последовало вскоре за окончанием его.


8:3-4 Принятый текст LXX-ти здесь короче евр., Вульгаты, славяно-русского: не имеет начала 3-го стиха и конца 4-го. Но другие греч. списки (Комплютенская, Александрийский, № 247 и др. у Гольмеса) имеют эти слова: первоначальность, видимо, на стороне текста еврейского. Ковчег завета при перенесении его в пустыне обыкновенно закрывался покрывалами, и несли его священники с левитами (Чис 4:5,15) или одни священники (Нав 3:6; 6:1). В данном случае священники несли ковчег завета (ст. 6), левиты — прочие священные принадлежности, сохранявшиеся в скинии. Последняя тоже была перенесена в храм; доселе она была в Гаваоне (2 Пар 1:3,4).


8:5  Все общество Израилево (евр. кол-адат Исраел) — передано в принятом тексте LXX: πα̃ς ’Ισραήλ, но в Александрийском списке и в тексте № 247 у Гольмеса: πα̃ςα ἡ συναγωγὴ ’Ισραήλ, откуда и слав.: «весь собор Израильский».


8:6-7  Под крылья херувимов. Ковчег завета с находящимися на нем 2-мя херувимами (малых размеров, Исх 25:18) был поставлен в Святом Святых храма — под крылья новой пары колоссальных херувимов (6:23-28), осенявших своими крыльями не только самый ковчег завета, но и носильные шесты, вдевавшиеся в приделанные к нему кольца (Исх 25:13-16; Чис 4:6 и сл.).


8:8 Направление носильных шестов, теперь уже неподвижно остававшихся при ковчеге завета, по мнению большинства исследователей, было от севера к югу, т. е. по широте Святого Святых, хотя естественнее, судя по данному месту, думать наоборот (от запада к востоку) (А. А. Олесницкий, 172). Замечание «они (шесты) там и до сего дня», очевидно, не могло принадлежать самому свящ. писателю 3 и 4 кн. Царств, пережившему не только многократное опустошение храма и его сокровищ (3 Цар 14:26; 4 Цар 16:17; 18:16), но и полное его разрушение и сожжение (4 Цар 25:9-17), а могло принадлежать лишь современнику построения храма или недолго спустя после Соломона жившему лицу, составлявшему «книгу словес Соломона» (3 Цар 11:41). См. проф. П. А. Юнгеров. Происхождение и историчность третьей и четвертой книг Царств. («Правосл. Собеседн.» 1905, июль-август, с. 417).


8:9 Ср. Втор 10:5; Евр 9:4.


8:10-11 (2 Пар 5:11-14) Облако (10 ст.), наполнившее храм, или слава Иеговы, наполнившая храм (11 ст.), есть облако теофаническое (на позднейшем языке — «Шехина», см. проф. А. А. Олесницкий, с. 798), подобное тому, которое наполнило скинию при освящении ее (Исх 40:34-35, ср. Исх 19:9; 20:21; Втор 4:11; 5:19; Пс 96:2), но отличное от облака курений (Лев 16:2). Слава Господня (евр. кевод-Иегова) — обычное название самооткровения Иеговы в мире.


8:12 Говоря, что Иегова благоволит обитать во мраке, Соломон мог иметь в виду библейские места (подобные Исх 19:9; Лев 16:2) о неприступной таинственности Бога; соответственно этому в Святом Святых храма не было окон «и доступа вещественному свету, так как Иегова благоволил окружить Себя мраком для ветхозаветного общества» (А. А. Олесницкий, с. 249).


8:12-13 Ст. 12-13 в принятом тексте LXX помещены во 2-й половине ст. 53 с некоторыми дополнениями (см. ниже примеч. к ст. 53).


8:13 Выражение сильного восторга и радости от сознания, что отныне есть место постоянного пребывания Иеговы среди народа своего.


8:14-21 (2 Пар 6:4-11) Если слова ст. 12-13 Соломон произнес, обратясь к Святому храма, то речь, ст. 14-21, произнесена им к народу; «собрание» (кагал, ἐκκλησία, слав.: «собор») благоговейно стояло. Речь воспроизводит сжато, но полно всю историю построения храма с момента возникновения у Давида мысли об этом, сн. 2 Цар 7:2 и сл.; 3 Цар 5:16; 1 Пар 22:6-11; 28:2-7. В выражении «храм для пребывания имени Иеговы» (ст. 16-19,29; 3 Цар 9:3; 4 Цар 21:4; сн. Втор 12:5,11; 2 Цар 7:13) имя (евр. шем) есть откровение существа Иеговы (Исх 3:14) со стороны Его святости и освящения Израиля (Исх 29:43-46).


8:22 Начиная молитву, Соломон снова обращается к храму, воздевает руки свои к небу и преклоняет колена (ст. 54) на медном амвоне (2 Пар 6:13). Воздевание рук для молитвы, ср. ст. 38, — древний и постоянный обычай, естественное выражение молитвенного настроения (ср. Исх 9:29,31; Ис 1:15; Иов 11:13 и др.). Преклонение колен при молитве столь же естественное проявление благоговейного молитвенного чувства, встречающееся в Библии задолго до плена вавилонского (Быт 24:26,52; Ис 45:23; Иов 1:20 и др.), вопреки мнению (Бенцингера и др.), будто обычай коленопреклоненной молитвы послепленного происхождения и будто уже поэтому молитва Соломона могла возникнуть лишь после плена.


8:23-26 (2 Пар 6:14-17) Вступление молитвы Соломона. Благодарение Богу за исполнение обетованного Давиду построения храма (ст. 23-24) и прошение об укреплении династии Давида на престоле (ср. 2:4; 3:6; блаж. Феодорит, вопр.27).


8:27-30 (2 Пар 6:18-21): прошения о принятии Иеговой молений в храме. Но прежде дается ответ на возможное у верующего и мыслящего человека возражение: небо во всей его необъятности (таков смысл выражения: «небо и небо небес» (ср. Втор 10:14); конечно, здесь нет мысли об определенном количестве небес, как учили раввины) не может вместить премирного Бога, тем более рукотворенный храм не может считаться таким жилищем Иеговы, к которому пребывание было как бы прикреплено (ср. Ис 40:22; 66:1): отношение Иеговы к храму Его имени — безусловно свободное снисхождение благодати и милости его к избранному народу (27); но во имя этого избрания народа и храма (ср. Втор 12:11; 3 Цар 9:3; 4 Цар 21:4), Соломон умоляет Иегову о милостивом принятии молитв в храме Его имени во всякое время (28-30), преимущественно о прощении грехов (30, сл. ст. 34, 36, 39, 46, 50). За этим общим прошением (ст. 29) следуют семь отдельных и более частных прошений (ст. 31-53); семеричное число этих прошений может обозначать всю совокупность возможных молений; 7 — число священное, число полноты и совершенства (Быт 21:28; Исх 37:23; Лев 4:6) и, кроме того, в данном случае вполне аналогично по значению семи прошений молитвы Господней (Мф 6:9 и сл.).


8:31-32 (2 Пар 6:22-23). Первый случай, когда имеет быть нужда в милостивом принятии Иеговой молитв в храме, касается случаев проступков с недостаточно ясными уликами. По закону, обличаемый в подобного рода проступке приходил вместе с потерпевшим к жертвеннику Иеговы и клятвой свидетельствовал свою невинность, причем присутствовавший здесь священник изрекал проклятия, имевшие постигнуть его в случае виновности и нераскаянности (Исх 22:8,11; Чис 5:19-21, ср. проф. Гуляев, цит. соч., с. 222). Эти клятвы включены здесь в число молитв, ибо клятва, по существу своему, есть благоговейное, подобное молитвенному, призывание имени Иеговы (Лев 19:12; Втор 6:13; 10:20; Ис 48:1; Иер 12:16 и др.), Которому был посвящен храм, — и даже поставлены на первом месте как выражение ревности Израиля о святости имени Иеговы, каковая ревность составляла долг Израиля (Сир 23:9). Поэтому первое прошение Соломона (ст. 31-32) можно сопоставить с первым прошением молитвы Господней: «да святится имя Твое» (Мф 6:9).


8:33-34 (2 Пар 6:24-25). Второй случай: пораженный за грехи свои нашествием неприятеля и отведением некоторой части своей в плен, Израиль будет умолять Иегову в храме Соломоновом. Боязнь быть удаленным из священной, избранной Богом страны более всего смущала древнего израильтянина (ср. Божественные угрозы Лев 26:17; Втор 28:25). Здесь, однако, не имеется в виду плен вавилонский, с которым был разрушен храм Соломонов, между тем в ст. 33 говорится о молитве Израиля именно в храме; вероятно, имеется в виду одно из нередких нападений на Израиля со стороны соседних племен, причем возможно было и пленение некоторых евреев (ср. Суд 2:13 и сл. и др.).


8:35-36 (2 Пар 6:26-27). Третий пример общественной молитвы: в случае продолжительной засухи в стране за грехи народа. Ни в чем ином древний Израиль не чувствовал столь живо зависимости своей от Иеговы, как в климатических условиях страны: благовременных дождях или их отсутствии, чем обусловливались плодородие или бесплодие палестинской почвы (Втор 11:10-12; Иез 34:26 и сл.; Иоил 2:23; Пс 64:10 и др.); засуха представлялась страшной небесной карой (Лев 26:3,19; Втор 28:15-23; Ам 4:7; Агг 1:11).


