Библия-Центр
РУ
Вся Библия
La Bible de Jerusalem (fr)
Поделиться

Exode, Chapitre 19

Le troisième mois après leur sortie du pays d'Égypte, ce jour-là, les Israélites atteignirent le désert du Sinaï.
Ils partirent de Rephidim et atteignirent le désert du Sinaï, et ils campèrent dans le désert ; Israël campa là, en face de la montagne.
Moïse alors monta vers Dieu. Yahvé l'appela de la montagne et lui dit : " Tu parleras ainsi à la maison de Jacob, tu déclareras aux Israélites :
"Vous avez vu vous-mêmes ce que j'ai fait aux Égyptiens, et comment je vous ai emportés sur des ailes d'aigles et amenés vers moi.
Maintenant, si vous écoutez ma voix et gardez mon alliance, je vous tiendrai pour mon bien propre parmi tous les peuples, car toute la terre est à moi.
Je vous tiendrai pour un royaume de prêtres, une nation sainte. " Voilà les paroles que tu diras aux Israélites. "
Moïse alla et convoqua les anciens du peuple et leur exposa tout ce que Yahvé lui avait ordonné,
et le peuple entier, d'un commun accord, répondit : " Tout ce que Yahvé a dit, nous le ferons. " Moïse rapporta à Yahvé les paroles du peuple.
Yahvé dit à Moïse : " Je vais venir à toi dans l'épaisseur de la nuée, afin que le peuple entende quand je parlerai avec toi et croie en toi pour toujours. " Et Moïse rapporta à Yahvé les paroles du peuple.
10 Yahvé dit à Moïse : " Va trouver le peuple et fais-le se sanctifier aujourd'hui et demain ; qu'ils lavent leurs vêtements
11 et se tiennent prêts pour après-demain, car après-demain Yahvé descendra aux yeux de tout le peuple sur la montagne du Sinaï.
12 Puis délimite le pourtour de la montagne et dis : "Gardez-vous de gravir la montagne et même d'en toucher le bord. Quiconque touchera la montagne sera mis à mort.
13 Personne ne portera la main sur lui ; il sera lapidé ou percé de flèches, homme ou bête, il ne vivra pas. " Quand la corne de bélier mugira, eux graviront la montagne. "
14 Moïse descendit de la montagne et vint trouver le peuple qu'il fit se sanctifier, et ils lavèrent leurs vêtements.
15 Puis il dit au peuple : " Tenez-vous prêts pour après-demain, ne vous approchez pas de la femme.
16 Or le surlendemain, dès le matin, il y eut des coups de tonnerre, des éclairs et une épaisse nuée sur la montagne, ainsi qu'un très puissant son de trompe et, dans le camp, tout le peuple trembla.
17 Moïse fit sortir le peuple du camp, à la rencontre de Dieu, et ils se tinrent au bas de la montagne.
18 Or la montagne du Sinaï était toute fumante, parce que Yahvé y était descendu dans le feu ; la fumée s'en élevait comme d'une fournaise et toute la montagne tremblait violemment.
19 Le son de trompe allait en s'amplifiant ; Moïse parlait et Dieu lui répondait dans le tonnerre.
20 Yahvé descendit sur la montagne du Sinaï, au sommet de la montagne. Yahvé appela Moïse au sommet de la montagne et Moïse monta.
21 Yahvé dit à Moïse : " Descends et avertis le peuple de ne pas franchir les limites pour venir voir Yahvé, car beaucoup d'entre eux périraient.
22 Même les prêtres qui approchent Yahvé doivent se sanctifier de peur que Yahvé ne se déchaîne contre eux. "
23  Moïse dit à Yahvé : " Le peuple ne peut pas gravir la montagne du Sinaï puisque toi-même tu nous as avertis : délimite la montagne et déclare-la sacrée. "
24 Yahvé reprit : " Allons, descends et remontez, toi et Aaron. Mais que les prêtres et le peuple ne franchissent pas les limites pour monter vers Yahvé, de peur qu'il ne se déchaîne contre eux. "
25 Moïse descendit alors vers le peuple et lui dit:

Exode, Chapitre 20

Dieu prononça toutes ces paroles, et dit :
" Je suis Yahvé, ton Dieu, qui t'ai fait sortir du pays d'Égypte, de la maison de servitude.
Tu n'auras pas d'autres dieux devant moi.
Tu ne te feras aucune image sculptée, rien qui ressemble à ce qui est dans les cieux, là-haut, ou sur la terre, ici-bas, ou dans les eaux, au-dessous de la terre.
Tu ne te prosterneras pas devant ces dieux et tu ne les serviras pas, car moi Yahvé, ton Dieu, je suis un Dieu jaloux qui punis la faute des pères sur les enfants, les petits-enfants et les arrière-petits-enfants pour ceux qui me haïssent,
mais qui fais grâce à des milliers pour ceux qui m'aiment et gardent mes commandements.
Tu ne prononceras pas le nom de Yahvé ton Dieu à faux, car Yahvé ne laisse pas impuni celui qui prononce son nom à faux.
Tu te souviendras du jour du sabbat pour le sanctifier.
Pendant six jours tu travailleras et tu feras tout ton ouvrage ;
10 mais le septième jour est un sabbat pour Yahvé ton Dieu. Tu ne feras aucun ouvrage, toi, ni ton fils, ni ta fille, ni ton serviteur, ni ta servante, ni tes bêtes, ni l'étranger qui est dans tes portes.
11 Car en six jours Yahvé a fait le ciel, la terre, la mer et tout ce qu'ils contiennent, mais il s'est reposé le septième jour, c'est pourquoi Yahvé a béni le jour du sabbat et l'a consacré.
12 Honore ton père et ta mère, afin que se prolongent tes jours sur la terre que te donne Yahvé ton Dieu.
13 Tu ne tueras pas.
14 Tu ne commettras pas d'adultère.
15 Tu ne voleras pas.
16 Tu ne porteras pas de témoignage mensonger contre ton prochain.
17 Tu ne convoiteras pas la maison de ton prochain. Tu ne convoiteras pas la femme de ton prochain, ni son serviteur, ni sa servante, ni son bœuf, ni son âne, rien de ce qui est à ton prochain. "
18 Tout le peuple, voyant ces coups de tonnerre, ces lueurs, ce son de trompe et la montagne fumante, eut peur et se tint à distance.
19 Ils dirent à Moïse : " Parle-nous, toi, et nous t'écouterons ; mais que Dieu ne nous parle pas, car alors c'est la mort. "
20 Moïse dit au peuple : " Ne craignez pas. C'est pour vous mettre à l'épreuve que Dieu est venu, pour que sa crainte vous demeure présente et que vous ne péchiez pas. "
21 Le peuple se tint à distance et Moïse s'approcha de la nuée obscure où était Dieu.
22 Yahvé dit à Moïse : " Tu parleras ainsi aux Israélites : Vous avez vu vous-mêmes comment je vous ai parlé du haut du ciel.
23 Vous ne ferez pas à côté de moi des dieux d'argent, et des dieux d'or vous ne vous en ferez pas.
24 Tu me feras un autel de terre sur quoi immoler tes holocaustes et tes sacrifices de communion, ton petit et ton gros bétail. En tout lieu où je rappellerai mon nom, je viendrai à toi et je te bénirai.
25 Si tu me fais un autel de pierre, ne le bâtis pas de pierres taillées, car, en le travaillant au ciseau, tu le profanerais.
26 Et tu ne monteras pas à mon autel par des marches pour n'y pas laisser voir ta nudité.

Exode, Chapitre 21

" Voici les lois que tu leur donneras.
Lorsque tu acquerras un esclave hébreu, son service durera six ans, la septième année il s'en ira, libre, sans rien payer.
S'il est venu seul, il s'en ira seul, et s'il était marié, sa femme s'en ira avec lui.
Si son maître le marie et que sa femme lui donne des fils ou des filles, la femme et ses enfants resteront la propriété du maître et lui s'en ira seul.
Mais si l'esclave dit : "J'aime mon maître, ma femme et mes enfants, je ne veux pas être libéré",
son maître le fera s'approcher de Dieu, il le fera s'approcher du vantail ou du montant de la porte ; il lui percera l'oreille avec un poinçon et l'esclave sera pour toujours à son service.
Si quelqu'un vend sa fille comme servante, elle ne s'en ira pas comme s'en vont les esclaves.
Si elle déplaît à son maître qui se l'était destinée, il la fera racheter ; il ne pourra la vendre à un peuple étranger, usant ainsi de fraude envers elle.
S'il la destine à son fils, il la traitera selon la coutume en vigueur pour les filles.
10 S'il prend pour lui-même une autre femme, il ne diminuera pas la nourriture, le vêtement ni les droits conjugaux de la première.
11 S'il la frustre de ces trois choses, elle s'en ira sans rien payer, sans verser d'argent.
12 " Quiconque frappe quelqu'un et cause sa mort sera mis à mort.
13 S'il ne l'a pas traqué mais que Dieu l'a mis à portée de sa main, je te fixerai un lieu où il pourra se réfugier.
14 Mais si un homme va jusqu'à en tuer un autre par ruse, tu l'arracheras même de mon autel pour qu'il soit mis à mort.
15 Qui frappe son père ou sa mère sera mis à mort.
16 Qui enlève un homme - qu'il l'ait vendu ou qu'on le trouve en sa possession - sera mis à mort.
17 Qui maudit son père ou sa mère sera mis à mort.
18 " Si des hommes se querellent et que l'un frappe l'autre avec une pierre ou avec le poing de telle sorte qu'il n'en meure pas mais doive garder le lit, s'il se relève et peut circuler dehors, fût-ce appuyé sur un bâton,
19 celui qui a frappé sera quitte, mais il devra le dédommager pour son immobilisation et le soigner jusqu'à sa guérison.
20 Si quelqu'un frappe son esclave ou sa servante avec un bâton et que celui-ci meure sous sa main, il subira la vengeance.
21 Mais s'il survit un jour ou deux il ne sera pas vengé, car il a été acquis à prix d'argent.
22 Si des hommes, en se battant, bousculent une femme enceinte et que celle-ci avorte mais sans autre accident, le coupable paiera l'indemnité imposée par le maître de la femme, il paiera selon la décision des arbitres.
23 Mais s'il y a accident, tu donneras vie pour vie,
24 œil pour œil, dent pour dent, pied pour pied,
25 brûlure pour brûlure, meurtrissure pour meurtrissure, plaie pour plaie.
26 Si un homme frappe l'œil de son esclave ou l'œil de sa servante et l'éborgne, il lui rendra la liberté en compensation de son œil.
27 Et s'il fait tomber une dent de son esclave ou une dent de sa servante, il lui rendra la liberté en compensation de sa dent.
28 Si un bœuf encorne un homme ou une femme et cause sa mort, le bœuf sera lapidé et l'on n'en mangera pas la viande, mais le propriétaire du bœuf sera quitte.
29 Mais si le bœuf donnait déjà de la corne auparavant, et que le propriétaire, averti de cela, ne l'a pas surveillé, s'il cause la mort d'un homme ou d'une femme, ce bœuf sera lapidé et son propriétaire sera mis à mort.
30 Si on lui impose une rançon, il devra donner pour le rachat de sa vie tout ce qui lui est imposé.
31 Si c'est un garçon ou une fille qu'il encorne, on le traitera selon cette coutume.
32 Si c'est un esclave ou une servante que le bœuf encorne, son propriétaire versera le prix - trente sicles - à leur maître, et le bœuf sera lapidé.
33 Si quelqu'un laisse une citerne ouverte, ou si quelqu'un creuse une citerne sans la couvrir et qu'un bœuf ou un âne y tombe,
34 le propriétaire de la citerne indemnisera, il dédommagera en argent son propriétaire, et la bête morte sera pour lui.
35 Si le bœuf de quelqu'un frappe le bœuf d'autrui et cause sa mort, les propriétaires vendront le bœuf vivant et s'en partageront le prix, ils se partageront aussi la bête morte.
36 Mais s'il est notoire que le bœuf donnait de la corne auparavant, et que son propriétaire ne l'a pas surveillé, il donnera un bœuf vivant en compensation du bœuf mort, et la bête morte sera pour lui.
37 " Si quelqu'un vole un bœuf ou un agneau puis l'abat et le vend, il rendra cinq têtes de gros bétail pour le bœuf et quatre têtes de petit bétail pour l'agneau.

Exode, Chapitre 22

Si le voleur surpris à percer un mur reçoit un coup mortel, son sang ne sera pas vengé.
Mais si le soleil était déjà levé, son sang sera vengé. Il devra restituer, et s'il n'a pas de quoi, on le vendra pour rembourser ce qu'il a volé.
Si l'animal volé, bœuf, âne ou tête de petit bétail, est retrouvé vivant en sa possession, il restituera au double.
" Si quelqu'un fait brouter un champ ou une vigne et laisse brouter le champ d'autrui, il restituera la partie broutée de ce champ d'après ce qu'il rapporte. S'il a laissé brouter le champ entier, il restituera sur la base de la meilleure récolte du champ ou de la vigne.
Si un feu prend et rencontre des buissons épineux et qu'il consume meules, moissons ou champs, l'auteur de l'incendie restituera ce qui a brûlé.
Si quelqu'un donne en garde à un autre de l'argent ou des objets, et qu'on les vole chez celui-ci, le voleur, si on le découvre, devra restituer au double.
Si on ne découvre pas le voleur, le maître de la maison s'approchera de Dieu pour attester qu'il n'a pas porté la main sur le bien de l'autre.
Dans toute cause litigieuse relative à un bœuf, à un âne, à une tête de petit bétail, à un vêtement ou à n'importe quel objet perdu dont on dit : "C'est bien lui", le différend sera porté devant Dieu. Celui que Dieu aura déclaré coupable restituera le double à l'autre.
Si quelqu'un confie à la garde d'un autre un âne, un taureau, une tête de petit bétail ou tout autre animal, et que la bête crève, se brise un membre ou est enlevée sans témoins,
10 un serment par Yahvé décidera entre les deux parties si le gardien a porté la main sur le bien de l'autre ou non. Le propriétaire prendra ce qui reste et le gardien n'aura pas à restituer.
11 Mais si l'animal volé se trouvait auprès de lui, il le restituera à son propriétaire.
12 Si l'animal est déchiqueté par une bête de proie, il apportera en témoignage l'animal déchiqueté et n'aura pas à restituer.
13 Si quelqu'un emprunte une bête à un autre et qu'elle se brise un membre ou crève en l'absence de son propriétaire, il devra restituer.
14 Mais si le propriétaire est auprès de l'animal, il n'aura pas à restituer. Si le propriétaire est un loueur, il touchera son prix de louage.
15 " Si quelqu'un séduit une vierge non encore fiancée et couche avec elle, il versera le prix et la prendra pour femme.
16 Si son père refuse de la lui donner, il versera une somme équivalente au prix fixé pour les vierges.
17 " Tu ne laisseras pas en vie la magicienne.
18 Quiconque s'accouple avec une bête sera mis à mort.
19 Qui sacrifie à d'autres dieux sera voué à l'anathème.
20 Tu ne molesteras pas l'étranger ni ne l'opprimeras, car vous-mêmes avez été étrangers dans le pays d'Égypte.
21 Vous ne maltraiterez pas une veuve ni un orphelin.
22 Si tu le maltraites et qu'il crie vers moi, j'écouterai son cri ;
23 ma colère s'enflammera et je vous ferai périr par l'épée ; vos femmes seront veuves et vos fils orphelins.
24 Si tu prêtes de l'argent à un compatriote, à l'indigent qui est chez toi, tu ne te comporteras pas envers lui comme un prêteur à gages, vous ne lui imposerez pas d'intérêts.
25 Si tu prends en gage le manteau de quelqu'un, tu le lui rendras au coucher du soleil.
26 C'est sa seule couverture, c'est le manteau dont il enveloppe son corps, dans quoi se couchera-t-il ? S'il crie vers moi je l'écouterai, car je suis compatissant, moi !
27 Tu ne blasphémeras pas Dieu ni ne maudiras un chef de ton peuple.
28 " Ne diffère pas d'offrir de ton abondance et de ton surplus. Le premier-né de tes fils, tu me le donneras.
29 Tu feras de même pour ton gros et ton petit bétail : pendant sept jours il restera avec sa mère, le huitième jour tu me le donneras.
30 Vous serez pour moi des hommes saints. Vous ne mangerez pas la viande d'une bête déchiquetée par un fauve dans la campagne, vous la jetterez aux chiens.

Exode, Chapitre 23

" Tu ne colporteras pas de fausses rumeurs. Tu ne prêteras pas la main au méchant en témoignant injustement.
Tu ne prendras pas le parti du plus grand nombre pour commettre le mal, ni ne témoigneras dans un procès en suivant le plus grand nombre pour faire dévier le droit,
ni ne favoriseras le miséreux dans son procès.
Si tu rencontres le bœuf ou l'âne de ton ennemi qui vague, tu dois le lui ramener.
Si tu vois l'âne de celui qui te déteste tomber sous sa charge, cesse de te tenir à l'écart ; avec lui tu lui viendras en aide.
Tu ne feras pas dévier le droit de ton pauvre dans son procès.
Tu te tiendras loin d'une cause mensongère. Ne fais pas périr l'innocent ni le juste et ne justifie pas le coupable.
Tu n'accepteras pas de présents, car le présent aveugle les gens clairvoyants et ruine les causes des justes.
Tu n'opprimeras pas l'étranger. Vous savez ce qu'éprouve l'étranger, car vous-mêmes avez été étrangers au pays d'Égypte.
10 " Pendant six ans tu ensemenceras la terre et tu en engrangeras le produit.
11 Mais la septième année, tu la laisseras en jachère et tu en abandonneras le produit ; les pauvres de ton peuple le mangeront et les bêtes des champs mangeront ce qu'ils auront laissé. Tu feras de même pour ta vigne et pour ton olivier.
12 Pendant six jours tu feras tes travaux, et le septième jour tu chômeras, afin que se reposent ton bœuf et ton âne et que reprennent souffle le fils de ta servante ainsi que l'étranger.
13 Vous prendrez garde à tout ce que je vous ai dit et vous ne ferez pas mention du nom d'autres dieux : qu'on ne l'entende pas sortir de ta bouche.
14 " Tu me fêteras trois fois l'an.
15 Tu observeras la fêtes des Azymes. Pendant sept jours tu mangeras des azymes, comme je te l'ai ordonné, au temps fixé du mois d'Abib, car c'est en ce mois que tu es sorti d'Égypte. On ne se présentera pas devant moi les mains vides.
16 Tu observeras la fête de la Moisson, des prémices de tes travaux de semailles dans les champs, et la fête de la Récolte, en fin d'année, quand tu rentreras des champs le fruit de tes travaux.
17 Trois fois l'an, toute ta population mâle se présentera devant le Seigneur Yahvé.
18 Tu ne sacrifieras pas avec du pain levé le sang de ma victime, et la graisse de ma fête ne sera pas gardée jusqu'au lendemain.
19 Tu apporteras à la maison de Yahvé ton Dieu le meilleur des prémices de ton terroir. Tu ne feras pas cuire un chevreau dans le lait de sa mère.
20 " Voici que je vais envoyer un ange devant toi, pour qu'il veille sur toi en chemin et te mène au lieu que je t'ai fixé.
21 Révère-le et écoute sa voix, ne lui sois pas rebelle, il ne pardonnerait pas vos transgressions car mon Nom est en lui.
22 Mais si tu écoutes bien sa voix et fais ce que je dis, je serai l'ennemi de tes ennemis et l'adversaire de tes adversaires.
23 Mon ange ira devant toi et te mènera chez les Amorites, les Hittites, les Perizzites, les Cananéens, les Hivvites, les Jébuséens, et je les exterminerai.
24 Tu ne te prosterneras pas devant leurs dieux ni ne les serviras ; tu ne feras pas ce qu'ils font, mais tu détruiras leurs dieux et tu briseras leurs stèles.
25 Vous servirez Yahvé votre Dieu, alors je bénirai ton pain et ton eau et je détournerai de toi la maladie.
26 Nulle femme dans ton pays n'avortera ou ne sera stérile et je laisserai s'achever le nombre de tes jours.
27 Je sèmerai devant toi ma terreur, je jetterai la confusion chez tous les peuples où tu pénétreras, et je ferai détaler tous tes ennemis.
28 J'enverrai devant toi des frelons qui chasseront les Hivvites, les Cananéens et les Hittites devant toi.
29 Je ne les chasserai pas devant toi en une seule année, de peur que le pays ne devienne un désert où se multiplieraient à tes dépens les bêtes des champs.
30 Je les chasserai devant toi peu à peu, jusqu'à ce que tu aies assez fructifié pour hériter du pays.
31 Je fixerai tes frontières de la mer des Roseaux à la mer des Philistins, et du désert au Fleuve, car je livrerai entre vos mains les habitants du pays, et tu les chasseras devant toi.
32 Tu ne feras pas alliance avec eux ni avec leurs dieux.
33 Ils n'habiteront pas ton pays, de peur qu'ils ne te fassent pécher contre moi, car tu servirais leurs dieux et ce serait pour toi un piège. "

Exode, Chapitre 24

Il dit à Moïse : " Montez vers Yahvé, toi, Aaron, Nadab, Abihu et soixante-dix des anciens d'Israël, et vous vous prosternerez à distance.
Moïse s'approchera seul de Yahvé. Eux n'approcheront pas et le peuple ne montera pas avec lui. "
Moïse vint rapporter au peuple toutes les paroles de Yahvé et toutes les lois, et tout le peuple répondit d'une seule voix ; ils dirent : " Toutes les paroles que Yahvé a prononcées, nous les mettrons en pratique. "
Moïse mit par écrit toutes les paroles de Yahvé puis, se levant de bon matin, il bâtit un autel au bas de la montagne et douze stèles pour les douze tribus d'Israël.
Puis il envoya de jeunes Israélites offrir des holocaustes et immoler à Yahvé de jeunes taureaux en sacrifice de communion.
Moïse prit la moitié du sang et la mit dans des bassins, et l'autre moitié du sang, il la répandit sur l'autel.
Il prit le livre de l'Alliance et il en fit la lecture au peuple qui déclara : " Tout ce que Yahvé a dit, nous le ferons et nous y obéirons. "
Moïse, ayant pris le sang, le répandit sur le peuple et dit : " Ceci est le sang de l'Alliance que Yahvé a conclue avec vous moyennant toutes ces clauses. "
Moïse monta, ainsi qu'Aaron, Nadab, Abihu et soixante-dix des anciens d'Israël.
10 Ils virent le Dieu d'Israël. Sous ses pieds il y avait comme un pavement de saphir, aussi pur que le ciel même.
11 Il ne porta pas la main sur les notables des Israélites. Ils contemplèrent Dieu puis ils mangèrent et burent.
12 Yahvé dit à Moïse : " Monte vers moi sur la montagne et demeure là, que je te donne les tables de pierre - la loi et le commandement - que j'ai écrites pour leur instruction. "
13 Moïse se leva, ainsi que Josué son serviteur, et ils montèrent à la montagne de Dieu.
14 Il dit aux anciens : " Attendez-nous ici jusqu'à notre retour ; vous avez avec vous Aaron et Hur, que celui qui a une affaire à régler s'adresse à eux. "
15 Puis Moïse monta sur la montagne. La nuée couvrit la montagne.
16 La gloire de Yahvé s'établit sur le mont Sinaï, et la nuée le couvrit pendant six jours. Le septième jour, Yahvé appela Moïse du milieu de la nuée.
17 L'aspect de la gloire de Yahvé était aux yeux des Israélites celui d'une flamme dévorante au sommet de la montagne.
18 Moïse entra dans la nuée et monta sur la montagne. Et Moïse demeura sur la montagne quarante jours et quarante nuits.

Exode, Chapitre 25

Yahvé parla à Moïse et lui dit :
" Dis aux Israélites de prélever pour moi une contribution. Vous prendrez la contribution de tous ceux que leur cœur incite.
Et voici la contribution que vous accepterez d'eux : de l'or, de l'argent et du bronze ;
de la pourpre violette et écarlate, du cramoisi, du lin fin et du poil de chèvre ;
des peaux de béliers teintes en rouge, du cuir fin et du bois d'acacia ;
de l'huile pour le luminaire, des aromates pour l'huile d'onction et l'encens aromatique ;
des pierres de cornaline et des pierres à enchâsser dans l'éphod et le pectoral.
Fais-moi un sanctuaire, que je puisse résider parmi eux.
Tu feras tout selon le modèle de la Demeure et le modèle de son mobilier que je vais te montrer.
10 " Tu feras en bois d'acacia une arche longue de deux coudées et demie, large d'une coudée et demie et haute d'une coudée et demie.
11 Tu la plaqueras d'or pur, au-dedans et au-dehors, et tu feras sur elle une moulure d'or, tout autour.
12 Tu fondras pour elle quatre anneaux d'or, et tu les mettras à ses quatre pieds : deux anneaux d'un côté et deux anneaux de l'autre.
13 Tu feras aussi des barres en bois d'acacia ; tu les plaqueras d'or,
14 et tu engageras dans les anneaux fixés sur les côtés de l'arche les barres qui serviront à la porter.
15 Les barres resteront dans les anneaux de l'arche et n'en seront pas ôtées.
16 Tu mettras dans l'arche le Témoignage que je te donnerai.
17 Tu feras aussi un propitiatoire d'or pur, de deux coudées et demie de long et d'une coudée et demie de large.
18 Tu feras deux chérubins d'or repoussé, tu les feras aux deux extrémités du propitiatoire.
19 Fais l'un des chérubins à une extrémité et l'autre chérubin à l'autre extrémité : tu feras les chérubins faisant corps avec le propitiatoire, à ses deux extrémités.
20 Les chérubins auront les ailes déployées vers le haut et protégeront le propitiatoire de leurs ailes en se faisant face. Les faces des chérubins seront tournées vers le propitiatoire.
21 Tu mettras le propitiatoire sur le dessus de l'arche, et tu mettras dans l'arche le Témoignage que je te donnerai.
22 C'est là que je te rencontrerai. C'est de sur le propitiatoire, d'entre les deux chérubins qui sont sur l'arche du Témoignage, que je te donnerai mes ordres pour les Israélites.
23 " Tu feras une table en bois d'acacia, longue de deux coudées, large d'une coudée et haute d'une coudée et demie.
24 Tu la plaqueras d'or pur, et tu lui feras tout autour une moulure d'or.
25 Tout autour, tu lui feras des entretoises larges d'un palme, et tu feras autour des entretoises une moulure d'or.
26 Tu lui feras quatre anneaux d'or, et tu mettras les anneaux aux quatre angles formés par les quatre pieds.
27 Les anneaux seront placés près des entretoises pour loger les barres qui serviront à porter la table.
28 Tu feras les barres en bois d'acacia et tu les plaqueras d'or ; elles serviront à porter la table.
29 Tu feras ses plats, ses coupes, ses aiguières ainsi que ses bols pour les libations ; c'est d'or pur que tu les feras,
30 et tu placeras toujours sur la table, devant moi, les pains d'oblation.
31 " Tu feras un candélabre d'or pur ; le candélabre, sa base et son fût seront repoussés ; ses calices, boutons et fleurs feront corps avec lui.
32 Six branches s'en détacheront sur les côtés : trois branches du candélabre d'un côté, trois branches du candélabre de l'autre côté.
33 La première branche portera trois calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur ; la deuxième branche portera aussi trois calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur ; il en sera ainsi pour les six branches partant du candélabre.
34 Le candélabre lui-même portera quatre calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur :
35 un bouton sous les deux premières branches partant du candélabre, un bouton sous les deux branches suivantes et un bouton sous les deux dernières branches - donc aux six branches se détachant du candélabre.
36 Les boutons et les branches feront corps avec le candélabre et le tout sera fait d'un bloc d'or pur repoussé.
37 Puis tu feras ses sept lampes. On montera les lampes de telle sorte qu'elles éclairent en avant de lui.
38 Ses mouchettes et ses cendriers seront d'or pur.
39 Tu le feras, avec tous ses accessoires, d'un talent d'or pur.
40 Regarde et exécute selon le modèle qui t'est montré sur la montagne.

Exode, Chapitre 26

" Quant à la Demeure, tu la feras de dix bandes d'étoffes de fin lin retors, de pourpre violette et écarlate et de cramoisi. Tu les feras brodées de chérubins.
La longueur d'une bande sera de vingt-huit coudées, sa largeur de quatre coudées, et toutes les bandes auront la même dimension.
Cinq des bandes seront assemblées l'une à l'autre, et les cinq autres bandes seront assemblées l'une à l'autre.
Tu feras des brides de pourpre violette à la lisière de la première bande, à l'extrémité de l'assemblage, et tu feras de même à la lisière de la bande qui termine le second assemblage.
Tu feras cinquante brides à la première bande, et cinquante brides à l'extrémité de la bande du second assemblage, les brides se correspondant l'une à l'autre.
Tu feras aussi cinquante agrafes d'or, et tu assembleras les bandes l'une à l'autre avec les agrafes. Ainsi la Demeure sera d'un seul tenant.
Tu feras des bandes d'étoffe en poil de chèvre pour former une tente au-dessus de la Demeure. Tu en feras onze.
La longueur d'une bande sera de trente coudées et sa largeur de quatre coudées ; les onze bandes auront mêmes dimensions.
Tu assembleras cinq bandes d'une part et six bandes d'autre part, et tu rabattras la sixième sur le devant de la tente.
10 Tu feras cinquante brides à la lisière de la première bande, à l'extrémité du premier assemblage, et cinquante brides à la lisière de la bande du second assemblage.
11 Tu feras cinquante agrafes de bronze, et tu introduiras les agrafes dans les brides pour assembler la tente qui sera ainsi d'un seul tenant.
12 De ce qui retombera en surplus des bandes de la tente, la moitié de la bande en surplus retombera sur l'arrière de la Demeure.
13 La coudée en surplus de part et d'autre, sur la longueur des bandes de la tente, retombera sur les côtés de la Demeure, de part et d'autre, pour la couvrir.
14 Tu feras pour la tente une couverture en peaux de béliers teintes en rouge, et une couverture en cuir fin, par-dessus.
15 " Tu feras pour la Demeure des cadres en bois d'acacia qui seront dressés debout.
16 Chaque cadre sera long de dix coudées et large d'une coudée et demie.
17 Chaque cadre aura deux tenons jumelés ; tu feras de même pour tous les cadres de la Demeure.
18 Tu feras les cadres pour constituer la Demeure : vingt cadres pour le côté sud, vers le midi.
19 Tu feras quarante socles d'argent sous les vingt cadres : deux socles sous un cadre pour ses deux tenons, deux socles sous un autre cadre pour ses deux tenons.
20 Du second côté de la Demeure, le côté nord, il y aura vingt cadres
21 et quarante socles d'argent : deux socles sous un cadre, deux socles sous un autre cadre.
22 Pour le fond de la Demeure, vers la mer, tu feras six cadres,
23 et tu feras deux cadres pour les angles du fond de la Demeure.
24 Les cadres seront jumelés à leur base et le resteront jusqu'à leur sommet, à la hauteur du premier anneau. Ainsi en sera-t-il pour les deux cadres destinés aux deux angles.
25 Il y aura donc huit cadres avec leurs socles d'argent, soit seize socles : deux socles sous un premier cadre, deux socles sous un autre cadre.
26 Tu feras des traverses en bois d'acacia : cinq pour les cadres du premier côté de la Demeure,
27 cinq traverses pour les cadres du second côté de la Demeure, et cinq traverses pour les cadres qui forment le fond de la Demeure, vers l'ouest.
28 La traverse médiane, placée à mi-hauteur, assemblera les cadres d'une extrémité à l'autre.
29 Tu plaqueras d'or les cadres, tu leur feras des anneaux d'or où se logeront les traverses, et tu plaqueras les traverses d'or.
30 Ainsi tu dresseras la Demeure, selon le modèle qui t'a été montré sur la montagne.
31 " Tu feras un rideau de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors, brodé de chérubins.
32 Tu le mettras sur quatre colonnes d'acacia plaquées d'or, munies de crochets d'or, posées sur quatre socles d'argent.
33 Tu mettras le rideau sous les agrafes, tu introduiras là, derrière le rideau, l'arche du Témoignage, et le rideau marquera pour vous la séparation entre le Saint et le Saint des Saints.
34 Tu mettras le propitiatoire sur l'arche du Témoignage, dans le Saint des Saints.
35 Tu placeras la table à l'extérieur du rideau, et le candélabre en face d'elle, du côté sud de la Demeure, et tu mettras la table du côté nord.
36 Tu feras pour l'entrée de la tente un voile broché de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
37 Tu feras pour ce voile cinq colonnes d'acacia et tu les plaqueras d'or, leurs crochets seront en or, et tu couleras pour elles cinq socles de bronze.

Exode, Chapitre 27

" Tu feras l'autel en bois d'acacia ; de cinq coudées de long et de cinq coudées de large, l'autel sera carré ; il aura trois coudées de haut.
Tu feras à ses quatre angles des cornes faisant corps avec lui, et tu le plaqueras de bronze.
Tu feras ses vases pour en ôter les cendres grasses, ses pelles, ses bols à aspersion, ses fourchettes et ses encensoirs. Tous les accessoires de l'autel, tu les feras de bronze.
Tu lui feras un treillis de bronze en forme de filet, et tu feras aux quatre extrémités de ce filet quatre anneaux de bronze.
Tu le mettras sous la corniche de l'autel, en bas, de telle sorte qu'il soit à mi-hauteur de l'autel.
Tu feras des barres pour l'autel, des barres en bois d'acacia, et tu les plaqueras de bronze.
On engagera les barres dans les anneaux, de telle sorte que les barres soient des deux côtés de l'autel lorsqu'on le transporte.
Tu le feras creux, en planches ; tu le feras comme on t'a montré sur la montagne.
" Tu feras le parvis de la Demeure. Pour le côté sud, vers le midi, les courtines du parvis, de fin lin retors, auront une longueur de cent coudées -pour le premier côté-.
10 Ses vingt colonnes et ses vingt socles seront en bronze ; les crochets des colonnes et leurs tringles en argent.
11 De même pour le côté nord, tu feras des rideaux d'une longueur de cent coudées, ses vingt colonnes et leurs vingt socles seront en bronze ; les crochets des colonnes et leurs tringles en argent.
12 La largeur du parvis, du côté de la mer, comportera cinquante coudées de courtines, avec leurs dix colonnes et leurs dix socles.
13 La largeur du parvis sur le côté est, à l'orient, sera de cinquante coudées.
14 Quinze coudées de courtines pour un côté de l'entrée, avec leurs trois colonnes et leurs trois socles ;
15 pour le second côté de l'entrée, quinze coudées de courtines, avec leurs trois colonnes et leurs trois socles.
16 A la porte du parvis il y aura vingt coudées de voile damassé, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors, avec leurs quatre colonnes et leurs quatre socles.
17 Toutes les colonnes autour du parvis seront réunies par des tringles d'argent ; leurs crochets seront d'argent et leurs socles de bronze.
18 La longueur du parvis sera de cent coudées, sa largeur de cinquante coudées et sa hauteur de cinq coudées. Tous les rideaux seront de fin lin retors et leurs socles de bronze.
19 Tous les accessoires pour le service général de la Demeure, tous ses piquets et ceux du parvis seront de bronze.
20 " Quant à toi, tu ordonneras aux Israélites de te procurer de l'huile d'olives broyées pour le luminaire, afin qu'une lampe brûle en permanence.
21 Aaron et ses fils disposeront cette lampe dans la Tente du Rendez-vous, à l'extérieur du rideau qui pend devant le Témoignage, pour qu'elle brûle du soir au matin devant Yahvé. C'est un décret perpétuel pour les générations des Israélites.

Exode, Chapitre 28

" Quant à toi, fais approcher de toi Aaron ton frère et ses fils, d'entre les Israélites, pour qu'il exerce mon sacerdoce : Aaron, Nadab et Abihu, Éléazar et Itamar, fils d'Aaron.
Tu feras pour Aaron ton frère des vêtements sacrés qui lui feront une glorieuse parure.
Tu t'adresseras à tous les hommes habiles que j'ai comblés d'habileté et ils feront les vêtements d'Aaron, pour qu'il soit consacré à l'exercice de mon sacerdoce.
Voici les vêtements qu'ils feront : un pectoral, un éphod, un manteau et une tunique brodée, un turban et une ceinture. Ils feront des vêtements sacrés pour ton frère Aaron et pour ses fils, afin qu'ils exercent mon sacerdoce.
Ils prendront l'or, la pourpre violette et écarlate, le cramoisi et le fin lin.
" Ils feront l'éphod brodé en or, en pourpre violette et écarlate, en cramoisi et en fin lin retors.
Deux épaulettes y seront fixées : il y sera fixé par ses deux bords.
L'écharpe qui est dessus pour l'attacher sera de même travail et fera corps avec lui, elle sera d'or, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
Tu prendras ensuite deux pierres de cornaline sur lesquelles tu graveras les noms des Israélites,
10 six de leurs noms sur la première pierre, et les six noms restants sur la deuxième pierre, selon l'ordre de leur naissance.
11 C'est selon l'art du lapidaire - en gravure de sceau - que tu graveras les deux pierres aux noms des Israélites, et tu les sertiras dans des chatons d'or.
12 Tu placeras les deux pierres aux épaulettes de l'éphod, comme mémorial des Israélites. Ainsi Aaron portera leurs noms sur ses deux épaules en présence de Yahvé, pour en faire mémoire.
13 Tu feras des rosettes d'or,
14 et deux chaînettes d'or pur que tu feras comme des cordelettes, en forme de torsades, et tu mettras les chaînettes en torsades aux rosettes.
15 " Tu feras le pectoral du jugement brodé comme l'éphod - tu le feras d'or, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
16 Il sera carré et double, d'un empan de long et d'un empan de large.
17 Tu le garniras de pierres serties disposées sur quatre rangs : une sardoine, une topaze, une émeraude pour la première rangée ;
18 pour la deuxième rangée, une escarboucle, un saphir et un diamant ;
19 pour la troisième rangée, une agate, une hyacinthe et une améthyste ;
20 pour la quatrième rangée, une chrysolithe, une cornaline et un jaspe ; elles seront serties dans des chatons d'or.
21 Les pierres seront aux noms des Israélites, elles seront douze selon leurs noms, gravées comme des sceaux, chacune sera au nom de l'une des douze tribus.
22 Tu feras pour le pectoral des chaînettes d'or pur en forme de torsades.
23 Tu feras pour le pectoral deux anneaux d'or, tu les mettras à ses deux extrémités,
24 et tu mettras les deux torsades d'or aux deux anneaux fixés aux deux extrémités du pectoral.
25 Les deux autres bords des deux torsades, tu les mettras aux deux rosettes, et tu les mettras sur les épaulettes de l'éphod, par-devant.
26 Tu feras deux anneaux d'or et tu les placeras sur les deux extrémités du pectoral, sur la lisière intérieure de l'éphod.
27 Tu feras deux anneaux d'or et tu les mettras sur les deux épaulettes de l'éphod, vers le bas, en avant, près de leur point d'attache au-dessus de l'écharpe de l'éphod.
28 On liera le pectoral par ses anneaux aux anneaux de l'éphod avec un cordon de pourpre violette, afin qu'il soit sur l'écharpe, et que le pectoral ne puisse se séparer de l'éphod.
29 Ainsi Aaron portera les noms des Israélites sur le pectoral du jugement, sur son cœur, quand il entrera dans le sanctuaire, comme mémorial devant Yahvé, toujours.
30 Tu joindras au pectoral du jugement le Urim et le Tummim, ils seront sur le cœur d'Aaron quand il pénétrera devant Yahvé, et Aaron portera sur son cœur le jugement des Israélites devant Yahvé, toujours.
31 " Tu feras le manteau de l'éphod tout entier de pourpre violette ;
32 il aura en son milieu une ouverture pour la tête ; son ouverture aura tout autour une lisière tissée comme l'ouverture d'un corselet de mailles, indéchirable.
33 Sur son ourlet tu feras des grenades de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors, tout autour de l'ourlet, avec, tout autour, des clochettes d'or intercalées :
34 une clochette d'or et une grenade, une clochette d'or et une grenade tout autour de l'ourlet de son manteau.
35 Aaron le portera pour officier, on en entendra le bruit quand il entrera dans le sanctuaire devant Yahvé, ou qu'il en sortira, et il ne mourra pas.
36 " Tu feras une fleur d'or pur et tu y graveras en intaille, comme un sceau : "Consacré à Yahvé. "
37 Tu la placeras sur un cordon de pourpre violette, et elle sera sur le turban : c'est sur le devant du turban qu'elle sera.
38 Elle sera sur le front d'Aaron, et Aaron se chargera ainsi des fautes concernant les choses saintes que consacreront les Israélites, pour toutes leurs saintes offrandes. Elle sera sur son front toujours pour leur attirer la faveur de Yahvé.
39 Tu tisseras la tunique de lin fin, tu feras un turban de lin fin et une ceinture brochée.
40 " Pour les fils d'Aaron, tu feras des tuniques et des ceintures. Tu leur feras aussi des calottes qui leur feront une glorieuse parure.
41 Tu en revêtiras Aaron, ton frère, et ses fils, puis tu les oindras, tu les investiras et tu les consacreras à mon sacerdoce.
42 Fais-leur, pour couvrir leur nudité, des caleçons de lin qui iront des reins jusqu'aux cuisses.
43 Aaron et ses fils les porteront quand ils entreront dans la Tente du Rendez-vous, ou qu'ils s'approcheront de l'autel pour faire le service dans le sanctuaire, afin de ne pas se charger d'une faute qui entraînerait leur mort. C'est là un décret perpétuel pour Aaron et sa postérité après lui.

Exode, Chapitre 29

" Voici ce que tu leur feras pour les consacrer à mon sacerdoce. Prends un jeune taureau et deux béliers sans défaut,
puis des pains sans levain, des gâteaux sans levain pétris à l'huile, des galettes sans levain frottées d'huile que tu auras faites de fleur de farine de froment.
Tu les mettras dans une même corbeille et tu les offriras, dans la corbeille, en même temps que le taureau et les deux béliers.
" Tu feras approcher Aaron et ses fils de l'entrée de la Tente du Rendez-vous, et tu les laveras avec de l'eau.
Tu prendras les vêtements et tu revêtiras Aaron de la tunique, du manteau de l'éphod, de l'éphod, du pectoral, et tu lui fixeras l'écharpe de l'éphod.
Tu placeras le turban sur sa tête, et tu y mettras le signe de la sainte consécration.
Tu prendras l'huile d'onction, tu en répandras sur sa tête et tu l'oindras.
Tu feras alors approcher ses fils et tu les revêtiras de tuniques.
Tu les ceindras d'une ceinture et tu assujettiras leur calotte. Le sacerdoce leur appartiendra alors par un décret perpétuel. Tu investiras Aaron et ses fils.
10 " Tu amèneras le jeune taureau devant la Tente du Rendez-vous. Aaron et ses fils poseront leurs mains sur la tête du taureau
11 puis tu abattras le taureau devant Yahvé, à l'entrée de la Tente du Rendez-vous.
12 Tu prendras du sang du taureau et tu le mettras avec ton doigt sur les cornes de l'autel : tout le sang, tu le répandras à la base de l'autel.
13 Tu prendras toute la graisse qui recouvre les entrailles, la masse graisseuse partant du foie, les deux rognons avec la graisse qui y adhère, et tu les feras fumer à l'autel.
14 Mais la chair du jeune taureau, sa peau et sa fiente, tu les brûleras au feu hors du camp, car c'est un sacrifice pour le péché.
15 Tu prendras ensuite l'un des béliers ; Aaron et ses fils poseront leurs mains sur la tête du bélier,
16 puis tu abattras le bélier et tu prendras son sang que tu répandras contre l'autel, tout autour.
17 Tu couperas le bélier en quartiers, tu en laveras les entrailles et les pattes, et tu les mettras sur ses quartiers et sur sa tête.
18 Puis tu feras fumer le bélier tout entier à l'autel. C'est là un holocauste pour Yahvé. C'est un parfum d'apaisement, un mets consumé pour Yahvé.
19 Tu prendras ensuite le second bélier ; Aaron et ses fils poseront leurs mains sur la tête du bélier ;
20 tu abattras le bélier. Tu prendras de son sang et tu le mettras sur le lobe de l'oreille droite d'Aaron, sur le lobe de l'oreille droite de ses fils, sur le pouce de leur main droite et sur le gros orteil de leur pied droit. Puis tu répandras le sang contre l'autel, tout autour.
21 Tu prendras du sang qui est sur l'autel et de l'huile d'onction, et tu en aspergeras Aaron et ses vêtements, ainsi que ses fils et les vêtements de ses fils ; ils seront ainsi consacrés, lui et ses vêtements, ainsi que ses fils et les vêtements de ses fils.
22 " Du bélier, tu prendras la graisse, la queue, la graisse qui recouvre les entrailles et la masse graisseuse partant du foie, les rognons et la graisse qui y adhère, ainsi que la patte droite, car c'est un bélier d'investiture.
23 Tu prendras aussi un pain rond, un gâteau à l'huile et une galette dans la corbeille d'azymes qui est devant Yahvé.
24 Tu placeras le tout sur les paumes d'Aaron et les paumes de ses fils, et tu feras le geste de présentation devant Yahvé.
25 Tu les prendras ensuite de leurs mains et tu les feras fumer à l'autel, par-dessus l'holocauste, en parfum d'apaisement devant Yahvé ; c'est là un mets consumé pour Yahvé.
26 Tu prendras la poitrine du bélier d'investiture d'Aaron, et tu feras avec elle le geste de présentation devant Yahvé ; ce sera ta part.
27 Tu consacreras la poitrine qui a été présentée, ainsi que la patte qui a été prélevée, qui ont été présentées et prélevées sur le bélier d'investiture d'Aaron et de ses fils.
28 Ce sera, selon un décret perpétuel, ce qu'Aaron et ses fils recevront des Israélites, car c'est un prélèvement, le prélèvement de Yahvé, fait par les Israélites sur leurs sacrifices de communion ; un prélèvement pour Yahvé.
29 Les vêtements sacrés d'Aaron passeront après lui à ses fils qui les revêtiront lors de leur onction et de leur investiture.
30 Pendant sept jours il les revêtira, celui des fils d'Aaron qui sera prêtre après lui et qui entrera dans la Tente du Rendez-vous pour servir dans le sanctuaire.
31 " Tu prendras le bélier d'investiture et tu en feras cuire la viande dans un lieu saint.
32 Aaron et ses fils mangeront la viande du bélier et le pain qui est dans la corbeille, à l'entrée de la Tente du Rendez-vous.
33 Ils mangeront ce qui aura servi à faire l'expiation pour eux, lors de leur investiture et de leur consécration. Nul profane n'en mangera, car ce sont choses saintes.
34 Si, au matin, il reste de la viande du sacrifice d'investiture et du pain, tu brûleras le reste au feu, on ne le mangera pas : c'est chose sainte.
35 Tu feras ainsi pour Aaron et ses fils, conformément à tout ce que je t'ai ordonné : tu emploieras sept jours pour leur investiture.
36 " Chaque jour tu offriras aussi un jeune taureau en sacrifice pour le péché - en expiation. Tu offriras pour l'autel un sacrifice pour le péché, quand tu feras pour lui l'expiation, et tu l'oindras pour le consacrer.
37 Pendant sept jours tu feras l'expiation pour l'autel et tu le consacreras ; il sera alors éminemment saint et tout ce qui touchera l'autel sera saint.
38 " Voici ce que tu offriras sur l'autel : deux agneaux mâles d'un an, chaque jour, à perpétuité.
39 Tu offriras l'un de ces agneaux le matin et l'autre au crépuscule ;
40 avec le premier agneau, un dixième de mesure de fleur de farine pétrie avec un quart de setier d'huile d'olives broyées et une libation d'un quart de setier de vin.
41 Le second agneau, tu l'offriras au crépuscule ; tu l'offriras avec une oblation et une libation semblables à celles du matin : en parfum d'apaisement, en offrande consumée pour Yahvé.
42 Ce sera un holocauste perpétuel pour toutes vos générations, à l'entrée de la Tente du Rendez-vous, en présence de Yahvé, où je te donnerai rendez-vous pour te parler.
43 Je donnerai rendez-vous aux Israélites en ce lieu, et il sera consacré par ma gloire.
44 Je consacrerai la Tente du Rendez-vous et l'autel. Je consacrerai aussi Aaron et ses fils pour qu'ils exercent mon sacerdoce.
45 Je demeurerai au milieu des Israélites et je serai leur Dieu,
46 et ils sauront que je suis Yahvé, leur Dieu, qui les a fait sortir du pays d'Égypte pour demeurer parmi eux, moi Yahvé, leur Dieu.

Exode, Chapitre 30

" Tu feras un autel où faire fumer l'encens, tu le feras en bois d'acacia.
D'une coudée de long et d'une coudée de large, il sera carré, et il aura deux coudées de haut ; ses cornes feront corps avec lui.
Tu plaqueras d'or pur sa partie supérieure, ses parois tout autour et ses cornes, et tu lui feras tout autour une moulure d'or.
Tu lui feras deux anneaux d'or au-dessous de la moulure, sur ses deux côtés ; tu les feras sur les deux faces pour y loger les barres servant à son transport.
Tu feras ces barres en bois d'acacia, et tu les plaqueras d'or.
Tu le mettras devant le rideau qui pend devant l'arche du Témoignage - devant le propitiatoire qui est sur le Témoignage - où je te donnerai rendez-vous.
Aaron y fera fumer l'encens aromatique chaque matin, quand il mettra les lampes en ordre il le fera fumer.
Et quand Aaron replacera les lampes, au crépuscule, il le fera encore fumer. C'est un encens perpétuel devant Yahvé, pour vos générations.
Vous n'offrirez dessus ni encens profane ni holocauste ni oblation, et vous n'y verserez aucune libation.
10 Une fois l'an, Aaron fera l'expiation sur les cornes de l'autel ; avec le sang du sacrifice pour le péché, au jour de l'Expiation, une fois l'an, il fera l'expiation pour lui, pour vos générations ; il est éminemment saint, pour Yahvé.
11 Yahvé parla à Moïse et lui dit :
12 " Quand tu dénombreras les Israélites par le recensement, chacun d'eux donnera à Yahvé la rançon de sa vie pour qu'aucun fléau n'éclate parmi eux à l'occasion du recensement.
13 Quiconque est soumis au recensement donnera un demi-sicle sur la base du sicle du sanctuaire : vingt géras par sicle. Ce demi-sicle sera un prélèvement pour Yahvé.
14 Quiconque est soumis au recensement, c'est-à-dire âgé de vingt ans et au-delà, donnera le prélèvement de Yahvé.
15 Le riche ne donnera pas plus et le pauvre ne donnera pas moins d'un demi-sicle lorsqu'il donnera le prélèvement pour Yahvé, en rançon de vos vies.
16 Tu prendras l'argent de la rançon des Israélites, et tu le donneras au service de la Tente du Rendez-vous ; il sera pour les Israélites un mémorial devant Yahvé, pour la rançon de vos vies.
17 Yahvé parla à Moïse et lui dit :
18 " Tu feras pour les ablutions un bassin de bronze à socle de bronze ; tu le mettras entre la Tente du Rendez-vous et l'autel, et tu y mettras de l'eau,
19 avec quoi Aaron et ses fils laveront leurs mains et leurs pieds.
20 Quand ils entreront dans la Tente du Rendez-vous, ils se laveront avec de l'eau afin de ne pas mourir ; de même, quand ils s'approcheront de l'autel pour le service, pour faire fumer une offrande consumée pour Yahvé,
21 ils laveront leurs mains et leurs pieds, afin de ne pas mourir ; c'est là un décret perpétuel pour lui et sa descendance, pour leurs générations.
22 Yahvé parla à Moïse et lui dit :
23 " Pour toi, prends des parfums de choix : cinq cents sicles de myrrhe vierge, la moitié de cinnamome odoriférant : deux cent cinquante sicles, et de roseau odoriférant : deux cent cinquante sicles.
24 Cinq cents sicles de casse - selon le sicle du sanctuaire - et un setier d'huile d'olive.
25 Tu en feras une huile d'onction sainte, un mélange odoriférant comme en compose le parfumeur : ce sera une huile d'onction sainte.
26 Tu en oindras la Tente du Rendez-vous et l'arche du Témoignage,
27 la table et tous ses accessoires, le candélabre et ses accessoires, l'autel des parfums,
28 l'autel des holocaustes et tous ses accessoires, le bassin et son socle.
29 Tu les consacreras, ils seront alors éminemment saints, et tout ce qui les touchera sera saint.
30 Tu oindras Aaron et ses fils, et tu les consacreras pour qu'ils exercent mon sacerdoce.
31 Puis tu parleras aux Israélites et tu leur diras : ceci sera pour vous, pour vos générations, une huile d'onction sainte.
32 On n'en versera pas sur le corps d'un homme quelconque et vous n'en ferez pas de semblable, de même composition. C'est une chose sainte, elle sera sainte pour vous.
33 Quiconque fera le même parfum et en mettra sur un profane sera retranché de son peuple.
34 Yahvé dit à Moïse : " Prends des aromates : storax, onyx, galbanum, aromates et pur encens, chacun en quantité égale
35 et tu en feras un parfum à brûler comme en opère le parfumeur, salé, pur, saint.
36 Tu en broieras finement une partie et tu en mettras devant le Témoignage, dans la Tente du Rendez-vous, là où je te donnerai rendez-vous. Il sera pour vous éminemment saint.
37 Le parfum que tu fais là, vous n'en ferez pas pour vous-mêmes de même composition. Il sera saint pour toi, réservé à Yahvé. Quiconque fera le même pour en humer l'odeur, sera retranché de son peuple.
38 

Exode, Chapitre 31

Yahvé parla à Moïse et lui dit :
" Vois, j'ai désigné nommément Beçaléel, fils de Uri, fils de Hur, de la tribu de Juda.
Je l'ai comblé de l'esprit de Dieu en habileté, intelligence et savoir pour toutes sortes d'ouvrages ;
pour concevoir des projets et les exécuter en or, en argent et en bronze ;
pour tailler les pierres à enchâsser, pour tailler le bois et pour exécuter toute sorte d'ouvrage.
Voici que je lui adjoins Oholiab, fils d'Ahisamak, de la tribu de Dan, et j'ai mis la sagesse dans le cœur de tous les hommes au cœur sage pour qu'ils fassent tout ce que je t'ai ordonné :
la Tente du Rendez-vous, l'arche du Témoignage, le propitiatoire qui est sur elle et tout le mobilier de la Tente ;
la table et tous ses accessoires, le candélabre pur et tous ses accessoires, l'autel des parfums,
l'autel des holocaustes et tous ses accessoires, le bassin et son socle ;
10 les vêtements d'apparat, les vêtements sacrés pour Aaron le prêtre, et les vêtements de ses fils, pour exercer le sacerdoce ;
11 l'huile d'onction et l'encens aromatique pour le sanctuaire. En tout, ils feront comme je te l'ai ordonné.
12 Yahvé dit à Moïse :
13 " Toi, parle aux Israélites et dis-leur : vous garderez bien mes sabbats, car c'est un signe entre moi et vous pour vos générations, afin qu'on sache que je suis Yahvé, celui qui vous sanctifie.
14 Vous garderez le sabbat car il est saint pour vous. Qui le profanera sera mis à mort ; quiconque fera ce jour-là quelque ouvrage sera retranché du milieu de son peuple.
15 Pendant six jours on fera l'ouvrage à faire, mais le septième jour sera jour de repos complet, consacré à Yahvé. Quiconque travaillera le jour du sabbat sera mis à mort.
16 Les Israélites garderont le sabbat, en observant le sabbat dans leurs générations, c'est une alliance éternelle.
17 Entre moi et les Israélites c'est un signe à perpétuité, car en six jours Yahvé a fait les cieux et la terre, mais le septième jour il a chômé et repris haleine.
18 Quand Il eut fini de parler avec Moïse sur le mont Sinaï, Il lui remit les deux tables du Témoignage, tables de pierre écrites du doigt de Dieu.

Exode, Chapitre 32

Quand le peuple vit que Moïse tardait à descendre de la montagne, le peuple s'assembla auprès d'Aaron et lui dit : " Allons, fais-nous un dieu qui aille devant nous, car ce Moïse, l'homme qui nous a fait monter du pays d'Égypte, nous ne savons pas ce qui lui est arrivé. "
Aaron leur répondit : " Otez les anneaux d'or qui sont aux oreilles de vos femmes, de vos fils et de vos filles et apportez-les-moi. "
Tout le peuple ôta les anneaux d'or qui étaient à leurs oreilles et ils les apportèrent à Aaron.
Il reçut l'or de leurs mains, le fit fondre dans un moule et en fit une statue de veau ; alors ils dirent : " Voici ton Dieu, Israël, celui qui t'a fait monter du pays d'Égypte. "
Voyant cela, Aaron bâtit un autel devant la statue et fit cette proclamation : " Demain, fête pour Yahvé. "
Le lendemain, ils se levèrent de bon matin, ils offrirent des holocaustes et apportèrent des sacrifices de communion. Le peuple s'assit pour manger et pour boire, puis ils se levèrent pour se divertir.
Yahvé dit alors à Moïse : " Allons !descends, car ton peuple que tu as fait monter du pays d'Égypte s'est perverti.
Ils n'ont pas tardé à s'écarter de la voie que je leur avais prescrite. Ils se sont fabriqué un veau en métal fondu, et se sont prosternés devant lui. Ils lui ont offert des sacrifices et ils ont dit : Voici ton Dieu, Israël, qui t'a fait monter du pays d'Égypte. "
Yahvé dit à Moïse : " J'ai vu ce peuple : c'est un peuple à la nuque raide.
10 Maintenant laisse-moi, ma colère va s'enflammer contre eux et je les exterminerai ; mais de toi je ferai une grande nation.
11 Moïse s'efforça d'apaiser Yahvé son Dieu et dit : " Pourquoi, Yahvé, ta colère s'enflammerait-elle contre ton peuple que tu as fait sortir d'Égypte par ta grande force et ta main puissante ?
12 Pourquoi les Égyptiens diraient-ils : "C'est par méchanceté qu'il les a fait sortir, pour les faire périr dans les montagnes et les exterminer de la face de la terre" ? Reviens de ta colère ardente et renonce au mal que tu voulais faire à ton peuple.
13 Souviens-toi de tes serviteurs Abraham, Isaac et Israël, à qui tu as juré par toi-même et à qui tu as dit : Je multiplierai votre postérité comme les étoiles du ciel, et tout ce pays dont je vous ai parlé, je le donnerai à vos descendants et il sera leur héritage à jamais. "
14 Et Yahvé renonça à faire le mal dont il avait menacé son peuple.
15 Moïse se retourna et descendit de la montagne avec, en main, les deux tables du Témoignage, tables écrites des deux côtés, écrites sur l'une et l'autre face.
16 Les tables étaient l'œuvre de Dieu et l'écriture était celle de Dieu, gravée sur les tables.
17 Josué entendit le bruit du peuple qui poussait des cris et il dit à Moïse : " Il y a un bruit de bataille dans le camp !"
18 Mais il dit :" Ce n'est pas le bruit de chants de victoire, ce n'est pas le bruit de chants de défaite, c'est le bruit de chants alternés que j'entends. "
19 Et voici qu'en approchant du camp il aperçut le veau et des chœurs de danse. Moïse s'enflamma de colère ; il jeta de sa main les tables et les brisa au pied de la montagne.
20 Il prit le veau qu'ils avaient fabriqué, le brûla au feu, le moulut en poudre fine, et en saupoudra la surface de l'eau qu'il fit boire aux Israélites.
21 Moïse dit à Aaron : " Que t'a fait ce peuple pour l'avoir chargé d'un si grand péché ? "
22 Aaron répondit : " Que la colère de Monseigneur ne s'enflamme pas, tu sais toi-même que ce peuple est mauvais.
23 Ils m'ont dit : "Fais-nous un dieu qui aille devant nous, car ce Moïse, l'homme qui nous a fait monter du pays d'Égypte, nous ne savons pas ce qui lui est arrivé. "
24 Je leur ai dit : "Quiconque a de l'or s'en dessaisisse. " Ils me l'ont donné. Je l'ai jeté dans le feu et il en est sorti le veau que voici.
25 Moïse vit que le peuple s'était déchaîné - car Aaron les avait abandonnés à la honte parmi leurs adversaires -
26 et Moïse se tint à la porte du camp et dit : " Qui est pour Yahvé, à moi !" Tous les fils de Lévi se groupèrent autour de lui.
27 Il leur dit : " Ainsi parle Yahvé, le Dieu d'Israël : ceignez chacun votre épée sur votre hanche, allez et venez dans le camp, de porte en porte, et tuez qui son frère, qui son ami, qui son proche. "
28 Les fils de Lévi firent ce que Moïse avait dit, et du peuple, il tomba ce jour-là environ trois mille hommes.
29 Moïse dit : " Vous vous êtes aujourd'hui conféré l'investiture pour Yahvé, qui au prix de son fils, qui au prix de son frère, de sorte qu'il vous donne aujourd'hui la bénédiction.
30 Le lendemain, Moïse dit au peuple : " Vous avez commis, vous, un grand péché. Je m'en vais maintenant monter vers Yahvé. Peut-être pourrai-je expier votre péché !"
31 Moïse retourna donc vers Yahvé et dit : " Hélas, ce peuple a commis un grand péché. Ils se sont fabriqué un dieu en or.
32 Pourtant, s'il te plaisait de pardonner leur péché... Sinon, efface-moi, de grâce, du livre que tu as écrit !"
33 Yahvé dit à Moïse : " Celui qui a péché contre moi, c'est lui que j'effacerai de mon livre.
34 Va maintenant, conduis le peuple où je t'ai dit. Voici que mon ange ira devant toi, mais au jour de ma visite, je les punirai de leur péché. "
35 Et Yahvé frappa le peuple parce qu'ils avaient fabriqué le veau, celui qu'avait fabriqué Aaron.

Exode, Chapitre 33

Yahvé dit à Moïse : " Va, monte d'ici, toi et le peuple que tu as fait monter du pays d'Égypte, vers la terre dont j'ai dit par serment à Abraham, Isaac et Jacob que je la donnerais à leur descendance.
J'enverrai un ange devant toi et j'expulserai les Cananéens, les Amorites, les Hittites, les Perizzites, les Hivvites et les Jébuséens.
Monte vers une terre qui ruisselle de lait et de miel, mais je ne monterai pas au milieu de toi, de peur que je ne t'extermine en chemin car tu es un peuple à la nuque raide. "
Lorsqu'il eut entendu cette parole sévère, le peuple prit le deuil et personne ne porta plus ses parures.
Alors Yahvé dit à Moïse : " Dis aux Israélites : Vous êtes un peuple à la nuque raide, si je montais au milieu de toi, ne fût-ce qu'un moment, je t'exterminerais. Et maintenant, dépouille-toi de tes parures, que je sache comment te traiter. "
Alors les Israélites se débarrassèrent de leurs parures, à partir du mont Horeb.
Moïse prenait la Tente et la plantait pour lui hors du camp, loin du camp. Il la nomma Tente du Rendez-vous, et quiconque avait à consulter Yahvé sortait vers la Tente du Rendez-vous qui se trouvait hors du camp.
Chaque fois que Moïse sortait vers la Tente, tout le peuple se levait, chacun se postait à l'entrée de sa tente, et suivait Moïse du regard jusqu'à ce qu'il entrât dans la Tente.
Chaque fois que Moïse entrait dans la Tente, la colonne de nuée descendait, se tenait à l'entrée de la Tente et Il parlait avec Moïse.
10 Tout le peuple voyait la colonne de nuée qui se tenait à l'entrée de la Tente, et tout le peuple se levait et se prosternait, chacun à l'entrée de sa tente.
11 Yahvé parlait à Moïse face à face, comme un homme parle à son ami, puis il rentrait au camp, mais son serviteur Josué, fils de Nûn, un jeune homme, ne quittait pas l'intérieur de la Tente.
12 Moïse dit à Yahvé : " Vois, tu me dis : "Fais monter ce peuple", et tu ne me fais pas connaître qui tu enverras avec moi. Tu avais pourtant dit : "Je te connais par ton nom et tu as trouvé grâce à mes yeux. "
13 Si donc j'ai trouvé grâce à tes yeux, daigne me faire connaître tes voies pour que je te connaisse et que je trouve grâce à tes yeux. Considère aussi que cette nation est ton peuple. "
14 Yahvé dit : " J'irai moi-même, et je te donnerai le repos. "
15 Et il dit : " Si tu ne viens pas toi-même, ne nous fais pas monter d'ici ;
16 comment saura-t-on alors que j'ai trouvé grâce à tes yeux, moi et ton peuple ? N'est-ce pas à ce que tu iras avec nous ? En sorte que nous soyons distincts, moi et ton peuple, de tous les peuples qui sont sur la face de la terre. "
17 Yahvé dit à Moïse : " Cette chose que tu as dite, je la ferai encore parce que tu as trouvé grâce à mes yeux et que je te connais par ton nom.
18 Il lui dit : " Fais-moi de grâce voir ta gloire. "
19 Et il dit : " Je ferai passer devant toi toute ma beauté et je prononcerai devant toi le nom de Yahvé. Je fais grâce à qui je fais grâce et j'ai pitié de qui j'ai pitié. "
20 " Mais, dit-il, tu ne peux pas voir ma face, car l'homme ne peut me voir et vivre. "
21 Yahvé dit encore : " Voici une place près de moi ; tu te tiendras sur le rocher.
22 Quand passera ma gloire, je te mettrai dans la fente du rocher et je te couvrirai de ma main jusqu'à ce que je sois passé.
23 Puis j'écarterai ma main et tu verras mon dos ; mais ma face, on ne peut la voir.

Exode, Chapitre 34

Yahvé dit à Moïse : " Taille deux tables de pierre semblables aux premières, monte vers moi sur la montagne, et j'écrirai sur les tables les paroles qui étaient sur les premières tables que tu as brisées.
Sois prêt au matin, monte dès le matin sur le mont Sinaï et attends-moi là, au sommet de la montagne.
Que personne ne monte avec toi ; que personne même ne paraisse sur toute la montagne. Que même le bétail, petit et gros, ne paisse pas devant cette montagne. "
Il tailla donc deux tables de pierre, semblables aux premières, et, s'étant levé de bon matin, Moïse monta sur le mont Sinaï, comme Yahvé le lui avait ordonné, et il prit dans sa main les deux tables de pierre.
Yahvé descendit dans une nuée et il se tint là avec lui. Il invoqua le nom de Yahvé.
Yahvé passa devant lui et il cria : " Yahvé, Yahvé, Dieu de tendresse et de pitié, lent à la colère, riche en grâce et en fidélité ;
qui garde sa grâce à des milliers, tolère faute, transgression et péché mais ne laisse rien impuni et châtie les fautes des pères sur les enfants et les petits-enfants, jusqu'à la troisième et la quatrième génération. "
Aussitôt Moïse tomba à genoux sur le sol et se prosterna,
puis il dit : " Si vraiment, Seigneur, j'ai trouvé grâce à tes yeux, que mon Seigneur veuille bien aller au milieu de nous, bien que ce soit un peuple à la nuque raide, pardonne nos fautes et nos péchés et fais de nous ton héritage.
10 Il dit : " Voici que je vais conclure une alliance : devant tout ton peuple je ferai des merveilles telles qu'il n'en a été accompli dans aucun pays ni aucune nation. Le peuple au milieu duquel tu te trouves verra l'œuvre de Yahvé, car c'est chose redoutable, ce que je vais faire avec toi.
11 Observe donc ce que je te commande aujourd'hui. Je vais chasser devant toi les Amorites, les Cananéens, les Hittites, les Perizzites, les Hivvites et les Jébuséens.
12 Garde-toi de faire alliance avec les habitants du pays où tu vas entrer, de peur qu'ils ne constituent un piège au milieu de toi.
13 Vous démolirez leurs autels, vous mettrez leurs stèles en pièces et vous couperez leurs pieux sacrés.
14 Tu ne te prosterneras pas devant un autre dieu, car Yahvé a pour nom Jaloux : c'est un Dieu jaloux.
15 Ne fais pas alliance avec les habitants du pays, car lorsqu'ils se prostituent à leurs dieux et leur offrent des sacrifices, ils t'inviteraient et tu mangerais de leur sacrifice,
16 tu prendrais de leurs filles pour tes fils, leurs filles se prostitueraient à leurs dieux et feraient se prostituer tes fils à leurs dieux.
17 Tu ne te feras pas de dieu de métal fondu.
18 Tu observeras la fête des Azymes. Pendant sept jours tu mangeras des azymes, comme je te l'ai ordonné, au temps fixé du mois d'Abib, car c'est au mois d'Abib que tu es sorti d'Égypte.
19 Tout être sorti le premier du sein maternel est à moi : tout mâle, tout premier-né de ton petit ou de ton gros bétail.
20 Les premiers ânons mis bas tu les rachèteras par une tête de petit bétail et si tu ne les rachètes pas, tu leur briseras la nuque. Tous les premiers-nés de tes fils, tu les rachèteras, et l'on ne se présentera pas devant moi les mains vides.
21 Pendant six jours tu travailleras, mais le septième jour, tu chômeras, que ce soient les labours ou la moisson, tu chômeras.
22 Tu célébreras la fête des Semaines, prémices de la moisson des blés, et la fête de la récolte au retour de l'année.
23 Trois fois l'an, toute la population mâle se présentera devant le Seigneur Yahvé, Dieu d'Israël.
24 Je déposséderai les nations devant toi et j'élargirai tes frontières, et nul ne convoitera ta terre quand tu monteras te présenter devant Yahvé ton Dieu, trois fois l'an.
25 Tu n'offriras pas avec du pain levé le sang de ma victime, et la victime de la fête de Pâque ne sera pas gardée jusqu'au lendemain.
26 Le meilleur des prémices de ton terroir, tu l'apporteras à la maison de Yahvé ton Dieu et tu ne feras pas cuire un chevreau dans le lait de sa mère. "
27 Yahvé dit à Moïse : " Mets par écrit ces paroles car selon ces clauses, j'ai conclu mon alliance avec toi et avec Israël. "
28 Moïse demeura là, avec Yahvé, quarante jours et quarante nuits. Il ne mangea ni ne but, et il écrivit sur les tables les paroles de l'alliance, les dix paroles.
29 Lorsque Moïse redescendit de la montagne du Sinaï, les deux tables du Témoignage étaient dans la main de Moïse quand il descendit de la montagne, et Moïse ne savait pas que la peau de son visage rayonnait parce qu'il avait parlé avec lui.
30 Aaron et tous les Israélites virent Moïse, et voici que la peau de son visage rayonnait, et ils avaient peur de l'approcher.
31 Moïse les appela ; Aaron et tous les chefs de la communauté revinrent alors vers lui, et Moïse leur parla.
32 Ensuite tous les Israélites s'approchèrent, et il leur ordonna tout ce dont Yahvé avait parlé sur le mont Sinaï.
33 Quand Moïse eut fini de leur parler, il mit un voile sur son visage.
34 Lorsque Moïse entrait devant Yahvé pour parler avec lui, il ôtait le voile jusqu'à sa sortie. En sortant, il disait aux Israélites ce qui lui avait été ordonné,
35 et les Israélites voyaient le visage de Moïse rayonner. Puis Moïse remettait le voile sur son visage, jusqu'à ce qu'il entrât pour parler avec lui.