8:37-40 (2 Пар 23-31). Четвертый случай: голод, эпидемия, губительный палящий ветер (напр., самум — юго-вост. ветер Аравийской пустыни), нашествие саранчи, червя (евр. арбе, хасил — два названия разных пород саранчи, ср. Иоил 1:4; LXX: βρου̃χος ἐρυσίβη, Вульгата: locusta vel rubigo) и подобные бедствия (ср. Лев 26:16,25; Втор 28:22; Ам 4:9-10; Иер 14:12 и сл.) обратят народ во внутрь себя («сердце», евр. левав, ст. 38 на библейском языке — не только собственно сердце, а и совесть (1 Цар 25:31; Втор 27:6). Праведное воздаяние каждому возможно только для Сердцеведца — Бога (ст. 39. Ср. 1 Цар 16:7; Пс 7:10; Иер 17:10); и последняя цель премудрых действий Божия Промысла — научить людей страху Божию (ст. 40, ср. Втор 4:10).


8:41-43 (2 Пар 6:32-33). Пятый случай: храм Иеговы может посетить и иноплеменник из земли далекой (как царица Савская в 3 Цар 10, Нееман Сириянин в 4 Цар 5), услышав о величии и силе имени Иеговы — «руке сильной и мышце простертой» (ст. 42, в соотношении с историей изведения Израиля из Египта, Исх 6:6; Втор 4:34; 5:15). Бог исполнит молитву такого иноплеменника, чтобы он убедился, что действительно именем Иеговы называется храм Соломонов (ст. 43, ср. Иер 7:10-11,14), как этим же именем называется и город Иерусалим (Иер 25:19) и народ израильский (Втор 28:10; Ис 63:19); что в этом народе, в его столице, в его храме Иегова нарочито являет Свое присутствие, так что здесь с Ним люди входят в особое благодатное общение.


8:44-45 (2 Пар 6:34-35) Шестой случай: война против врага, посланная Израилю Богом, и —


8:46-50 (2 Пар 6:36-39) Седьмой случай: пленение всего Израиля в землю иноплеменников (ср. ст. 33-34): в том и другом случае молитвенное покаянное обращение Израиля к Иегове, к святой земле, Иерусалиму и храму (ст. 44,48) должно низвести милосердие Божие на молящихся и кающихся: в том и другом случае — дать народу потребное для него (ст. 45,49-50). В этом разделе указывали (Тений, Бенцингер, Киттель и др.) признаки позднейшего послепленного его происхождения: а) обычай обращения в молитве к святой земле, Иерусалиму и храму будто бы только послепленного происхождения (Дан 6:10, евр. 11; 2 Езд 4:58). Однако это столь естественное положение молящегося могло быть в обычае задолго до плена (ср. Пс 5:8; 27:2) и только формулировано в законное обязательство в традиционном раввинском законодательстве (по Мидрашу Сифре 71b, молящийся вне земли Израилевой обращается по направлению к святой земле, а молящийся в самой святой земле обращается к храму); б) Плен вавилонский, о котором будто бы со всей определенностью говорится в ст. 46-50, говорят, не мог быть предвиден Соломоном, следовательно, изображение это могло явиться только после плена. Но пленение и массовое переселение покоренных народов в иные земли были общим обычаем древних восточных деспотов, и нет ничего непонятного в том, что Соломон, после указания ряда других бедствий, называет и возможное пленение, тем более что оно предуказано и в Пятикнижии (Лев 26:33; Втор 28:25,36,64), и как в последнем, так и у Соломона изображение плена имеет общий характер, без указания специфических черт именно вавилонского; в) Напрасно также формула исповедания грехов «мы согрешили, сделали беззаконие, мы виновны» (47) считается некоторыми толкователями происшедшею только в плену вавилонском. На самом деле исповедание это, столь естественное для кающегося грешника, употреблялось не только в плену и после него (Дан 9:5), но и до плена, и при том задолго до него (Чис 14:18-20; 1 Цар 7:6; Пс 50:6; 31:5). В данном месте исповедание это тем уместнее, что здесь же ясно выражено библейское учение о всеобщей склонности людей ко греху: «нет человека, который не грешил бы» (ст. 46, сн. Иов 14:4; Притч 20:9; Еккл 7:20; Пс 50:7; Сир 7:5; 3 Езд 8:35; 1 Ин 1:8).


8:51-53 Основание надежды Соломона, вместе, конечно, и всего народа на милосердие Божие и помилование — избрание Израиля Иеговою в удел Свой (Исх 19:5-6; Втор 4:20). 53-й ст. в принятом греч. тексте имеет прибавку сравнительно с евр. масоретским: не только здесь помещены ст. 12-13, имеющиеся и в евр. тексте на своем месте, но и особое добавление: τότε ἐλάλησεν Σαλωμὼν ὑπὲρ του̃ οἴκου, ὡς συνετέλεσεν του̃ οἰκοδομη̃σαι αὐτόν. ‘Ήλιον ἐγνώρισεν ἐν οὐρανω̨̃ (Κύριος), слав.: «тогда глагола Соломон о храме, егда соверши созидати его: солнце познано сотвори на небеси». В конце стиха имеется в греко-славянском тексте другая прибавка: οὐκ ἰδοὺ αὕτη γέγραπται ἐν βιβλίω̨ τη̃ς ὠ̨δη̃ς; не сие ли писано в книге песни. О первом добавлении, весьма художественно восполняющем мысль (ст. 12) о том, что Иегова благоволит обитать во мгле, блаж. Феодорит (вопр. 28) говорит: «Тьма и мрак дают разуметь невидимость Божией сущности. Посему Соломон сказал, что Поставивший солнце на небе, чтобы люди наслаждались светом, Сам рече пребывати во мгле. Думаю же, что здесь прикровенно разумеет храм, потому что он имел весьма малые окна, как окруженный другими малыми зданиями» (вопр. 28). «Книгу Песни» блаж. Феодорит (вопр. 29) считает одним из пророческих писаний. В новое время сближают эту книгу с «книгою Праведного» (Нав 10:13; 2 Цар 1:18 и сл.), так как, по остроумному и не лишенному вероятия предположению Велльгаузена, выражение «книга Песни» образовалось из выражения «книга Праведного» путем возможной, в самом деле, перестановки букв: яшар (праведный) изменено было в шир (песнь).


В 2 Пар 6:41-42 молитве Соломона придано другое заключение, весьма близкое к словам псалма 131:8-10 и, может быть, из этого псалма заимствованное.


8:54-61 Послесловие к молитве Соломона: благодарение Богу (56), благословение, благожелания и наставления царя народу (57-61). Иегова «дал покой народу Своему» (56): покой в земле обетованной, обещанный Иеговой, Втор 12:10-11, вполне осуществился только с построением неподвижного храма Его имени, и освящение храма, наполненного при этом славой Иеговы (ст. 10-11), было фактическим свидетельством того, что обетованный народу покой (Второзаконие, цит. м.) теперь достигнут им благодаря построению постоянного храма «мужем покоя» (1 Пар 22:9) — Соломоном.


2 Пар 7:1 дополняет кн. Царств сообщением, что по окончании молитвы Соломона ниспал с неба огонь и поглотил жертвы (об этом упоминает и Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 4, §4), чем выражалась богоугодность жертв и действительность благодатного присутствия Иеговы (ср. Лев 9:24; Суд 6:20-21; 3 Цар 18:38; 2 Макк 2:10).


8:62-66 Огромное число жертв (63), преимущественно мирных (евр. шламим), соединявшихся, как известно, с пиршествами приносителей и приглашенных ими сотрапезников (Лев 7:11 и сл.; Втор 12:7; 14:23), вполне понятно при громадном стечении народа (65) на торжество1Подобное стечение народа в Иерусалиме имело место и впоследствии, напр., в праздник Пасхи. По Иосифу Флавию (Иуд. война. VI, 9, §3), в роковой для Иудеи год (70 г. по Р. Х.) падения Иерусалима на праздник Пасхи собралось около 2 млн. человек: одних агнцев пасхальных было заклано 256 000., длившееся не менее двух недель (65, ср. Феодорит, вопр. 30). Ввиду обилия жертв, устроены были и освящены дополнительные жертвенники во дворе храма.


8:65 Выражение «от входа в Емаф до реки Египетской» напоминает известное уже «от реки (Евфрата) до земли Филистимской и до пределов Египта» (4:21; Евр 5:1); оба выражения определяют границы Еврейского царства при Соломоне от крайнего северо-востока до крайнего юго-запада. Емаф (евр.: Хамат, LXX: ‘Ημάυ, ’Εμάθ, Αἰμάθ, Вульгата: Emath) — при Моисее — северный предел обетованной земли (Чис 13:22; 34:8; Ономастикон, 424-425), к северу от гор Ермона или Антиливана, на реке Оронте. При Давиде Емаф с областью был самостоятельным государством, и здесь был дружественный Давиду князь Фоа (2 Цар 8:9-10; 1 Пар 18:9-10); Соломон занял его (2 Пар 8:3-4) и укрепил (3 Цар 9:19; ср. 4 Цар 14:28; 17:24,30; 18:34; 19:13). У греков впоследствии Емаф назывался ’Επιφάνεια (Reland. Palдstin. 119). «Река Египетская» или «поток (евр. нахал) Египетский» — не Нил, а юго-западная граница Палестины (Чис 34:5 и др.), где был город Ринокорура, теперь Эль-Ариш, близ Газы (Ономастикон, 797).


8:65-66  Семь дней и еще семь дней, четырнадцать дней: первые 7 дней — с 8 до 14 числа 7-го месяца этанима или тисри, а затем 15-22 числа того же месяца — празднование семидневного праздника (Лев 23:39 и сл.) Кущей (2 Пар 7:8-10), в день отдания которого (8-й день, 23-го числа, ст. 66, ср. 2 Пар 7:10) Соломон отпустил народ.


9:1-2 «По окончании праздника Владыка Бог снова является Соломону, устрояя сие во спасение, чтобы, освободившись от забот, не предался лености и по необходимости припоминал законы Его, обещает же подтвердить обетование, данное отцу, а преступникам законов угрожает гибелью и тем, что ради них освященный храм оставит пустым» (блаж. Феодорит, вопр. 30). Таким образом, блаж. Феодорит относит это второе (после Гаваонского, 3 Цар 3:5 и сл.) или собственно третье (если считать бывшее во время построения храма 6:11-13) откровение Бога Соломону ко времени непосредственно после освящения храма. Иудейская традиция (Мидраш Wajiqra R. на Лев 10) относила это богоявление даже прямо на ночь, последовавшую за освящением храма1По освящении храма, рассказывает Мидраш, Соломон отпраздновал свой брак с дочерью фараона: вследствие распущенного веселья, царившего на брачном пиршестве, Соломон проспал время совершения утренней жертвы, и притом лишил и народ возможности принести ее, так как ключи от храма хранились у Соломона. Вообще, по мысли традиции, момент освящения храма был и началом отступничества Соломона.. В пользу этого могло бы говорить то, что слова откровения (ср. 2 Пар 7:12-16) в этот раз имеют характер ответа на молитву Соломона. Однако если данное откровение по содержанию своему несомненно имеет связь с описанным в предыдущей (8-й) главе освящением храма, то время этого откровения, по прямому свидетельству библейского текста (ст. 1), определяется так: «после того, как Соломон кончил строение дома Господня и дома царского», т. е. не менее 13-ти лет спустя по освящении храма (6:38; 7:1) или 20 лет спустя от закладки храма (6:1; 9:10; 2 Пар 8:1), иначе — на 24-м году царствования Соломона. По мысли митр. моск. Филарета, «намерение беседы Божией состоит не столько в обетовании, которым она начинается, сколько в угрозе, которою заканчивается. Конечно, Серцеведец близко видел опасность, которой внешнее счастье подвергало добродетель Соломона, чтобы предостерегать его» (Начерт. церковно-библейской истор. Изд. 10-е, стр. 228, примеч.). Таким образом, описанное в 9:1-9 откровение Божие Соломону произошло в момент расцвета его внешней славы и силы, с чем совпало и предвестие его будущего падения (ср. 11:1-9).


9:3-5 Первая половина речи Иеговы есть обетование Его — пребывать в храме Соломоновом «на веки» (евр. ад-олам ст. 3), т. е. до пришествия Мессии, — и утвердить династию Давида на престоле (ст. 5) под условием подражания Соломона Давиду (4 ст.), этому истинно теократическому царю. Обетование это, по содержанию и смыслу, близко напоминает ранее данные Соломону (3:14; 6:12).


9:6-9 (2 Пар 7:19-22). Вторую и главную идею откровения выражают божественные угрозы Израилю, земле его и храму в случае неверности израильтян Иегове и служения «богам иным»; угрозы эти по существу тождественны с возвещенными Израилю еще Моисеем (ср. Лев 26:14; Втор 8:19; 28:15,37; 29:23-26). Исполнился этот божественный приговор над народом и храмом впервые при разрушении Иерусалима и храма и пленении народа Навуходоносором (около 589 г. до Р. Х.) (4 Цар 25:9 и сл.), окончательно же, уже после непринятия Израилем Мессии — Христа Спасителя, в 70 г. по Р. Х., когда вновь были разрушены Иерусалим и храм и народ иудейский прекратил бытие свое в качестве цельной самостоятельной национальности.


9:10-14 Раздел этот стоит вне исторической связи с предыдущим. Несмотря на внешний блеск и богатство царствования Соломона, он, очевидно, не имел возможности иначе вознаградить Хирама, тирского царя, за его услуги при постройках (ст. 11, 5:7-12; 2 Пар 2:8-16), как уступкой ему части израильской территории, в прямом противоречии с запрещением закона продавать землю навсегда (Лев 25:23), следовательно, и отчуждать как-либо часть ее. Соломон дал Хираму «20 городов в земле Галилейской», евр. Галил (ст. 11), LXX Γαλιλαία, Вульгата: Galilaea. Это — не вся Галилея в позднейшем, новозаветном смысле — область между Самарией на юге и Ливаном на севере (Иосиф Флавий. Иуд. война III, 3, §1; Лк 8:26; 17:3; Деян 9:26; Ономастикон, 320), но только самая северная часть ее первоначально назначенная в удел колену Неффалимову (Нав 20:7; 21:32), но остававшаяся в руках хананеян, преимущественно ими населенная и потому называвшаяся «Галилея язычников» (Исх 9:1; Евр 8:23; Мф 4:15). В этом могло заключаться некоторое оправдание поступка Соломона с городами. Впрочем, расположенные в бедной, невозделанной провинции они, естественно, не понравились Хираму, что он выразил в названии провинции именем Кавул (ст. 13). По объяснению Иосифа Флавия (Иуд. древн. VIII, 5, §3), Кавул, Χάβαλον с финикийского значит «неугодное, неприятное» (οὐκ ἀρέσκον). LXX передают евр. Кавул то через собств. имя Χάβαλον, то через нарицат. ὅριον, слав.: «предел» (Хавуль), сближая, видимо, название это с евр. гебул (граница, предел). Нарицательное значение имени Кавул вообще неясно. «Брат мой» (13) в обращении Хирама к Соломону — не выражение интимности, а язык дипломатических сношений государей древних (ср. 3 Цар 20:32; 1 Макк 10:28; 11:30). Во 2 Пар 8:2 говорится, напротив, о том, что Хирам дал города Соломону и что последний обстроил их и поселил в них израильтян. Здесь же (ст. 14) — только о 120 талантах золота, присланных Хирамом Соломону.


9:15-19 Причина как материальной зависимости Соломона от Хирама, так и тяжкой подати, какую Соломон возложил на народ, была одна и та же: множество предпринятых им построек; причем выражение «построить» (бана) в приложении к целым городам, иногда давно уже существовавшим и ранее, может означать простую поправку, реставрацию, укрепление города. Так, Соломон построил, кроме храма и дворца, еще Милло, и стену Иерусалимскую, и Гацор, Мегиддо и Гезер (ст. 15). Милло (LXX Μελὼ καὶ τὴν ἄκραν, слав.: Мелон и краеградие) — насыпь, вал, но также и крепость (какая, напр., была в Сихеме, Суд 9:6,20); в Иерусалиме еще Давид основал такую крепость, может быть, укрепил бывшую еще у иевусеев (2 Цар 5:9; 1 Пар 11:9), Соломон же, по-видимому, не раз предпринимал реставрацию этих укреплений (9:15,24; 11:27); вместе с тем, он укрепил и, может быть, расширил стену Иерусалима (сн. 3:1). Гацор, LXX ’Ασσούρ, слав.: Ассор, — город в Неффалимовом колене (Нав 19:36), некогда столица хананейского царя Иавина (Нав 11:1 и сл.; Суд 4:2). Мегиддо (ср. 4:12) — важный стратегический пункт при входе в долину Изреель, ключ средней и северной Палестины. Газер или Гезер (LXX Γαζερ) — левитский город на западной границе колена Ефремова, близ Средиземного моря; некогда завоеванный Иисусом Навином (Нав 10:33; 12:12; 16:3), не был удержан евреями (Суд 1:29) и находился во владении хананеев до тех пор, пока (ст. 16) фараон — тесть Соломона, может быть, Рамзес Миамун (по предположению Клерика) — не отнял его у хананеев и не отдал Соломону в качестве приданого за дочерью (теперь Tell-Gezer) (ст. 17). Соломон обстроил Гезер и близ него лежавший Вефорон (Бет-хорон, Βαιθωρών), называемый нижним; в Нав 16:5; 21:22 упомянут Вефорон верхний, а по 2 Пар 8:5 Соломон обстроил оба Вефорона, верхний и нижний, — тот и другой в колене Ефремовом, теперь Beit-Ur (Robinson. Palдstina. III, 273).


9:18  Ваалаф — в Дановом колене (Нав 19:44) недалеко от Газера и Вефорона (ср. Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 6, §1). Фадмор (Thadmor, LXX Θερμώθ, Ономастикон, 515: по Евсевию Θερμώθ; по блаж. Иерониму Thermoth) — по предположению, «большой богатый город между Ефратом и Дамаском» (Кейль), в горах Ливанских, нынешний Баальбек (Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 6, §1). В пользу этого предположения может говорить то обстоятельство, что в ketib масоретского текста имя Фадмор написано: Тамар (собств. пальма): Пальмира-Баальбек. Но в параллельном месте 2 Пар 8:4 имеется Thadmor, так читают древние переводы и масоретское qeri2 Qeri и ketib — отметки в евр. рукописях библейского текста, принадлежащие еврейским критикам текста; кери показывает, как правильнее читать слово; кетиб — каково наиболее вероятное написание сомнительного слова. в кодд. 30, 113, 115, 246, 249, 251. Главное же, что не позволяет здесь видеть Пальмиру или Баальбек, сирийский город, состоит в том, что Соломон не мог владеть этим городом по отдаленности его местоположения от границы его владений. Вероятнее поэтому «Фадмор в пустыне» искать на юге царства Соломонова, тем более, что у пророка Иезекииля (47:19; 48:28) город этого имени назван в числе южных пограничных городов Палестины.