Exode, Chapitre 35

Moïse assembla toute la communauté des Israélites et leur dit : " Voici ce que Yahvé a ordonné de faire :
Pendant six jours on fera le travail, mais le septième jour sera pour vous un jour saint, un jour de repos complet consacré à Yahvé. Quiconque fera ce jour-là un travail quelconque sera mis à mort.
Vous n'allumerez de feu, le jour du sabbat, dans aucune de vos demeures.
Moïse dit à toute la communauté des Israélites : " Voici ce qu'a ordonné Yahvé.
Prélevez sur vos biens une contribution pour Yahvé. Que tous ceux que leur cœur y incite apportent la contribution de Yahvé : de l'or, de l'argent et du bronze ;
de la pourpre violette et écarlate, du cramoisi, du lin fin et du poil de chèvre ;
des peaux de béliers teintes en rouge, du cuir fin et du bois d'acacia ;
de l'huile pour le luminaire, des aromates pour l'huile d'onction et l'encens aromatique ;
des pierres de cornaline et des pierreries à enchâsser pour l'éphod et le pectoral.
10 Que ceux parmi vous qui sont habiles viennent faire tout ce qu'a ordonné Yahvé :
11 la Demeure, sa tente et sa couverture, ses agrafes, ses cadres, ses traverses, ses colonnes et ses socles ;
12 l'arche et ses barres, le propitiatoire et le rideau du voile ;
13 la table, ses barres et tous ses accessoires ainsi que les pains d'oblation ;
14 le candélabre pour la lumière, ses accessoires, ses lampes ainsi que l'huile pour le luminaire ;
15 l'autel des parfums et ses barres, l'huile d'onction, l'encens aromatique et le voile de l'entrée, pour l'entrée de la Demeure ;
16 l'autel des holocaustes et son treillis de bronze, ses barres et tous ses accessoires, le bassin et son socle ;
17 les courtines du parvis, ses colonnes, ses socles et le rideau de l'entrée du parvis ;
18 les piquets de la Demeure et les piquets du parvis avec leurs cordes ;
19 les vêtements d'apparat pour officier dans le sanctuaire - les vêtements sacrés pour le prêtre Aaron et les vêtements de ses fils pour l'exercice du sacerdoce. "
20 Alors toute la communauté des Israélites se retira de la présence de Moïse.
21 Puis tous ceux que leur cœur y portait et tous ceux que leur âme y incitait apportèrent la contribution de Yahvé, pour le travail de la Tente du Rendez-vous, pour son service général et pour les vêtements sacrés.
22 Les hommes et les femmes vinrent, tous ceux que leur cœur y incitait apportèrent des broches, des anneaux, des bagues, des colliers, toutes sortes d'objets d'or - tous ceux qui avaient voué de l'or à Yahvé.
23 Tous ceux qui se trouvaient avoir de la pourpre violette et écarlate, du cramoisi, du lin fin, du poil de chèvre, des peaux de béliers teintes en rouge et du cuir fin, l'apportèrent.
24 Tous ceux qui offraient une contribution d'argent et de bronze apportèrent la contribution de Yahvé, et tous ceux qui se trouvaient avoir du bois d'acacia pour tous les travaux à exécuter l'apportèrent.
25 Toutes les femmes habiles filèrent de leurs mains et apportèrent ce qu'elles avaient filé : pourpre violette et écarlate, cramoisi et lin fin.
26 Toutes les femmes que leur cœur y portait en raison de leur habileté, filèrent le poil de chèvre.
27 Les chefs apportèrent les pierres de cornaline et les pierres à enchâsser dans l'éphod et le pectoral,
28 les aromates et l'huile pour le luminaire, pour l'huile d'onction et pour l'encens aromatique.
29 Tous les Israélites, hommes et femmes, que leur cœur incitait à contribuer à l'ensemble de l'ouvrage que Yahvé, par l'intermédiaire de Moïse, avait ordonné d'exécuter, apportèrent une offrande à Yahvé.
30 Moïse dit aux Israélites : " Voyez, Yahvé a désigné nommément Beçaléel, fils de Uri, fils de Hur, de la tribu de Juda.
31 Il l'a comblé de l'esprit de Dieu, d'habileté, d'intelligence et de savoir, pour toute sorte d'ouvrages ;
32 pour concevoir les projets et les exécuter en or, en argent et en bronze,
33 pour tailler les pierres à enchâsser, pour tailler le bois et pour exécuter toutes sortes d'œuvres d'art.
34 Il a mis en son cœur, à lui ainsi qu'à Oholiab, fils d'Ahisamak, de la tribu de Dan, le don d'enseigner.
35 Il les a comblés d'habileté pour exécuter toute sorte d'ouvrages, tous les ouvrages du ciseleur, du brodeur, du brocheur de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de lin fin, et du tisserand, de tous ceux qui font toute sorte d'ouvrages et de ceux qui conçoivent des projets.

Exode, Chapitre 36

Beçaléel, Oholiab et tous les hommes à qui Yahvé a donné l'habileté et l'intelligence pour qu'ils sachent faire tout le travail à accomplir au sanctuaire, feront tout comme Yahvé l'a ordonné.
Moïse appela donc Beçaléel, Oholiab et tous les hommes habiles à qui Yahvé avait donné l'habileté, tous ceux que leur cœur portait à s'appliquer à l'ouvrage pour le faire.
Ils reçurent de Moïse tout ce que les Israélites avaient apporté en contribution pour exécuter le travail d'édification du sanctuaire. Comme ils continuaient d'apporter, chaque matin, leurs offrandes,
tous les hommes habiles faisant tout le travail du sanctuaire vinrent, chacun quittant le travail qu'il était en train de faire,
et dirent à Moïse : " Le peuple apporte plus qu'il n'en faut pour le travail que Yahvé a ordonné de faire. "
Moïse donna un ordre et l'on fit passer dans le camp une proclamation : " Que personne, homme ou femme, ne fasse plus quoi que ce soit pour la contribution du sanctuaire ", et l'on empêcha le peuple de rien apporter.
Les matériaux suffisaient pour faire tout le travail et il y en avait même en surplus.
Tous les hommes habiles, parmi ceux qui faisaient le travail, firent la Demeure. Il la fit de dix bandes d'étoffe de fin lin retors, de pourpre violette et écarlate et de cramoisi, brodées de chérubins.
La longueur d'une bande était de vingt-huit coudées et sa largeur de quatre coudées. Toutes les bandes avaient les mêmes dimensions.
10 Il assembla les bandes cinq d'un côté, cinq de l'autre.
11 Il fit des brides de pourpre violette à la lisière de la première bande, à l'extrémité du premier assemblage, et fit de même à la lisière de la dernière bande du second assemblage.
12 Il fit cinquante brides à la première bande et cinquante brides à l'extrémité de la bande du second assemblage, les brides se correspondant l'une à l'autre.
13 Il fit cinquante agrafes d'or et assembla les bandes l'une à l'autre avec les agrafes : la Demeure fut ainsi d'un seul tenant.
14 Puis il fit des bandes d'étoffe de poil de chèvre pour la tente qui est sur la Demeure. Il en fit onze.
15 La longueur d'une bande était de trente coudées et sa largeur de quatre coudées : les onze bandes avaient mêmes dimensions.
16 Il assembla cinq bandes d'une part et six bandes d'autre part.
17 Il fit cinquante brides à la lisière de la dernière bande du premier assemblage, et il fit cinquante brides à la lisière de la bande du second assemblage.
18 Il fit cinquante agrafes de bronze pour assembler la tente afin qu'elle soit d'un seul tenant.
19 Il fit pour la tente une couverture en peaux de béliers teintes en rouge, et une en cuir fin par-dessus.
20 Il fit pour la Demeure des cadres en bois d'acacia dressés debout.
21 Chaque cadre était long de dix coudées et large d'une coudée et demie ;
22 chaque cadre avait deux tenons jumelés. Il fit de même pour les cadres de la Demeure.
23 Il fit les cadres pour la Demeure : vingt cadres pour le côté sud, vers le midi.
24 Il fit quarante socles d'argent pour les vingt cadres : deux socles sous un cadre pour ses deux tenons, deux socles sous un autre cadre pour ses deux tenons.
25 Il fit pour le second côté de la Demeure, vers le nord, vingt cadres
26 et quarante socles d'argent : deux socles sous un cadre, deux socles sous un autre cadre.
27 Pour le fond de la Demeure, vers l'ouest, il fit six cadres.
28 Il fit aussi deux cadres pour les angles du fond de la Demeure.
29 Ils étaient jumelés à leur partie inférieure et le demeuraient jusqu'au sommet, à la hauteur du premier anneau. Ainsi fit-il pour les deux cadres des deux angles.
30 Il y avait huit cadres avec leurs seize socles d'argent, deux socles sous chaque cadre.
31 Il fit des traverses en bois d'acacia,
32 cinq pour les cadres du premier côté de la Demeure, cinq pour les cadres du second côté de la Demeure et cinq pour les cadres du fond de la Demeure, du côté de la mer.
33 Il fit la traverse médiane pour assembler les cadres à mi-hauteur, d'une extrémité à l'autre.
34 Il plaqua d'or les cadres et leur fit des anneaux d'or où s'engageraient les traverses, et il plaqua d'or leurs traverses.
35 Il fit le rideau de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors, brodé de chérubins.
36 Il lui fit quatre colonnes en acacia qu'il plaqua d'or, avec leurs crochets d'or, et il fondit pour elles quatre socles d'argent.
37 Il fit pour l'entrée de la tente un voile broché de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors,
38 ainsi que ses cinq colonnes avec leurs crochets ; il plaqua d'or leurs chapiteaux et leurs tringles ; leurs cinq socles étaient en bronze.

Exode, Chapitre 37

Beçaléel fit l'arche en bois d'acacia. Elle était longue de deux coudées et demie, large d'une coudée et demie et haute d'une coudée et demie.
Il la plaqua d'or pur au-dedans et au-dehors et fit une moulure d'or tout autour.
Il fondit, pour l'arche, quatre anneaux d'or, à ses quatre pieds :deux anneaux sur un côté, et deux anneaux sur l'autre.
Il fit des barres en bois d'acacia et les plaqua d'or.
Puis il introduisit les barres dans les anneaux fixés sur les côtés de l'arche pour porter l'arche.
Il fit un propitiatoire d'or pur, de deux coudées et demie de long et d'une coudée et demie de large.
Il fit deux chérubins d'or repoussé, il les fit aux deux extrémités du propitiatoire :
un chérubin à cette extrémité-ci, un chérubin à cette extrémité-là, il fit faire corps aux chérubins avec le propitiatoire à ses deux extrémités.
Les chérubins avaient les ailes déployées vers le haut et protégeaient de leurs ailes le propitiatoire, en se faisant face ; les faces des chérubins étaient tournées vers le propitiatoire.
10 Il fit la table en bois d'acacia ; elle avait deux coudées de long, une coudée de large et une coudée et demie de haut.
11 Il la plaqua d'or pur et fit une moulure d'or tout autour.
12 Il fit, tout autour, des entretoises larges d'un palme et fit une moulure d'or autour des entretoises.
13 Il fondit pour elle quatre anneaux d'or et il mit les anneaux aux quatre angles formés par les quatre pieds.
14 Les anneaux étaient placés près des entretoises et servaient de logement aux barres qui servaient pour porter la table.
15 Il fit les barres en bois d'acacia et les plaqua d'or, pour porter la table.
16 Il fit les accessoires qui devaient être sur la table : ses plats, ses coupes, ses bols et ses aiguières pour les libations, tous d'or pur.
17 Il fit le candélabre d'or pur. D'or repoussé, il fit le candélabre, sa base et son fût. Ses calices, boutons et fleurs, faisaient corps avec lui.
18 Six branches s'en détachaient sur les côtés : trois branches du candélabre d'un côté, trois branches du candélabre de l'autre côté.
19 La première branche portait trois calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur. La deuxième branche portait trois calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur. Il en était ainsi pour les six branches partant du candélabre.
20 Le candélabre lui-même portait quatre calices en forme de fleur d'amandier, avec bouton et fleur :
21 un bouton sous les deux premières branches partant du candélabre, un bouton sous les deux branches suivantes, un bouton sous les deux dernières branches : donc aux six branches s'en détachant.
22 Les boutons et les branches faisaient corps avec le candélabre, et le tout était fait d'un bloc d'or pur repoussé.
23 Puis il fit ses sept lampes, avec leurs mouchettes et leurs cendriers d'or pur.
24 D'un talent d'or pur, il fit le candélabre et tous ses accessoires.
25 Il fit l'autel des parfums en bois d'acacia, d'une coudée de long, d'une coudée de large - donc carré - et de deux coudées de haut : ses cornes faisaient corps avec lui.
26 Il le plaqua d'or pur, sa partie supérieure, ses parois tout autour et ses cornes, et fit une moulure d'or tout autour.
27 Il lui fit deux anneaux d'or au-dessous de la moulure, sur les deux côtés, sur les deux faces pour loger les barres servant à son transport.
28 Il fit les barres en bois d'acacia et les plaqua d'or.
29 Il fit aussi l'huile d'onction sainte et l'encens aromatique - comme un parfumeur.

Exode, Chapitre 38

Il fit l'autel des holocaustes en bois d'acacia ; de cinq coudées de long, de cinq coudées de large - donc carré - et de trois coudées de haut.
Il fit à ses quatre angles des cornes qui faisaient corps avec lui, et il le plaqua de bronze.
Il fit tous les accessoires de l'autel : les vases à cendres et les pelles, les bols à aspersion, les fourchettes et les encensoirs. Tous les accessoires de l'autel, il les fit de bronze.
Il fit pour l'autel un treillis de bronze en forme de filet, sous la corniche, depuis le bas jusqu'à mi-hauteur.
Il fondit quatre anneaux aux quatre angles du treillis de bronze pour recevoir les barres.
Il fit les barres en bois d'acacia et les plaqua de bronze.
Il engagea les barres dans les anneaux fixés sur les deux côtés de l'autel, pour le transporter grâce à elles ; il le fit creux, en planches.
Il fit le bassin en bronze et son socle en bronze avec les miroirs des femmes qui faisaient le service à l'entrée de la Tente du Rendez-vous.
Il fit le parvis ; du côté du sud, au midi, les rideaux du parvis, en fin lin retors, avaient cent coudées.
10 Leurs vingt colonnes et leurs vingt socles étaient de bronze ; les crochets des colonnes et leurs tringles étaient d'argent.
11 Cent coudées aussi du côté du nord ; leurs vingt colonnes et leurs vingt socles étaient de bronze ; les crochets des colonnes et leurs tringles étaient d'argent.
12 Du côté de l'ouest les rideaux avaient cinquante coudées, avec leurs dix colonnes et leurs dix socles. Les crochets des colonnes et leurs tringles étaient d'argent.
13 Et du côté de l'est, à l'orient, cinquante coudées.
14 A l'un des côtés il y avait quinze coudées de rideaux avec leurs trois colonnes et leurs trois socles.
15 Au second côté - de part et d'autre de la porte du parvis - il y avait quinze coudées de rideaux avec leurs trois colonnes et leurs trois socles.
16 Tous les rideaux entourant l'enceinte du parvis étaient de fin lin retors.
17 Les socles des colonnes étaient de bronze ; les crochets des colonnes et leurs tringles étaient d'argent ; le revêtement de leurs chapiteaux était d'argent, et toutes les colonnes du parvis étaient munies de tringles d'argent.
18 Le voile de la porte du parvis étaient broché, fait de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors. Il avait vingt coudées de long et cinq coudées de haut -dans la largeur-, comme les rideaux du parvis.
19 Leurs quatre colonnes et leurs quatre socles étaient de bronze, leurs crochets étaient d'argent, le revêtement de leurs chapiteaux et leurs tringles étaient d'argent.
20 Tous les piquets autour de la Demeure et du parvis étaient de bronze.
21 Voici les comptes de la Demeure - la Demeure du Témoignage - établis sur l'ordre de Moïse, travail des Lévites, par l'intermédiaire d'Itamar, fils d'Aaron, le prêtre.
22 Beçaléel, fils de Uri, fils de Hur, de la tribu de Juda, fit tout ce que Yahvé avait ordonné à Moïse,
23 et avec lui Oholiab, fils de Ahisamak, de la tribu de Dan, ciseleur, brodeur, brocheur en pourpre violette et écarlate, en cramoisi et en lin fin.
24 Total de l'or employé pour les travaux, pour l'ensemble des travaux du sanctuaire -c'était l'or consacré- : vingt-neuf talents et sept cent trente sicles, selon le sicle du sanctuaire.
25 L'argent du recensement de la communauté : cent talents et mille sept cent soixante-quinze sicles, selon le sicle du sanctuaire :
26 un beqa par tête, un demi-sicle, selon le sicle du sanctuaire, pour tous ceux qui furent recensés, âgés de vingt ans et plus, pour six cent trois mille cinq cent cinquante.
27 Cent talents d'argent pour fondre les socles du sanctuaire et les socles du rideau : cent socles pour cent talents, un talent par socle.
28 Avec les mille sept cent soixante-quinze sicles, il fit les crochets pour les colonnes, il plaqua leurs chapiteaux et fit leurs tringles.
29 Le bronze consacré se montait à soixante-dix talents et deux mille quatre cents sicles ;
30 il en fit les socles pour l'entrée de la Tente du Rendez-vous, l'autel de bronze, son treillis de bronze et tous les accessoires de l'autel ;
31 les socles du pourtour du parvis, les socles de la porte du parvis, tous les piquets de la Demeure et tous les piquets du pourtour du parvis.

Exode, Chapitre 39

Avec la pourpre violette et écarlate et le cramoisi, ils firent les vêtements liturgiques pour officier dans le sanctuaire. Ils firent les vêtements sacrés destinés à Aaron, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
Ils firent l'éphod d'or, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
Ils battirent les plaques d'or et les découpèrent en fils pour les entremêler à la pourpre violette et écarlate, au cramoisi et au lin fin, à la manière du brocheur.
Ils lui firent deux épaulettes qui y furent fixées, il y fut fixé par ses deux bords.
L'écharpe qui était dessus pour l'attacher faisait corps avec lui et était de même travail. Elle était d'or, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
Ils travaillèrent les pierres de cornaline, serties dans des chatons d'or, où furent gravés en gravure de sceau les noms des Israélites.
Ils placèrent sur les épaulettes de l'éphod les pierres comme mémorial des Israélites, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
Ils firent le pectoral, brodé comme l'éphod, d'or, de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
Il était carré et double, d'un empan de long et d'un empan de large.
10 Ils le garnirent de quatre rangées de pierres. Une sardoine, une topaze, une émeraude pour la première rangée ;
11 pour la deuxième rangée, une escarboucle, un saphir et un diamant ;
12 pour la troisième rangée, une agate, une hyacinthe et une améthyste ;
13 pour la quatrième rangée, une chrysolithe, une cornaline et un jaspe. Elles étaient serties dans des chatons d'or.
14 Les pierres étaient aux noms des Israélites, elles étaient douze, selon leurs noms, gravées comme des sceaux, chacune au nom de l'une des douze tribus.
15 Ils firent pour le pectoral des chaînettes d'or pur en forme de torsades.
16 Ils firent deux rosettes d'or et deux anneaux d'or, et ils mirent les deux anneaux aux deux bords du pectoral.
17 Ils mirent les deux torsades d'or aux deux anneaux, aux bords du pectoral,
18 et les deux bords des torsades, ils les mirent aux deux rosettes : ils les mirent ainsi sur les épaulettes de l'éphod, par-devant.
19 Ils firent aussi deux anneaux d'or et les mirent aux deux bords du pectoral, sur le bord intérieur, du côté de l'éphod.
20 Ils firent encore deux anneaux d'or, et ils les mirent sur les épaulettes de l'éphod, vers le bas en avant, près de leur point d'attache, au-dessus de l'écharpe de l'éphod.
21 Ils lièrent le pectoral par ses anneaux aux anneaux de l'éphod avec un cordon de pourpre violette, afin que le pectoral soit au-dessus de l'écharpe de l'éphod et ne puisse se séparer de l'éphod, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
22 Puis ils firent le manteau de l'éphod, tissé tout entier de pourpre violette.
23 L'ouverture au milieu du manteau était comme l'ouverture d'un corselet de mailles ; l'ouverture avait tout autour une lisière indéchirable.
24 Ils firent sur l'ourlet du manteau des grenades de pourpre violette et écarlate, de cramoisi et de fin lin retors.
25 Ils firent aussi des clochettes d'or pur et placèrent les clochettes au milieu des grenades ;
26 une clochette une grenade, une clochette une grenade, tout autour de l'ourlet du manteau à porter pour officier, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
27 Puis ils firent les tuniques de fin lin tissé, pour Aaron et pour ses fils ;
28 le turban de lin fin, les calottes de lin fin, les caleçons de fin lin retors,
29 les ceintures brochées de fin lin retors, de pourpre violette et écarlate et de cramoisi, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
30 Puis ils firent la fleur - le signe de la sainte consécration, en or pur - et ils y gravèrent en intaille, comme un sceau : " Consacré à Yahvé. "
31 Ils mirent dessus un cordon de pourpre violette, pour le mettre sur le turban, en haut, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
32 Ainsi furent achevés tous les travaux de la Demeure, de la Tente du Rendez-vous ; en tout les Israélites avaient fait comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
33 Ils apportèrent à Moïse la Demeure, la Tente et tous ses accessoires, ses agrafes, ses cadres, ses traverses, ses colonnes et ses socles ;
34 la couverture en peaux de béliers teintes en rouge, la couverture en cuir fin et le rideau du voile ;
35 l'arche du Témoignage avec ses barres et le propitiatoire ;
36 la table, tous ses accessoires et les pains d'oblation ;
37 le candélabre d'or pur, ses lampes - une rangée de lampes - et tous ses accessoires, ainsi que l'huile pour le luminaire ;
38 l'autel d'or, l'huile d'onction, l'encens aromatique et le voile pour l'entrée de la Tente ;
39 l'autel de bronze et son treillis de bronze, ses barres et tous ses accessoires ; le bassin et son socle ;
40 les courtines du parvis, ses colonnes, ses socles et le voile pour la porte du parvis, ses cordes, ses piquets ainsi que tous les accessoires du service de la Demeure, pour la Tente du Rendez-vous ;
41 les vêtements liturgiques pour officier dans le sanctuaire - les vêtements sacrés pour Aaron, le prêtre, et les vêtements de ses fils pour exercer le sacerdoce.
42 Les Israélites avaient fait tous les travaux comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
43 Moïse vit tout l'ouvrage : ils l'avaient fait comme Yahvé l'avait ordonné. Et Moïse les bénit.

Exode, Chapitre 40

Yahvé parla à Moïse et lui dit :
" Le premier jour du premier mois, tu dresseras la Demeure, la Tente du Rendez-vous,
tu y placeras l'arche du Témoignage et tu voileras l'arche avec le rideau.
Tu apporteras la table et tu disposeras sa garniture. Tu apporteras le candélabre et tu monteras ses lampes.
Tu mettras l'autel d'or des parfums devant l'arche du Témoignage, et tu placeras le voile à l'entrée de la Demeure.
Tu mettras l'autel des holocaustes devant l'entrée de la Demeure, de la Tente du Rendez-vous.
Tu mettras le bassin entre la Tente du Rendez-vous et l'autel, et tu y mettras de l'eau.
Tu placeras le parvis tout autour et tu mettras le voile à la porte du parvis.
Tu prendras l'huile d'onction et tu oindras la Demeure et tout ce qui est dedans ; tu la consacreras, elle et tous ses accessoires, et elle sera éminemment sainte.
10 Tu oindras l'autel des holocaustes et tous ses accessoires, tu consacreras l'autel, et l'autel sera éminemment saint.
11 Tu oindras le bassin et son socle et tu le consacreras.
12 Puis tu feras approcher Aaron et ses fils de l'entrée de la Tente du Rendez-vous, tu les laveras avec de l'eau,
13 et tu revêtiras Aaron de ses vêtements sacrés, tu l'oindras et tu le consacreras pour qu'il exerce mon sacerdoce.
14 Ses fils, tu les feras approcher, tu les revêtiras de tuniques,
15 et tu les oindras comme tu auras oint leur père, pour qu'ils exercent mon sacerdoce. Cela se fera pour que leur onction leur confère un sacerdoce éternel, dans leurs générations.
16 Moïse le fit. Il fit tout comme Yahvé l'avait ordonné.
17 Le premier jour du premier mois de la seconde année, on dressa la Demeure.
18 Moïse dressa la Demeure ; il mit ses socles, plaça ses cadres, mit ses traverses et dressa ses colonnes.
19 Il étendit la tente pour la Demeure et plaça dessus la couverture de la tente, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
20 Il prit le Témoignage, le mit dans l'arche, plaça les barres sur l'arche et mit le propitiatoire sur l'arche.
21 Il introduisit l'arche dans la Demeure et plaça le rideau du voile ; il voila ainsi l'arche du Témoignage, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
22 Il mit la table dans la Tente du Rendez-vous, sur le côté de la Demeure, au nord, à l'extrémité du voile,
23 et il disposa avec ordre le pain devant Yahvé, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
24 Il plaça le candélabre dans la Tente du Rendez-vous, en face de la table, sur le côté de la Demeure, au sud,
25 et monta les lampes devant Yahvé, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
26 Il plaça l'autel d'or dans la Tente du Rendez-vous, devant le voile,
27 et fit fumer dessus l'encens aromatique, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
28 Puis il plaça le voile à l'entrée de la Demeure.
29 L'autel des holocaustes, il le plaça à l'entrée de la Demeure, de la Tente du Rendez-vous, et offrit dessus l'holocauste et l'oblation, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
30 Il plaça le bassin entre la Tente du Rendez-vous et l'autel et il y mit, pour les ablutions, de l'eau
31 avec laquelle Moïse, Aaron et ses fils se lavaient les mains et les pieds.
32 Quand ils entraient dans la Tente du Rendez-vous ou qu'ils s'approchaient de l'autel, ils se lavaient, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
33 Il dressa le parvis autour de la Demeure et de l'autel, et il mit le voile à la porte du parvis. Ainsi Moïse termina les travaux.
34 La nuée couvrit la Tente du Rendez-vous, et la gloire de Yahvé emplit la Demeure.
35 Moïse ne put entrer dans la Tente du Rendez-vous, car la nuée demeurait sur elle, et la gloire de Yahvé emplissait la Demeure.
36 A toutes leurs étapes, lorsque la nuée s'élevait au-dessus de la Demeure, les Israélites se mettaient en marche.
37 Si la nuée ne s'élevait pas, ils ne se mettaient pas en marche jusqu'au jour où elle s'élevait.
38 Car, le jour, la nuée de Yahvé était sur la Demeure et, la nuit, il y avait dedans un feu, aux yeux de toute la maison d'Israël, à toutes leurs étapes.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

19 Союз-Завет, заключенный с Ноем, относился ко всему человечеству (Быт 9:9), а Союз-Завет с Моисеем запечатлел избранность народа и подтвердил обетования (Исх 6:6-8), подобно тому как Союз-Завет с Авраамом (Исх 6:5) подтвердил первые обетования Божии (Быт 17). Синайский союз обязывает весь народ, который получает определенный Закон: десять Заповедей и книгу Завета. Этот Закон в расширенном виде становится хартией иудаизма, и Сир 24:9-27отождествляет его с премудростью. В то же время он является и "свидетельством против народа" (Втор 31:26), ибо в результате нарушения этого Закона обетования перестают быть действенными, и нарушители навлекают на себя Божие проклятие.


19:6 "Царство священников", т.е. служителей Бога, посредников между Ним и другими людьми (Лев 10:3). "Народом святым", т.е. посвященным Богу, принадлежащим Ему. Это обетование получает свое конечное осуществление в духовном Израиле, в Церкви, в которой верующие именуются "святыми" (Деян 9:13) и в единении с Первосвященником-Христом приносят Богу жертву хваления (1 Петр 2:5, 1 Петр 2:9; Откр 1:6; Откр 5:10; Откр 20:6).


19:12 Запрет, целью которого является пробуждать благоговение, трепет перед тайной ("Страх Божий" ср. Притч 1:7).


19:16-19 Бог проявляет Себя в грозе: Он не только Владыка сил природы, Его теофания (явление) выражает Его величие и трансцендентность.


20:2 Первые слова Декалога (Десяти Заповедей). Они сохранились и в другом варианте (Втор 5). Оба варианта близки по форме и не противоречат общему духу Декалога, который обнимает всю сферу религиозной и нравственной жизни.


20:3-11 Заповеди 1-4 касаются отношения человека к Богу. В истории религий первая Заповедь - совершенно исключительная, неизвестная другим религиям древности вероучительная истина. О 2-ой заповеди см. прим к Исх 32:1.


20:7 Здесь может подразумеваться, кроме клятвопреступления (Мф 5:33) и лжесвидетельства (Исх 20:16и Втор 5:20), всякое злоупотребление именем Божиим. В послепленную эпоху, чтобы вернее избежать всякого греха против этой Заповеди, перестали произносить само имя Ягве. Его заменяли другими наименованиями, напр., Адонаи (Господь) Предвечный, Всевышний, Святой, или даже словами: Имя, Место, Небо, указывая т. обр. на величие, святость или иное свойство Бога.


20:8 Название субботы непосредственно связывается в Библии с корнем глагола, означающего "перестать", и "быть праздным": день еженедельного отдыха посвящен Богу, чтобы человек помнил о Творце, которому принадлежит вся его жизнь. С религиозной мотивировкой соединяется забота о человеке (Исх 23:12; Втор 5:14). Соблюдение субботы получило особое значение со времени Плена и стало одной из отличительных черт иудаизма (Неем 13:15-22; 1 Макк 2:31-41). Законнический дух превратил радость этого дня в нечто принудительное, от чего Иисус освободил Своих учеников (Мф 12:1сл. п.; Мф 13:10сл.; Лк 14:1сл.).


20:12-17 Заповеди 5-10 касаются отношений между людьми. Они свидетельствуют о том, что не ритуал, а человечность и отказ от зла - первостепенные обязанности верующего. Христос суммирует эти два аспекта Декалога в виде двух "главных" Заповедей - о любви к Богу и к ближнему (Мф 22:36-40). Для НЗ Декалог- основа Моисеева учения - имеет непреходящее значение. Поэтому Иисус говорит: "Не нарушить пришел Я, но исполнить" Закон (Мф 5:17).


20:21 "Мрак" символизирует невыразимую тайну Божественного. Этот символ часто встречается в писаниях христ. мистиков.


20:22 Начало культового, гражданского и уголовного законодательства, которое именуется Книгой Завета (см. Исх 24:7) или "Сводом Завета" и включает Ex 20:22-23:33. Эта книга есть расширенное толкование Декалога, приспособленное уже к потребности оседлого образа жизни, но дух Моисеева учения продолжает пронизывать и эти постановления и заветы. На протяжении ВЗ-ной истории многие культовые и гражданские установления подвергались изменениям и отменялись. В НЗ-ную эру большинство из них было упразднено, ибо на смену Закона приходит Благодать (Ин 1:17; Гал 2:15-19). Однако нравственные предписания Закона не теряют силы, а лишь доводятся до совершенства (Мф 5:21-48).


20:24 В противоположность Втор 12:5, в книге Завета признается существование различных мест поклонения.


21:13 В обществе, где родовая месть еще не сменилась государственным правосудием, учреждение городов-убежищ защищает невольного убийцу от кровного мстителя (ср. Числ 35:19). Убежищем сначала было святилище (3 Цар 1:50; 3 Цар 2:28-34), но совершитель предумышленного убийства не имел права убежища (Исх 21:14).


21:25 Закон возмездия (ср. Лев 24:17-20; Втор 19:21), встречающийся также в своде законов Хаммурапи и в ассирийских законах, имеет социальный, а не индивидуальный характер. Налагая наказание, соответствующее причиненному вреду, он стремится ограничить крайности мести (ср. Быт 4:23-24). Самым простым случаем является смертная казнь убийцы (Исх 21:31-34; ср. Исх 21:12-17; Лев 24:17). В действительности, применение этого правила, по-видимому, уже очень рано потеряло свою первоначальную жестокость. Обязанности "кровного мстителя", гоэла (Числ 35:19), постепенно ограничивались вплоть до того, что свелись в основном к выкупу (Руф 2:20) и к покровительству (Пс 18:15; Ис 41:14). Принцип оставался в силе, но в смягченной форме (Сир 27:25-29; Прем 11:16; ср. Прем 12:22). Израильскому народу предписывалось прощать своим соотечественникам (Лев 19:17-18; Лев 10:6; Si 27:30-28:7); впоследствии Христос расширил сферу применения этой Заповеди (Мф 5:38-39; Мф 18:21-22).


22:20-23 "Пришельцами" (евр. "герим") назывались иноплеменники, жившие в Палестине.


22:24 Запрет ростовщичества.


23:4-5 Заповедь, запрещающая платить злом за зло. Предвосхищение НЗ-ной этики.


23:14 "Три раза в году празднуй Мне" - здесь предписаны три основных праздника: Пасха и День Опресноков, связанный с началом жатвы ячменя; празд. Пятидесятницы или седмиц- начало "жатвы пшеничной" - праздновавшийся через семь недель (Втор 16:9), или через 50 дней (Лев 23:16)- откуда и название "пятидесятница" (греч и рус); праздник Кущей, связанный с собиранием плодов в конце года (Втор 16:13- "кущами" наз. шалаши из зелени, подобные тем, которые ставились в виноградниках при сборе урожая). И в НЗ-ной Церкви один из праздников - Преображение - связан с днем благословения плодов. Впоследствии к указанным праздникам добавились еще другие: религиозный Новый Год (Лев 23:24), День Очищения (Лев 16и Лев 23:27-32), Пурим (Есф 9:24-26), праздник Обновления (1 Макк 4:59), день Никанора (1 Макк 7:49).


23:19 Хананейский обычай язычников-скотоводов, согласно финикийским текстам из Угарита.


23:31 Указанные здесь границы: Акабский залив, Средиземное море, Синай и Евфрат - представляют собой максимальные границы царства Давида и Соломона (3 Цар 4:21, ср. Числ 34:1-2; Суд 20:1).


24:6-8 Моисей, посредник между Богом и народом, объединяет их символически, изливая на жертвенник, символизирующий Ягве, и затем на народ кровь одной и той же жертвы. Договор, т. о., скреплен кровью (Лев 1:5), так же как новый Союз-Завет скреплен кровью Христа.


25 В Союзе важнейшее место занимает культ, который является символическим выражением отношения людей к Богу. Обосновывая все прямыми велениями Бога Моисею, свящ текст утверждает божественный характер религиозных установлений Израиля.


25:8 Богу поклоняются в местах, где Он особо проявил Свое присутствие (Быт 12:7; Быт 28:12-19и т. д.). Синай - место Его величественной теофании - "гора Божия" (Исх 3:1; 3 Цар 19:8), где Он пребывает (Втор 33:1-2; Суд 5:4-5; Авв 3:3; Пс 67:9). Ковчег - знамение Его присутствия (Исх 25:22; ср. 1 Цар 4:4; 2 Цар 6:2), а скиния, содержащая ковчег, - обитель Бога (ст. Исх 24:9и Исх 40:34), которая следует за Его народом в Его странствиях (2 Цар 7:6), пока Иерусалимский Храм не станет Его домом (3 Цар 8:10).


25:16 Внутри ковчега помещено "свидетельство (евр. "эдут" - пункты договора), т.е. "скрижали Завета" или Декалог (Десятисловие); ковчег назван "ковчегом свидетельства" (евр. Исх 25:22; Исх 26:33; Исх 40:21), ибо Десятисловие является свидетельством Союза-Завета.


25:18 Эти херувимы похожи на вавилонских карибу - духов-хранителей храмов и дворцов, изображавшихся в виде полулюдей-полуживотных. Согласно библейским описаниям и восточной иконописи, херувимы подобны крылатым сфинксам. В Иерусалимском Храме они расположены на ковчеге. Поэтому впоследствии стали говорить что Бог восседает на херувимах (1 Цар 4:4; 2 Цар 6:2; 4 Цар 19:15; Пс 79:2; Пс 98:1). В Храме Соломона они стоят по сторонам от ковчега (3 Цар 6:23-28). Они везут Божию колесницу (Иез 1и Иез 10). Бог летит на них (Пс 17:11; ср. также Быт 3:24).


28 Здесь речь идет о символическом значении свящ. одежд (Исх 25:28) и обрядов посвящения и об обязанности священнослужителей совершать жертвоприношения (Исх 25:29). Все это конкретно выражает назначение священства.


30:12 Перепись, т.е. запись имени, своей необычностью внушала страх. Предписанное приношение - выкуп за жизнь, дарованную Господом. Одинаковый для всех размер подати свидетельствует о равенстве всех израильтян перед Богом.


30:23-28 Миро и пр. благовонные вещества и масла были на Востоке символом сохранности и прочности. В данном случае они означали постоянное действие благословения Божия.


31:18 Скрижали представляли собой две каменные доски, на которых был высечен текст Декалога. Надписи на камне были на древнем Востоке в широком употреблении. Моисей, вероятно, пользовался т. н. "синайским алфавитом", который употребляли семиты, жившие по соседству с Египтом.


32:1 "Сделай нам бога" - требование народа дать ему зримый образ Божества вопреки категорическому запрещению Декалога. Это запрещение никоим образом не относится к иконопочитанию, ибо слова "не сотвори себе кумира" означают то же, что и слова: не поклоняйся богам чужим, не идолопоклонствуй. Почитающий икону тем самым поклоняется первообразу: Слову, ставшему плотью (Ин 1:14), Второму Лицу Пресвятой Троицы, воплотившемуся в Богочеловеке Иисусе Христе, "Который есть образ Бога невидимого" (2 Кор 4:4; Кол 1:15); христианин почитает и изображения Пресвятой Богородицы м святых как образы, уподобившиеся Богу и отображающие славу Его. Если ты узрел, - говорит Иоанн Дамаскин, - что Бестелесный стал человеком ради тебя, тогда, конечно, ты можешь воспроизвести его человеческий образ. Если Невидимый, воплотившись, стал видимым, ты можешь изобразить подобие Того, Которого видели. Если... Пребывающий в образе Божием, принял образ раба, низвел себя к количеству и качеству и облекся человеческим естеством, запечатлевай на дереве и предлагай созерцанию Того, Кто пожелал стать видимым." См. подробнее в постановлениях 7 Вселенск. Собора.


32:4 Телец был символом божества, распространенным в Египте, Сирии и др. странах.


32:26-29 Левиты засвидетельствовали верность Богу, принеся в жертву даже свои родственные связи. Суровая расправа - свидетельство жестоких нравов того времени.


33:20 Между Богом Святым и недостойным человеком - бесконечное расстояние (см Лев 16:1), так что человек должен умереть, если увидит Бога (ср. Исх 19:21; Лев 16:2; Числ 4:20) или даже только услышит Его (Исх 20:19; Втор 5:24-26; ср. Втор 18:16). Вот почему Моисей Исх 3:6), Илия (3 Цар 19:13) и даже серафимы закрывают свои лица перед Богом. Те, кто, увидев Бога, остались в живых, испытывают благоговение и благодарность (Быт 32:30; Втор 5:24) или религиозный страх Суд 6:22-23; Суд 13:22; Ис 6:5). Явление Бога свидетельствует о его особом благоволении (Исх 24:11), напр., к Моисею, "другу" Своему (Исх 33:11; Числ 12:7-8; Втор 34:10) и к Илии (3 Цар 19:11сл.). Оба они становятся свидетелями Преображения Христа (Мф 17:3п.). В НЗ "Слава" Божия (ср. ст. Исх 33:18и Исх 24:16) проявляется в Иисусе Христе (Ин 1:14; Ин 11:40); Он один видел Бога, Отца Своего (Ин 1:18; Ин 6:46; 1 Ин 4:12). Для людей созерцание Бога лицом к лицу возможно только в будущей жизни (Мф 5:8; 1 Ин 3:2; 1 Кор 13:12).


34:6-8 Бог открывает свое отношение к человеку, милость Его простирается на тысячи родов, а кара за преступления - до четвертого рода. Угроза наказания детей за грехи родителей - здесь воспитательная мера (ср. Иез 18:20, где подчеркивается индивидуальная ответственность за грех). На той стадии духовного развития народа были необходимы строгие предупреждения, чтобы воздействовать на его необузданный нрав. Только исполнение времен явит гармоническое единство любви и справедливости в Боге (Еф 1:10; ср. Иак 2:13), когда Господь явится во плоти (Ин 1:14); оно окончательно свершится, когда "Сын человеческий приидет во славе Своей" (Мф 25:21) как наш Спаситель и Судия.


34:10-26 Т. н. культовый Декалог. В нем Заповеди, данные на Синае, дополняются культовыми предписаниями относительно праздников приношения начатков и жертв.


34:13 Повеление, данное для того, чтобы исключить возможность языческого соблазна.



Основная мысль книги: Бог являет Себя не как далекая от человека космическая сила, но как личность, действующая в истории, избавитель от рабства, требующий от Своих избранников верности Себе и нравственной чистоты. Центральная фигура книги — Моисей, вождь и пророк, воспринявший древнюю веру Авраама и возвестивший о новой, более высокой ступени Откровения.

Названия, разделения и содержание

Пять первых книг Библии составляют одно целое, которое по-еврейски называется Тора, т.е. Закон. Первое достоверное свидетельство об употреблении слова Закон (греч. «νομος») в этом смысле мы встречаем в предисловии кн. Премудрости Иисуса, сына Сирахова. В начале христианской эры название «Закон» уже было общепринятым, как мы это видим в НЗ (Lc 10:26; ср. Lc 24:44). Иудеи, говорившие по-еврейски, называли первую часть Библии также «Пять пятых Закона», чему соответствовало в эллинизированных еврейских кругах η πεντατευχος (подраз. «βιβλος» ., т.е. Пятитомник). Это разделение на пять книг засвидетельствовано еще до нашей эры греческим переводом Библии семьюдесятью толковниками (LXX). В этом, принятом Церковью, переводе каждой из пяти книг было дано название, согласно ее содержанию или содержанию ее первых глав:

Кн. Бытия (собств. — книга о происхождении мира, рода человеческого и избранного народа); Исход (начинается с рассказа об уходе евреев из Египта); Левит (закон для священников из колена Левиина); Числа (книга начинается с описания переписи народа: гл. Nb 1-4); Второзаконие («второй закон», воспроизводящий в более пространном изложении Закон, данный на Синае). Иудеи же до сих пор называют каждую книгу евр. Библии по ее первому значимому слову.

Кн. Бытия разделяется на две неравные части: описание происхождения мира и человека (Gn 1-11) и история праотцев народа Божия (Gn 12-50). Первая часть — как бы пропилеи, вводящие в историю, о которой повествует вся Библия. В ней описывается сотворение мира и человека, грехопадение и его последствия, постепенное развращение людей и постигшее их наказание. Происшедший затем от Ноя род расселяется по земле. Генеалогические же таблицы все суживаются и, наконец, ограничиваются родом Авраама, отца избранного народа. История праотцев (Gn 12-50) описывает события из жизни великих предков: Авраама, человека веры, послушание которого вознаграждается: Бог обещает ему многочисленных потомков и Святую Землю, которая станет их наследием (Быт 12 1—25:8); Иакова, отличающегося хитростью: выдав себя за старшего брата, Исава, он получает благословение своего отца Исаака и затем превосходит изворотливостью своего дядю Лавана; однако его ловкость оказалась бы напрасной, если бы Бог не предпочел его Исаву и не возобновил в его пользу обетования, данные Аврааму, и заключенный с ним союз (Gn 25:19-36:43). Бог избирает людей не только высокого нравственного уровня, ибо он может исцелить всякого человека, открывающегося Ему, как бы он ни был греховен. По сравнению с Авраамом и Иаковом Исаак выглядит довольно бледно. О его жизни говорится главным образом в связи с его отцом или сыном. Двенадцать сыновей Иакова — родоначальники двенадцати колен Израилевых. Одному из них посвящена последняя часть кн. Бытия: гл. Gn 37-50 — биография Иосифа. В них описывается, как добродетель мудрого вознаграждается и Божественное Провидение обращает зло в добро (Gn 50:20).

Две главные темы Исхода: освобождение из Египта (Ex 1:1-15:21) и Синайский Союз-Завет (Ex 19:1-40:38) связаны с менее значимой темой — странствия по пустыне (Ex 15:22-18:27). Моисей, получивший откровение неизреченного имени Ягве на горе Божией Хориве, приводит туда израильтян, освобожденных от рабства. В величественной теофании Бог вступает в союз с народом и дает ему Свои Заповеди. Как только союз был заключен, народ его нарушил, поклонившись золотому тельцу, но Бог прощает виновных и возобновляет союз. Ряд предписаний регулирует богослужение в пустыне.

Кн. Левит носит почти исключительно законодательный характер, так что повествование о событиях, можно сказать, прерывается. Она содержит ритуал жертвоприношений (Lv 1-7): церемониал поставления в священники Аарона и его сыновей (Lv 8-10); предписания о чистом и нечистом (Lv 11-15), завершающиеся описанием ритуала Дня Очищения (Lv 16); «Закон святости» (Lv 17-26), содержащий богослужебный календарь и заканчивающийся благословениями и проклятиями (Lv 26). В гл. Lv 27 уточняются условия выкупа людей, животных и имущества, посвященных Ягве.

В кн. Числа вновь говорится о странствии в пустыне. Уходу от Синая предшествуют перепись народа (Nb 1-4) и богатые приношения по случаю освящения скинии (Nb 7). Отпраздновав второй раз Пасху, евреи покидают святую гору (Nb 9-10) и доходят до Кадеса, где предпринимают неудачную попытку проникнуть в Ханаан с юга (Nb 11-14). После долгого пребывания в Кадесе они отправляются в Моавские равнины, прилегавшие к Иерихону (Nb 20-25). Мадианитяне разбиты, и колена Гада и Рувима поселяются в Заиорданьи (Nb 31-32). В гл. Nb 33 перечисляются остановки в пустыне. Повествования чередуются с предписаниями, дополняющими синайское законодательство или подготовляющими поселение в Ханаане.

Второзаконие отличается особой структурой: это кодекс гражданских и религиозных узаконений (Dt 12:26-15:1), включенный в большую речь Моисея (Dt 5-11; Dt 26:16-28:68), которую предваряет его первая речь (Dt 1-4); за ней следует третья речь (Dt 29-30); наконец говорится о возложении миссии на Иисуса Новина, приводятся песнь и благословения Моисея, даются краткие сведения о конце его жизни (Dt 31-34).

Второзаконнический кодекс отчасти воспроизводит заповеди, данные в пустыне. Моисей напоминает в своих речах о великих событиях Исхода, об откровении на Синае и начале завоевания Земли Обетованной. В них раскрывается религиозный смысл событий, подчеркивается значение Закона, содержится призыв к верности Богу.

Литературная композиция

Составление этого обширного сборника приписывалось Моисею, что засвидетельствовано в НЗ (Jn 1:45; Jn 5:45-47; Rm 10:5). Но в более древних источниках нет утверждения, что все Пятикнижие написано Моисеем. Когда в нем, хотя очень редко, говорится: «Моисей написал» — эти слова относятся лишь к определенному месту. Исследователи Библии обнаружили в этих книгах различие в стиле, повторения и некоторую непоследовательность повествований, что не дает возможности считать их произведением, целиком принадлежащим одному автору. После долгих исканий библеисты, главным образом под влиянием К.Г. Графа и Ю. Велльгаузена, склонились в основном к т.н. документарной теории, которую схематически можно формулировать так: Пятикнижие представляет компиляцию из четырех документов, возникших в различное время и в различной среде. Первоначально было два повествования: в первом автор, т. н. Ягвист, условно обозначаемый буквой «J», употребляет в рассказе о сотворении мира имя Ягве, которое Бог открыл Моисею; другой автор, т. н. Элогист (Е), называет Бога распространенным в то время именем Элогим. Согласно этой теории повествование Ягвиста было записано в 11 веке в Иудее, Элогист же писал немного позже в Израиле. После разрушения Северного царства оба документа были сведены воедино (JE). После царствования Иосии (640-609) к ним было прибавлено Второзаконие «D», а после Плена ко всему этому (JED) был присоединен священнический кодекс (Р), содержащий главным образом законы и несколько повествований. Этот кодекс составил своего рода костяк и образовал рамки этой компиляции (JEDP). Такой литературно-критический подход связан с эволюционной концепцией развития религиозных представлений в Израиле.

Уже в 1906 г Папская Библейская Комиссия предостерегла экзегетов от переоценки этой т. н. документарной теории и предложила им считать подлинным авторство Моисея, если иметь в виду Пятикнижие в целом, и в то же время признавать возможность существования, с одной стороны устных преданий и письменных документов, возникших до Моисея, а с другой — изменений и добавлений в более позднюю эпоху. В письме от 16 января 1948 г, обращенном к кардиналу Сюару, архиепископу Парижскому, Комиссия признала существование источников и постепенных приращений к законам Моисея и историческим рассказам, обусловленных социальными и религиозными установлениями позднейших времен.

Время подтвердило правильность этих взглядов библейской Комиссии, ибо в наше время классическая документарная теория все больше ставится под сомнение. С одной стороны, попытки систематизировать ее не дали желаемых результатов. С другой стороны, опыт показал, что сосредоточение интереса на чисто литературной проблеме датировки окончательной редакции текста имеет гораздо меньшее значение, чем подход исторический, при котором на первое место выдвигается вопрос об источниках устных и письменных, лежащих в основе изучаемых «документов». Представление о них стало теперь менее книжным, более близким к конкретной действительности. Выяснилось, что они возникли в далеком прошлом. Новые данные археологии и изучение истории древних цивилизаций Средиземноморья показали, что многие законы и установления, о которых говорится в Пятикнижии, сходны с законами и установлениями эпох более давних, чем те, к которым относили составление Пятикнижия, и что многие его повествования отражают быт более древней среды.

Не будучи 8 состоянии проследить, как формировалось Пятикнижие и как в нем слилось несколько традиций, мы, однако, вправе утверждать, что несмотря на разнохарактерность текстов явистского и элогистского, в них по существу идет речь об одном и том же. Обе традиции имеют общее происхождение. Кроме того, эти традиции соответствуют условиям не той эпохи, когда они были окончательно письменно зафиксированы, а эпохи, когда произошли описываемые события. Их происхождение восходит, следовательно, к эпохе образования народа Израильского. То же в известной мере можно сказать о законодательных частях Пятикнижия: пред нами гражданское и религиозное право Израиля; оно эволюционировало вместе с общиной, жизнь которой регулировало, но по своему происхождению оно восходит ко времени возникновения этого народа. Итак, первооснова Пятикнижия, главные элементы традиций, слившихся с ним, и ядро его узаконений относятся к периоду становления Израильского народа. Над этим периодом доминирует образ Моисея, как организатора, религиозного вождя и первого законодателя. Традиции, завершающиеся им, и воспоминания о событиях, происходивших под его руководством, стали национальной эпопеей. Учение Моисея наложило неизгладимый отпечаток на веру и жизнь народа. Закон Моисеев стал нормой его поведения. Толкования Закона, вызванные ходом исторического развития, были проникнуты его духом и опирались на его авторитет. Засвидетельствованный в Библии факт письменной деятельности самого Моисея и его окружения не вызывает сомнений, но вопрос содержания имеет большее значение, чем вопрос письменного фиксирования текста, и поэтому так важно признать, что традиции, лежащие в основе Пятикнижия, восходят к Моисею как первоисточнику.

Повествования и история

От этих преданий, являвшихся живым наследием народа, вдохнувших в него сознание единства и поддерживавших его веру, невозможно требовать той строго научной точности, к которой стремится современный ученый; однако нельзя утверждать, что эти письменные памятники не содержат истины.

Одиннадцать первых глав Бытия требуют особого рассмотрения. В них описано в стиле народного сказания происхождение рода человеческого. Они излагают просто и картинно, в соответствии с умственным уровнем древнего малокультурного народа, главные истины, лежащие в основе домостроительства спасения: создание Богом мира на заре времен, последовавшее за ним сотворение человека, единство рода человеческого, грех прародителей и последовавшие изгнание и испытания. Эти истины, будучи предметом веры, подтверждены авторитетом Св. Писания; в то же время они являются фактами, и как истины достоверные подразумевают реальность этих фактов. В этом смысле первые главы Бытия носят исторический характер. История праотцев есть история семейная. В ней собраны воспоминания о предках: Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе. Она является также популярной историей. Рассказчики останавливаются на подробностях личной жизни, на живописных эпизодах, не заботясь о том, чтобы связать их с общей историей. Наконец, это история религиозная. Все ее переломные моменты отмечены личным участием Бога, и все в ней представлено в провиденциальном плане. Более того, факты приводятся, объясняются и группируются с целью доказать религиозный тезис: существует один Бог, образовавший один народ и давший ему одну страну. Этот Бог — Ягве, этот народ — Израиль, эта страна — святая Земля. Но в то же время эти рассказы историчны и в том смысле, что они по-своему повествуют о реальных фактах и дают правильную картину происхождения и переселения предков Израильских, их географических и этнических корней, их поведения в плане нравственном и религиозном. Скептическое отношение к этим рассказам оказалось несостоятельным перед лицом недавних открытий в области истории и археологии древнего Востока.

Опустив довольно длинный период истории, Исход и Числа, а в определенной мере и Второзаконие, излагают события от рождения до смерти Моисея: исход из Египта, остановка у Синая, путь к Кадесу (о долгом пребывании там хранится молчание), переход через Заиорданье и временное поселение на равнинах Моава. Если отрицать историческую реальность этих фактов и личности Моисея, невозможно объяснить дальнейшую историю Израиля, его верность ягвизму, его привязанность к Закону. Надо, однако, признать, что значение этих воспоминаний для жизни народа и отзвук, который они находят в обрядах, сообщили этим рассказам характер победных песен (напр, о переходе через Чермное море), а иногда и богослужебных песнопений. Именно в эту эпоху Израиль становится народом и выступает на арену мировой истории. И хотя ни в одном древнем документе не содержится еще упоминания о нем (за исключением неясного указания на стеле фараона Мернептаха), сказанное о нем в Библии согласуется в главных чертах с тем, что тексты и археология говорят о вторжении в Египет гиксосов, которые в большинстве своем были семитического происхождения, о египетской администрации в дельте Нила, о политическом положении Заиорданья.

Задача современного историка состоит в том, чтобы сопоставить эти данные Библии с соответствующими событиями всемирной истории. Несмотря на недостаточность библейских указаний и недостаточную определенность внебиблейской хронологии, есть основания предполагать, что Авраам жил в Ханаане приблизительно за 1850 лет до Р.Х., что история возвышения Иосифа в Египте и приезда к нему других сыновей Иакова относится к началу 17 в. до Р.Х. Дату Исхода можно определить довольно точно по решающему указанию, данному в древнем тексте Ex 1:11: народ сынов Израилевых «построил фараону Пифом и Рамзес, города для запасов». Следовательно, Исход произошел при Рамзесе II, основавшем, как известно, город Рамзес. Грандиозные строительные работы начались в первые же годы его царствования. Поэтому весьма вероятно, что уход евреев из Египта под водительством Моисея имел место около середины царствования Рамзеса (1290-1224), т.е. примерно около 1250 г до Р.Х.

Учитывая библейское предание о том, что время странствования евреев в пустыне соответствовало периоду жизни одного поколения, водворение в Заиорданьи можно отнести к 1225 г до Р.Х. Эти даты согласуются с историческими данными о пребывании фараонов XIX династии в дельте Нила, об ослаблении египетского контроля над Сирией и Палестиной в конце царствования Рамзеса II, о смутах, охвативших весь Ближний Восток в конце 13 в. до Р.Х. Согласуются они и с археологическими данными, свидетельствующими о начале Железного Века в период вторжения Израильтян в Ханаан.

Законодательство

В евр Библии Пятикнижие называется «Тора», т.е. Закон; и действительно здесь собраны предписания, регулировавшие нравственную, социальную и религиозную жизнь народа Божия. В этом законодательстве нас больше всего поражает его религиозный характер. Он свойственен и некоторым другим кодексам древнего Востока, но ни в одном из них нет такого взаимопроникновения религиозного и светского элементов. В Израиле Закон дан Самим Богом, он регулирует обязанности по отношению к Нему, его предписания мотивируются религиозными принципами. Это кажется вполне нормальным, когда речь идет о нравственных предписаниях Десятисловия (Синайских Заповедях) или о культовых законах кн. Левит, но гораздо более знаменательно, что в том же своде гражданские и уголовные законы переплетаются с религиозными наставлениями и что все представлено как Хартия Союза-Завета с Ягве. Из этого естественно следует, что изложение этих законов связано с повествованием о событиях в пустыне, где был заключен этот Союз.

Как известно, законы пишутся для практического применения и их необходимо с течением времени видоизменять, считаясь с особенностями окружающей среды и исторической ситуации. Этим объясняется, что в совокупности рассматриваемых документов можно встретить как древние элементы, так и постановления, свидетельствующие о возникновении новых проблем. С другой стороны, Израиль в известной мере испытывал влияние своих соседей. Некоторые предписания Книги Завета и Второзакония удивительно напоминают предписания Месопотамских кодексов, Свода Ассирийских Законов и Хеттского кодекса. Речь идет не о прямом заимствовании, а о сходстве, объясняющемся влиянием законодательства других стран и обычного права, отчасти ставшего в древности общим достоянием всего Ближнего Востока. Кроме того, в период после Исхода на формулировке законов и на формах культа сильно сказывалось ханаанское влияние.

Десятисловие (10 заповедей), начертанное на Синайских скрижалях, устанавливает основу нравственной и религиозной веры Союза-Завета. Оно приведено в двух (Ex 20:2-17 и Dt 5:6-21), несколько различающихся вариантах: эти два текста восходят к древнейшей, более краткой, форме и нет никаких серьезных данных, опровергающих ее происхождение от Моисея.

Элогистский кодекс Союза-Завета (Ex 20:22-23:19) представляет собой право пастушеско-земледельческого общества, соответствующее реальному положению Израиля, образовавшегося как народ и начавшего вести оседлый образ жизни. От более древних месопотамских кодексов, с которыми у него есть точки соприкосновения, он отличается большой простотой и архаическими чертами. Однако он сохранился в форме, свидетельствующей о некоторой эволюции: особое внимание, которое уделяется в нем рабочему скоту, работам в поле и на виноградниках, равно как и домам, позволяет думать, что он относится к периоду оседлой жизни. С другой стороны, различие в формулировке постановлений — то повелительных, то условных — указывает на разнородность состава свода. В своем настоящем виде он, вероятно, восходит к периоду Судей.

Ягвистский кодекс возобновления Завета (Ex 34:14-26) иногда называется, хотя и неправильно, вторым Десятисловием или обрядовым Декалогом. Он представляет собой собрание религиозных предписаний в повелительной форме и принадлежит к тому же времени, что и книга Завета, но под влиянием Второзакония он был переработан. Хотя кн. Левит получила свою законченную форму только после плена, она содержит и очень древние элементы. Так, например, запреты, касающиеся пищи (Lv 11), или предписания о чистоте (Lv 13-15) сохраняют завещанное первобытной эпохой. В ритуале великого Дня Очищения (Lv 16) тексты древних обрядовых предписаний дополняются более подробными указаниями, свидетельствующими о наличии разработанного представления о грехе. Гл. Lv 17-26 составляют целое, получившее название Закона Святости и относящееся, очевидно, к последнему периоду монархии. К той же эпохе надо отнести кодекс Второзакония, в котором собрано много древних элементов, но также отражается эволюция социальных и религиозных обычаев (напр, законы о единстве святилища, жертвеннике, десятине, рабах) и изменение духа времени (призывы к сердцу и свойственный многим предписаниям увещательный тон).

Религиозный смысл

Религия как Ветхого, так и Нового Завета есть религия историческая: она основывается на откровении Бога определенным людям, в определенных местах, при определенных обстоятельствах и на особом действии Бога в определенные моменты человеческой эволюции. Пятикнижие, излагающее историю первоначальных отношений Бога с миром, является фундаментом религии Израиля, ее канонической книгой по преимуществу, ее Законом.

Израильтянин находит в ней объяснение своей судьбы. Он не только получил в начале книги Бытия ответ на вопросы, которые ставит себе каждый человек — о мире и жизни, о страдании и смерти, — но получил ответ и на свой личный вопрос: почему Ягве, Единый Бог есть Бог Израилев? Почему Израиль — Его народ среди всех народов земли?

Это объясняется тем, что Израиль получил обетование. Пятикнижие — книга обетовании: Адаму и Еве после грехопадения возвещается спасение в будущем, т. н. Протоевангелие; Ною, после потопа, обещается новый порядок в мире. Еще более характерно обетование, данное Аврааму и возобновленное Исааку и Иакову; оно распространяется на весь народ, который произойдет от них. Это обетование прямо относится к обладанию землей, где жили праотцы, Землей Обетованной, но по сути дела в нем содержится большее: оно означает, что особые, исключительные отношения существуют между Израилем и Богом его отцов.

Ягве призвал Авраама, и в этом призыве прообразовано избрание Израиля. Сам Ягве сделал из него один народ. Свой народ по благоизволению Своему, по замыслу любви, предначертанному при сотворении мира и осуществляющемуся, несмотря на неверность людей. Это обетование и это избрание гарантированы Союзом. Пятикнижие есть также книга союзов. Первый, правда еще прямо не высказанный, был заключен с Адамом; союз с Ноем, с Авраамом и, в конечном итоге, со всем народом через посредство Моисея, получил уже ясное выражение. Это не союз между равными, ибо Бог в нем не нуждается, хотя почин принадлежит Ему. Однако Он вступает в союз и в известном смысле связывает Себя данными Им обетованиями. Но Он требует взамен, чтобы Его народ был Ему верен: отказ Израиля, его грех может нарушить связь, созданную любовью Бога. Условия этой верности определяются Самим Богом. Избранному Им народу Бог дает Свой Закон. Этот Закон устанавливает, каковы его обязанности, как он должен себя вести согласно воле Божией и, сохраняя Союз-Завет, подготовлять осуществление обетовании.

Темы обетования, избрания, союза и закона красной нитью проходят через всю ткань Пятикнижия, через весь ВЗ. Пятикнижие само по себе не составляет законченного целого: оно говорит об обетовании, но не об осуществлении его, ибо повествование прерывается перед вступлением Израиля в Землю Обетованную. Оно должно оставаться открытым будущему и как надежда и как сдерживающий принцип: надежда на обетование, которую завоевание Ханаана как будто исполнило (Jos 23), но грехи надолго скомпрометировали, и о которой вспоминают изгнанники в Вавилоне; сдерживающий принцип Закона всегда требовательного, пребывавшего в Израиле как свидетель против него (Dt 31:26). Так продолжалось до пришествия Христа, к Которому тяготела вся история спасения; в Нем она обрела весь свой смысл. Ап. Павел раскрывает ее значение, главным образом в послании к Галатам (Ga 3:15-29). Христос заключает новый Союз-Завет, прообразованный древними договорами, и вводит в него христиан, наследников Авраама по вере. Закон же был дан, чтобы хранить обетования, являясь детоводителем ко Христу, в Котором эти обетования исполняются.

Христианин уже не находится под руководством детоводителя, он освобожден от соблюдения обрядового Закона Моисея, но не освобожден от необходимости следовать его нравственному и религиозному учению. Ведь Христос пришел не нарушить Закон, а исполнить (Mt 5:17). Новый Завет не противополагается Ветхому, а продолжает его. В великих событиях эпохи патриархов и Моисея, в праздниках и обрядах пустыни (жертвоприношение Исаака, переход через Чермное море, празднование Пасхи и т.д.), Церковь не только признала прообразы НЗ (жертвоприношения Христа, крещения и христианский Пасхи), но требует от христианина того же глубокого к ним подхода, который наставления и рассказы Пятикнижия предписывали Израильтянам. Ему следует осознать, как развивается история Израиля (а в нем и через него всего человечества), когда человек предоставляет Богу руководить историческими событиями. Более того: в своем пути к Богу всякая душа проходит те же этапы отрешенности, испытания, очищения, через которые проходил избранный народ, и находит назидание в поучениях, данных ему.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

19:1 Прямого указания на время прибытия евреев в пустыню Синайскую нет ни в данном месте, ни в параллельном ему Чис 10:10 . Но так как еврейское выражение «ходеги» (месяц) употребляется в значении «новомесячия» ( 1 Цар 20:5; 4 Цар 4:23 ), то в соединении с числительным «гашшелиши» оно должно быть переведено: «в третье новомесячия», т. е. в первое число третьего месяца. Только при таком понимании становится понятною и дальнейшая фраза: «в этот именно день» («байом газзе»). Не будь точного определения времени прибытия ранее она остается неясною. На первое число третьего месяца падает прибытие евреев к Синаю и по иудейскому преданию, записанному в Талмуде.


19:2 Гора Синай, против которой расположились станом евреи и на которой совершилось впоследствии законодательство, относится по более распространенному христианскому преданию к юго-восточной группе гор Синайского полуострова и отождествляется с тою, у подножия которой находится монастырь св. Екатерины. Отождествление горы законодательства с горою Сербал, находящеюся вблизи города Фарана, не может быть допущено потому, что она не видна на близком расстоянии, — закрывается другими горами, а между тем, по свидетельству Библии, вершина горы законодательства была видна евреям, стоящим при ее подошве ( 20:18; 19:17 ). Кроме того, окружающие Сербал долины невелики, не отличаются ровностью, одним словом — не представляют места, необходимого для расположения стана еврейского.


19:4 Речь Господа направлена к тому, чтобы побудить евреев дать добровольное согласие на вступление с Ним в завет. Оно прежде всего вызывается их религиозным опытом, — «вы видели». Этот опыт есть знание Божественного Правосудия по отношению к врагам, — «вы видели, что Я сделал египтянам», и милости к ним самим. Всемогущею силою Божией евреи избавлены от рабства и приведены в безопасное место, место явления и откровения славы Иеговы (к Себе). Эти прежние милости, возбуждая в народе ревность к исполнению воли Божьей, должны служить для него залогом, ручательством получения новых благодеяний.


19:5 И действительно, послушание воле Божьей, проявляющееся в исполнении заключаемого теперь завета, привлечет новую, чрезвычайную милость. Она выразится в том, что евреи сделаются «драгоценною собственностью Бога» (евр. segulla, 1 Пар 29:3 ; греч. λαὸς περιούσιος ) среди всех народов земли. Последние — собственность Бога по творению, Израиль же — собственность Его по избранию и спасению ( Втор 4:20; 7:6; 9:20; 14:2,21; Пс 134:4; Ис 41:8 ). Этим драгоценным уделом он и останется под условием соблюдения завета ( Втор 24:18 ).


19:6 Драгоценную собственность Бога евреи составят потому, что, исполняя его завет, образуют царство священников. Весь народ будет находиться в ближайшем общении с Богом, какого удостаиваются лица — священники, — призванные быть посредниками между Богом и остальными людьми ( Лев 10:3 ). Являясь священником — служителем Иеговы ( Ис 61:6 ), провозвестником Его воли и спасения, народ будет дорог в очах Божиих ( Ис 42 ). Евреи будут не союзом, не собранием священников, а «царством», потому что им по праву должно будет принадлежать господственное, царское положение среди остальных народов ( Втор 24:19 ). Как царство священников, евреи сделаются «народом святым» — чистым от грехов, составляющих нарушение закона Божия ( Лев 11:44-5; 20:26; Втор 14:2 ).


19:9 Данное народом согласие на исполнение завета ( ст. 8 ) немыслимо без веры в его божественный авторитет, а эта последняя без веры в Моисея, — посредника при заключении завета, — как посланника Божия, вестника божественной воли. За такового евреи примут его, услышав голос к нему Иеговы из облака: Моисей приносит народу откровение.


19:10-13 Приготовление к предстоящему законодательству через омовение указывает на него, как на событие, выделяющееся из ряда обыденных. Даже самая гора отделяется (освещается — ст. 23) от остальной местности. Переступивший черту убивается издали, так как в противном случае и убивающему пришлось бы переступить ее, т. е. нарушить запрещение. По греческому чтению ст. 13 народ мог подняться на гору после богоявления.


19:17 Появление облака служило для Моисея указанием на начало богоявления ( ст. 9 ); во время его должны присутствовать и евреи (9), а потому теперь они и подводятся Моисеем к горе.


19:18 Огонь, в котором снисшел на Синай Господь и который горел до самых небес ( Втор 4:11 ), служил символом Его божественной славы ( Втор 5:20-21 ). Ее проявление не выдерживает даже неодушевленная природа, — «вся гора сильно колебалась» (ср. Пс 67:8-9; 113:7 ).


19:19 Судя по дальнейшему, вопросы Моисея были направлены к тому, чтобы узнать предстоящие распоряжения Господа.


19:20 Первым из них является призвание Моисея на вершину горы, которая является тем местом, на которое сошел Господь.


19:21 Повторение прежнего повеления едва ли не было вызвано тем, что народ считал его обязательным только для двух истекших дней и необязательным для дальнейших. Нарушение его могло произойти и от необычайности совершавшегося, которая могла одолеть долг послушания, чувство страха, — вызвать желание посмотреть.


19:22-24 В силу своей греховности народ не может находиться в непосредственном общении с Богом, в знак чего он и не переступает черты, отделяющей его от места присутствия Господа. В том же положении оказываются и священники, совершители жертв. Их священство основывается на праве естественном, праве старшинства в роде, но не на божественном избрании и приближении ( Лев 10:3; Чис 16:5 ). Они не могут взойти на гору, — быть посредниками при заключении завета между Богом и людьми, так как не получили от Бога прав на подобное посредство. Отдельное упоминание о священниках уместно в данном случае потому, что они, считая себя стоящими выше остального народа, могли думать, что на них не простирается обязательное для всех запрещение «порываться к Иегове».