9:19  Города для запасов — вроде египетских Пифома и Раамсеса (Исх 1:11; ср. 2 Пар 8:4; 17:12), где были хлебные склады или магазины (ср. 2 Пар 16:4); «города для колесниц и города для конницы»: конница и колесницы Соломона были размещены по разным городам, жители которых содержали конницу и хранили колесницы (4:26-27).


9:20-22 Покоренные народы и пленники, по общему обычаю Востока, употреблялись на оброчные государственные работы. Поэтому всех хананеев Соломон употреблял для бессменных тяглых работ (ср. 5:15). Природные же евреи от таких работ были освобождены или, по крайней мере, поставляемы на подобные работы в нарочитых случаях, как при построении храма (5:13) или при реставрации городской крепости (11:27), когда рабочими были евреи из колен Ефремова и Манассиина (ст. 28), что и послужило поводом к восстанию Иеровоама.


9:23 О неодинаковом числе приставников по указанию данного стиха, 3 Цар 5:16, а также 2 Пар 2:18; 8:10; см. примеч. к 5:16. Разность цифр, вероятнее всего, объясняется действительно неодинаковым количеством приставников Соломона в разное время, в зависимости от неодинакового числа и стоявших на работе в то или другое время рабочих.


9:24 Сн. ст. 15 и 3:1. Побуждением для поселения жены Соломона, дочери фараона, в особом дворце в 2 Пар 8:11 указано благоговейное опасение Соломона, как бы не оскорбить святости дома Давидова, лежавшего близ храма, поселением женщины.


9:25 Из ряда обыденных жертв Соломона выделяются жертвы, приносившиеся им три раза в год, т. е. в великие праздники древнееврейского церковного года: Пасхи, Пятидесятницы и Кущей, 2 Пар 8:12-13.


9:26-28 Для покрытия многочисленных расходов по постройкам и других Соломон изыскал совершенно неведомый до него источник государственного дохода: морскую торговлю, конечно, под руководством известных в древнем мире мореплавателей — финикиян (ст. 27). О таком небывалом предприятии Соломона свящ. писатель говорит подробно здесь и ниже 10:11-12,22; ср. 2 Пар 8:17-18; 9:21. Место постройки корабля, точнее флота (евр. они означает флот, а корабль по-еврейски онийа, ср. Ин 1:3-5; Притч 30:19), отправлявшегося в дальнее плавание, определяется двумя городами: 1) Ецион-Гавер (LXX Γασιων Γαβερ, слав.: Гасион Гаверский), идумейский порт при северо-восточном заливе, так называемом Эланитском, Чермного, или Красного, моря (евр. Ям-Суф, т. е. «тростниковое море» — от обилия тростника по берегам его); местность эта стала известна евреям еще со времен странствования по пустыне (Чис 33:35; Втор 2:8. ср. блаж. Феодорит, вопр. 31). Близ Ецион-Гавера находился и Елаф (LXX Αἰλάθ), ср. Втор 2:8; город, по имени которого залив назывался Эланитским. Давид взял этот портовый город у идумеев (4 Цар 8:14); впоследствии Озия укрепил его (4 Цар 14:22), но при Ахазе Елаф был отвоеван у иудеев Рецином Сирийским в пользу идумеев (4 Цар 16:6). Позже Елаф назывался Элана, иначе Вереника (Иосиф Флавий VIII, 6, §4; Ономастикон, 423; Робинсон I, 279), теперь Акаба. Елаф, преимущественно перед Ецион-Гавером, имел важное торговое значение и потому сделался местом отправления торгового еврейского флота в таинственную золотоносную страну Офир (LXX: ’Ωφείρ, Σωφείρ и под.). Положение последней пытались определить частью по созвучию этого названия с различными местностями земного шара, частью на основании привозимых из Офира товаров. Офир полагали: 1) в Индии (Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 6, §4; блаж. Феодорит, вопр. 32 и мн. новые исследователи), причем Офир сближали с г. Супара на западном берегу Ост-Индии или с г. Абгира — на восточном. Но сомнительно самое сближение столь различных имен; затем в Индии не было золота; наконец, рейсы в Индию по своей отдаленности маловероятны; 2) в Восточной Африке, где на берегу против Мадагаскара был г. Софала. Но знакомство евреев и даже финикиян с Восточною Африкой подлежит еще большему сомнению; 3) в Южной Аравии: в пользу этого предположения говорит то, что в Быт 10:26,29 Офир, один из потомков Иоктана, является родоначальником арабских племен (наряду с Шеба и Хавила). Это предположение оправдывается традицией еврейской и христианской (Ономастикон, 924). Близость расстояния этой местности от Елафа не мешала флоту еврейскому употреблять по 3 года на один рейс, 10:22: неизвестно, сколько стоял флот в Офире.


Из Офира флот привез 420 (по 2 Пар 8:8 — 450) талантов золота.


10:1 Местом жительства и царствования царицы Савской (евр. Шеба) обыкновенно считается Счастливая Аравия (Быт 10:7; 1 Пар 1:9). По Иосифу Флавию (Иуд. древн. VIII, 6, §5), напротив, она жила и царствовала в Эфиопии; мнение Иосифа Флавия повторяют Евсевий, Иероним (Ономастикон, 807) и блаж. Феодорит (вопр. 33). Но мнение Иосифа Флавия основано на смешении племени «шеба» (арабского) с племенем «себа» — кушитским (Ис 43:3; Пс 71:10). В преданиях мусульман сохранилось имя царицы Савской — Билькис (ср. Коран. Рус. перев. проф. Г. Саблукова. Казань, 1877, сура 27, 29, с. 322). Цель посещения царицы Савской определяется так: «пришла испытать его (Соломона) загадками»; состязания в остроумии доселе обычны у арабов, у которых мудрецы одного племени ищут случая к состязанию с мудрецами другого дружественного племени (ср. Суд 14:12-19). Подобное состязание в решении загадок, по Иосифу Флавию (VIII, 5, §3), имело место и в сношениях Соломона с Хирамом Тирским. В Евангелии, в словах Господа (Мф 12:42; Лк 11:31) целью прихода царицы Савской указывается желание послушать мудрости Соломоновой, как слабого предызображения божественной мудрости учения Господа, и в этом отношении она является типом всех язычников, помимо закона тяготевших к Христу и впоследствии самым делом обратившихся к Нему (блаж. Феодорит, вопр. 33).


10:2 В числе подарков, которыми, по обычаям Востока, царица Савская свидетельствовала Соломону свое уважение (ср. Пс 71:10), упомянуты «благовония» (евр. бесамим), вероятно, бальзамовое растение: по Иосифу Флавию, от царицы Савской ведет начало растущее в Палестине, близ Иерихона, и дающее корень опобальзама (Иуд. древн. VIII, 6, §6); растение это, несомненно, происходит из Аравии (проф. Гуляев, с. 232).


Пришла к Соломону — повторенное выражение (ср. ст. 1), по раввинам, означает будто бы брачный союз Соломона с царицей Савской.


10:3  Не было ничего незнакомогоевр. сокровенного, неелам), слав.: «не бе слово презрено» — буквальный перевод неточного греч. выражения: οὐκ ἠ̃ν λόγος παρεωραμένος.


10:4-5 Мудрость Соломона обнаружилась пред царицей Савской не в словах только Соломона, но и во всех учреждениях, порядках и устройстве его двора.


И не могла она больше удержаться, слав.: «вне себе бысть», у LXX-ти: ἐξ ἑαυτη̃ς ἐγένετο, с евр.: «не стало в ней духа» (Вульгата: non habebat ultra spiritum).


10:6-10 Признавая, что слава и мудрость Соломона превзошли молву о нем, царица считает блаженными окружающих Соломона (6-8).


10:8 Вместо «блаженны люди твои» (с евр.), слав. текст имеет (с греч.) «блажены жены (αἱ γυναι̃κές) твои»: LXX читали в евр. тексте не anaschim, «мужи», как в теперешнем масоретском тексте, а naschim, «жены»; и такое чтение (в связи с последующим «блаженны слуги твои») заслуживает предпочтения пред евр.-русск.


10:9 Из того, что царица благословляет Иегову, не следует еще, что она сделалась прозелиткой, как и подобные слова Хирама (5:7), вопреки мнению раввинов, считавших их обоих прозелитами иудейства.


10:10 Ср. ст. 13. Подарки царицы и Соломона друг другу — обычное на Востоке выражение уважения и почтения (ср. Ис 71:10; Мф 2:11).


10:11-12 По ассоциации с рассказом о богатых подарках царицы Савской (ст. 10) говорится снова (ср. 9:28) о сокровищах, привозимых флотом, плававшем в Офир (ср. ниже ст. 22). Здесь названо с драгоценными камнями еще дерево алмуггим — по обычному пониманию, красное сандальное или черное эбеневое, растущее в Индии и Персии (Гезений. Thesaurus linguae hebr. P. 23; по Иосифу Флавию. Иуд. древн. VIII, 7, §1 — сосна или пихта). Из этого дорогого дерева Соломоном были сделаны «перила» или «помост» (евр. мисад, ср. 2 Пар 9:11) для храма и дворца (по некоторым — диваны по стенам), а также музыкальные инструменты: гусли (евр. киннорот) и псалтири (невалим), по LXX: νάβλας καὶ κινύρας, Вульгата: citharas lyrasque, слав.: сопели и гусли. Оба инструмента струнные (Пс 70:22; 107:3; 150:3): различие же между ними заключалось частично в неодинаковом устройстве резонансирующего ящика, частью в способе игры (ср. блаж. Феодорит, вопр. 34).