20:1 Судя по 19 ст. данной главы, равно Втор 4:36; 5:4 , «все слова сии», т. е. десятословия ( Втор 4:13; 10:4 ), были изречены Господом непосредственно самому народу. Ввиду этого свидетельство Втор 5:5 , должно быть понимаемо в том смысле, что посредником между Богом и народом в деле передачи Его велений Моисей явился позднее (ср. ст. 19 ). В данное время он, сойдя с горы ( 19:25 ), находится вместе со всем народом у ее подошвы, не восходит на вершину (ст. 21-22). Служение ангелов, о котором говорит архидиакон Стефан ( Деян 7:53 ), возвещение слова (т. е. закона) через ангелов, о котором упоминает ап. Павел ( Евр 2:2 ), и преподание закона через ангелов ( Гал 3:19 ) указывают не на то, что Бог изрекал заповеди через ангелов, но или на то, что Иегова-законодатель сошел на Синай с сонмом ангелов ( Втор 33:2 ), присутствовавших при изречении заповедей, или на то, что закон ветхозаветный, взятый во всей совокупности его предписаний, а не в смысле одного десятословия, был дан народу еврейскому через многих провозвестников («ангелов») божественного откровения.


20:2-3 Я Иегова, Бог откровения, завета, проявивший Себя истинным Богом в целом ряде казней, и факт изведения народа из Египта ( Втор 4:32-5 ) должен быть твоим «Элохимом» — предметом твоего почитания. «Иегова есть Бог, нет другого, кроме Его» ( Втор 4:4,35; 6:4 ). Поэтому с верою в Него несовместимо почитание других богов, — оно исключается ею: «да не будет у тебя других богов пред лицом Моим», при Мне, вместе со Мною ( Втор 5:7; 4 Цар 17:35 ).


20:4-6 Запрещая служение языческим богам, первая заповедь запрещает поклонение и их изображениям, от которых они неотделимы. Языческие боги имеют характер чувственный — без внешних форм, идолов они и немыслимы. Ввиду этого особое запрещение изображений языческих богов представляется уже излишним. Следовательно, во второй заповеди предметом запрещения является не делание изображений других богов, а создание изображений Бога откровения, Иеговы. Побуждением к такому запрещению могло служить то обстоятельство, что свойственная человеку потребность наглядного представления о Боге невидимом ( Втор 4:15 ) могла привести к изображению Его в чувственных, видимых формах и к обоготворению этих последних — идолопоклонству. Иегова не должен быть представляем в виде кумира, изваяния (евр. «песел»; Втор 4:16 ) и под другими формами, образами («всякое подобие»: евр. «векол. темуна», темуна — образ, облик ( Втор 4:15; Иов 4:16; Пс 16:15 ), являющимися воспроизведением светил небесных («на небе вверху»), людей, скота, птицы, гада («на земле внизу») и рыб («в воде ниже земли», — Втор 4:16-19 ). Запрещение делать изображения Иеговы основано на том, что Он невидим ( Втор 4:15 ), запрещение же поклоняться и служить им (5 ст.) мотивируется тем, что Иегова есть Бог-ревнитель ( Втор 4:24; 5:15 ; И. Нав 24:19 ), т. е. ревностно оберегающий Ему одному принадлежащие права на поклонение со стороны людей и не допускающий, чтобы свойственные Ему слава и прославление воздавались идолам ( Ис 42:8; 48:11 ). Побуждением для евреев избегать поклонения идолам является вытекающая из свойств Бога-«ревнителя» неизбежность наказания ослушников Его воли и милости к верным Ему ( 34:7; Чис 14:18; Ис 14:21 ). Иегова наказывает детей за вину отцов, не безвинных детей за преступления предков, что несогласно с Втор 24:16; Иер 31:30; Иез 18:1-32 , а тех детей, собственная преступность которых («ненавидящих Меня») коренится в виновности их отцов.


20:7 Вера в Иегову-Элохима, существо, вызывающее чувство почтения, страха ( Быт 31:42 ), предполагает почтение, благоговейное отношение и к Его имени. Этого последнего и требует третья заповедь, запрещая профанирование — бесцельное, напрасное употребление божественного имени («напрасно» — евр. «шаве», — см. Иер 2:30; 4:30; 6:29 ).


20:8-11 Предписание о субботе было уже известно народу еврейскому ( Быт 2:3; Исх 16:23 и далее ), поэтому оно только напоминается: «помни день субботний», а не объявляется в качеств нового закона. Израиль должен помнить об освящении субботы ( 31:13-14; Лев 19:3,30; 24:2; Втор 5:12 ), т. е. о выделении (ср. 16:2,12; 1 Цар 21:5-6 ) ее из ряда других недельных дней. Это выделение выражается в том, что шесть из них посвящаются работе разного рода ( 31:15; 34:21; Лев 23:3 ), а седьмой Господу. Шесть первых дней — время заботы о земных нуждах, в седьмой же еврей должен освободиться от погружения в житейские интересы, отрешиться от привязанности к земле. Средством к этому является прекращение всякого дела ( Лев 23:3 ), — собирания манны ( 16:26 ), приготовления пищи в вареном и печеном виде ( 16:23 ), сеяния и жатвы ( 34:21 ), возжигания огня ( 35:3 ), собирания дров ( Чис 15:32 ), ношения тяжестей ( Иер 17:21 ), торговли ( Ам 8:5 ), работы в точилах, перевозки снопов и товаров ( Неем 12:15 ). Работа запрещается не только самому еврею с семейством, но даже рабу, пришельцу и скоту. В противном случае, т. е. при работе раба, хозяин-еврей невольно бы переносился мыслью к его труду, не отрешился бы, следовательно, от забот о земном. Основанием для субботнего покоя служит освящение субботы самим Богом (ст. 11): священное не может быть включаемо человеком в круг явлений житейского обихода ( 31:31-32; Чис 27:28-29 ). По указанию Втор 5:15 , суббота празднуется в воспоминание исхода из Египта. Освобождение от рабства было вместе и избранием евреев в народ Божий, теократический, положило начало ему. По идее же теократии Израиль должен служить Иегове. Празднование субботы — посвящение ее Богу и служило прямым выражением этой основной идеи ветхозаветной теократии, идеи избрания евреев в народ Божий и вытекающего отсюда служения Иегове.


20:12 Почитание отца и матери, повиновение им детей является источником благоденствия и долгоденствия отдельных лиц ( Притч 20:20 ), целых поколений ( Иер 35:18-19; Притч 1; Сир 3:6-9 ) и всего народа. Крепкие своею нравственною связью, верностью заветам отцов, отдельные семьи не распадутся и сами (ср. Еккл 4:9-12 ) и создадут прочное, долговечное общество; расстройство, распадение семьи — признак близкой гибели целого народа ( Мих 7:6 и далее ). Ввиду подобного значения семьи, как основы всей гражданской жизни, Моисей и начинает определение, урегулирование взаимных, общественных отношений пятою заповедью: прочная семья — залог прочного общества. Выражение: «да благо ти будет», отсутствующее в еврейском чтении ст. 12, но встречающееся при повторении данной заповеди во Второзаконии ( 5:16 ), имеется налицо в том и другом месте по тексту LXX.


20:13 Шестая заповедь охраняет право человека на жизнь. Виновником жизни каждого человека является Бог ( Иов 10:10-32 ), а потому и отнять ее может только Он один.


20:14 Под прелюбодеянием разумеется грех мужчины с чужою женою, замужнею женщиною ( Лев 20:10; Притч 6:32; Иер 29:23 ), и даже невесты с посторонним мужчиною ( Ос 4:13 ). Оно рассматривается как нарушение брачного союза, почему и идолопоклонство народа еврейского, измена завету с Богом, который представляется под образом союза мужа с женою ( Иер 3:1; Ос 2:4,13 ), называется прелюбодеянием ( Ос 2:4 ). И так как брачной союз является божественным установлением, то уже в патриархальный период прелюбодеяние считается великим злом, грехом пред Господом ( 39:9 ).


20:15 Восьмая заповедь охраняет собственность ближнего. Собственность добывается посредством труда, труда тяжелого ( Быт 3:19 ), который в силу этого ценится и уважается самим трудящемся. Но всякий ценящий свой труд должен ценить и труд ближнего (см. толкование 22 гл.), а потому и не наносить ущерба его собственности.


20:16 Требование восьмой заповеди расширяется в девятой. В то время как первая запрещает нанесение вреда лишь собственности ближнего, вторая имеет в виду вред, причиняемый жизни, чести и т. п. ближнего, как ложным показанием пред судьей ( Втор 19:18 ), так и клеветою ( 21:1; Пс 14:2-3; 49:20; Сир 7:12-13 ).


20:17 От запрещения худых дел и слов закон переходит в десятой заповеди к запрещению худых желаний и помышлений, составляющих источник худых дел. В порядке перечисления предметов, на которые воспрещено обращать худые желания и помышления, есть разница между еврейским текстом кн. Исхода и Второзакония ( Втор 5:18 ). В первой редакции заповедь начинается так: «не желай дома ближнего твоего», а во второй: «не желай жены искреннего твоего», а потом: «не желай дома ближнего». Какая редакция вернее, сказать трудно. Но если чтение одной и той же заповеди переиначивается в разных книгах, то это указывает на то, что переставленные слова составляют одну заповедь, а не две, чего держатся лютеране и римо-католики. По их взгляду, девятую заповедь составляют слова: «не желай жены искреннего твоего», а десятую — остальные. Перенесение слов из одной заповеди в другую немыслимо, а перестановка в одной и той же возможна. Под «домом», пожелание которого запрещается, всего естественнее разуметь дом не только в смысле жилища, но в смысле семьи и всех стяжаний домохозяина, которые затем и перечисляются отдельно, в разъяснение общего понятия «дом».


20:18-19 Боязнь быть сожженными огнем ( Втор 5:22; 18:16 ) заставляет евреев отступить от Синая. При возникшей вследствие этого невозможности лично слышать голос Иеговы народ просит Моисея быть посредником между ним и Богом. Ущерба от этого, как бы говорят евреи, не произойдет никакого: выслушивая повеления Иеговы из уст Моисея, они исполнят их ( Втор 5:24 ), как будто слышали непосредственно от самого Бога.


20:20 Вызывающие чувство страха явления имеют своею целью не смерть народа, но запечатление в его памяти совершавшегося законодательства, чтобы воспоминание о нем удерживало впоследствии евреев от нарушения заповедей. Страх, вызываемый видом грозного явления и поддерживаемый воспоминанием о нем, проникнет все существо народа и оградит от покушения нарушать завет.


20:21 Так как не было побуждений ослаблять чувство страха повелением подойти к горе, то народ и остался вдали от нее.


20:22-26 С данного стиха начинается изложение законов, возвещенных на Синае одному Моисею и им переданных впоследствии всему народу. К этим законам и относятся слова Втор 5:5 . Первым из таких постановлений является постановление о месте совершения богослужения — жертвеннике. Так как жертвенник назначается для Бога (ст. 24-25), то он должен быть сооружен в духе истинного богопочитания, не должен носить и следов язычества. И прежде всего на нем или при нем не могут находиться статуи, — золотые и серебренные идолы, несогласные с верою в единого истинного Бога. Ввиду этого и повторяется вторая заповедь, с указанием основания для запрещения делать кумира: невидимость Бога — «говорил с неба» ( Втор 4:36; Неем 9:13 ). Так как далее евреи подражая язычникам, могли делать на камнях жертвенника изображения и кланяться им ( Лев 24:1; Исх 65:3 ), то во избежание этого закон требует, чтобы жертвенник был сделан из земли, а если из камней, то непременно из нетесанных ( Втор 27:5 и далее; Нав 8:31; 3 Цар 18:32; 1 Макк 4:47 ), так как на них труднее вырезать то или другое изображение. Ввиду временного отсутствия одного определенного места для совершения богослужения ( Втор 12:5,11,21; 14:23; 16:6,11 ) жертвенник может быть сооружаем там, где «Господь положить память имени Своего» (24), т. е. там, где Он проявит Свое присутствие ( 3 Цар 9:3 , — по поселении евреев в Ханаане получил полную силу закон Второзакония об единстве места богослужения, цит. места). Только тогда будет угодна Богу приносимая на жертвеннике жертва. И, наконец, как жертва покрывает грехи человека, так должна быть скрываема и нагота, напоминающая о грехе: при жертвеннике не должно быть ступеней, восхождение по которым способствует открытию наготы.


21:2 По закону в рабы мог быть покупаем обедневший еврей за неуплату долга ( Лев 25:39 ), а также вор, оказавшийся не в состоянии уплатить за похищенное ( Исх 22:3 ). Шестилетний срок рабства ( Втор 15:12,18; Иер 34:14 ) назначается в соответствие заповеди о шести днях работы и покое седьмого дня. Год освобождения раба седьмой не есть седьмой юбилейный, а седьмой от начала рабства каждого отдельного раба. Если бы он был седьмым юбилейным, то рабу пришлось бы служить не шесть лет, а столько времени, сколько оставалось до него с момента поступления в рабство, в некоторых случаях месяц, даже меньше. И действительно закон прямо указывает, что в седьмой юбилейный год рабы находятся при своих господах, не получают свободы ( Лев 25:4-6 ). По окончании шестилетней службы раб отпускался на волю не только «даром», без выкупа, так как за это время он заработал двойную плату наемника ( Втор 15:18 ), но и получал от хозяина все необходимое для обзаведения собственным хозяйством: от стад, от гумна и точила ( Втор 15:14 ).


21:3-4 В первом случае (ст. 3) жена рассматривается как собственность мужа-раба, а потому с нею, своею собственностью, он и уходил на волю. Во втором (ст. 4) она — собственность господина, в силу чего при освобождении своего мужа остается с детьми в доме хозяина.


21:5-6 Еврей, женившийся в состоянии рабства на рабыне своего господина и потому не имеющий права освободиться в седьмой год со всею своею семьей, из-за любви к жене и детям может остаться рабом навеки, т. е. до пятидесятого юбилейного года ( Лев 25:39-41 ). Для указания на свое добровольное закрепощение, чем устраняются могущие возникнуть впоследствии недоразумения, он приводится к судьям (евр. elohim — существо, предмет вызывающий чувство почтения, уважения, страха, означает судей, — Пс 81:6 ), которые и становятся свидетелями данного им обязательства. Другое действие, также устраняющее возможность разных злоупотреблений, состояло в прокалывании уха раба шилом у косяка или дверей того дома, в котором он пожелал служить ( Втор 15:16-17 ). Раб как бы прикреплялся к дому своего господина.


21:6  Пред богов — т. е. пред судей ( Пс 81:1,2,6 .)


21:7 Как видно из Втор 15:17 и Иер 34:9-11,16 , рабыни-еврейки освобождались на тех же началах, что и рабы-евреи. Поэтому общее правило: «рабыня не может выйти, как выходят рабы», имеет в виду не просто рабынь, но рабынь-наложниц.


21:8 Когда еврейка, купленная в качестве наложницы и сделавшаяся таковою, впоследствии будет отвергнута господином, то он, как виновный в ее бесчестии, должен помочь ей выкупиться, уступить ее дешевле тому, кто пожелает ее купить, только не язычнику, брак с которым запрещен ( Втор 7:3 ).


21:9 Отдав еврейку-рабыню в наложницы сыну, господин должен рассматривать ее не как рабу, а как дочь.


21:10 При существовании других наложниц, появившихся позднее, она не лишается прав жены и средств к существованию.


21:11 Если хозяин дома не позволит отвергнутой им наложнице выкупиться, не будет рассматривать ее, наложницу сына, в качеств дочери и при существовании у сына других наложниц лишит ее сожительства с ним, то при несоблюдении этих трех условий она получает право уйти от него без выкупа.


21:12-32 Законы, разъясняющие заповедь — «не убий»: убийство сознательное и ненамеренное; различные случаи увечья, как нанесения вреда жизни ближнего.


21:12 Сознательное убийство во всех его видах ( Чис 35:16-21 ), будет ли оно совершенно евреем или же пришельцем ( Лев 24:22 ), наказывается по общему праву кровавой мести смертью: «мститель за кровь сам может умертвить убийцу, лишь только встретит его» ( Чис 35:19,21 ).


21:13 Применяемое в случае сознательного убийства, право кровавой мести не имеет места при убийстве ненамеренном, заранее необдуманном ( Чис 35:22-23; Втор 19:4-5; 1 Цар 24:18 ). Невольный убийца не подлежит суждению на смерть ( Втор 19:6 ), и само общество должно спасти его от руки мстителя за кровь ( Чис 35:25 ), предоставив право убежать в место, «назначенное Богом», в один из городов убежища ( Чис 35:11 и далее ). Закон о невольных убийцах, ограничивая право кровавой мести, смягчал грубость нравов.


21:14 Коварный, сознательный убийца, лишенный права скрыться в одном из городов убежища ( Втор 19:11-12 ), не может спастись от смерти и у жертвенника ( 3 Цар 2:28-34 ). Требуя от Израиля истреблять зло из своей среды ( Втор 19:19-20 ), Господь тем более сам не может охранять его на месте Своего жилища, в скинии или храме, у жертвенника.


21:15 Как видно из Втор 21:18-21 , отец и мать сами отказываются от дурного сына. Нетерпимый член семьи, поругающий внушаемые природою чувства, он нетерпим и в обществе — исторгается из его среды, побивается камнями.


21:16 Свобода драгоценна не менее жизни, поэтому лишение ее — покража и продажа евреем своего соотечественника ( Втор 24:7 ) приравнивается к убийству.


21:18-33 Различные случаи увечья; назначаемые за них наказания соответствуют степени преступления.


21:18-19 Избивший ближнего в драке должен вознаградить его тем, чего он лишил его: уплатить ему ту сумму денег, которую пострадавший мог бы заработать, если бы был здоров, и на свои средства вылечить его.


21:20-21 За убийство раба и рабыни, умерших во время наказания, хозяин не подвергается смерти, а лишь назначаемому судом наказанию, или потому, что раб не приравнивается к свободному (ср. ст. 21 с 19; 26 с 23 и 32 с 29), или потому, что хозяин только наказывал неразумного раба ( Притч 10:13 ), не имея в виду убить его. Господин даже и совсем освобождается от наказания, когда смерть раба не является непосредственным следствием побоев: умрет день или два спустя после побоев. Для хозяина в этом случае достаточно и того наказания, что, теряя раба, он теряет заплаченные за него деньги, наносит себе ущерб: «это его серебро».


21:22 Пеня назначается за преждевременно выкинутое дитя. Посредники требуются для предотвращения со стороны мужа неумеренности в требованиях. Греческий перевод вносит такое различение в степени развития выкидыша, для которого нет основания в еврейском тексте. Выкидыш «неизображенный» — ребенок не сформировавшийся, — он не приравнивается к полному человеку — и потому за смерть его назначается лишь пеня. Выкидыш «изображенный» — вполне сформировавшийся ребенок, и за его смерть, как и за смерть взрослого человека, виновный подвергается смерти.


21:23-25 Если последствием драки, кроме преждевременных родов, будет нанесение повреждения самой беременной женщине, то в этом случае нужно поступать по следующему правилу: «душу за душу», т. е. жизнь за жизнь (термин «душа», употребляемый в Библии для обозначения жизненной силы, с удалением которой живое существо умирает, ставится взамен выражения «жизнь»: Пс 106:5; Иона 2:8; Плач 1:11,19 , Пс 55:7; 3 Цар 17:21 ), глаз за глаз и т. д. Составляя продолжение предшествующей речи, слова: «если будет вред, то» устанавливают и общее правило о возмездии за увечье ( Лев 24:20; Втор 19:21; Мф 5:38 ). Зло, причиненное одним евреем другому, должно быть наказано таким же злом, — возмездие простое, чувствительное и способное с силою предупреждать преступление.


21:26-27 Общее правило, определяющее степень наказания за нанесенное увечье, не применяется к рабам, но его изменение ограничивает произвол и жестокое обращение с ними хозяев.


21:28 Вол умерщвляется как опасное для жизни человека животное и притом согласно божественному определению ( Быт 9:5; Чис 35:33 ). Не освобожденное от крови, мясо его не вкушается по общему закону, требующему вкушать мясо без крови ( Лев 17:10-14 ). Хозяин, не знавший о бодливости своего вола (ср. ст. 29 ), не виноват. Но побитие вола камнями и запрещение извлечь пользу из его мяса наносили хозяину столь значительный ущерб, что естественно побуждали его не относиться равнодушно к вопросу: не имеет ли вол наклонности бодаться?


21:29 Хозяин вола предается смерти за беспечное отношение к жизни ближнего. Виновником смерти является не столько неразумное животное, сколько он сам, имевший возможность устранить ее соответствующими мерами. Строгость наказания совершенно уничтожала возможность равнодушия к бодливости животного и заставляла заботиться о безопасности ближних.


21:30 Смерть заменяется выкупом на том, может быть, основании, что вина домохозяина заключается только в беспечности, но не в злом умысле.


21:32 30 сиклей составляют, по всей вероятности, покупную цену раба, подобно тому, как 50 сиклей — выкупную цену взрослого человека ( Лев 27:3 ).


21:33-34 Хозяин незакрытой ямы возмещает тот убыток, который причинила ближнему беспечность.


21:35 Солидарность интересов заставляет — делить несчастие пополам.


21:36 В убытках виноват лишь тот, кто беспечно, нерадиво относится к собственности ближнего, а потому он один и терпит ущерб.


21:37 Покража вола, как более ценного и полезного в хозяйстве животного, чем овца, наносит ему больший ущерб; за больший ущерб, назначается и большее наказание. Заколовший или продавший животное наказывается строже того, в руках которого оно найдено. Причина этого заключается в том, что заклание или продажа украденного животного, с одной стороны, лишает хозяина возможности когда-либо воротить похищенное, а с другой — свидетельствует об отсутствии у вора всякого желания принести повинную в своем преступлении.


22:1-3 Убийство вора ночью приравнивается к убийству ненамеренному, так как в темноте трудно определить куда наносится удар, и соразмерить силу последнего. Как ненамеренное, оно и не наказывается смертью. Убийство же вора при дневном свете, когда домохозяин мог избежать его, употребив другие средства для охранения своей собственности, считается сознательным и, по общему закону ( 21:12 ), карается смертью. В том случае когда вор пойман с поличным в руках, — не успел привести в исполнение своего замысла продать или заколоть похищенное животное, он не наносит домохозяину ущерба и наказывается только за самое преступление: за вола и овцу платит вдвое (ст. 4). Подобное постановление совершенно неприменимо к ворам-беднякам, что в свою очередь могло поощрять их к воровству. Ввиду возможности совершения краж людьми, являющимися по указанным предписаниям безнаказанными, в закон вносится новое постановление: если укравший не в состоянии своим имуществом возместить нанесенный им убыток, то он продается, и продажная цена идет на удовлетворение потерпевшего.


22:4-5 Собственность ближнего должна быть ценима и уважаема, как личная. Пренебрежительное отношение к ней, тем более сознательное: «пустит скот свой травить чужое поле», наказывается тем, что нанесший ущерб достоянию ближнего возмещает его с избытком: платит лучшим из виноградника своего. Греческий и славянский текст говорят о вознаграждении лучшим в том лишь случае, когда потравлена вся нива или виноградник. При полном истреблении растений трудно определить, каковы они были, хорошие или худые; но так как закон — на стороне обиженного, а не обидчика, то последний и отдает первому лучшее из своего поля. Разводящий огонь на своем поле, предполагается, может быть, для сожжения сорных трав, виноват в том, что дал ему возможность достигнуть громадных размеров, — сжечь терн, изгороди из колючих растений, отделявшие одно поле от другого, и хлеб соседа ( Лев 24:4 ).


22:6  См. толкование ст. 2-4.


22:7 При ненахождении вора подозрение в покраже падает на того, кто взял у ближнего на сохранение пропавшую вещь. Для освобождения от него достаточно со стороны подозреваемого одной клятвы пред судьями, что он «не простер руки своей на собственность ближнего».


22:8 Вышеуказанный частный случай дает повод установить общее правило о разрешении тяжб «по всякому делу неверному», т. е. по таким делам, в которых предполагается неверный, несогласный с правдою образ действования заинтересованных сторон. Вопрос, кому принадлежит спорная вещь или животное, решается судьями, причем, если правда на стороне собственника, то присвоивший их платит ему вдвое. Если же собственник оклеветал ближнего, то он подвергается наказанию, назначенному за ложное показание ( Втор 19:19 ).


22:9-10 Отсутствие свидетельских показаний («никто не видал»), при каких обстоятельствах произошла утрата взятого на сохранение скота, заменяется доверием к клятве подозреваемого (ср. ст. 8 ). Хозяин скота «принимает» ее, — довольствуется и не имеет права требовать уплаты.


22:11 Если украден будет отданный на сбережение скот, причем предполагается и то, что вор не найден, и то, что скот украден из дома, где можно бы уберечь его, то взявший скот на сбережение платит потерпевшему.


22:12 Представление растерзанного диким зверем животного служит не только подтверждением совершившегося факта, но и доказательством того, что взявший животное охранял его, прогнал хищника (растерзанное не съедено). Поэтому он не виноват ( Быт 31:39 ).


22:13 Скот, взятый у ближнего на пользование, должен быть охраняем более, чем взятый на сохранение, так как в первом случае он доставляет прямую пользу взявшему. Поэтому если он не будет заботиться о нем, то наказывается за свое небрежное отношение, последствием которого является смерть или повреждение животного от жестокого обращения с ним.


22:14 Присутствие хозяина при смерти или повреждении скота, отданного на время другому, освобождало последнего от обязанности платить за него, потому что хозяин лично мог видеть, что в обращении с его животным не было небрежности или жестокости, и сам мог принять меры к охранению своей собственности. «Если он наемный, то пусть и пойдет за наемную плату свою». Ссужая другого своею скотиною из выгод, за плату, ссужающий извлекая выгоду, берет на свой страх и ущерб, который может быть покрыт полученною наемною платою.


22:15-16 Обольщение девушки является кражею ее высшего достояния — девственности, а вместе с тем и обесценение ее на случаи выхода замуж или продажи в рабство. Поэтому обольститель и платит вено в 50 сиклей ( Втор 22:28-9 ) и в случае согласия отца на брак ( Быт 34:11-12; 1 Цар 18:25 ) женится на ней без права развода во всю дальнейшую жизнь.


22:17-19 Изложенные в данных стихах законы ограждают не такие или иные права ближнего, но определяют наказание за нетерпимое в народе Божием нарушение основных начал его нравственной и религиозной жизни. Общее между ними и то, что они постановляют одинаковое наказание — смерть.


22:17 Ворожба, мнимое или действительное вступление в общение с темною силою, несовместима с верою в божественное покровительство ( Чис 23:22-23 ) и существованием откровения ( Втор 18:10-15 ). Прорицатели, гадатели, чародеи и т. п. должны быть преданы смерти через побиение камнями ( Лев 20:27 ), и чувство сострадания к слабой женщине не должно склонять еврея к желанию не прилагать к ворожее закона во всей его строгости.


22:18 Скотоложство — порок народов, отвергнутых Богом ( Лев 18:23 и далее ), является попранием закона и целей брака, оскверняет землю ( Лев 18:28 ).


22:19 Как народ богоизбранный, евреи должны служить Иегове; приносящий жертву другим богам является нарушителем закона, лежащего в основании завета между Богом и народом избранным ( Исх 20:5 ).


22:20 Гуманное отношение к пришельцам ( Исх 23:9; Лев 19:33; 25:35; Втор 10:19; Иер 7:6; Мал 3:5 ), лицам других национальностей, представляет по своим мотивам: «ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской» применение к частному случаю общего правила: «не делай другому того, что нежелательно для себя». Как видно из Лев 19:33-34 , закон разумеет не одно только избежание обид и пристрастное отношение к ним, но гораздо большее, именно любовь к ним: «люби его, как себя».


22:21-23 Легкая возможность притеснять вдову и сироту, не имеющих для себя заступника, отказать им в законных требованиях ( Втор 27:19 ), отнять их собственность ( Ис 10:2; Мих 2:9 ), обратив их в рабов ( 4 Цар 4:1 ), не должна служить приманкою для своекорыстных людей. Защитником вдов и сирот вместо умершего главы семейства является сам Бог ( Пс 67:6 ); Он услышит вопли их, как и вопли всех нуждающихся ( Иов 34:28 ), и накажет притеснителей вдовством их жен и сиротством детей. В основе, гуманного отношения к вдовам и сиротам лежит то же начало, что и в основе сострадательного отношения к пришельцам (см. выше, ст. 21).


22:24 Ссуда имеет целью не обогащение, наживу кредитора, а поддержание обедневшего ближнего ( Лев 25:35-7 ), поэтому с него и нельзя брать процентов, ни серебра, ни хлеба отдавать в рост ( Втор 23:20; Пс 14:5; Иез 18:8,13 и далее ). Основанием для этого частного предписания является общее положение, что в народе еврейском не должно быть бедности ( Втор 15:4 ).


22:25-26 Для обеспечения уплаты долга заимодавцу позволялось брать от должника залог, но и в этом случае первый должен был руководиться состраданием к бедному должнику. Заимодавец не мог пойти за этим залогом в самый дом должника: последнему предоставлялось самому выбрать вещь, без которой он сравнительно легко мог обойтись в течение известного времени ( Втор 24:10-11 ; ср. и ст. 6 ). Таковою вещью являлась, между прочим, одежда, нередко отдаваемая в залог ( Иов 22:6; Притч 20:16; 27:13; Ам 2:8 ). Возвращение ее должнику — акт сострадания к бедному ближнему, обреченному в противном случае, за неимением особого покрывала, дрогнуть от стужи в течение холодной восточной ночи ( Иов 24:7 ). Так как у заимодавца могло возникнуть опасение, чтобы возвращение заклада не лишило его возможности получить уплату долга, и он мог бы не дать особенного значения мысли, что его должнику нечем будет прикрыться во время ночи, то побуждением к состраданию является соображение, что Бог, милосердный к бедному ( 34:6; Пс 85:15; 2 Пар 30:9 ), будет строг к жестокосердому, — накажет его ( Иов 22:6,10 ).


22:27  Не злословь, не порицай судей, — евр. elohim. По объяснению одних, Бога, за каковое понимание ручается Притч 24:21 и 1 Петр 2:17 , — в том и другом месте заповедь о страхе пред Богом стоит, как и в данном стихе, в связи с указанием на уважение начальников, по мнению других — судей в буквальном смысле, так как к ним прилагается имя «elohim» ( Пс 81:6 ). В последнем случае предписание стремилось бы поднять уважение к закону, подрываемое поношением его представителей. Но так как понимание «elohim» в смысле «судей» вносит тавтологию в узаконение: «судей не злословь, начальника, того же судью, не поноси», то гораздо естественнее разуметь под «elohim» Бога. За это ручается, между прочим, и то, что предписание: «не порицай «elohim'а» стоит пред речью о промедлениях в принесении Богу плодов земли и доставлении первородных ( ст. 29,30 ). Наконец, при подобном объяснении становится вполне понятною и естественною связь рассматриваемых слов с предшествующими. Исполнение нравственных предписаний, данных в ст. 21-27 , стесняло свойственную многим наклонность увеличивать свое благосостояние посредством утеснения бедных и потому могло вызывать ропот и недовольство законом. Ввиду этого теперь говорится: «Бога не порицай», — не жалуйся на Бога, не ропщи на Него за то, что тебе даются предписания, стесняющие твои своекорыстные поползновения. «Не поноси и начальников», следящих за исполнением этих узаконений.


22:28 Начатки «гумна», т. е. хлеба, «точила», т. е. винограда и елея, приносились Богу, как владыке земли обетованной, в благодарность за дарование ее евреям ( Втор 24:2-11 ), а Он отдавал их священникам ( Чис 18:12 ). Чтобы последние могли получать необходимые к жизни средства в свое время, евреи и не должны медлить приношением начатков. Народу дается предостережение от легкомысленного отношения к исполнению заповедей.


Первенца от сынов твоих отдавай Мне. Эти слова не представляют повторения прежде данной заповеди ( Исх 13:13 ), а только приложение повеления «не медлить» к исполнению уже известной заповеди относительно первородных.


22:29 Замечание о принесении Богу первенцев чистых животных в восьмой день по рождении говорит о том, что они предназначались в жертву ( Лев 22:27 ). И так как нужда в жертвенных животных была велика, то закон и требует не медлить их доставлением.


22:30 Вкушение мяса животного, растерзанного зверем, оскверняло еврея ( Лев 22:8; Иез 4:14 ), поэтому запрещение вкушать его и стоит в связи с повелением быть людьми святыми.


23:1 Произнесению справедливого приговора о подсудимом немало мешает существование разного рода недостоверных, ложных о нем слухов. Поэтому во имя справедливости не следует распространять о нем что-нибудь дурное, как выдуманное самим, так и слышанное от других: не следует быть «переносчиком в народе» ( Лев 19:16; Притч 10:18 ; Пс С, 5). Из желания угодить «великому» ( Лев 19:15 ), стремящемуся погубить невинного подсудимого, не следует помогать ему («давать руку») ложным показанием против обвиняемого. Такого свидетеля ждет установленное законом наказание ( Втор 19:18-19; Притч 19:5,9 ).


23:2 При показаниях на суде должно руководиться не мнением большинства, а одною лишь истиною. Ей не нужно изменять даже в том случае, когда большинство свидетелей показывает заведомую неправду с целью погубить подсудимого ( Притч 18:5; Мф 27:24-26; Мк 15:15; Лк 23:23; Деян 24:27; 25:9 ).


23:3 Снисходительное, сострадательное отношение к бедным ( 22:24 и далее ) не должно мешать справедливости; если он виновен, то следует наказать его ( Лев 19:15 ).


23:4-5 Справедливость заставляет относиться и к врагу, как к брату ( Втор 22:1-4 ). Эта мысль и поясняется двумя примерами помощи врагу в бедствии, причем во втором случае помощи требует уже больше самоотвержения, так как гораздо труднее работать вместе с врагом в его интересах («развьючь вместе с ним» — ст. 5), чем помочь врагу в его отсутствие (ст. 4).


23:6 Судя по еврейскому «шафат», употребляемому для обозначения деятельности судьи, требование данного стиха предъявляется уже не свидетелям, а судьям. Они извращают дело нищего в том случае, когда принимают во внимание ложные показания свидетелей и произносят несправедливые приговоры ( Втор 27:19; Исх 10:12; Иер 5:28 ). Хотя права каждого, и богатого, и бедного, не должны быть нарушаемы на суде, но о бедном говорится потому, что бедному легче пострадать на суде, чем богатому.


23:7 По связи речи ясно, что под «неправдою» нужно разуметь намеренно неправильное постановление приговора. Избегать сознательно несправедливых приговоров тем большая обязанность судьи, что они приводят невинных к смерти, которая не остается ненаказанною ( Втор 27:25; Притч 17:26; Иер 7:6-7 ).


23:8 Принятый от тяжущегося подарок невольно вызовет к подсудимому такое расположение, при котором судья утратит способность правильно рассмотреть дело. Взятки заставляют не видеть неправды там, где она есть ( Исх 33:15 ), и правды там, где она несомненна. Они ослепляют глаза даже мудрых ( Втор 16:19; Сир 20:29 ) и в результате прекращают дело правых, — у правого отнимают законное ( Исх 5:23; Мих 7:3 ).


23:9 Повеление: «пришельца не обижай» не составляет повторения Исх 22:21 . Там речь шла об отношениях между собою частных лиц, здесь о судебном разбирательстве. Пришельцы, как подчинившиеся в известном отношении законам народа еврейского, и должны быть рассматриваемы с точки зрения этих законов: «один суд должен быть для еврея и для пришельца» ( Втор 1:16; 24:17; 27:19 ).


23:10-11 Продолжением субботнего недельного покоя является покой в седьмой субботний год. Необрабатываемая в это время земля восстановляла свои естественные силы, истощенные предшествующею шестилетнею работою. Все выросшее на ней без содействия отдельных личностей ( Лев 25:5 ) являлось общим достоянием и потому было предметом свободного пользования со стороны неимущих.


23:12 Закон о субботнем покое преследует цель восстановления сил утомленного шестидневною работою раба и скота.