10:14-15 Доходы Соломона: 666 талантов золота, по мнению Кейля, равнялись 17 миллионам талеров, на наши деньги — ок. 20 млн. рублей. Талант — 3 000 сиклей или 50 мин (Исх 38:25). Специальный, конечно, ежегодный доход Соломона составляли пошлины от торговцев и купцов, а также подати с покоренных царей «Аравийских» (евр.: ereb, у LXX: του̃ πέραν, слав.: «странных»).


10:16-21 Из предметов роскоши во дворце Соломона свящ. писатель называет: а) двоякого рода золотые щиты: больших размеров щиты, евр. цинна, по 600 сиклей каждый щит, покрывал все тело, и меньший — евр. маген, по 3 мины (= 180 сиклей) или по 300 сиклей (2 Пар 9:16), щиты положены были в дом леса Ливанского; военного значения они, по-видимому, не имели, а употреблялись в парадных царских выходах (3 Цар 14:28); б) трон из слоновой кости (18-20); об устройстве его по представлению иудейской традиции см. примечание к 7:7.


10:22  Фарсис (евр. Таршиш), по общепринятому почти мнению, есть финикийская колония в Испании (ср. Ис 23:10; Иер 10:9; Иез 38:13). Но выражение «корабль Фарсисский на море» не означает корабля или флота, ходившего в Фарсис (как ошибочно во 2 Пар 9:21; 20:36-37. Вульгата: ibat in Tharsis): флот Соломона ходил в Офир (9:28; 10:11), а не в Фарсис; выражение это имеет общий смысл: морской корабль, корабль дальнего плавания, как теперь есть эпитеты для пароходов «гренландский» или «ост-индский». Иосиф Флавий, напротив, видел здесь название залива Средиземного моря при известном киликийском городе Тарсе, родине апостола Павла: «у Соломона, — говорит Иосиф Флавий, — имелось множество кораблей в так называемом Тарсийском море» (Иуд. древн. VIII, 7, §2). Но о последнем ничего не известно из библейского текста. В числе товаров, привозимых флотом, названы обезьяны (евр. кофим) и павлины (евр. туккиим). Иосиф Флавий считал последнее слово названием невольников, эфиопов.


10:23-26 Верх славы Соломона (ср. 2 Пар 9:22-24). О колесницах и коннице ср. 4:26; 9:25-26; 2 Пар 1:14-16. Неоднократное повторение о них имеет в виду отметить новизну их для Израиля и, может быть, противоречие с законом о царе (Втор 17:16).


10:26  Тысяча четыреста колесниц — в греч. пер.: сорок тысяч коней колесничных.


10:27-29 Образное и гиперболическое выражение для обозначения роскоши придворной жизни Соломона.


10:27 Сикомора, евр. шикма, греч. σικόμορος συκαμινος, слав.: черничие — низший сорт смоковницы, дерево невысокого роста (Ис 9:9).


10:28-29 Покупка коней производилась на границе с Египтом. Из Кувы, слав.: от Фекуи, LXX: ἐκ Θεκουε, Вульгата: de Coa. Соответствующее еврейское слово микве понимается двояко: или как одно целое слово микве (множество, толпа) (ср. Быт 1:10; Исх 7:19; Лев 11:36), в данном случае: «караван (купцов)» или «табун (коней)»; или же, согласно с переводами LXX, Вульгаты и др., означенное слово разлагается на два: мин-кве (Куе), причем последнее считается именем местности или провинции в Каликии или на границе Египта (Винклер, Бретц, Кейль). Последнее мнение заслуживает предпочтения.


11:1-3 Несметные богатства Соломона (10:14-29) и ослепительный блеск его царствования вообще, что поставило еврейского царя на один уровень со славнейшими современными ему царями языческих народов, расположили царя к подражаниям им сначала в культурной вообще стороне жизни, а затем и в области религии, в противность положительному запрещению закона. Такими запрещенными законом (Втор 17:16-17) нововведениями Соломона были упомянутое уже умножение конницы и колесниц (ср. замечание к 10:23-26), а еще более безграничное многоженство: у Соломона было до 1 000 жен (700 жен первого ранга и 300 наложниц (ст. 3)). Это чрезвычайное многоженство объясняется не столько чрезмерным женолюбием Соломона (LXX: φιλογύνης, слав.: женолюбив, ср. Иосиф Флавий. Иуд. древн. VIII, 7, §5), сколько мотивами политического свойства — суетным желанием возвысить славу двора своего увеличением гарема и превзойти в этом отношение других царей1Примеры многочисленных гаремов встречаются и у других царей Древнего Востока. О Дарии Кодомане известно, что в своем походе против Александра Великого он имел 300 наложниц. У Хозроя, царя персидского, было до 12 000 жен. Проф. Ф. Я. Покровский. Разделение Еврейского царства на царства Иудейское и Израильское. Киев, 1885, с. 270, прим.. Задавшись целью наполнить свой гарем, Соломон не делал различия между национальностями и совершенно пренебрег запрещению в законе браков с хананейскими женщинами (Исх 34:16; Втор 7:3,4; 23:4). В греко-славянских текстах, кроме названных в (ст. 1) евр.-русск. текстах народностей, упомянута еще аморрейская, что может быть общим названием хананеев (ср. Быт 48:22; Нав 24:15; Втор 1:7). Весьма возможно, что многие из этих жен не были действительными, служа лишь для украшения и пышности двора; в поэтическом выражении кн. Песнь Песней (Песн 6:8) упомянуто, что у Соломона было 60 цариц и 80 наложниц.


11:4-8 То, что закон имел предупредить запрещением браков с хананеянками — именно соблазн служения их богам, стало фактом в старости Соломона: под влиянием жен идолопоклонниц, при расслабляющем влиянии неги, роскоши и распущенности, ослабела энергия духа Соломонова в служении Иегове, совершенной преданности Иегове теперь не было в его сердце (4, 6; ср. Сир 47:22-23). «Измена его своей религии состоит в равнодушии к ней и в соблазнительной терпимости по отношению к языческим религиям» (проф. Ф. Я. Покровский. Разделение Еврейского царства... С. 285). Он не только дозволяет существование идолопоклонства в теократическом царстве, но и сам строит капища другим богам, содержит, быть может, служителей их на свой счет, принимает с женами своими участие, хотя бы внешнее, в культах их (ср. блаж. Феодорит, вопр. 37). Божества эти — все ханаанские. Астарта (евр. Ашгорет, мн. ч. Аштарот, греч. 'Αστάρτη̨) здесь (ст. 5) названа божеством сидонским, следовательно финикийским; почитали ее филистимляне (1 Цар 31:10) и все вообще хананеяне наряду с Ваалом (Суд 2:13; 10:16). Имя Астарта, вероятно, родственно с именем вавилонской богини Истар, близки обе богини и по значению: та и другая были богиней жизни, плодородия, любви, с другой стороны — охоты, войны. Двоякому значению Астарты соответствовал и двойной символ ее: она изображалась, с одной стороны, в виде женщины с покрывалом на голове в виде рогов луны (на такой символ Астарты указывает собственное имя местности в Палестине: Аштероф — Карнаим, Быт 14:5 — «Астарта с рогами»; в Карфагене Астарта изображалась в виде полнолуния; в Египте — луной в виде серпа); отсюда название Астарты у классиков: Οὐράνια, Coeletis, что вполне согласно с усвояемым в Библии именем Астарте «богиня неба» (Иер 7:18; 44:17,18); с другой стороны, как богиня плодородия, Астарта имела своими символами: корову (иногда с теленком), кипарис, пальму с плодами и мак. Если Ваалу, богу солнца, служение совершалось на высотах, то Астарте — в долинах и рощах. Характер культа, соответственно двойственному значению богини, был двоякий: частью суровый — самооскопление в честь богини войны, частью чувственный — постыдного разврата (Иер 1:42-43). См. М. Пальмов. Идолопоклонство у древних евреев. СПб., 1897, с. 295-308. Классики поэтому отождествляли Астарту с Афродитой или Венерой (ср. блаж. Феодорит, вопр. 50).


Милхом (ст. 5) тождествен с Молохом (ст. 7). Еврейское имя Молех — одного корня с мелех, царь, но с гласными слова бошет — «позор, поношение» (словом бошет верующие израильтяне называли и родственное Молоху божество Ваала, как видно, напр., из изменения имени Иш-баал, муж Ваала, в имя Иш-бошет, муж стыда); божество финикийское и аммонитское, у классиков называемое Кроносом или Сатурном. По идее божество близкое с Ваалом, следовательно солярное, выражало идею солнца, но только с разрушительной его стороны, также всесокрушающего времени. Статуя Молоха имела голову быка с золотой короной на ней, обширным туловищем и руками для принятия жертв культа, преимущественно детей: ужасное служение Молоху состояло преимущественно в «проведении детей через огонь», у евреев свирепствовало особенно при Ахазе (4 Цар 16:3), при Соломоне культ этот, вероятно, не принимал столь омерзительной формы. Впоследствии юго-западная долина у Иерусалима, так называемая Енномова, Гинномова, была местом отправления ужасного культа Молоха и потому сделалась образом и синонимом ада, геенны (ср. Пальмов, цит. соч. 252-272). Хамос, евр. Кемош, греч. Χαμώς (ст. 7, ср. 4 Цар 23:13; Иер 48:7; Чис 21:29) — национальное божество моавитян, называемых посему «народом Хамоса» (Чис 21:29; Иер 48:46); в известной надписи моавитского царя Меши он называет себя «сыном Хамоса» (1 строка); почитали Хамоса и аммонитяне (Суд 11:24). Вместе с Ваал-Фегором (Чис 25:5) Хамос был обнаружением единого божества; культ Хамоса имел мрачный, жестокий характер, требовал человеческих жертв (4 Цар 3:27); культ Ваал-Фегора, напротив, имел веселый чувственный характер (Чис 25). По идее, Хамос был солярным божеством, богом солнечного зноя и символом своим имел блестящий каменный диск.