23:13 Праздничные времена, бывшие для евреев благодеянием, должны были напоминать народу о виновнике их установления — Боге, причем благодарность за благодеяние естественно приводила к точному исполнению Его повелений, исключающему возможность мысли о других богах.


23:14 Почитание Иеговы должно найти свое выражение не в одном устном исповедании Его Богом истинным, но и в троекратном в течение года праздновании Ему. Три ниже перечисляемые праздника имеют ближайшее отношение к жизни евреев, как народа земледельческого.


23:15 Праздник опресноков, первым днем которого было 15-е авива ( Лев 23:6 ), совпадал с началом жатвы ( Лев 23:10; Втор 16:9 ), и потому в благодарность за новопоспевший хлеб и для снискания благоволения Божия на второй день его совершалось возношение пред Господом снопа из начатков жатвы ( Лев 23:10,11 ) и с этого же времени разрешалось вкушение нового хлеба ( ст. 14 ).


23:16 Праздник жатвы новых плодов труда народа еврейского ( Лев 23:16 ), праздник седмиц ( Лев 23:15; Втор 16:9 ), или пятидесятница, был праздником «начатков жатвы пшеничной» ( Исх 34:22 ) Начатки этой последней, два кислые хлеба, испеченные из лучшей новой муки, приносились Господу, как первый плод ( Лев 23:16-17 ). Праздник собирания плодов в конце года ( Исх 34:22 ), или праздник кущей ( Втор 16:13 ), продолжавшийся семь дней ( Лев 23:34; Чис 29:12 ), был временем веселия и благодарения Бога за божественное благодеяние, наглядное проявление которого еврей видел в собранных плодах ( Втор 16:15 ).


23:17 Так как земледельцы видели в перечисленных праздниках проявление благодетельной руки Божией, то для исповедания владычества Иеговы они и собирались пред «лице Его» ( Втор 16:16 ), т. е. в скинию. Являлся мужеский пол; на нем лежал труд обработки земли, и поэтому он имел более оснований и побуждений прославлять давшего урожай; но его присутствие не исключало явления на эти праздники и женщин ( 1 Цар 1:3 и далее ).


23:18-19 Три частные предписания, относящиеся к трем годичным праздникам.


23:18 Греко-славянский текст в вначале стиха 18-го имеет прибавку против оригинала: « ὅταν γὰρ ἐκβάλω ἔθνη ἀπὸ προσώπου σου καὶ ἐμπλατύνω τὰ ὅριά σου », «егда бо изжену языки от лица твоего и расширю пределы твоя»; прибавка эта явно перенесена сюда из параллельного места Исх 36:24-25 (ее нет в некоторых кодексах). Первоначальность на стороне текста масоретского (ср. русск. перев.). «Не изливай крови жертвы Моей на (евр. «ал») квасное». Так как еврейский предлог «ал» значит не только «на», но и «с», то смысл данного предписания тот, что пасхальный агнец, являвшийся жертвою (см. выше толкование 12:3), не должно вкушать с квасным хлебом. «Тук от праздничной жертвы Моей не оставляй до утра», — не должна оставаться до утра жертва праздника Пасхи ( Лев 34:25 , ср. Исх 12:10 ).


23:19 Так как общий закон о посвящении Богу начатков был объявлен ранее ( 22:29 ), то предписание данного стиха нельзя считать его повторением. Скорее можно думать, что в настоящем случае идет речь о принесении начатков в праздник седмиц, или пятидесятницу. «Не вари козленка в молоке матери его». Религиозное усердие собиравшихся на великие праздники могло выражаться желанием употребить лучшие способы приготовления в пищу тех частей жертвенных животных, которые были оставляемы для употребления как представивших животное в жертву, так и священников. Евреи и сами опытом могли дознать, и от иноземцев получить сведение, что мясо, сваренное в молоке, особенно любимое мясо козленка ( Быт 27:9; Суд 6:19; 13:15; 1 Цар 16:20 ), получает особую нежность. В большой праздник, при святилище, приготовить мясо наиболее вкусным образом было достаточно побуждений. Закон и не воспрещает варить мясо в молоке: он только воспрещает употреблять для этого молоко матери козленка, потому что и естественное чувство может возмущаться употреблением матернего молока для наиболее вкусного изготовления ее детеныша.


23:20-33 Покровительство Божие евреям проявится в посольстве ангела, хранителя на пути (ст. 20), сообщении новых откровений (ст. 21), основанных на повиновении Богу непреоборимости и благополучии народа (ст. 22-26, ср. Лев 24:9; Втор 7:13; 28:11 ; греко-славянский текст в ст. 22 имеет вставку, заимствованную из Исх 19:5-6 ), в завоевании земли Ханаанской не столько силою оружия, сколько силою божественной помощи (ст. 27-28; ср. 15:14-16; Втор 2:25; Нав 2:11; Втор 1:44; 7:20; Нав 24:12 ), в постепенном подчинении хананеев (ст. 29-30), как средстве к обеспечению развития и укрепления самих евреев, так как при быстром истреблении врагов земля превратилась бы в пустыню, и евреям пришлось бы страдать от диких зверей (ср. 4 Цар 17:25 и далее ), и, наконец, в даровании в прочное владение земли Ханаанской в границах от моря Чермного до моря Филистимского (Средиземного) и от пустыни (Аравийской) до реки Евфрата.


24:1 Народ, как член заключенного завета (ст. 6-8), допускается в лице своих представителей — 70 старейшин, глав 70 родов ( Исх 1:5 ), за черту у подножия горы для поклонения Господу, — выражения своего благоговения и полной покорности.


24:2 Повеление ст. 2 касается дальнейшего восхождения Моисея. Вместе с Аароном, Надавом, Авиудом и 70 старейшинами он поклонился Господу «издали» ( ст. 1-11 ), не приближался к Нему. После этого он должен взойти на гору один и приблизиться к Иегове ( ст. 12,16,18 ). Причина, удалявшая членов ветхозаветного царства от непосредственного общения с Богом, т. е. греховность, не уничтожена и доселе: для получения скрижалей, законов и заповедей восходит на гору один лишь Моисей.


24:3 После богоявления, бывшего во мраке ( 20:18 ), Моисей сошел с горы к народу и объявил ему «все слова Господни и все законы» — не десятословие, так как евреи слышали его непосредственно из уст самого Господа, а законы гл. 20, 19-23. Последовавшее за этим обещание народа: «все, что сказал Господь, сделаем» является выражением добровольного согласия на вступление в завет, последним моментом пред его заключением ( ст. 4 и далее ).


24:4 По идее завета, обе вступающие в союз стороны должны составлять одно неразрываемое целое. Эта мысль и выражается в дальнейших обрядах. Как жертвенник, место явления Бога Своему народу ( 20:21 ), указывает на присутствие Иеговы, так двенадцать столпов означают присутствие всего народа. При заключении союза находятся налицо обе стороны.


24:5 В завет с Богом вступает новый, юный Израиль, новый в том смысле, что он дал обещание отказаться от своей греховной воли и поступать по заповедям Божьим ( ст. 3 ). Этот-то новый народ и представляется теперь своими «юношами», первенцами, для которых дальнейшая жизнь впереди. Принесенные ими от лица всего народа жертвы всесожжения и мирные выражали всецелую преданность Богу, и благодарность за принятие в завет.


24:6-8 Как две равные крови, будучи взяты вместе, составляют одно целое, так и окропленный одной половиной крови народ составляет теперь единое с Богом, место присутствия Которого — жертвенник — окропляется другою половиною крови. Повествование 24 гл. кн. Исход о жертвоприношении при вступлении израильтян в завет с Богом значительно расходится с свидетельством о том же предмете Послания к Евреям ( Евр 9:19-21 ). По словам ап. Павла, израильский народ окроплялся кровью тельцов и козлов, причем кровь была смешана с водою и кропилась посредством червленой шерсти и иссопа; окроплялся не только народ, но и книга закона, скиния и все богослужебные сосуды. По одному объяснению, разноречие произошло от того, что ап. Павел принял во внимание свидетельство иудейского предания; по другому же, он имел в виду день очищения. Этот последний был ежегодным воспоминанием и как бы повторением дня заключения завета при Синае, а потому и неудивительно, если апостол отождествил оба эти дня. В день же очищения, кроме тельцов, приносились в жертву козлы, а также кропилась кровью скиния и все ее принадлежности ( Лев 16 ).


24:9-11 Как член заключенного завета, народ допускается для поклонения Господу. Замечание о поклонении Ему издали ( ст. 1 ), о виде подножия (ст. 10) и о сохранении в живых после видения (ст. 11) ясно свидетельствует, что поклонившееся Господу не духовно только созерцали Его, но видели славу и присутствие Его телесными очами. Но, с другой стороны, явление им Господа есть появление не Его самого, т. е. не Его сущности и внутренней жизни, а только Его славы; взошедшие видели только подножие в том явлении, в котором открылось присутствие божества. Созерцание Бога, не сопровождавшееся смертью созерцавших, служило знаком Его благоволения к народу еврейскому. Как ранее, находясь вне завета, он не мог взойти на гору и остаться живым ( 19:24 ), так теперь, удостоенный союза с Богом, остается цел и невредим. Греческие переводчики, смущаясь свидетельством еврейского текста, что взошедшие видели Бога, вставили слова: «место, где стоял» (Бог, — ст. 10).


24:12 Как видно из последних слов ст. 11: «ели и пили», повеление о новом восхождении на Синай дано было Моисею после того, как он сошел со старейшинами с горы. Цель нового восхождения — получение «скрижалей каменных, закона и заповедей, которые Господь написал для научения». Не отмеченное в настоящем случае, число скрижалей указано в других местах ( 31:18; 32:15 ); их было две, и каждая была исписана с обеих сторон ( 32:15 ). Слова: «закон и заповедь» едва ли могут означать десятословие, начертанное на скрижалях, так как оно обыкновенно называется «откровением», «словами завета», «десятословием» ( 25:16; 31:18; 32:15; 34:28; 40:20; Втор 10:4 ). «Закон и заповедь» указывают на те законы и повеления, которые даны Моисею во время его пребывания на горе и изложены в главах 25-31. Сообразно с этим выражение: «которые Я написал в научение их» должно относить только к скрижалям.


24:13 В восхождении Моисея с И. Навином усматривается действие божественного Промысла, давшего возможность проявиться неверию евреев. Если бы И. Навин остался в стане, то он, предполагают, не допустил бы народ до поклонения золотому тельцу. Как можно заключать из 2 ст. данной главы, а равно 33:11 , И. Навин хотя и находился на горе, но не в одном месте с Моисеем.


24:14 Заместителями Моисея при разборе важных дел являются ближайшее его помощники — Аарон и Ор ( 17:10 и далее ).


24:15-18 Законодательство продолжается при той же, что и ранее, обстановке ( 19:18 ).


25:1-2 Скиния устраивается на добровольные приношения как потому, что не было иных источников для приобретения необходимых материалов, так и потому, что она, жилище Иеговы ( ст. 8; 29:45 ), Бога всего народа, является общенародным достоянием. Обращение к доброхотным жертвователям было так успешно, что после пришлось прекратить прием приношений ( 36:5,6 ).


25:3 Говоря о золоте, ст. 3 не прибавляет слова: «чистое» (ср. ст. 11 и 17 ), а потому можно думать, что предметом приношений могло быть и очищенное, и неочищенное золото.


25:4 Так как из материи указанных цветов (текелет, аргаман, толаат, шани) в соединении с виссоном (льном) устроились покрывала скинии ( 24:1 ), одежды первосвященника ( 28:5 и далее ), а закон запрещает соединять нити из шерсти и льна ( Лев 19:19; Втор 22:11 ), то очевидно, что она не была материей шерстяной. Под «виссоном», из некоторого были сделаны десять покрывал скинии ( 24:1 ), завеса, отделявшая святилище от святого святых ( 24:31 ), завеса при входе в скинию (ст. 36), а также сшиты ефод, пояс и наперсник судный первосвященника ( 28:5 и далее ), хитоны, головные повязки, нижнее платье и пояса священников ( 39:27,28 ), разумеется, вероятно, хлопчатая бумага. Это доказывается теми названиями, которые давались данной ткани евреями. Из них «шеш» представляет видоизменение египетского слова «щепе», означающего «лен», а «буц» употребляется для означения сирийского льна, отличного от египетского ( Иез 27:16 ). Лен и хлопчатая бумага жителями Востока строго не различались (арабское «каттунь» обозначает и «лен», и «хлопок», а также полотняную материю из хлопч. бумаги или льна).


25:5 Кожи бараньи красные — сафьян. Кожи «тахаш», — от какого животного, дельфина, тюленя или морской породы, они добывались, неизвестно. Несомненно одно, что, предназначенные служить верхним покрывалом скинии ( 24:14 ), они отличались прочностью и непромокаемостью. Дерево «ситтим», аравийская акация, отличалось твердостью и легкостью, и потому было самым подходящим для устройства переносной скинии.


25:6 Ароматы для елея помазания перечислены в 30:23-25 ; для благовонного курения — в 30:34-35 .


25:7 Камни «шогам», оникс или аквамарин; «камни вставочные», которые нужно вставить в оправе в облачение первосвященника ( 28:17-20; 49:10-13 ).


Ефод — верхняя короткая одежда.


25:9 Как видно из 25:40; Деян 7:44; Евр 8:5 , Моисею даны были не только словесные наставления относительно устройства скинии и ее принадлежности, но и были показаны самые образцы здания и находящихся в нем предметов.


25:10-11 Сделанный из аравийской акации, длиною около 30 вершков (локоть — около ¾ аршина) шириною [около 130 см] и высотою около 18 вершков [около 80 см], ковчег завета снаружи и изнутри был обложен золотыми шестами. На самом ли верху, или же ниже шел венец, текст не говорит.


25:12 Четыре золотых кольца были приделаны по два на каждой стороне ковчега, вероятно на поперечной, но не продольной ( 3 Цар 8:8 ).


25:13-15 Шесты назначены для того, чтобы носить ковчег завета, не прикасаясь к нему руками ( Чис 4:15 ). Они всегда должны быть вдеты в кольца, за исключением того случая, когда нужно было закрыть ковчег покрывалами пред перенесением его на другое место ( Чис 4:5,6 ).


25:16 В ковчег должно быть доложено «откровение», т. е. две скрижали ( 31:18; 34:20 ), которые будут даны ( 24:12 ).


25:17 Еврейское название крышки «каппорет» (от глагола «кафар» — покрывать, делать невидимым, очищать), греческое ἱλαστήριον , славянское «очистилище» — дано ей потому, что семикратным кроплением на нее в день очищения достигалось очищение народа от грехов ( Лев 16:14-16 ).


25:18-20 Образ библейских херувимов скинии с точностью неизвестен. Считать их тождественными с херувимами видения пророка Иезекииля не имеет для себя оснований. Херувимы были «чеканной работы», т. е. изображения их были выбиты из золота. Местом их помещения на крышке служили оба конца ее.


25:20 Крылья херувимов должны быть подняты кверху, но не в прямом направлении от крышки вверх, а в косом: при таком расположении они действительна «покрывали» крышку. Лица херувимов должны быть обращены одно к другому и в то же время к крышке; следовательно, головы их были наклонены к крышке ковчега. Как видно из устройства херувимов храма Соломонова ( 2 Пар 3:13 ), сделанных по образцу херувимов скинии, эти последние имели прямое положение: «стояли на ногах своих». О коленопреклоненном положении херувимов не может быть речи.


25:21-22 Как место непосредственного присутствия и откровения Иеговы, в силу чего Он называется «седящим на херувимах, что поверх ковчега завета» ( 2 Цар 6:2; Ис 37:16 ), и «говорящим с крышки, которая над ковчегом свидетельства, из среды двух херувимов» ( Чис 7:89 ), каппорет был престолом Господа, внешнем основанием для которого служил ковчег со скрижалями завета в знак того, что пребывание Иеговы в скинии основывается на заключенном завете. Откровение будет состоять в сообщении Моисею всех повелений, которые народу нужно будет исполнять.


25:23-25 Стол из акации, около 24 вершков длины, 12 ширины и 18 высоты [105×53×79 см], был обложен листами чистого золота ( 37:10-16 ), почему и называется иногда «столом чистым» ( Лев 24:6 ). Кругом него был сделан «золотой венец». Как видно из изображения стола для хлебов предложения на арке императора Тита в Риме, под венцом разумеется массивная золотая планочка 6 дюймов ширины, ограждавшая со всех сторон верхнюю поверхность стола. Так как гладкую обкладку трудно назвать венцом, то можно думать, что она была волнистообразна, или вырезана в виде тонких желобков, выемок. На такую форму указывает чтение LXX « στρεπτὸν κυμάτιον » (славянский: витое обложение), — термин « κυμάτιον » обозначает волнисто вырезанную доску дорического карниза. Под доскою с каждой стороны стола шла вязка, т. е. стенка, соединяющая ножки и имеющая ширину ладони. По указанию рисунка на арке, этой связкой был золотой прут, соединяющий все четыре ножки стола в одно целое по самой средине их высоты, а греческое ее название « στεφάνη̨ » говорит за то, что она не была гладкою, но, вероятно, представляла подражание венку из цветов.


25:26-28 Четыре кольца должны быть приделаны на четырех углах, у четырех ножек стола, — в тех местах, где ножки стола были соединены связкою: «при стенках должны быть кольца». Шесты, предназначенные для перенесения стола, вдевались в кольца лишь на время ношения.


25:29 К принадлежностям стола относятся «кеарот» — блюда (LXX: τρυβλία ), по объяснению талмудического предания — те формы, в которых приготовлялись и приносились в святилище хлебы; «капот» (LXX: θυίσκας ), по тому же преданию — фимиамники, или чаши, в которые полагался фимиам (ср. Лев 24:7; Чис 7:14 ), и, наконец, «кесот» и «менакийот» — сосуды для вина, как видно из прибавленного к ним выражения: «которыми возливали». «Кесот», греч. « σπονδει̃α », это большие винные кружки: «менакийот» — меньшие.


25:30 Хлебов нужно было класть двенадцать ( Лев 24:5 ) по числу двенадцати колен израилевых, в два ряда ( Лев 24:6 ), по шести в ряд, хлеб на хлеб, как об этом говорит иудейское предание и Иосиф Флавий и указывает изображение стола на арке Тита, представляющее подобие двух возвышающихся цилиндров. Приготовленные из большого количества муки, — в каждом хлебе должно быть 2/10 ефы ( Лев 24:5 ), хлебы каждую субботу заменялись новыми ( Лев 24:8 ). Хлебы называются хлебами лица, потому что находились пред лицом Иеговы. Когда скиния снималась с места, то, по указанию Чис 4:7 , стол для хлебов предложения закрывался голубою одеждою, на которую ставили все принадлежности вместе с хлебами предложения, и затем покрывали ярко-красным покровом и кожаным «тахаш».


25:31 В отличие от других принадлежностей — сосудов скинии — светильник был сделан из чистого золота. Он был «чеканной» работы, т. е. светильник не был отделываем резцом, но был весь вылит из таланта золота ( 24:36 ). Ствол светильника должен быть не гладкой однообразной формы, но должен состоять из цветочных чашечек, шарообразных фигур, подобных яблокам, и из цветков. Чашечки, яблоки и цветки должны составить не украшение, приделанное к стволу светильника, но одно целое со стволом, должны входить в его состав.


25:32 Из ствола светильника выходили шесть побочных ветвей, три с одной стороны и три с другой. Как видно из изображения светильника на арке Тита, они выходили дугообразно, в форме веера.


25:33 Существование на каждой боковой ветви трех цветных чашечек, похожих на чашечку миндального цветка, заставляет предполагать, что и яблок, и цветков на каждой ветви было по три. В таком случае каждый боковой стебель светильника состоял из девяти фигур: сначала шла миндалевидная чашечка, затем шарообразная фигура — яблоко и, наконец, цветок. Умолчание о том, что чашечки, яблоки и цветы были различной величины, заставляет думать, что они были одинаковых размеров. В силу же этого нижние ветви должны были оканчиваться в своем верхнем конце не на одной высоте с верхними стеблями, а ниже их, и ниже настолько, сколько занимали пространства три фигуры: чашечка, яблоко и цветок.


25:34-35 На стволе светильника те же самые фигуры чашечки, яблока и цветка повторялись четыре раза. На их размещение указывает замечание о расположении яблок. Первое находилось несколько ниже на том месте ствола, из которого выходили две нижнее ветви; второе и третье стояло в таких же отношениях к средним и верхним стеблям (ст. 35).


25:37 Что касается формы лампад, то библейский текст не говорит о ней ничего. На основании Зах 3:9; 4:2 , где семь лампад ставятся в соотношение с таинственным камнем о семи очах, древние толковники называли их глазообразными. В позднейшем еврейском предании лампады светильника являются ложкообразными. Новейшие же исследователи на основании находимых в палестинской почве экземпляров древних ламп считают лампады Моисея ладьеобразными с носками или продолговато-круглыми с двумя отверстиями для фитиля и вливания масла. По указанию Исх 24:35 , светильник стоял не посредине скинии, а при южной продольной ее стороне, причем, как свидетельствует Иосиф Флавий, широта его не приходилась по широте скинии; он стоял косо: узкая сторона была обращена к святому святых и ко входу святилища, а широкая — к столу для хлеба предложений, находящемуся на северной продольной стороне скинии ( 24:35 ). И если эта широкая сторона светильника называется переднею (лицевою), то очевидно, что падавший на нее свет лампад падал вместе с тем и на стол предложений. Подобное направление света могло объясняться устройством лампад: они могли быть закрытыми за исключением двух отверстий для фитиля и вливания масла, и если из первого отверстия, обращенного к столу предложений, выставлялась горевшая светильня, то свет от нее и падал на священную трапезу.


25:38 Принадлежностями светильника были щипцы, или клещи ( Ис 6:6 ), предназначенные для снимания нагара с светилен, и ложки — сосуды для его гашения.


26:1 Первый из покровов скинии, так называемый нижний, внутренний, по своему материалу имел сходство с разноцветною завесою, отделяющею святилище от святого святых (ст. 31). Он был сделан работою «choscheb» по греч. « ἐργον ὑφαντόν », представлявшею, по древнему преданию, ту особенность, что она давала ткани два разные вида с лица и изнанки. На одной стороне по трехцветному полю были вышиты изображения херувимов.


26:2-3 Подобно тому как стены скинии слагались из отдельных брусьев, и покров скинии состоял из десяти отдельных полос, имевших каждая 28 локтей длины и 4 локтя ширины. Эти отдельные узкие полосы были затем сшиты вместе, — образовали два больших полотнища, причем каждое состояло из пяти полос.


26:4-6 Образовавшиеся таким образом две большие полосы, по 28 локтей в длину и 20 локтей в ширину, уже не сшивались, но соединялись при помощи 100 голубых петлей, расположенных по 50 в той и другой полосе, петля против петли, и соединенных 50-ю золотыми крючками. По соединении указанным способом обеих половин, получался один покров в 28 локтей длины и 40 ширины. Имевший такие размеры, покров налагался на брусья стен скинии таким образом, что его ширина (40 локтей) приходилась на длину всего здания и на заднюю западную стену. Именно одна половина покрова своею 20-локтевою шириною покрывала двадцать локтей святилища, десять локтей второй покрывали святое святых и остальные десять шли на западную сторону, имевшую в высоту именно десять локтей ( ст. 16 ). Право на подобное понимание даст 33 ст. ; из его указания, что завеса, разделяющая святое святых от святилища, висела как раз под крючками, соединявшими две половины покрова по 20 локтей каждая, с несомненностью следует, что первые двадцать локтей покрывали пространство до святого святых, т. е. святилище. И так как скиния имела в длину 30 локтей ( ст. 16 и 18 ), то на длину святого святых требовалось из остальных 20 локтей покрывала лишь десять локтей. Остающиеся десять закрывали заднюю сторону не до самой земли, так как из них нужно вычесть ту часть, которая приходилась на толщину брусьев. Своею длиною нижний покров покрывал ширину скинии. Но так как его длина равнялась 28 локтям, а ширина скинии, считая 10 локтей верха и 20 локтей до высоты двух боковых сторон, равнялась 30 локтям, то и в северном, и южном боках, как и на западной стороне, он не достигал до земли более, чем на локоть: и в этом случае часть недостающих двух локтей шла на толщину брусьев. Это явление было не случайное, а намеренное: не следовало ткани с изображением херувимов спускаться до самой земли и пылиться.


26:7-8 Второй ряд покрывал, поверх нижнего покрова, состоял из отдельных одиннадцати полос, сделанных из козьей шерсти. По своей длине в 30 локтей он превосходил нижний покров на два локтя, а по ширине (44 локтей) на четыре.


26:9 Пять полостей были сшиты в одно покрывало, а остальные шесть — в другое. Шестая полость в этом покрывале имела такое назначение. Одна половина ее, т. е. два локтя, назначалась, по указанию 12 ст. , для задней — западной стороны скинии. Благодаря этому, 101/2 покрывал, имевших в ширину 42 локтя, покрывали сорок локтей длины скинии: двадцать локтей шло на покрытие святилища, десять — святого святых и двенадцать на покрытие десяти локтей западной стороны. Лишние два локтя требовались для того, чтобы закрыть ее до самой земли, прикрыть ту часть столбов, для покрытия которой нижние покрывала оказались короткими. Собственно, эти два локтя шли на толщину брусьев, и так как, по всей вероятности, их было много, то остаток был загнут. Другая половина излишней шестой полости была спущена на переднюю, восточную сторону скинии. Здесь она, как думают, образовала то, что в греческих постройках называлось « ἀέτωμα » т. е. выступ, образуемый нижним краем крыши на фасадных сторонах, в виде треугольного карниза.


26:10-11 На кромке последнего из сшитых вместе пяти покрывал и на кромке из сшитых вместе шести покрывал сделано по пятидесяти петлей, которые должны были, как и в кожаных покрывалах, приходиться одна против другой. Вставленные в эти петли медные крючки соединяли покров.


26:12  См. в объяснении ст. 9.


26:13 Полости второго покрова имели в длину 30 локтей ( ст. 8 ) и потому могли закрыть ширину скинии. По сравнению с длиною полостей нижнего покрова они имели «излишек» в два локтя, — спускались на один локоть ниже цветных покрывал и по северной, и по южной стороне скинии, и таким образом прикрывали ту часть продольных столбов, для покрывания которой первые оказались короткими.


26:14 После распространения второго покрова скиния с наружной стороны была уже вполне готова. Но в таком виде она могла бы страдать от зимних дождей и частых в Аравийской пустыне ураганов. Ввиду этого для нее назначаются два других, более прочных, покрова. Как совершенно безыскусственные, они и не описываются подробно; текст указывает только их материал. Один был сафьянный, «из крашеных бараньих кож», другой, самый верхний, из материала «тахаш».


26:15-16 Деревянный остов скинии состоял из брусьев, сделанных из аравийской акации. Говоря о высоте (10 локтей) и ширине (11/2 локтей) брусьев, текст не упоминает об их толщине. Она может быть выведена из других определенно известных величин. Как видно из 22-23 ст., на западной стороне скинии стояло восемь брусьев, которые при ширине каждого в 11/2 локтя давали 12 локтей. Но эта 12-локтевая ширина скинии не была ее внутреннею шириною. По единогласному свидетельству Филона, Иосифа Флавия и всего иудейского предания, скиния имела внутреннюю ширину в десять локтей. Двенадцать локтей были, следовательно, наружною шириною скинии, 10-локтевая внутренняя могла получиться только в том случае, если продольные стены, упираясь в края задней или поперечной стороны, отнимали от ее 12-локтевой меры по одному локтю с одной и другой стороны. Это же последнее было возможно только в том случае, когда составляющие их брусья имели толщину одного локтя.


26:17 Каждый брус оканчивался внизу двумя «йодот» — ручками, двумя шипами.


26:18-21 Для продольных, северной и южной, сторон скинии назначено сорок брусьев, по двадцати на каждую. Так как ширина каждого бруса была полтора локтя, то из плотно приставленных друг к другу брусьев должна была получиться сплошная стена в тридцать локтей длины. Каждому шипу соответствовала особая подставка с отверстием, сделанным по мерке шипа, в которое он и вставлялся, как в свое основание. Благодаря этому столбы получали известную долю устойчивости. Подставы столбов скинии отличались от подстав двора тем, что были не медные, а серебряные, и на каждую из них пошло по таланту серебра ( Исх 38:37 ). Форма их неизвестна.


26:22-25 Из восьми брусьев задней стороны шесть имели такой же вид, как и брусья продольных стен, но остальные два угловые отличаются от других. О них текст говорит следующее: «и два бруса сделай для углов скинии на двух сторонах, чтобы они были близнецы снизу и целыми сверху, к кольцу одному». По наиболее правдоподобному объяснению, данное место имеет такой смысл. Угловые столбы должны выражать собою известную строителям художественную архитектурную параллельность (быть «близнецами», сходными, « ί̓σοι » греческого перевода), начиная с самого своего основания и далее. Но вместе с этим они не должны терять что-либо из того, что свойственно другим брусьям; напротив, они должны иметь такое же полное значение в счете брусьев и, подобно всем остальным брусьям, подчиняться общей системе укрепления скинии, внося свои отдельные кольца в общие ряды колец и засовов.


26:26-29 Вставленные своими шипами в подставы, брусья получали устойчивость внизу, в своем основании. Для сообщения же им устойчивости на остальном протяжении употреблялись шесты, по пяти на каждой стороне. Так как шесты продевались в кольца, то, очевидно, были круглыми. Один из них называется «внутренним, проходящим по средине брусьев», точнее — «сквозь толщу брусьев», сквозь пробуравленные в самых брусьях отверстия. Сообразно с этим четыре других шеста должны были идти по наружной, лицевой стороне стен скинии. Замечание о пятом шесте, что он шел от одного конца до другого, указывает на его длину, равную длине всей скинии. И так как и прочие шесты должны были, подобно ему, скреплять брусья, то представлять их более короткими нет основания. Что касается расположения шестов, то текст о нем не говорит. Можно лишь думать, что «внутренний» шест шел по самой средине высоты брусьев, на равном расстоянии от низа и верха. Остальные четыре были расположены таким образом, что два находились ниже «внутреннего», на равном расстоянии от него и друг от друга, а два другие выше его.


26:31-33 В скинии, на расстоянии 20 локтей от входа, висела завеса из такого же материала и такой же работы, как и нижние покрывала ( 24:1 ). Утвержденная на четырех, обложенных золотом, столбах из дерева ситтим, она разделяла внутренность скинии на две части: переднюю в 20 локтей длины, 10 локтей ширины и высоты, называвшуюся «святилище», и западную 10 локтей в кубе, носившую название «святое святых».


26:35 О принадлежности святилища — жертвеннике каждений говорится, что он стоял перед завесою, которая «пред ковчегом откровения, против крышки, которая на ковчеге откровения» ( 30:6; 40:5 ); он является как бы предваряющим ковчег завета, стоит на переходе от святилища к святому святых. Если же о двух других принадлежностях — столе и светильнике замечается, что они были вне завесы, то это значит, что они стояли дальше от завесы, чем жертвенник и не по средине широты скинии, а по сторонам, один направо, другой налево от жертвенника.


26:36 На входной восточной стороне скинии деревянной стены не было. Ее не закрывали и покровы: нижний совсем не свешивался на восточную сторону, а второй спускался небольшою частью. Ввиду этого для заграждения восточной стороны и для образования входа во святилище здесь была распростерта радужная завеса, не отличавшаяся по материалу от завесы двора. По свидетельству Иосифа Флавия, она простиралась сверху только до половины стен скинии. Но это указание понимают в том смысле, что завеса имела особые приспособления в виде петлей и крючков, при помощи которых она приподнималась на время богослужения.


26:37 Для утверждения завесы было поставлено на восточной стороне пять колонн. Так как им дается по одной подставе, а брусья стен скинии имели по две, то отсюда заключают, что колонны были уже брусьев. И действительно, если бы ширина каждого из них равнялась 11/2 локтям, то пять колонн поглощали бы от ширины святилища семь с половиной локтей; промежутки, предназначенные для входа, были бы слишком узки.


27:1 Так как жертвенник из земли ( Исх 20:24-25 ) не всегда был удобен для жертвоприношений, то законодательство требует устройства более устойчивого жертвенника. Как видно из описания, это был сделанный из досок дерева ситтим (ст. 8) сруб, пустой внутри (ст. 8), не имевший ни дна, ни верхней покрышки, в пять локтей длины и ширины и в три локтя вышины. Ввиду сравнительной высоты жертвенника к нему приходилось «восходить» ( Лев 9:22 ). И так как удобные для восхождения ступени были запрещены ( Исх 20:26 ), то можно думать, что с одной его стороны была сделана покатая насыпь.


27:2 По четырем углам жертвенника из его стен выступали завитки, имевшие форму рогов вола, как главного жертвенного животного, и потому называвшиеся рогами жертвенника. Они не были только прибиты к углам жертвенника в качестве украшения, но составляли с ним одно целое, — были сделаны из того же дерева и обложены не особенными медными листами, но тою же обкладкою, которою были покрыты и стенки. Поскольку с рогами жертвенника был связан обряд жертвоприношения, состоявший в кроплении их кровью жертвенного животного, постольку, можно думать, они имели великое священное значение и составляли важную принадлежность жертвенника. Искавшие спасения жизни ухватывались за его рога ( 3 Цар 1:50; 2:28 ); название рогов заменяет название жертвенника ( Пс 117:27 ), и сокрушение их равносильно уничтожению жертвенника ( Иудифь 9:8; Ам 3:14 ). Стенки жертвенника были обложены медью как для противодействия постоянно пылавшему на нем огню, так и для сообщения им прочности и вида.


27:3 Медные горшки, котлы, требовались как для собирания пепла от жертв, так и для варения жертвенного мяса (ср. Лев 6:28 ); лопатки — для очищения жертвенника от пепла; чаши — для сцеживания крови жертвенных животных; вилки, вероятно, с тремя зубцами ( 1 Цар 2:13 ), — для поворачивания сжигаемых частей и для вынимания мяса из горшков, в которых оно варилось и, наконец, угольницы.


27:4-5 Сетка окружала жертвенник со всех сторон: «сделай на четырех углах ее четыре кольца». По точному переводу, она должна быть положена под «карков жертвенника снизу, так чтобы доходила до половины жертвенника». Ввиду того, что выражение «карков», кроме данного места, в Библии не встречается, объяснение его отличаются разноречием. Одни экзегеты разумеют под ним скамью, обходившую жертвенник кругом по его средине, которою пользовались священники при совершении жертвенных операций. Но скамья представляла бы запрещенные законом ступени ( Исх 20:26 ) и увеличивала бы размеры жертвенника. Равным образом неодинаково представляется положение и устройство решетки. Некоторые видят в ней решетку, или решетчатый очаг, на верхней площадке жертвенника, помещают ее то между рогов жертвенника, то с большим или меньшим углублением в ящик жертвенника. Но существование на жертвеннике искусственного очага является лишним, потому что действительным местом сожжения жертв должна служить земля ( Исх 20:24-25 ). Гораздо вероятнее и правдоподобнее следующее объяснение этих частей жертвенника. Именем «карков» называется в жертвеннике то, что в принадлежностях святилища — алтаре кадильном и столе предложений обозначено словом «zer» — венец. Это был простой карниз или простая полоса, проходившая по верхнему краю стенок жертвенника, сообщавшая им большую крепость и вместе с тем служившая украшением жертвенника, приближавшим его к священным сосудам. В то же самое время этот карниз служил связью для рогов жертвенника, соединял их в одно целое. Непосредственно под данною полосою, или карнизом, по наружной стороне жертвенника и в верхней ее половине проходила сетчатая медная решетка, покрывавшая верхнюю половину стенок жертвенника.