11:7 Высоты и капища названными божествам (см. Пальмов, 246-252) Соломон построил «на горе, которая пред Иерусалимом», т. е. на Масличной или Елеонской горе (2 Цар 15:30; Зах 14:4), в 4 Цар 23:13 названной (по евр. тексту) «пагубною горою» (гар-гамашхит, греко-славянский: мосфаф), т. е. вследствие бывшего здесь идолослужения. По преданию, идолослужение, допущенное Соломоном, происходило на южном холме Елеонской горы, получившем название «горы соблазна».


11:9-13 Гнев Божий на Соломона был тем сильнее, чем больше были прежние милости Иеговы к нему, выразившиеся, между прочим, двукратным явлением ему Иеговы (3:5 и сл.; 9:3 и сл.), причем Бог нарочито подтвердил ему обязанности теократического царя. Только ради Давида и непреложности обетовании Божиих, за династией Давида останется одно колено (ст. 13), собственно два: Иудино и Вениаминово (12:23), но последнее по малочисленности здесь (как и ниже в ст. 36 и 32) не названо. Настоящее грозное предвозвещение дано было, вероятно, через пророка, а не непосредственно, как предыдущие откровения: теперь Соломон сделался уже недостойным непосредственных богоявлений (ср. блаж. Феодорит, вопр. 36). Доселе невозмутимый мир царствования Соломона был потревожен Адером (ст. 14-22), Разоном (ст. 23-25) и более всего Иеровоамом (ст. 26-40).


11:14-22 Отложение идумейского царевича Адера (евр.: Гадад, Вульгата: Adad, LXX: ’Αδέρ, в свое время бежавшего в Египет после покорения Давидом Идумеи, 2 Цар 8:13-14, причем здесь, ст. 15-17 восполняют краткое сообщение 2 Цар новыми подробностями. Принятый в Египте приветливо фараоном, — вероятно, предшественником тестя Соломонова, — Адер, несмотря даже на родственные связи с царствующим домом Египта, вернулся на родину в Идумею вскоре после смерти Давида и Иоава (ст. 21, ср. 3 Цар 2:10,34), т. е. в начале царствования Соломона; но враждебные действия против Соломона (за которые назван, ст. 14, сатан — «отступник, мятежник, противник», ср. блаж. Феодорит, вопр. 37) были уже во второй половине его царствования, когда пороки царя ослабили его энергию, а продолжительный мир расслабляюще подействовал и на народ его. В LXX, слав. в ст. 22 есть прибавка против евр.: καὶ ἀνέστρεψεν ’Αδέρ εἰς τὴν γη̃ν αὐτου̃, «и возвратился Адер в землю свою», — предложение, требуемое смыслом всей речи ст. 14-22 и, вероятно, принадлежавшее к первоначальному тексту. Из данного раздела следует, что Идумея еще задолго до смерти Соломона отложилась от него, и только Елаф с Ецион-Гавером оставались в руках его.


11:23-25 Подобное же противодействие встретил Соломон и на северной, сирийской границе, в завоеванной Давидом провинции (2 Цар 8:3-10), со стороны некоего Разона, который, по предположению Иосифа Флавия, действовал против Соломона совместно с Адером Идумейским (ср. ст. 25).


11:26-28 Но наибольшая, притом внутренняя опасность для Соломона и всей его династии возникла со стороны неизвестного дотоле Иеровома — ефремлянина (евр. Ефрати, ст. 26, иногда означает: жители Ефрафы или Вифлеема, Руфь 1:1; 1 Цар 17:12; иногда, как здесь, в Суд 12:5; 1 Цар 1:1: ефремлянин). Ефремово колено издавна тяготилось властью царя из колена Иудина, да и все прочие колена, в отличие от Иудина колена именовавшие себя Израилем, очень неохотно несли бремя власти царя иного колена (ср. 2 Цар 19:41-43). В данном же случае ефремлянин Иеровоам быль поставлен (28 ст.) надсмотрщиком над рабочими из родного ему «дома Иосифова», т. е. из колена Ефремова и Манассиина (Нав 17:17; 18:5; Суд 1:22,35), на работах по реставрации крепости и других зданий Иерусалима (27 ст.), и эта рабская работа (ср. 9:23) могла влить последнюю каплю в чашу давно копившихся чувств ревности и обид ефремлян в отношении Соломона; Иеровоам по своему личному честолюбию явился лишь подходящим выразителем недовольства своего колена династией Давида и стремления обособиться в самостоятельное царство (см. проф. Ф. Я. Покровский. Разделение Еврейского царства. С. 280-281).


11:29-39 Если причина возмущения Иеровоама против Соломона состояла в указанном недовольстве им целого колена, то разве поводом к обнаружению честолюбивых притязаний Иеровоама (ст. 40) могло послужить предсказание ему пророком Ахией царствования над 10-ю коленами; менее всего в этом предсказании можно видеть агитацию со стороны пророка Ахии (как полагают толкователи критического, отрицательного направления); равным образом нет оснований считать пророка и Иеровоама издавна знакомыми между собою и даже вступившими в соглашение, известно только, что оба они были из колена Ефремова (Силом, евр.: Шило, LXX: Σηλώ, Σηλώμ, откуда был родом пророк Ахия, находился в Ефремовом колене, к северу от Вефиля, Суд 21:19; Ономастикон, 870).


Символическое действие разодрания новой одежды пророком имело цель нагляднее выразить определение суда Божия о царстве Еврейском и запечатлеть это в уме и сердце Иеровоама. Новая одежда, по-видимому, символ крепости и юношеской силы неразделенного Еврейского царства, так еще недавно начавшего свое политическое бытие. 12 частей пророческой одежды, по собственному объяснению пророка, означают 12 колен израилевых, из которых 10 имели отойти под скипетр Иеровоама, что выражается и передачей ему 10 частей пророческой одежды (31). За домом же Давида имеет остаться одно колено — Иудино с присоединением Вениаминова, ст. 32,36 (по LXX, слав.: δύο σκη̃πτρα, две хоругви) — «дабы оставался светильник Давида» (ст. 36, ср. 15:4; 4 Цар 8:19) — потомство вообще, затем лучшие его представители, наконец, величайший потомок Давида — Мессия (ст. 39, ср. Лк 1:32,33).


11:32  А одно колено — в греч. пер.: два колена.


11:38 Иеровоаму имеет быть дано царство только под условием верности теократическим началам (ст. 38), которые, как известно, он впоследствии пренебрег с самого начала (3 Цар 12:26-30).


11:40 Вероятно, Иеровоам, преисполненный чувства тщеславия, не хранил в тайне пророческого предсказания и этим возбудил преследование Соломона, от которого бежал в Египет к фараону Сусакиму, евр. Шишак. Этот египетский фараон (впервые в Библии здесь встречается собственное имя фараона) был родоначальником новой XXII египетской династии, так называемой Бубастийсхой. Имя его встречается в надписях колонн Карнакского храма. Он был несомненно враждебен династии Соломона (ср. нашествие его на Иерусалим при Ровоаме, 14:25-26), почему, надо думать, охотно дал приют у себя мятежному подданному Соломона до самой смерти последнего.


11:41-42 «Книга дел Соломоновых» (41), как и ниже цитируемые «Летопись царей иудейских» (14:29; 15:7,23 и др.) и «Летопись царей израильских» (3 Цар 15:31; 16:5,14 и др.), представляла, без сомнения, записи современников и, вернее всего, пророков: Натана, Ахии, Иеддо (Иоиля) (2 Пар 9:29-31). Ср. проф. П. А. Юнгеров. Происхождение и историчность 3-й и 4-й кн. Царств. «Правосл. Собеседн.», 1905, июль-август, с. 415-419.


11:43 Обратился ли Соломон пред смертью к Богу, покаялся ли он в грехах неверности Иегове и нравственной распущенности? «К сожалению, — скажем словами митр. москов. Филарета, — обращение Соломона не столь достоверно, как его заблуждения. Однако Кирилл Иерусалимский, Епифаний, Иероним думают, что он предварил смерть покаянием... Книга Екклезиаста, по-видимому, есть памятник сего покаяния» (Начертание церковно-библейской истории. Изд. 10-е. С. 230-231).


3-я и 4-я книги Царств в еврейской Библии первоначально составляли одну книгу «Цари», евр. Melachim, и только с начала XVI в. по Р. Х. эта книга является разделенной на две — начиная с Бомбергского издания еврейской Библии 1517 года, две части неразделенной прежде книги называются особыми титлами: Melachim I и Melachim II, — несомненно, под влиянием греческой Библии LXX-ти, в которой с самого начала были две книги, в связи с книгами Самуила (или 1 и 2 Царств) именовавшиеся: βασιλείων τρίτη, βασιλείων τετάρτη. Однако в этой греческой версии, с одной стороны, не вполне точной является самая терминология — передача melachim (цари) через βασιλειαί (царства). Блаженный Иероним говорит: «Melachim, id est Regum, qui tertio et quarto Regum (Regnorum) volumine continetur... Metiusque multo Melachim id est Regum, quam Mamlachoth id est Regnorum dicere. Non enim multarum gentium regna describit, sed unius israelitici populi». Действительно, 3-я и 4-я книги Царств содержат в себе историю собственно царской власти и царей (не теократии вообще) у одного и того же еврейского народа, почему название «Цари» более отвечает их содержанию, чем «Царства». С другой стороны, не имеет реального основания разделение единой в себе истории на две книги: последняя глава 3-й кн. Царств, Re 1 22, и Re 2 1, излагающие одну историю царя израильского Охозии, только искусственно могли быть разделены по двум книгам. В действительности же обе книги и по форме, и по содержанию представляют единое неделимое целое, имея в отношении единства и законченности даже преимущество пред другими библейскими ветхозаветными книгами. Начинаются они историей славнейшего из еврейских царей Соломона, которому промыслом Божиим назначено было построить единственный по закону храм Иегове; а заканчиваются изображением гибели Иудейского царства, прекращением династии Давида и сожжения храма Иерусалимского, и таким образом содержат историю целого, вполне законченного периода библейско-еврейской истории (ср. Re 1 6:1): если период от исхода евреев из Египта до Соломона был переходным временем странствования и войн, и еще Давид был «человеком войны» (Cronache 1 28:3), а в религиозном отношении означенное время было периодом подвижного святилища — скинии (Samuele 2 7:6-7), то с Соломона, «мужа мира» (Cronache 1 22:9), для Израиля наступило время всецелого, покойного, прочного владения обетованной землей (Samuele 2 7:10-11; Re 1 5:3-4), соответственно чему именно Соломон построил неподвижный «дом» имени Иеговы (Samuele 2 7:13; Re 1 5:5; Re 1 6:12.38; Re 1 7:51).

Единство обеих книг простирается также на форму изложения, стиля и писательских приемов священного автора. Через всю книгу проходит одна, строго выдержанная точка зрения — теократическое воззрение о зависимости исторических судеб Израиля от искренности и чистоты его веры; всюду здесь встречаются замечания поучительного, религиозно-нравственного свойства, так что истории «царей» еврейских есть, можно сказать, церковно-историческое произведение на ветхозаветной почве. Форма и метод историографии 3-й и 4-й книг Царств строго определенны и одинаковы на всем их протяжении: о каждом царе сообщается время вступления его на царство, определяется общая продолжительность его царствования, делается характеристика и более или менее подробное описание его деятельности; наконец, дата смерти и указание источника сведений о данном царе. Период времени, обнимаемый содержанием 3-й и 4-й книг Царств равняется приблизительно четыремстам пятидесяти лет: с воцарения Соломона — около 1015 года до Р. Х. до освобождения в Вавилоне из темницы царя Иехонии (Re 2 25:27-30) в 37 году по его переселении в плен, т. е. (599 г. — 37 лет =) в 562 году до Р. Х. По Иосифу Флавию (Иудейские древности X, 8, §4), цари из рода Давидова царствовали 514 лет, следовательно без Давида, царствование которого описано в 2 Цар, — 474 года; сожжение храма, по мнению названного историка (там же, §5), произошло спустя 476 лет после его сооружения1По вычислениям И. Спасского (впоследствии † Сергия, архиепископа владимирского), от заложения храма до его разрушения прошло 407 лет. Исследование библейской хронологии. Киев, 1857, с. 131. . Этот период истории Израиля сам собой распадается на три меньших периода или эпохи, соответственно которым могут быть разделены на три части и 3-й и 4-й книг Царств: 1) период царствования Соломона, Re 1 1:11; 2) период синхронистической истории обоих царств Еврейских, Иудейского и Израильского, от разделения до падения северного — Израильского царства, Re 1 12Re 2 17:3) период одиночного существования южного — Иудейского царства с момента разрушения Израильского царства до падения Иерусалима и Иудеи под оружием халдеев, Re 2 18-25. Для каждой из этих эпох священный писатель имел у себя свой особый источник: а) для истории Соломона таким источником была «Книга дел Соломоновых», евр.: Sepher dibre — Schelomoh, LXX: βιβλίον τω̃ν ῥημάτων Σαλομών, Вульгата: Liber verborum dierum Salomonis, слав.: «Книга словес Соломоних» (Re 1 11:41); б) для истории царей южного царства, от Ровоама до Иоакима включительно, — «Летопись царей иудейских», Sepher dibre — hajiamimlemalche Iehudah, βιβλίον λόγων τω̃ν ἡμερω̃ν τοι̃ς βασιλευ̃σιν ’Ιου̃δα, Liber verborum dierum regum Juda, Книга словес царей Иудиных (Re 1 14:29; Re 1 15:7; Re 1 22:46; Re 2 8:23; Re 2 12:20; Re 2 14:18; Re 2 15:6.15.36; Re 2 24:5 и др.) и в) для истории царей северного царства — «Летопись царей Израильских» (Re 1 14:19; Re 1 15:31; Re 1 16:5.14.20.27; Re 1 22:39; Re 2 1:18; Re 2 10:34; Re 2 13:8.12 и др.). Содержание и характер цитируемых источников остаются неизвестными; однако не подлежит сомнению, что они были отдельными, самостоятельными произведениями (для каждой из трех указанных эпох священный писатель пользуется каким-либо одним источником, не упоминая о двух других); что они содержали более того, что заимствовал из них писатель (обычная его формула: «прочие дела писаны в книге») и что при написании 3-й и 4-й книг Царств означенные источники не только существовали, но и были в весьма большой известности у народа. Из снесения рассматриваемых цитат из книг Царств с параллельными им местами из книги 2 Паралипоменон можно видеть, что все три упомянутых источника были писаниями пророков, которые вообще были единственными историографами в библейской древности (ср. Re 1 11:41 с Cronache 2 9:29; Re 1 14:21 с Cronache 2 12:15; Re 1 15:1-8 с Cronache 2 13:22; ср. также Re 2 18:13-20:19 с Isaia 36-39; Geremia 52 с Re 2 24-25). Напротив, мнение (Делича и др.) о светском происхождении летописей царей, послуживших источниками для 3-й и 4-й книг Царств, — о составлении их упомянутыми в Samuele 2 8:16; Re 1 4:3 mazkir’ами (LXX: ὑπομνηματόγραφος, слав.: памятописец, русск.: дееписатель), не может найти себе подтверждения в библейском тексте. По словам блаженного Феодорита, «каждый пророк имел обычай описывать события, в его время совершавшиеся, ему современные. Другие же, совокупив это воедино, составили книги Царств» (Толкование на книги Царств, предисловие, см. вопр. 4 на 2 Цар и 49 на 4 Цар). Боговдохновенное достоинство книг Царств этим само собою предполагается.

Время написания 3-й и 4-й книг Царств может быть с вероятностью определено — из упоминания об освобождении Иехонии (562 г.) и отсутствия в книгах указания о конце плена и указе Кира (536 г.) — второй половиной вавилонского плена, около половины VI столетия до Р. Х. Писатель книг неизвестен: определенных указаний на автора в книгах нет. Талмудическое предание (Бава-Батра, 15a) считает писателем 3-й и 4-й книг Царств пророка Иеремию. Но если в пользу этого предположения могло бы говорить сходство некоторых мест из книг Царств с книгами пророка Иеремии (ср. Re 2 25 с Geremia 52), то прямо против него говорят: а) время и б) место написания 3-й и 4-й книг Царств, поскольку это время и место могут быть определены с вероятностью. Мы видели, что 3-й и 4-й книг Царств могли быть написаны не ранее второй половины плена вавилонского; в таком случае пророк Иеремия был бы тогда уже столетним старцем; но известно, что пророк Иеремия в первые же годы пленения уведен был иудеями в Египет (Geremia 43:6), где вскоре принял мученическую смерть от соплеменников (ср. Четьи-Минеи, под 1 мая). Невероятно также, чтобы Египет был местом написания 3-й и 4-й книг Царств: не для малой группы египетских беглецов из иудеев требовалось составление такого произведения, а для основной части народа Божия, т. е. плененной в Вавилоне. Последний и является вероятным местом происхождения обеих книг (указание на это видели, между прочим, в Re 1 4:24, Ebrei 5:4), и если указаний на жизнь Египта в наших книгах почти нет, то вавилонская жизнь и события из истории Ново-Халдейского царства многоразлично отразились в этих книгах. Но если пророк Иеремия не был писателем 3-й и 4-й книг Царств, то он все же влиял своей книгой на священного писателя 3-й и 4-й книг Царств (ср. Geremia 52 и Re 2 25). Принятие книг в канон (в раздел «nebiim rischonim» — «пророки первые, раннейшие») во всяком случае говорит о высоком достоинстве и авторитете их в иудейской церкви. Цель книг нравоучительная — показать, что «пока Израиль умел пользоваться божественным промышлением, он жил в мире и тишине, и все ему были покорны; но когда он терял помощь Божию, он подвергался неприятным нападениям» (Блаж. Феодорит. Толк. на 4 Цар, вопр. 31).

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

5:11 а) Букв.: коров - мера объема сыпучих веществ, ок. 220 л, т.е. всего ок. 4 400 000 л.


5:11 б) Бат - мера объема жидкостей, ок. 22 л, т.е. всего ок. 440 л; LXX: 20000 батов; ср. 2 Пар 2:10.


5:18 Так по друг. чтению.


6:1 Ок. 966 г. до Р.Х.