27:6-7 Были ли сделаны для вкладывания шестов особые кольца, или же это были кольца решетки ( ст. 4 ), текст не говорит. Но если допустить, что кольца решетки находились на нижних боках, углах ее, то существование других представляется излишним. Шесты служили для перенесения жертвенника, который в случае ненастья закрывался во время похода особенным кожаным покровом, «тахаш» ( Чис 4:13-14 ).


27:8 Пустая внутренность сруба из досок наполнялась, вероятно, землею или камнями ( 24:24-25 ).


27:9-13 Окружавшая двор скинии ограда состояла из столбов и навешенных на них завес из крученого виссона. На продольных, южной и северной, сторонах завесы имели по сто локтей длинны, и на этом протяжении было поставлено по двадцати столбов, так что на каждые пять локтей приходилось по одному столбу. Завесы боковых, поперечных сторон простирались на 50 локтей, а при них 10 столбов, расставленных на том же самом расстоянии. Само собою понятно, что при разделении длины и ширины ограды на пятилоктевые промежутки не должна браться в расчет толщина столбов, потому что в противном случае получилось бы не 100 локтей длины и 50 ширины, но больше, больше настолько, сколько локтей составляла широта столбов, взятых вместе. Пятилоктевое расстояние нужно считать поэтому не между столбами, а между предполагаемыми их внутренними стержнями, или осями. Сам расстановка столбов происходила, очевидно, следующим образом. Если она началась с южной стороны, идущей с востока на запад, то первый столб был поставлен по прохождении первой локтевой стадии; второй — после второго пятилоктевого промежутка и т. д., так что двадцатый столб падал на крайний пункт сотого локтя, или на самый юго-западный угол. Равным образом и первый столб поперечной западной стороны поставлен после пятого локтя, а последний или десятый после пятидесятого, на самом северо-западном углу. Также и первый столб северной продольной стороны был поставлен на пятом локте, а последний на сотом, или на северо-восточном углу. Отсюда, именно с пятого локтя от угла, начата установка столбов восточной стороны, так что последний десятый столб пал на оставшийся доселе незанятым юго-восточный угол, или на исходный пункт общего счета. В составе столбов различается подножие — пьедестал, собственно столб, или ствол, верх, или капитель ( 38:17 ). Подножия были сделаны из меди, имели, по словам Иосифа Флавия, шпицеобразную форму, — напоминали те железные чехлы, которые греки надевали на колья, втыкая их в землю. Другие считают их плитообразными. Материал и форма столбов не указаны. Но первый подразумевается, — это указанное для самой скинии дерево ситтим, аравийская акация. Что касается формы, то одни считают столбы четырехугольными, так как эта форма чаще других встречается в описании скинии, другие же ввиду того, что столбы называются «amudim», колонны, и имеют капители, выдают их за круглые. Неизвестна равным образом и форма капителей, обложенных серебром ( 38:17 ). Была ли она шарообразная, или же напоминала цветочную чашечку, сказать невозможно. Несомненно лишь то, что капители должны были возвышаться над завесою, так как в противном случае их нельзя было видеть, они оказывались лишними. Для утверждения столбов служили связи, пропущенные через серебряные крючки. Под связями разумеются серебряные пруты, проходившее от столба к столбу и, следовательно, обходившие кругом всей линии ограды. Они держали столбы в прямом направлении и препятствовали их падению в плоскости завесы. Падение же столбов в другом направлении, выпадение их из линии ограды предотвращались при помощи цепей, которые спускались от капителей и утверждались в земле, по словам Иосифа Флавия, — медными гвоздями в локоть длины. На соединенные прутами столбы была повешена завеса. При длине в 280 локтей и при высоте в 5 она не могла быть одною цельною полосою, но представляла соединение отдельных частей, как и покровы скинии. Чтобы легкая льняная материя могла сопротивляться ветру, она должна быть прочно прикреплена не только вверху столбов, но и внизу.


27:14-15 На входной, восточной, стороне двора пространство с каждого бока пятнадцать локтей было закрыто такими же завесами, как и на остальных сторонах. На этом пространстве было поставлено по три столба, всего шесть.


27:16 По средине восточной стороны пространство в двадцать локтей было оставлено для входа. Его составляли четыре столба с повешенною на них завесою в двадцать локтей. В отличие от завес ограды («kelah») она носила название masach и была приготовлена из голубой, пурпуровой, червленой ткани и крученого виссона работою «rokem». В переводе LXX данный термин передается выражением «ποικιλία̨ του̃ ῥαφιδευτου̃», в славянском — «пестрение швенное», в латинском — «opus plumarii». Известно, что именем «plumae» — перья назывались дощечки в военных латах, располагавшаяся, как перья птиц или чешуя рыб. Отсюда «phimaria» назывались украшения на одеждах, подобные перьям, дощечкам и цветам, — вытканным или вышитым иглою. Талмуд и раввины в объяснение термина «rokem» говорят, что под ним разумеются украшения, нашиваемые иглою по тканному полю и притом имеющие одно лицо, т. е. одинаковые с лица и изнанки. Сообразно с этим под работою «rokem» разумеется такая отделка ткани, в которой белое поле виссона было разделано голубыми, пурпуровыми и ярко-красными нитями в виде лат или квадратов. Своим цветом и работой завеса входа резко выделялась среди белой полотняной ограды скинии. Выделение было еще рельефнее, если она действительно имела те размеры, о которых говорит перевод LXX: вместо 5 локтей высоты имела двадцать. Предназначенная для того, чтобы закрывать вход, завеса не была, конечно, прикреплена внизу и могла, смотря по надобности, подниматься на известную высоту.


27:17 Поясняется указание ст. 10 в том отношении, что говорится о связях между столбами кругом всей ограды.


27:18 Для точности повторены измерения всего двора, причем вполне ясно отмечено, что обе продольные стороны должны иметь по сто локтей, короткие по пятидесяти, а высота везде должна быть в пять локтей.


27:19 Упоминание о кольях скинии и двора дает видеть, что для прикрепления к земле верхних покровов скинии и для укрепления столбов двора требовались колья, а к ним и веревки ( Чис 3:37; 4:26,32; Исх 35:18; 39:40 ).


27:20-21 О приношении елея для золотого семисвечника: среди описания устройства будущей скинии говорится об елее потому, что он должен составлять такую же необходимую принадлежность святилища как и его вещи. Приносимый всеми евреями, елей должен быть приготовлен из маслин: должен быть «чистый», т. е. без отстоя, без примеси и без сора; должен быть «выбитый», т. е. не выжатый прессом, а стекший из растолченных маслин. Елей горел «во всякое время», — не только днем, но и ночью, как это подтверждается и положительным законом о всегдашнем горении светильника ( 30:8; Лев 24:3-4 ), об утреннем приведении в порядок лампад ( Исх 30:7 ), а также и тем обстоятельством, что, при отсутствии окон, в святилище нельзя было обходиться без огня и днем. Оправление светильника должно быть совершаемо Аароном и сынами его, т. е. первосвященником и священниками, а не левитами.


28:1 Учреждение ветхозаветной Иерархии. До Синайского законодательства у евреев действовало право естественного священства: глава семьи был в то же время и священником, — приносил жертвы ( Быт 12:7; 22:2; 26:25; 28:18 ). устройством же скинии и возникновением сложного культа для богослужения назначаются особые священники, члены фамилии Аарона, с ним, как первосвященником ( Лев 21:10 , ср. Исх 20:7; Чис 35:28 ), во главе. Для служения при скинии они предназначаются Богом еще в Египте ( 1 Цар 2:27-28 ), и оно дается им как дар ( Чис 18:7 ). Но, будучи делом свободного божественного установления, избрание священников из колена Левиина вызывалось, можно думать, его сравнительною нравственною чистотою и религиозностью. Если даже не придавать особенного значения свидетельству еврейского предания, что пред исходом Египта колено Левиино повело борьбу за религию Иеговы против увлекавшихся язычеством, то и тогда о его религиозности может свидетельствовать поведение левитов после поклонения золотому тельцу при Синае ( 32:27-28 ). «Возьми к себе», — ты близок ко Мне, ты посредник между Мною и народом, в такое же положение повелеваю поставить и твоего брата с его сыновьями. Исполнение обязанностей священного служения, поставляя служащих в положение посредников между Богом и народом, делает их лицами, принадлежащими Богу. Они не священники народа, но священники Богу.


28:2 Одежды Аарона и его сыновей указывали на их сан, служили внешним отличием священных лиц от остального народа. Отсюда, как носимые только священниками, они называются «священными». Священны они и потому, что надевались только при священнодействиях ( 29:29; 31:10 ). Говоря далее о «славе и благолепии» служения, одежды соответствовали благолепию святилища.


28:3 Для устроения одежд Моисей должен избрать «мудрых сердцем», людей искусных в художестве и ремеслах ( 31:6; 35:10; 36:1,2 ).


28:4  Ефод (славянский: «верхняя риза», или «эфуд») — короткая одежда. Производимое толковниками от еврейского глагола «афад» — «связывать», данное название указывает на одежду, состоявшую из двух кусков материи, из которых один покрывал спину, другой грудь до пояса; на плечах они скреплялись нарамниками (см. ст. 7 ), а при поясе завязками ( ст. 8 ). Материалом для ефода служили нити голубой, пурпуровой и червленой пряжи, виссон (лен) и золото. Последнее растягивалось в листы, разрезалось на нити, которые и были вотканы между петлями указанных цветов ( 39:3 ). «Ефод, — говорит блаж. Иероним, — соткан из четырех цветов: гиацинтового, льняного, багряного червленного и золотого. Золотые пластинки, т. е. листы, растягиваются до чрезвычайной тонкости, нарезанные из них нити сучатся с утоком из трех цветов и нитяною основою».


Хитон — долгая нижняя одежда.


Кидар — головное украшение.


28:7 Нарамники, или застежки на плечах, связывали ефод на обоих концах его ( 39:4 ). Это указание дает понять, что ефод не представлял собою цельной одежды, — тогда не было бы нужды скреплять, связывать два конца его на плечах. Она состояла из двух кусков сотканной вышеуказанным способом материи, из которых один оканчивался на плечах первосвященника со стороны груди, а другой со стороны спины. Во избежание распадения концы этих половин связывались на каждом плече нарамником особого рода застежкой. Форма этой последней неизвестна, но, как видно из 9-12 ст. ( 39:6-7 ), каждая из них была украшена камнем «шогам» — ониксом, вставленным в золотую оправу.


28:8 На плечах два куска материи скреплялись нарамниками, а внизу при поясе — завязками.


28:9-10 По преданию на камне, назначенном для правого плеча, были вырезаны имена шести старших сыновей Иакова.


28:12 Вырезанные на каждом камне имена сынов израилевых носились Аароном пред Господом «для памяти», — для того, чтобы он не забывал народ свой в просительной молитве. Вместе с первосвященником, являвшимся пред лицо Божие, являлись к лицу Божию и колена израилевы.


28:13-14 Цепочки, о которых говорится в данных стихах, нельзя отождествлять с цепочками, при помощи которых прикреплялся к нарамникам наперсник судный ( ст. 22-25 ). Об устройстве последних дается особое повеление ( ст. 22 ). Естественнее предположение, что цепочки, ст. 13-14, обвевали гнезда и тем предохраняли выпадение камней нарамников из оправ.


28:15-16 Название наперсник дано одежде от ношения ее на груди, а наименование «судный» произошло от присутствия в нем урима и туммима (см. объяснение ст. 30). Сделанный из той же самой материи, что и ефод, он представлял квадратный плат в пядень длины и ширины (около пяти вершков). Наперсник был двойной, состоял из сложенной вдвое материи.


28:17-21 В наперснике, с передней его стороны должны быть вставлены в золотых оправах 12 драгоценных камней, расположенных в четыре ряда. Какие это были камни, с точностью сказать невозможно. На основании древних переводов можно с вероятностью предполагать, что в верхнем ряду находились сердолик, топаз и изумруд; во втором — карбункул, сапфир и яспис; в третьем — яхонт, агат и аметист; в нижнем, т е. четвертом, — хризолит, берилл и оникс. Сердолик — красного цвета; топаз — золотистого; изумруд — зеленого; карбункул — огненного; сапфир — голубого; яспис — различных цветов; яхонт — золотисто-желтого; агат — различных цветов; аметист — фиолетового; хризолит — зеленоватого; берилл — зелено-голубоватого; оникс — вроде агата. В каком порядке должны следовать имена колен, текст не говорит, но вероятно, в порядке старшинства, как и на нарамниках ( ст. 10 ).


28:22-25 К каждому из двух верхних, т. е. ближайших к плечам, углов наперсника приделывалось по золотому кольцу, к ним в свою очередь по золотой цепочке, а каждая из этих последних прикреплялась к соответствующему гнезду нарамника.


28:26-28 По такому же золотому кольцу прикреплялось и к каждому из двух нижних углов наперсника, только они находились не на лицевой его стороне, а на исподней, обращенной к ефоду. В свою очередь и этот последний под стягивающим его поясом имел на каждом углу по кольцу, кольцо против кольца наперсника. Кольцо наперсника связывалось с кольцом ефода шнуром, и благодаря этому наперсник не спадал с ефода, не сбивался на сторону.


28:29 Ношение первосвященником на своей груди, у сердца, камней с именами сыновей израилевых указывало на его духовные отношения к своему народу. Первосвященник соединен с ним узами самой тесной любви.


28:30 С наперсником судным был соединен «урим и туммим». Еврейский текст, говоря об отношении последнего к первому, употребляет выражение «нататта» (от натан), означающее: «прибавь, приложи» урим и туммим к наперснику (ср. Лев 8:8 ). Сообразно с этим название «урим и туммим» означало предмет, прилагавшийся к наперснику. С большей точностью выясняется отношение между ними путем сравнения данного стиха и Лев 8:8 с Исх 25:16-21 . В том и другом стихе говорится о вложении в ковчег скрижалей завета, причем в еврейском тексте употреблен тот же, что в Исх 28:30; Лев 8:8 , глагол «натан» с предлогом «эл». Но если в них он характеризует отношение скрижалей к ковчегу, то и в последних — отношение урима и туммима к наперснику. Как скрижали вложены в ковчег завета, так урим в наперсник. Возможность этого видна из того, что последний был «двойной», состоял из двух кусков материи. Но если урим и тумим «вкладывался» в наперсник, то его уже нельзя отождествлять, как делают некоторые, с 12 камнями: они были на наперснике, но не в наперснике. С представлением об уриме и туммиме, как предмете, совпадает и другое, высказанное экзегетами, мнение, будто бы этим именем называлось получаемое первосвященником откровение. В частности на отличие урима от откровения указывает Чис 27:21 : «и будет он (И. Навин) обращаться к Елеазару священнику и спрашивать его о решении урима». Из сравнения слов: «и будут они (урим и туммим) у сердца Аарона» с дальнейшим выражением: «и будет Аарон носить суд сынов Израиля у сердца своего», с несомненностью следует, что название «суд» усвояется уриму и туммиму и что в зависимости от этого содержащий их наперсник получил имя «наперсника судного» ( ст. 15 ). И так как с выражением «суд» (евр. «мишпат») соединяется понятие об откровении ( Ис 51:4 ), то название урима «судом» указывает на то, что посредством него открывалась воля Божия, получалось откровение ( Чис 27:21 ).


28:31  Меил (славянский: долгая риза, внутренняя) в отличие от ефода был одноцветный. Верхняя риза названа «ризою к ефоду», т. е. принадлежностью ефода, который без него не надевался.


28:32 Одежда была не распашная, не застегивающаяся, но цельная, с отверстием для головы в верхней части. Отверстие нужно не прорезать, а сделать его при самом тканье ризы, которая вся была тканая ( 39:22 ). Чтобы отверстие не дралось, оно обшивалось ( 39:23 ).


28:33-35 По подолу верхней ризы, доходившей, по словам Иосифа Флавия и блаж. Иеронима, до колен, шли вперемежку ( 39:26 ) трехцветные подобия гранатовых яблок, сделанные из голубой, пурпуровой и червленой крученой пряжи ( 39:24 ), и золотые звонки. В то время как гранатовые яблоки, отличавшиеся сладостью, напоминали о сладости возвещаемого первосвященником закона ( Пс 118:72 ), так звук звонков при входе Аарона во святилище и выходе из него имел ближайшее отношение к личной безопасности первосвященника: «и не умрет он». Входя во святилище, место особого присутствия Божия, Аарон, облеченный в свои священные одежды, являлся представителем и ходатаем народа, а не нарушителем святости места; потому Аарон должен быть чужд страха наказания смертью за оскорбление величия Божия. Объяснение Иисуса сына Сирахова ( Сир 45:11 ) не делает понятным выражение: «и не умрет он».


28:36-38 Прикрепляемая к головной повязке первосвященника золотая дощечка, «диадема святости» ( 29:6; 39:30 ), с находящеюся на ней надписью: «Святыня Господня», указывала на то, что первосвященник носил грехи или недостатки приношений сынов израилевых. Какие это грехи жертв и отчего они происходят, сказать с определенностью трудно. Одни причину этого указывают в грехах приносящего жертву, которые заражали своею нечистотою и то, что приносилось в жертву. Другие под грехами приношений разумеют грехи священников при совершении жертвоприношений, происходящие от нарушения обрядовых постановлений. Если бы первосвященник не нес, т. е. не снимал, этих грехов, то священные дары, назначенные для очищения человека и умилостивления Бога, не достигали бы своей цели. Описания головного убора первосвященника в Библии нет. По словам Иосифа Флавия он состоял из льняной ткани, обыкновенной священнической повязки, поверх которой была другая, сделанная из узорчатой фиолетовой ткани с тройным кованым золотым венком (Иуд. древн. III, 7, §6).


28:39  Хитон (славянский: «риза тресновита» — бахромчатая, или, по другому объяснению, клетчатая) делался из виссона, тканый (4 ст.; 39:27 ). Можно думать, что из одноцветных нитей материя хитона была выткана шашечками, или мелкими квадратами, в которых нити шли в различных направлениях, образуя материю в виде пике. Пояс был сделан из виссона и из материи голубой, пурпурового и червленого цвета, узорчатой работы ( 39:29 ).


28:40 Умолчание об устройстве священнических хитонов и поясов даст основание предполагать, что они не отличались от соответствующих одежд первосвященника (ср. 39:27 ). Название же священнической повязки — «мигбаа» ( 39:28; Лев 8:13 ) отличается от имени первосвященнического головного убора «мицнефет», что в свою очередь указывает на различие в устройстве и самых головных украшений.


28:42-43 Надраги, нижнее льняное одеяние, простиравшееся от чресл, поясницы, до голеней (часть ноги от колена до ступни), прикрывали телесную наготу. Ношение их указывало на сознание священниками своей греховности, на благоговейное отношение к святости места и потому спасало от смерти.


29:1-3 Приготовительные к посвящению действия. Приведение к скинии жертвенных животных: тельца, приносимого в жертву за грех (ст. 14), овна — в жертву всесожжения ( ст. 18 ) и второго овна, предназначенного в жертву посвящения ( Лев 8:22 ). Вместе с кровавыми жертвами должна быть принесена и бескровная в главнейших видах ( Лев 2:19 ), сообразно с чем и заготовляется для нее соответствующий материал.


29:4-9 Первый акт посвящения — омовение водою, облачение и возлияние елея.


29:4 Каждому частному случаю служения Аарона и его сыновей при скинии предшествовало омовение рук и ног ( 30:18-21; 40:31-32 ). И так как посвящение вводило в служение, являлось началом его, то и служение вообще предваряется омовением не всего тела, что предполагает непристойное в присутствии всего народа обнажение ( Лев 8:3,6 ), а по аналогии с обычным — омовением рук и ног. Являясь указанием на необходимость телесной чистоты, оно говорило и о той чистоте душевной, которою должны отличаться посвящаемые, как служители Божий.


29:5-6 Омовением предваряется служение при скинии; оно же требует соответствующих одежд ( 28:3-4 ). Поэтому, как будущее служители скинии, сперва Аарон, а затем его сыновья облачаются в одежды священнослужения, получают первые знаки своего сана.


29:7 Цель помазания Аарона особо приготовленным елеем ( 30:22-25 ), обильно возлитым на главу его ( Пс 132:2 ), заключалась в «освящении» помазуемого ( 30:30; Лев 8:12 ). Как самое освященное миро выделялось из круга предметов житейского обихода ( 30:32-33 ), так и помазуемые им вещи и лица освящались, назначались для священных целей. В таком смысле употреблен данный термин в замечании о первосвященнике: «на голове его елей помазания, и он освящен, чтобы облачаться в священные одежды» ( Лев 21:10 ; ср. ст. 12 ). По мнению других, помазание служило знаком сообщения Аарону особых благодатных сил, необходимых ему для прохождения служения. Но Библия не дает оснований для такого понимания.


29:8-9 Сопровождалось ли облачение сыновей Аарона помазанием, об этом не говорит ни данная глава, ни параллельная ей 8-я гл. кн. Левит . Что же касается других, освещающих данный вопрос, мест, то между ними замечается разногласие. В то время как по указанию одних, — Лев 6:13,15 (евр.); 11:32; 21:10,12; Чис 35:25 , — помазанным представляется только Аарон, другие свидетельствуют о помазании и священников, сыновей Аарона. К ним относятся Исх 28:41; 30:30; 40:14-15; Лев 10:7; Чис 3:3 . Если два первых и последнее место могут возбуждать сомнение в тождестве помазания священников с помазанием первосвященника, то третье и четвертое не оставляют для него места. «Помажь их, — говорится в Исх 40:15 , — как ты помазал отца их». Аарону и его сыновьям, Елеазару и Ифамару, нельзя предаваться печали по умершим Надаву и Авиуду и выходить из скинии, «потому что на них елей помазания Господня» ( Лев 10:7 ). Ввиду такого ясного свидетельства справедливее будет думать, что и священники помазывались одинаково с первосвященником.


29:10-28 Второй акт посвящения — принесение жертв — вводил Аарона и его сыновей в должность и права священства, для которого они были отделены предшествующими действиями. Подобный смысл соединяется с ним на основании слов ст. 9 : «наполни руки Аарона и сынов его». Как видно из 1 Пар 29:5 и 2 Пар 29:31 , «выражение наполнить руки для Иеговы» означает: «запасаться тем, что приносится Богу». Аарон и его сыновья не сами запаслись «тем, что приносится Господу», в настоящем случае, жертвами, а через Моисея: он «наполнил им руки», т. е. через него приобрели жертвы, получили право на их совершение.


29:10-14 Кровь жертвы за грех — тельца не вносилась в святилище, как это требовалось впоследствии ( Лев 4:5-7 ), а только возлагалась на рога жертвенника всесожжении. Причина этого заключалась в том, что посвящение Аарона и его сыновей не было еще кончено. Он не был еще первосвященником, а сыновья его священниками. Мясо же жертвы за грех сожигалось, однако, вне стана, подобно тому, когда кровь жертвы вносилась в святилище ( Лев 4:11-12 ). Объяснение этой особенности заключается в следующем. По общему правилу мясо должен был бы есть священнодействовавший в данном случае Моисей, но он не мог есть мясо жертвы за грех, так как не был священником.


29:15-18 Жертва всесожжения была совершена с соблюдением указанных законом обрядов ( Лев 1:3 и далее ).


29:19-28 Жертва посвящения. Первою особенностью жертвы посвящения было возложение ее крови на край правого уха и на большие пальцы правой руки и правой ноги посвящаемых. Через ухо, руку и ногу помазуются члены, которыми священники совершают свое служение. Ухо помазуется для того, чтобы оно лучше слышало закон и свидетельство Божие; рука — для того, чтобы она точно исполняла заповеди Божии и священнические обязанности; нога — для того, чтобы она беспорочно ходила в святилище. «Помазуются, — говорит Кирилл Александрийский, — все члены правой стороны и как бы в последней своей части, т. е. на краях: край, сказано, уха, равно также и ноги и руки, потому что всякое доброе деяние благородно и право, не имеет ничего как бы левого или порочного и до краев доходит, т. е. до конца или до целого, ибо посвященным Богу надлежит быть правыми в освящении и до конца в терпении, и весьма неразумно возвращаться назад, как бы не решаясь довести до конца добро».


29:21 Второю особенностью жертвы посвящения было кропление посвящаемых и их одежд смешанною с миром кровью. Одежда указывает на известную должность, а должность — на известным образом одетую личность. Личность и одежда вместе образуют таким образом священника. Поэтому и освящение той и другой должно было совершиться зараз. При заключении завета при Синае достаточно было окропить народ одною жертвенною кровью, без прибавления к ней елея, так как народ не обязывался проходить никакой особенной должности; между тем с посвящением священников на них возлагалось особое служение; поэтому необходимо было к очистительной силе крови присоединить еще освящающее действие мира.


29:22-25 Возложение на руки священников тех частей жертвенного животного, которые должны быть пожертвованы Богу, а равно и хлебного приношения в трех видах (хлеб, оладья и лепешка) и потрясение всего этого прежде сожжения на жертвеннике означает вручение посвящаемых жертв, которые они должны будут приносить Иегове, или — наделение их дарами, которые они, как священники, всегда должны будут приносить Богу. Такой именно смысл усвояется данным обрядовым действиям выражением ст. 22: «это овен вручения священства».


29:26 Моисей, как исполнявший вместо Аарона и его сыновей весь обряд жертвоприношения и представлявший на этот раз в своем лице все священство, получил ту долю жертвы, которая принадлежала всем священникам, именно грудь потрясения ( Лев 8:29 и далее ).


29:27-28 Самым действием воздвижения и возношения грудь и бедро освящаются и изъемлются из общего употребления, из употребления не посвященными людьми. Они возносятся Господу: «это — возношение». Поднесенное же Иегове не может возвратиться в пользу принесших мирян; сам Бог отдает поднесенное Ему Своим освященным служителям. Поэтому то, что поступило теперь в пользу Моисея, впоследствии, на будущее время должно отдаваться первосвященнику — Аарону и сыновьям его — священникам.


29:29-30 Как известные части от мирной жертвы поступают в пользу не только Аарона и его сыновей, но и всех будущих первосвященников и священников, так точно и облачение предназначается не для одного Аарона, но и для всех его преемников. В этом наследственном облачении они должны будут принимать помазание и вручение священства в течение семи дней.


29:31-33 Как и всякая мирная жертва, жертва посвящения закончилась трапезой (ср. Лев 7:15 и далее ). И если трапеза выражала мысль об общении, то в настоящем случае она указывала на то, что Аарон и его сыновья принимаются в особенный священнический союз с Богом, в благах и благословениях которого никто не мог иметь части, кроме очищенных священников. Поэтому никто посторонний и не мог вкушать ее.


29:34 Повеление о сожжении оставшегося из мяса и хлеба должны были привести в исполнение сами посвящаемые ( Лев 8:32 ). Основание, по которому запрещено доедать на другой день остатки мяса от овна посвящения и от хлебов, указано в словах: «ибо это святыня». Оставшееся к другому дню могло или от случайного недосмотра в деле сбережения, или от действия воздуха и т. п. подвергнуться некоторому изменению, порче, не вполне благоговейному хранению ( Лев 7:19 и далее ). Повелением сжечь остатки святыня ограждалась от подобных случайностей.


29:35 Чтобы освящение было полным и совершенным, Аарон и его сыновья должны было безотлучно оставаться при скинии семь дней ( Лев 8:33 ). Все они были днями посвящения, и в каждый из них повторялись те же самые обряды, какие имели место в первый день ( Лев 8:33-34 ).


29:36-37 Приношение в жертву тельца за грех посвящаемых (ст. 1:14 ) имело и другое значение, — служило средством очищения и освящения жертвенника. Он будет очищаться и освящаться, во-первых, самым принесением на нем жертвы, а во-вторых, помазанием его елеем ( Лев 8:10,11 ). Помазание священным елеем выделяло все из круга предметов и явлений житейского обихода ( 30:29 ). Освящение и очищение жертвенника должно совершаться, как и посвящение Аарона, в течение семи дней.


29:38-46 Об ежедневных жертвах. За повелением освятить жертвенник следует указание, какие жертвы должны быть ежедневно приносимы на жертвеннике, лишь только он и священные лица получат освящение.


29:38-39 Для всегдашней ежедневной жертвы всесожжения ( ст. 42 ) назначаются два однолетних агнца (ср. Чис 28:3 и далее ); одного следует приносить утром, в начале дня, часу в седьмом, другого вечером («между вечерами», — см. Исх 12:6 ). Как начало дня, так и конец его освящаются выражением полной преданности Богу.


29:40-41 По общему закону Чис 15 , кровавая жертва соединяется с хлебным приношением, для которого назначается 1/10 ефы пшеничной муки, ¼ гина выбитого елея и столько же вина. Предметами бескровной жертвы служили главные дарованные Творцом ( Пс 103:14,15 ) средства для сохранения человеческой жизни и для земного довольства, а потому в ней находила полное, наиболее наглядное выражение основная идея жертвы — мысль о самопожертвовании.


29:42 Неуклонное исполнение закона об ежедневных жертвах всесожжения снова вменяется во всегдашнюю обязанность народу еврейскому, причем указано и основание для этого. Оно заключается в том, что в скинии собрания Иегова будет являть Свое особое присутствие, будет открываться и говорить. Благоговейное отношение к Его присутствию и должно выражаться, между прочим, неопустительным принесением Ему ежедневных жертв.


29:43 Такое благоговейное отношение тем более необходимо, что скиния служит местом откровения Господа не одному Моисею, но и другим сынам Израиля. Постоянное явление славы Божией освятить скинию, сделает ее местом святым.


29:44 Если сам Бог освятит скинию Своим пребыванием, освятит и служащих Ему, то сыны Израиля должны неопустительно свидетельствовать свое благоговение к пребывающему в их святилище Божеству приношением заповеданных жертв, как дара любви, благодарности и покорности.


30:1-2 Наименование алтаря кадильного жертвенником, т. е. таким же названием, которое усвоялось алтарю для приношения жертвенных животных, ясно показывает, что приношения, возносившиеся на кадильном алтаре, были также жертвою Иеговы. Рога алтаря кадильного выходили из него, составляли с ним одно целое ( 27:12 ).


30:3 Золотом, а не медью ( 27:2 ), был обложен весь алтарь, кроме нижней стороны, обращенной к земле. Венец, устроенный у верхнего края жертвенника, был, по всей вероятности, несколько выше его верхней доски.


30:6 Точное определение местонахождения алтаря кадильного дано в словах: «пред завесою, против крышки». Последнее выражение указывает, что жертвенник должно поставить пред серединою завесы, так чтобы он стоял прямо против ковчега откровения, в одинаковом расстоянии и от северной, и от южной сторон святилища.


30:7-8 Время воскурения фимиама на алтаре кадильном совпадает с временем совершения ежедневной утренней и вечерней жертвы всесожжения ( 29:39,41 ), а его сожигание так же обязательно на все будущие времена существования ветхозаветной церкви, как и ежедневные жертвы из агнцев ( 28:42 ).


30:10 К речи об устроении и назначении алтаря кадильного присоединено повеление для Аарона и всякого будущего первосвященника однажды в году, в день очищения ( Лев 16 ), совершать очищение над его рогами кровью очистительной жертвы. По наименованию: «святыня великая» алтарь кадильный приравнивается к святому святых, жертвеннику двора ( 29:37 ), столу и светильнику ( 30:29 ).


30:11-16 О священной подати. Повеление вносить священную подать прерывает речь об устроении принадлежностей скинии. Это произошло не от того только, что священная подать давала средства для их приготовления (ст. 16; ср. Неем 10:33-34 ), почему и речь о ней вполне уместна при речи о предметах, на которые она тратится, но и от того, что речь о кадильном жертвеннике заключена повелением очищать его. И священная подать имела очистительное значение (16).


30:12 Внесение в перепись означало включение в список возрастных мужчин, способных носить оружие ( Чис 1:3 ), защитников свободы и независимости народа еврейского. Чем значительнее было число этих защитников, тем надежнее была охрана народной свободы и независимости. Но надеяться на эту охрану можно только при милости Божией к защитникам народа, потому что сама жизнь их находится в руках Божиих. Во свидетельство постоянной зависимости в самом бытии от Бога исчисляемые и должны давать дар Богу на искупление души, т. е. своей жизни. Этот дар, принесенный с сознанием полной зависимости от Бога, имел значение умилостивительной и очистительной жертвы, отвращающей гнев Господень.


30:13 Половина священного сикля, количество подати, равняется копейкам сорока или сорока трем.


30:14 В перепись должны были вноситься мужчины, начиная с двадцатилетнего возраста и выше, но каким сроком оканчивая — не сказано. Можно предполагать, что право на исключение из списка давало достижение 50-летнего возраста ( Чис 4:3,23,30,35,39,43,47 ; ср. Иосиф Флавий. Иуд. древн. III, 8, §2). Умолчание закона об ежегодном взносе, умолчание об ежегодном составлении переписи и свидетельство кн. Неемии о добровольном наложении на себя возвратившимся из плена иудеями платить ежегодно на потребности скинии по 13 сикля дают основание думать, что священный взнос в пользу скинии должен быть единовременным.


30:15 Сбор имеет значение очистительной и умилостивительной жертвы, а потому и размеры его одинаковы для богатых и бедных.


30:16 Иегова не будет забывать Своей милостью внесенных в перепись, будет щадить их жизнь.


30:18 Как видно из текста, умывальница состояла из двух частей: вместилища для воды и подножия; некоторые указания на устройство первой части дает Исх 38:8 (см. толкование на это место). Умывальница находилась между скинией и жертвенником, — на прямой линии от последнего ко входу в святилище.


30:19-20 Благоговейное отношение к святости места: «когда они должны входить в скинию собрания», и к святости действия: «когда должны приступать к жертвеннику» (по связи речи, к алтарю кадильному), требует физической чистоты. Небрежение о ней, проявление неблагоговейного отношения к святыне, наказывается смертью.


30:23 Елей, назначенный для помазания скинии, ее принадлежностей, Аарона и его сыновей ( ст. 26 и далее ), был приготовлен Веселиилом ( 31:29 ). В его состав входила «самоточная смирна», т. е. смола миррового кустарника, сама собою выступающая каплями на разных местах ствола этого кустарника. Количество этой смолы обозначено словом: «пятьсот», без указания меры. Но как видно из замечания ст. 24: «по сиклю священному», мерой служил «священный сикль». 500 священных сиклей равняются почти 16 фунтам. Корица, т. е. кора с коричного дерева, встречающегося и теперь в Индии и на острове Цейлоне, должна быть взята в количестве 250 сиклей, т. е. восьми фунтов. Благовонный тростник, имеющей пахучие корни, был известен древним, как одно из самых благовонных веществ.


30:24  Кассия — ароматическая кора от дерева laurus cassia. Гин равнялся четвертой с небольшим доле ведра.


30:25 В чем состоял способ приготовления мира, в особом ли изготовлении каждого из благовонных веществ до соединения его с остальными, или же в особом приготовлении всей смеси, в точности неизвестно.


30:29 Помазание миром перечисленных в предшествующих стихах предметов выделяло их из круга обычных житейских вещей. Оно служило видимым знаком осуществления Божия изволения о сообщении помазанным предметам такого значения и такой силы, которых сами по себе они не могли иметь.


30:30 Помазание Аарона, как и помазание принадлежностей скинии, выделяло его с сыновьями из среды остального народа, поставляло в посредники между Богом и людьми.


30:32-33 Священный елей изъемлется из обычного человеческого употребления; нарушающий это постановление наказывается смертью (ср. Быт 17:14 ).