6:2 Локоть - мера длины, ок. 45 см, т.е. размеры Храма: 27 9 13,5 м.


6:3 а) Букв.: длиной в двадцать локтей, во всю ширину Храма.


6:3 б) Т.е. на 4,5 м.


6:4 Или: решетчатые окна. Евр. текст неясен.


6:5 Евр. давир - внутреннее помещение Храма, точнее, Святая святых (см. ст. 16; 2 Пар 5:7).


6:6 Т.е. соотв. ок. 2,3 м, 2,7 м и 3,2 м.


6:8 Букв.: правой.


6:10 Т.е. ок. 2,3 м; то же в ст. 24.


6:16 Или: самое святое место (Храма).


6:17 Возможно, указанная здесь длина включает также и притвор Храма.


6:18 Или: округлые узоры.


6:20 а) Т.е. ок. 9 м.


6:20 б) Перевод по LXX; смысл масоретского текста неясен. Друг. возм. пер.: и жертвенник (из) кедра (также) покрыл (золотом).


7:2 Т.е. размеры дворца: 45 22,5 13,5 м.


7:4 Текст оригинала неясен.


7:9 Или: и снаружи вплоть до большого двора.


7:14 Букв.: исполнен мастерства, сообразительности и знания; ср. Исх 31:3.


7:15 Пер. по друг. чтению; масоретский текст: и вокруг второй колонны был обвязан шнур длиной в двенадцать локтей.


7:21 а) Букв.: Он утвердит.


7:21 б) Букв.: в Нем сила.


7:23 Емкость для воды в Храме.


7:24 Или: округлые узоры.


7:25 Букв.: задней стороной они были обращены внутрь. Очевидно, речь идет о лучеобразно расположенных фигурах.


7:26 Т.е. 44000 л.


7:27 Ср. Исх 30:18.


7:27 Т.е. размер подставки: 1,8 1,8 1,35 м.


7:31 Что именно составляло полтора локтя (ок. 0,7 м), неясно: общая глубина отверстия, считая от верхушки возвышавшейся кромки (ср. 7:35), или диаметр этого отверстия.


7:35 Т.е. ок. 0,2 м.


7:38 Т.е. ок. 880 л.


7:48 Или: хлебов Присутствия. Ср. Исх 25:30.


7:50 Или: Святилище.


8:1 Букв.: (явиться) к царю Соломону в Иерусалим.


8:12 Или: в глубоком мраке / во мгле; ср. Син. и слав. пер. и Исх 19:9; 20:21; Втор 4:11; 5:22; Пс 18:9; Иов 22:13.


8:13 Или: будешь восседать вовек.


8:22 Или: встал возле жертвенника.


8:23 Букв.: ходят пред Тобой.


8:25 Букв.: блюсти свои пути.


8:29 Букв.: будет слать к этому месту.


8:35 а) Или: прославит.


8:35 б) Или: когда Ты смиришь его.


8:38 Букв.: к этому месту.


8:39 а) Букв.: действуй.


8:39 б) Букв.: сердца.


8:66 Букв.: восьмой (считая от второй семерки).


9:4 Букв.: ходить предо Мной, как ходил отец твой Давид.


9:7 Букв.: удалю прочь от лица Моего.


9:13 Название Кавул созвучно евр. выражению, которое переводится: как никакой.


9:14 Т.е. ок. 4 т.


9:15 Или: Милло (предположительное название квартала в Иерусалиме); то же в ст. 24.


9:25 а) См. примеч. к Исх 24:5.


9:25 б) Букв.: так он закончил (строительство) Дома (Божьего).


9:28 Т.е. ок. 14,5 т.


10:1 Упоминание имени Господа здесь, возможно, указывает на источник мудрости Соломона.


10:3 Букв.: ее.


10:11 Букв.: древесину альмуг - название породы дерева, точный перевод неизвестен.


10:12 Букв.: перила (лестницы).


10:14 Т.е. ок. 23 т.


10:16 Т.е. ок. 7 кг.


10:17 Т.е. ок. 1,5 кг.


10:22 Или: корабли дальнего плавани; Таршиш - самый дальний порт того времени.


10:26 Букв.: Соломон собрал.


10:28 Друг. возм. пер.: из Муцура, то есть Кве - область в Киликии, которая, вероятно, здесь названа Кве; то же в ст. 17.


10:29 а) Т.е. ок. 7 кг серебра.


10:29 б) Т.е. ок. 1,7 кг.


11:2 Букв.: склонят они ваши сердца; то же в ст. 3, 4, 9.


11:3 Букв.: его жены.


11:10 Букв.: не идти за чужими богами.


11:27 а) Букв.: он поднял руку на царя.


11:27 б) Букв.: Милло - возможно, название одного из городских кварталов.


11:38 Букв.: воздвигну для тебя прочный дом, как тот, что воздвиг для Давида.


«Боже Израилев, прошу: да сбудутся Твои обещания, которые Ты дал слуге Своему и отцу моему Давиду. Богу ли обитать на земле?! Если небу и небесам небес вместить Тебя не дано, как вместит Тебя этот Храм, который построил я?.. Взирай открытыми очами Своими на Храм этот днем и ночью… и да будет услышана Тобой та молитва, которую слуга Твой будет возносить на этом месте» (8:26-29).

Так при освящении Иерусалимского Храма обращается в молитве к Богу царь Соломон. Богу не нужен дворец, как земному правителю, и Он не может быть ограничен пределами земного храма - но человек нуждается в священном месте для поклонения своему Создателю. И к возведенному Соломоном храму веками будут приходить верующие израильтяне - цари и простые люди, священники и пророки, сюда устремят свой путь пилигримы, чтобы встретиться с вездесущим Богом и обрести душевный покой.

Третья и Четвертая книги царств в еврейской традиции называются Первой и Второй книгами царей, потому что в них описана история правителей, занимавших престолы Израиля и Иудеи (после смерти царя Соломона они стали отдельными государствами). Но по содержанию эту книгу можно назвать Книгой о Храме царя Соломона, как предыдущую книгу называют Книгой царя Давида.

Начинается Третья книга царств с рассказа о борьбе за престол царя Давида, развернувшейся на закате его жизни (гл. 1, 2). Великий царь, одержавший множество славных побед, слаб и беспомощен перед лицом старости, болезни и смерти; и хотя он еще жив, сыновья уже делят его наследство.

«Когда пришло Давиду время умирать, он завещал сыну своему Соломону: „Я отправляюсь в путь, что предначертан всем, - а ты крепись и мужайся…“» (2:1, 2). Будучи прежде всего царем и сыном своего времени, он советует Соломону одолеть врагов и недоброжелателей, в свое время избегнувших его собственной руки. Прожив непростую жизнь, радея о духовном благополучии сына и ввереного ему народа, он наказывает Соломону: «Повинуйся указаниям Господа, Бога твоего: следуй Его путями, повинуйся тому, что Он установил и заповедал, что судил и о чем засвидетельствовал, как написано в Законе Моисея» (2:3).

Но главное дело, завещанное Соломону Давидом, - это строительство Храма в Иерусалиме, столице Израильского царства. Иерусалимский храм - это священное место, где хранится ковчег Завета.

При всей легендарной мудрости царя Соломона, его история стала прологом к падению единого царства. Сам царь не устоял: тот, кому было дано два видения от Яхве, строит рядом с Храмом Живого Бога языческие алтари для своих многочисленных жен. Вскоре через пророка Бог доносит до него ошеломляющую весть: «Я вырву царство у тебя и отдам твоему слуге» (11:11).

Предсказание сбывается через сына царя, Ровоама, прямого наследника престола. Желая выглядеть сильнее своего прославленного отца, он накладывает на подданных непосильное бремя налогов и трудовой повинности. Суровые меры молодого царя вызвали негодование у народа, и северная часть Израиля, возглавляемая мятежным рабом Иеровоамом, отделяется от царя в Иерусалиме, под властью которого остается только колено Иуды (гл. 12).

Далее повествователь ведет параллельный рассказ о наследниках Соломона, правивших в Южном царстве (Иудее), и о первых царях Северного царства (Израиля), построивших собственную столицу Самарию (гл. 13-16). Разделение и вражда стали началом упадка, казалось бы, незыблемого государства. Вступающие на престол цари следуют собственной выгоде и своим желаниям куда чаще, чем воле Божьей. Храмовое богослужение не убеждает народ жить по Закону Божьему, а на Севере к тому же быстро возникают и собственные святилища, «капища на холмах» (12:31), свой «государственный» культ.

Имено поэтому в последних главах этой книги (17-21) появляется новый герой - пророк Илия, чье имя означает «мой Бог - Яхве». Илия, пожалуй, самый грозный из всех ветхозаветных пророков, его служение - это буря и пламень…

Третья книга царств - это не политическая история, а прежде всего осмысление духовного пути народа. Повествователь стремится показать, что Бог вовлечен в события истории, Он ищет общения с народом через верных Ему пророков, желая напомнить, что люди должны быть верны Завету, заключенному с Ним. Автор книги показывает, что, несмотря на преткновения царей и отступничество народа, Бог продолжает предостерегать их, заботиться о них, влечет их Своей любовью, готовый прощать и миловать.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Одновременно со строительством храма было начато строительство царского дворца, скромно названного домом... 

 

Мало получить в дар от Господа мудрость, её следует применять на деле. Но как часто, даже понимая, как следовало... 

 

Множество рук трудилось при строительстве храма, но мы по праву можем называть его храмом Соломоновым. Ведь именно... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).