30:34 Входящие в состав благовонного курения вещества в точности неизвестны. Еврейское слово «стакт», буквально означающее: «капля, каплющее», указывает не на самое вещество, а на его появление из растения капля по капле. Под «онихом» разумеют или нарост на раковине, или самую раковину одной из пород улиток, водящихся в водах Индии и Чермного моря. Название третьего вещества «халван» указывает на его белый цвет, похожий на цвет молока. Под «халваном» разумеют смолу, добываемую из одного кустарника, растущего в Сирии и Персии. Замечание «душистый» указывает на то, что халван был благовонный и неблаговонный. Четвертое благовоние — «ливан» есть смола растения из породы теревинфов, встречающегося в южной Аравии. Прибавление к названию этого вещества слова «чистый» указывает или на отсутствие какой-либо примеси, которую было выгодно подмешивать в состав этого ценного предмета, или на способ собирания смолы. Именно для получения совершенно чистой смолы расстилают около растения подстилку, на которую и опадают ее капли. Определена только одинаковость количества каждого из веществ, имевших войти в состав курения.


30:35 Способ приготовления фимиама остается неизвестен.


30:36 Повеление: «истолки его мелко» указывает не на способ приготовления курения, а на тот вид, в каком приготовленное курение должно быть возлагаемо в скинии собрания. Взяв часть изготовленного фимиама, надлежало мелко истолочь его и в таком виде употреблять. Из Исх 40:5 ясно видно, что курение должно было возлагаться на жертвенник, стоявший во святилище против ковчега завета, находившегося за завесою во святом святых.


31:1-11 Дело устроения скинии по указанному Моисею образцу должно быть совершено строителями, назначенными также самим Богом. Что Аголиав был только помощником (ст. 6) Веселиила, это видно не только из того, что Веселиил поставлен на первом месте, но и из того, что ему усвояются особые дары Божии (ст. 3-4). То же самое открывается из упоминания в других местах ( 37:1 ) о нем одном. При перечислении предметов, которые должны быть устроены строителями скинии (ст. 7-11), одеждам Аарона усвояется особое название «серад», смысл которого неясен. На основании 35:19 и 39:41 можно думать, что одежды названы служебными, т. е. назначенными для ношения при священнослужении.


31:12-17 Нерушимость субботнего покоя. Так как заповедь о субботе повторена для всего народа израильского, то нельзя уже думать, что повторение потребно было в видах удержания строителей скинии от производства работ в субботние дни. Цель напоминания о субботнем покое иная. Святилище, об устройстве которого шла речь, назначается для служения Богу. Сущность же этого последнего составляет постоянное исповедание владычества Божия словом и делом. Свое выражение оно и находит между прочим в соблюдении субботнего покоя. Употребление слова «суббота» во множественном числе дает полное право утверждать, что речь идет не об одном седьмом дне, но и прочих днях покоя от работ. Соблюдение данного предписания является «знамением между Богом и евреями», — свидетельствует о верности народа своему Иегове и о выделении из среды прочих народов. Неисполнение заповеди о субботнем покое равносильно сознательному отрицанию владычества Иеговы и потому должно иметь своим последствием изъятие отрицателя из среды народа Божия ( Чис 15:34-35 ).


31:18 Изреченные в слух всего народа ( 20:17 ), десять заповедей самим Богом даны в письме на двух каменных досках, исписанных с лицевой и задней стороны ( 32:15 ). Судя по тому, что Моисей нес скрижали в одной руке ( 32:15 ) и вложил их в небольшой по размерам ковчег, можно думать, что они не отличались особенною величиною.


32:1 Как видно из Втор 9:9 и далее, требование народа: «сделай нам богов, которые бы шли пред нами», имело место незадолго до окончания 40-дневного пребывания Моисея на Синае и было вызвано его продолжительным отсутствием, наводящим на мысль, что он больше не возвратится с горы. Так как Моисей был для евреев представителем Бога ( 20:10 ), то его невозвращение к народу служило для последнего ручательством за то, что он оставлен Иеговою (ср. Втор 31:1-6 ). Прямое указание на существование подобного взгляда имеется в словах: «сделай богов, которые бы шли пред нами». Народ не верит, что впереди него пойдет, как прежде, столб облачный, служившей видимым знаком присутствия и откровения Иеговы Израилю, и просить заменить Его изображением другого бога. Стоящее в данном случае еврейское выражение «elohim» с сказуемым во множественном числе, каковое сочетание употребляется для обозначения богов языческих, дает понять, что евреи просят сделать изображение не Иеговы, а бога языческого. Справедливость подобного понимания подтверждается словами Пс 105:20-21 : «променяли славу свою на вола, едущего траву, забыли Бога, Спасителя своего, совершившего великие дела в Египте».


32:2-3 По собственному признанию Аарон, к которому, как заместителю Моисея ( 24:14 ), обратились евреи с просьбою, уступил их требованию ввиду того, что этот народ «зол» ( ст. 22 ), т. е. опасение за собственную жизнь ( 17:4 ) заставило его исполнить народное требование. Что касается предложения принести «золотые серьги, которые в ушах жен», то, по мнению Ефрема Сирина и блаж. Феодорита, оно было сделано с надеждою, что жены, жалея свои драгоценности, отклонят мужей от слияния тельца.


32:4 Избрав для изображения бога форму тельца, Аарон, как думает большинство древних (Филон, Лактанций, блаж. Иероним) и новых исследователей, подражал египтянам. В пользу подобного вывода говорит прежде всего несомненный факт почитания египтянами черного быка Аписа в Мемфисе и белого, или Мневиса, в Гелиополисе, причем свидетельства греческих писателей, Страбона, Плутарха, Геродота, дают основание предполагать, что египтянами употреблялись и изображения этих священных животных (хотя вообще зооморфизм гораздо меньше имел места среди египтян, чем собственно зоолатрия). На египетское происхождение золотого тельца указывает далее и самый характер совершенного в честь его торжества. Кроме жертвоприношения, оно состояло в пиршестве, играх ( ст. 6 ), пляске ( ст. 19 ) и шумных песнях ( ст. 18 ). Такие же приблизительно формы имели и египетские празднества в честь Изиды. Описывая их, Геродот говорит: «одни из женщин ударяют в цимбалы, другие играют па флейтах, прочие женщины и мужчины поют и рукоплещут». За египетское происхождение золотого тельца говорят, наконец, и слова первомученика Стефана: «отцы наши обратились сердцами к Египту, сказав: сделай нам богов» ( Деян 7:39 ). Так как телец или вол служил в древности образом силы и энергии, то и воплощенную в золотом тельце силу евреи признали за силу, изведшую их из Египта: «вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской». Но эта сила не была в их глазах силою (по крайней мере, в глазах подавляющего большинства) Иеговы, и самый золотой телец не служил Его изображением. В справедливости этого, кроме вышесказанного, убеждают слова Господа Моисею ( ст. 8 ): служение золотому тельцу не есть служение Ему, Иегове (каким оно могло быть в глазах Аарона, ст. 5 , и других боле развитых религиозно членов народа), представленному в образе тельца, а поклонение этому последнему. Такой же точно взгляд высказывает ап. Павел, называя служивших золотому тельцу идолопоклонниками ( 1 Кор 10:7 ).


32:5-6 Словами: «завтра праздник Иегове» Аарон старается исправить народный взгляд на золотого тельца: он является изображением невидимого Иеговы. Но языческий характер совершенного в честь нового бога торжества доказывает, что народ в массе своей остался при своем убеждении.


32:7 Служение золотому тельцу, как нарушение первой заповеди, идолопоклонство, в духовном смысле разврат ( Втор 4:16 ), являлось со стороны народа изменой данному им обещанию исполнять все то, что скажет Бог ( 19:8; 24:7 ). При таких отношениях к Иегове евреи перестают быть богоизбранным народом: «развратился народ Твой» (ср. Втор 32:5 ). И если дарование законов обусловливается сыновним отношением Израиля к Богу, верностью Его постановлениям, то с изменой Иегове, с утратою народом своей богоизбранности прекращается и самое законодательство: «поспеши сойти отсюда».


32:9-10 Частный случай непослушания служит проявлением народного характера, — той жестокости ( 33:3,5; Втор 9:6,13; Исх 48:4 ), которая сказывается противлением божественному водительству, нежеланием сгибать свою шею под иго закона. При таком отношении евреев к Богу уже нет места для Его милосердия; оно исключает даже возможность ходатайства: «оставь Меня» ( 1 Цар 16:1; Иер 7:16; 11:14 ). Милосердие сменяется гневом, который сказывается наказанием ( Наум 1:2 и далее ). Но наказание недостойных потомков Авраама не исключает возможности исполнить данные ему обетования: богоизбранный народ будет произведен от потомка Авраама — Моисея.


32:11-13 Умоляя об отмене грозного суда над преступным народом, Моисей не пытается умалить его вину. Он только указывает на прежние благодеяния Бога к евреям (ст. 11), как на основание вновь явить милость. Другим основанием для этого является со стороны Иеговы ревность о славе Своего святого имени: если Он истребит Израиля, то другие народы и прежде всего египтяне с злорадством скажут: «от того, что нет у Господа силы ввести этот народ в землю, которую Он с клятвою обещал Ему, погубил Он его в пустыне» ( Чис 16:15-16; Втор 11:28 ). Не может Господь погубить Израиля и в силу данных его предкам обетовании. Обещания размножить, сохранить и ввести в землю обетованную даны семени Авраама вообще ( Быт 48:19; 49 ), а потому перенесение их на колено Левия, частнее — на поколение одного Моисея, было бы прямым нарушением клятвою подтвержденного завета.


32:14 Грозное определение отменяется только до времени (ст. 34; Чис 14:22 и далее ).


32:15-19 Скрижали с написанными на них заповедями являлись как бы документом завета между Богом и народом. Народ засвидетельствовал свою готовность исполнить волю Божию ( 19:8; 24:3 ), а Господь обещал со Своей стороны дать скрижали ( 24:12 ) и действительно дал ( 31:18 ). Но как скоро Израиль не исполнил своего обязательства, нарушил завет, утрачивается всякий смысл в существовании его документа — скрижалей: он разбивается. «Поелику, — говорить блаж. Феодорит, — скрижали представляли собою образ брачного обязательства, невеста же, не входя еще в брачный чертог, уклонилась в любодеяние, то весьма справедливо Моисей раздрал сие брачное обязательство».


32:20-29 Суд над идолопоклонниками, начинающийся уничтожением золотого тельца, продолжающийся в выговоре Аарону и закончившийся избиением виновных.


32:20 Нарушен завет с Иеговою — разбиты скрижали. Но Израиль не может остаться и при новом своем боге — золотом тельце: его существование — прямой повод к продолжению идолопоклонства. Поэтому он и предается уничтожению. Телец был сожжен, — сожжена деревянная болванка, имевшая форму тельца, а не сгоревшие части — золото — были разбиты, растерты, брошены в поток, текущий с горы ( Втор 9:21 ), и его водою напоены евреи. Уничтожение тельца не означает снятия с народа виновности. Наоборот, он пьет воду, в которую всыпан порошок, оставшийся после сожжения тельца, т. е. воспринимает, берет на себя грех с его последствиями.


32:21-24 К лицам, на которых падает ответственность за нарушение завета, причисляется Аарон, как виновник того, что слиянием золотого тельца ввел евреев в грех идолослужения. Сам Аарон не отрицает своей вины, а только старается умалить ее: пытается в самых легких чертах представить свое участие в устранении тельца. По его словам выходит, что он только предложил носившим золотые украшения снять их, что они сами дали золото, которое он бросил в огонь, а телец образовался сам собою.


32:25 Моисей не придал особенного значения объяснениям своего брата. По его взгляду, Аарон виноват в таком послаблении, которого он ни в каком случае не должен был допускать и которое покрыло народ позором в глазах посторонних.


32:26 Указание Аарона на необузданность народа, как на причину его поступка имело известную долю справедливости. На призыв Моисея: «кто Господень, ко мне!» — откликнулись лишь одни сыны Левия, составлявшие в то время довольно многочисленное колено: в нем числилось более 22 000 душ мужского пола ( Чис 3:39 ). Расположение остального народа, оказалось не на стороне Господа, а на стороне золотого тельца. И это упорство, более греховное и преступное, чем самое служение тельцу, так как оно говорило о полном ожесточении сердца, навлекло на народ вполне заслуженное наказание.


32:27-28 Так как к Моисею собрались все сыны Левия ( ст. 26 ), то убиваемые ими братья, сыновья не были таковыми в буквальном смысле. Три тысячи убитых левитами потерпели наказание не за общую вину всего народа, а за собственную личную вину. Они, как предполагают, продолжали на улице праздновать свой праздник, продолжали и тогда, когда прошло немало времени после возвращения Моисея с горы, после уничтожения золотого тельца.


32:29 Исполненное левитами без послаблений, без изъятый, основанных на личных отношениях к тому или другому из виновных, дело наказания было делом служения Иегове, делом священным. Поэтому Моисей и сказал им «посвятите сегодня руки ваши Господу». Своим поведением сыны Левия заслужат благословение от Господа «да ниспошлет Он вам благословение».


32:30 Восхождение Моисея на гору Синай и 40-дневное пребывание на ней в посте и молитве ( Втор 11:18 ) имело своею целью заглаждение совершенного народом великого греха. О своем намерении Моисей предваряет народ. Предварение могло иметь большое значение и для народа, и для самого Моисея. В первом оно возбуждало сознание греха и раскаяние в нем и тем облегчало ходатайство пророка, чем больше нашлось бы людей, сердечно кающихся в грехе, тем скорее могли быть услышаны мольбы Моисея о прощении греха.


32:32 Так как грех народа состоял в нарушении завета, то просьба Моисея «прости грех их» равносильна мольбе: не считай завет нарушенным, не отвергай Израиля, не отнимай у него звания и прав народа богоизбранного. Необходимость подобной просьбы была вызвана следующим. На первое ходатайство Моисея ( ст. 11-13 ) Господь отвечал обещанием не истреблять Израиля. Дальнейшее его существование было таким образом обеспечено. Но подобное обещание не означало еще, что евреи остаются народом богоизбранным. Сомневаться в этом побуждало самое настроение народа, не только не проявившего готовности возвратить себе божественную милость, но и обнаружившего крайнее упорство ( ст. 26 ), грозившее им со стороны Бога полным отвержением. Ввиду этого Моисей и молит: «прости грех их». Если прощение не может быть даровано, то он предлагает в жертву свою жизнь: «изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (ср. Пс 68:29; 55:9; Дан 12:1 ).


32:33-34 Закон, нарушителями которого явились евреи, требует наказания виновного ( 22 гл. ), и так как правда одного не вменяется в праведность другому ( Иез 18:20 ), то самопожертвование Моисея не может быть принято. Виновные будут наказаны, не теперь, а впоследствии: к дальнейшим преступлениям будет причислена тогда и теперешняя вина народа. Но до наступления этого времени Моисей должен оставаться вождем Израиля: «веди народ сей». При этом, как и ранее он будет руководим непосредственно самим Богом: «вот, ангел Мой пойдет пред тобою». Лично Моисею, а не народу, обещается руководительство Божие, и это — одно из свидетельств гнева Иеговы против согрешившего Израиля.


32:35 Речь идет не о новом наказании, но о совершившемся ( ст. 28 ), которое исходит от Бога ( ст. 27 ).


33:1-3 С отвержением своего законодателя-Бога народу нет необходимости и побуждений оставаться при горе законодательства, месте обитания Иеговы ( 19:4 ); он может двинуться в дальнейший путь по направлению к земле обетованной: «иди отсюда ты и народ». Вступить в нее он должен в силу непреложного клятвенного обещания Бога патриархам. Исполнение этого последнего не допускает, однако, возможности присутствия среди евреев Иеговы, так как Он не стерпит дальнейших проявлений жестоковыйности народа и погубит его на пути до прибытия в Ханаан (ст. 3). Но так как, с другой стороны, евреи не могут овладеть им без высшей помощи, то им и посылается от Бога ангел. Последний не есть уже ангел Иеговы, или завета ( 23:20 ), и потому присутствие его отличается от обитания среди народа самого Бога. Прежде всего оно имеет временный характер, — продолжится лишь до изгнания жителей Ханаана из занимаемых ими местностей; во-вторых, не будет сопровождаться каким-либо общением с народом: «ангел пойдет пред народом» (ср. 23:20-22 ) и, в-третьих, не потребует от Израиля святости: шествию ангела пред народом не помешает жестоковыйность последнего (ст. 3; ср. 23:21 ). Но если среди евреев не будет присутствовать Иегова, то они перестают быть народом богоизбранным, уравниваются с остальными народами. Поэтому Моисей и говорит впоследствии: «если ты пойдешь с нами, то я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле» ( 33:16 ).


33:4 Оставленный Богом, Израиль сознал собственную слабость среди других могущественных народов земли, понял, что, представленный своим силам, он ничего не имеет в будущем, кроме такого же рабства и угнетения, какие испытал в Египте. Это сознание и вызвало в нем чувство раскаяния, проявившееся в плаче и нежелании возлагать на себя украшения.


33:5-6 Вызванное сознанием предстоящего бедствия раскаяние хотя и не отменяет божественного определения, но, проявленное с соизволения Бога в более усиленной форме: «снимите с себя украшения ваши», подает некоторую надежду на возможность помилования: «Я посмотрю, что Мне делать с вами». В знак покаяния и скорби евреи снимают с себя дорогие одежды и драгоценные украшения (ср. Ин 3:6-7 ) и складывают их у подошвы горы, говоря этим, что отныне они посвящают их единому Богу, не будут делать из них, как ранее, изображений языческих богов.


33:7 Видимым указанием на обитание Бога среди Израиля, а следовательно и на богоизбранность последнего, служило явление, откровение Иеговы среди народа. Но так как он лишен теперь звания и прав народа богоизбранного, — Иегова не живет среди него, то в знак этого Моисей выносит за пределы стана тот шатер, в котором является ему Бог. Эта палатка не была ни постоянным жилищем Моисея, — он приходил в нее из стана для получения откровения, а затем возвращался обратно ( ст. 8-11 ), — ни устроенной впоследствии скинией собрания, она являлась приемным шатром вождя израильского.


33:8-10 Результатом указанной меры Моисея явилось усиление народного раскаяния. Равнодушно отнесшийся ранее к призыву: «кто Господень, ко мне!» ( 32:26 ) народ стремится теперь к Богу, ищет Его ( ст. 7 ) и выражает чувства почтения к своему богоизбранному вождю — Моисею; прежде поклонявшийся золотому тельцу, в настоящее время поклоняется Господу, обнаруживавшему Свое присутствие в столпе облачном.


33:11 Так как, по словам самого Господа, человеку нельзя видеть лицо Господа и остаться в живых ( ст. 20 ), то выражение данного стиха указывает на то высокое нравственное совершенство Моисея, при котором ему дозволено было приближаться умственно и нравственно к источнику всякой мудрости и истины и черпать в этом таинственном общении сверхчеловеческую мудрость. Близость к Моисею Иисуса Навина приготовляет его к будущему званию вождя народа еврейского.


33:12 Моисею было известно божественное обещание послать ангела ( ст. 2 ), но он не знал, будет на нем «имя Иеговы» или нет. Поэтому вопрос об имени равносилен вопросу: сам ли Господь пойдет с Израилем, или же предоставит его руководству сотворенного ангела, другими словами — останутся евреи народом богоизбранным, или нет? Дальнейшая судьба их должна быть известна Моисею, как вождю, призванному к этой должности самим Богом: «Я знаю тебя по имени» ( ст. 3, 4), а открыть ее Господь может в силу Своего благоволения к нему: «ты приобрел благоволение в очах Моих».


33:13 Открыть Моисею Свою волю, Свои определения («пути») Господь может в силу благоволения к нему; но такой же милости заслуживает и Израиль, являющийся народом Божиим: «сии люди и народ Твой».


33:14 Как видно из 34:6 и далее , определение Иеговы, что Он пойдет и введет в покой, т. е. в землю обетованную ( Втор 3:20; Нав 1:13; 22:4 ), основано на Его неизреченном милосердии.


33:15-16 Хотя обещание ст. 14 дано лично Моисею, но относит последний его и к народу. Как ранее он не мог допустить мысли о погибели народа без того, чтобы самому не принять участия в ней, так и теперь не признает того, чтобы милость Божия оказана была только ему одному. Наоборот, она ручается за проявление божественного милосердия и ко всему Израилю. В противном случае евреи не нуждаются в удалении от Синая, вступлении в «покой». Не земля обетованная есть истинная цель желаний народа, а общение с Богом. Моисей готов отказаться за народ от Палестины, лишь бы удержать за ним то положение, которое возвышало его над всеми остальными народами: «не потому ли я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле, что Ты пойдешь с нами?»


33:17 Так как Моисей просил Господа, чтобы Он шел с народом, — не лишал его богоизбранности, то и слова: «Я сделаю то, о чем ты говоришь» указывают на исполнение просьбы и желаний пророка.


33:18 Услышав об исполнении своей просьбы, Моисей желает насладиться созерцанием Того, Который проявил любовь и милость к народу еврейскому.


33:19-23 Господь не отказывает пророку в его просьбе, но предупреждает его, что человек не может увидеть Господа; Моисей слышит лишь голос, произносящий священное имя Иеговы, и разъяснение этого таинственного имени в отношениях его к человечеству вообще и к Израилю в особенности (ср. Рим 9:15 ). Как не имеющий возможности созерцать Господа, Моисей увидит только отблеск божественной славы: «увидишь Меня сзади».


34:1-6 Как видно из предшествующей главы, отверженному Богом Израилю дается обещание, что он по-прежнему будет народом богоизбранным. Осуществлением подобного обещания и является восстановление нарушенного завета. Так как по существу этот второй завет подобен первому, то он и совершается при одинаковой с ним обстановке. Приготавливаются скрижали, но не Господом ( 32:16 ), а Моисеем в знак напоминания о нарушении завета; запрещается кому бы то ни было, кроме Моисея, восходить на Синай (ср. 19:12 ); посредником при заключении завета является Моисей, а Господь сходит к нему в облаке ( 19:9; 20:20 ).


34:5-7 Необходимым условием при заключении завета было согласие народа ( 19:8 и т. д.); но его уже недостаточно при восстановлении завета. Последнее может быть желательно для нарушившего завет, т. е. Израиля, и совершенно не желательно для оставшегося верным ему, т. е. Бога. Поэтому в то время как при заключении завета Господь предложил Израилю выразить свое желание вступить в союз с ним, теперь Он указывает на возможность с своей стороны восстановить нарушенный завет. Она коренится в открытых им Моисею ( 33:19; Чис 14:17-18 ) свойствах божественного милосердия, долготерпения, которые приходят во всепрощение, но не исключают и правосудия. Открывшийся ранее при купине, как единый существующий, неизменяемый, Иегова открывается теперь, как человеколюбивый милосердный. И поскольку эти последние свойства обеспечивают восстановление нарушенного завета, постольку, благодаря им, Иегова является не изменившим Своему первоначальному обещанию быть Богом народа еврейского.


34:8-9 Преклоняясь пред милостью Иеговы, Моисей просит, чтобы в будущем Он обнаруживал Свое присутствие среди Израиля в качестве Владыки («Адонай») и Своим всемогуществом обуздывал его жестоковыйность, а теперь простил бы его грех, сделал бы Своим уделом. На милости основано принятие в завет, на правосудие, не оставляющем вину без наказания, дальнейшее руководство народом.


34:10 Обещание сотворить перед Израилем великие чудеса, каких еще не было на земле, равносильно обещанию быть его Богом ( Втор 4:34,37,38; 2 Цар 7:23 ).


34:11-27 При восстановлении завета, как и при его заключении, народу израильскому даются основные законы, определяющие его отношение к Богу. И так как восстановляемый завет одинаков с заключенным в первый раз, то и законы даются одни и те же. Повторяется первая заповедь (ст. 12-17; ср. 20:2-3; 23:23-49 ) с усиленным увещанием и приказанием избегать всего того, что ведет к ее нарушению. Сюда относятся союзы и особенно брачные с жителями земли Ханаанской ( Нав 23:7,12-13 ) и сохранение памятников язычества, в частности «священных рощ», евр. «ашер» (ст. 13), т. е. искусственно приготовленных из дерева статуй богини Астарты ( Втор 12:2 и далее; 3 Цар 14:23; 4 Цар 17:10; Иер 17:2 и т. п.).


34:18  См. объяснение ст. 15 и далее гл. 12; 15 ст. 23 гл.


34:19-20  См. толкование гл. 13, ст. 2,13.


34:21  См. толкование 8-11 ст. 20 гл. Новым при повторении четвертой заповеди является увещание сохранять субботний покой и во время спешных полевых работ.


34:22-24  См. толкование 23:14-17.


34:25-26  См. толкование 23:18-19.


34:27 Требуя от народа веры в Иегову и проведения ее в жизнь (праздники, посвящение первенцев), перечисленные в настоящем случае законы напоминали ему основные начала и требования теократии, а потому были достаточны — для восстановления завета.


34:29 Исходившее от лица Моисея сияние было результатом приближения к Богу: оно просветлило и очистило плоть пророка.


34:30-32 Во время синайского законодательства народ не мог вынести близости к себе Иеговы и потому просил Моисея говорить с ним вместо Бога ( 20:19 ). Его в своей среде он усматривает теперь в сиянии лица пророка, не смеет приблизится к нему, как не смел приблизиться к горе ( 20:18 ).


34:35 Подобное настроение не покидало народ и во все последующее время: «и видели сыны Израилевы, что сияет лицо Моисеево» (ср. ст. 30 ), и потому при возвещении откровения Моисей носил покрывало.


35:2-3 Повторение закона о субботнем покое пред началом работ по устройству скинии имело целью предупредить народ, чтобы он из излишнего усердия при постройке святилища не забывал и не нарушал одного из важнейших постановлений, являющихся залогом его завета с Иеговою (ср. 31:13 и далее ). Новое разъяснение закона о субботе запрещает «зажигать огонь в день субботний», т. е. приготавливать пищу.


35:4-9  См. толков. 2-7 ст. 25-й гл.


35:12  См. толков. 9-12 ст. 25-й гл.; 31-33 ст. 26-й гл.; 23-25 ст. 30-й гл.


35:13-14  См. толков. 23-39 ст. 25-й гл.


35:15  См. толков. 1-10 ст. 30-й гл.


35:16  См. толков. 1-8 ст. 27-й гл.


35:17-18  См. толков. 9-19 ст. 27-й гл. Лишним в данном случае является указание, что столбы внешнего двора укреплялись при помощи веревок.


35:19  См. толков. 28-й гл.


35:21-29 Об усердии народа можно судить по тому, что принесенных материалов оказалось более, чем следует, и Моисей должен был остановить приток пожертвований ( 36:5-6 ). Золотые вещи могли быть теми самыми, которые взяли евреи у египтян (см. 3:19-20 ).


35:30-34  См. толков. 31:2-6.


35:35 Работа резчика — резная работа по металлу, дереву и камням ( ст. 33 ). Работа искусного ткача — работа с вытканными изображениями. Этой работой были сделаны завеса святого святых, ефод, первые покрывала скинии. Работа ткачей — работа одноцветной ткани.


36:1-2  См. толкование 30,34 ст. гл. 35.


36:3  См. толкование 21-24 ст. гл. 35.


36:5 Ревность и усердие народа объясняется склонностью к обрядовой стороне религии и, может быть, стремлением загладить грех тельцеслужения при Синае.


36:8-19  См. толкование 1-14 ст. гл. 26. В настоящем случае пропущено лишь предписание ст. 12-13.


36:20-34  См. толк. 15-30 ст. гл. 26.


36:35-36 Приготовление завесы, отделяющей святое святых от святилища. См. толк. 31-33 ст. гл. 26.


36:37-38 Приготовление завесы, закрывающей вход в скинию. См. толк. 36-37 ст. 26-й гл.


37:1-9 Устройство ковчега завета. См. толк. 25:10-22. В настоящем случае внесено лишнее по сравнению с гл. 25 замечание, что устройство ковчега зав. было делом главного строителя скинии Веселиила, и опущены предписания ст. 15-16 и 21-22, так как выполнение их не относилось к обязанностям Веселиила.


37:10-16 Устройство стола для хлебов предложения. См. толк. 25:23-30. Отпущение предписания ст. 30 объясняется тем же, что и замалчивание предписаний ст. 15-16.


37:17-24 Устройство золотого светильника. См. толк. 25:31-39.


37:25-28 Устройство жертвенника курений. См. толк. 30:1-5.


37:29 Приготовление мира и курения. См. толк. 30:23-25.


38:1-7 Устройство жертвенника всесожжении. См. толк. 1-8 ст. гл. 27.


38:8 Устройство умывальника. К рассказу 30:18 об устройстве умывальника настоящий стих делает одно важное добавление, замечая, что он был сделан из «зеркал женских сборищ» (bemarot гаццобот). Согласно переводу LXX («из зеркал постниц»). Филон, Иосиф Флавий и все иудейское предание разумеют под «bemarot» именно женские зеркала, предполагая, что они вошли в состав умывальника, не теряя своего внешнего вида, были к нему припаяны. По словам Филона, священники, умывая руки в умывальнике, смотрелись в бывшее тут зеркало. Что касается русского чтения, то оно возникло благодаря тому, что слово «bemarot» понято в общем значении — «образ, изображение», а выражение «гаццобот» произведено от корня, означающего «красота, изящество». Но какого рода были эти изображения, текст не разъясняет и дальнейшими словами: «украшающими вход скинии собрания». Может быть, это были изображения херувимов.


38:9-20 Устройство двора скинии. См. толк. 27:9-19.


38:21-26 Сумма народных приношений. По общему признанию, талант равнялся 3000 сиклей; следовательно, 29 талантов 730 сиклей золота (ст. 24) составят 87730 сиклей золота. Признавая, что сикль весит 3 золотника с небольшим, получим около 3000 фунтов золота. Серебра было собрано 100 талантов и 1775 сиклей (ст. 25), т. е. 301775 сиклей. И так как серебряный сикль равнялся на наши деньги 80 коп., то стоимость серебра достигала 241420 р.


38:29 Ценность меди определена быть не может.


39:1-7 Изготовление ефода. См. толк. 28:5-12.


39:8-21 Изготовление наперсника судного. См. толк. 28:15-28.


39:22-26 Изготовление верхней ризы. См. толк. 28:31-34.


39:27-29  См. толк. 28:39-40 и 42.


39:30-31  См. толк. 28:36-37.


39:32-43 Работы осматривается и проверяются Моисеем во исполнение данного ему Господом повеления: «смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе» ( 25:40; 27:8 ). Порядок производства работ в Библии русской существенно отличается от порядка по Библии греческой и славянской. Так, 36:8 греческой Библии равняется 39:1 Библии русской, а все остальное ее содержание воспроизводит 39:2-31; 37:1 — 36:8; дальнейшее описание устройства завесы для святого святых — 36:35-38; описание двора — 38:9-20; следующее за ним замечание «и сие сочинение скинии свидения» — 38:21-23; описание устройства ковчега завета, стола для хлебов предложения и светильника — 37:1-23. Конец главы не имеет для себя ничего соответствующего в русском тексте. Гл. 38-я в описании устройства жертвенника всесожжении равняется 38:1-7; в описании приготовления мира — 37:29, умывальника — 38:8. Гл. 39 до слов: «и сотвориша сынове Израилевы» — 38:24-31; слова: «и сотвориша... яко заповеда Господь» воспроизводят 39:32; конец главы — 39:33-43.


40:2 Как видно из 17 ст. настоящей главы, поставление скинии пало на первый день первого месяца второго года по выходе евреев из Египта.


40:9-15 Повторяется ранее данное повеление ( 30:25-30 ).


40:20 В ковчег было положено откровение, т. е. скрижали, и кроме них, в нем ничего не было. Расцветший жезл Ааронов был положен пред ковчегом откровения ( Чис 17:10 ); сосуд с манной был поставлен пред ковчегом ( Исх 16:34 ) и книга закона была положена «одесную ковчега» ( Втор 31:26 ). Сообразно с этим и автор 3 кн. Царств замечает: «в ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей» ( 8:9 , ср. 2 Пар 5:10 ). Известное свидетельство ап. Павла ( Евр 9:3-4 ) основывается, может быть, на еврейском предании.


40:34 Облако было символом присутствия Господа ( 14:19-20; 24:15-17; 33:9 ). Осенявшее прежде палатку, вынесенную Моисеем после тельцеслужения за пределы стана ( 33:9 ), оно покрыло теперь скинию собрания, что служило указанием на благоволение Божие.


40:35 Слава Господня имела вид страшного для простого смертного «огня поядающего» ( 24:17 ), что и служило для Моисея препятствием пойти в скинию. Кроме того, для этого требовалось специальное повеление со стороны Господа ( 24:16,18 ).


40:36-38 Облако, осенившее скинию, заменило евреям столб облачный и огненный ( 13:21-22 ).


Название книги. Вторая часть Пятикнижия Моисеева называется у евреев палестинским начальным своим словом — «шемот» (имена) или «елле шемот» (сии имена), а у евреев александрийских и христиан по преимущественному содержанию — «'Έξοδος», «Exodus», «Исход», так как описывает исшествие сынов израилевых из Египта.

Автор книги. Автором книги Исход, как видно прежде всего из ее содержания, был Моисей. Так, после победы над амаликитянами он получает от Господа повеление записать это событие: «впиши сие на память в книги» (Exo 17:14). Подобное же повеление дано было Моисею после восстановления нарушенного Израилем завета: «и рече Господь к Моисею: напиши себе словеса сия» (Exo 34:27). Равным образом пред торжественным заключением завета после синайского законодательства Моисей, пересказав народу все слова Господни и все законы, «написа вся словеса Господня» (Exo 24:4). О Моисее, как авторе кн. Исход, свидетельствует и Иисус Христос в известных словах к саддукеям: «о мертвых же, яко восстают, несте ли чли в книгах Моисеевых, при купине, яко рече ему Бог» (Mar 12:26). Рассказ о явлении Бога Моисею при купине помещается в кн. Исход, и она-то является, по словам Спасителя, книгою Моисеевою. Конечно, выражение «книга Моисеева» может значить: книга, говорящая по преимуществу о Моисее или называющаяся по имени Моисея. Но подобное понимание не может иметь места, так как в кн. Исход Моисей не занимает главного места и в названии кн. его имя у евреев не упоминается. Выражение «книга Моисеева» имеет лишь один смысл: книга, написанная Моисеем (ср. Joh 5:45-47).

В противоположность этим свидетельствам отрицательная критика отвергает Моисеево происхождение книги Исход, дробит ее содержание на несколько частей, относя происхождение каждой из них к разному времени. Так, по словам одного из представителей «гипотезы записей» — Эвальда, древнейшею частью Исхода является песнь Моисея (Exo 15:1-18; лет через 100 после Моисея была кем-то написана «жизнь Моисея»; в последние годы судей появилась «книга завета» (Исх 20-23 гл.), в век Соломона «книга начал», обнимающая большую часть содержания кн. Исход; окончательная же редакция ее падает на время Иоафама, современника пророка Исаии. Приблизительно подобных же взглядов держатся Рейсс («книга завета» относится ко времени Иосафата), Делич (большая часть Исхода появилась пред пленом вавилонским) и др. Но мнение о разновременном происхождении содержания кн. Исход не имеет для себя оснований. Множество встречающихся в ней подробностей с несомненностью говорит за то, что автор книги — современник и очевидец описываемых событий. Так, предполагаемое кн. Исход состояние Египта является именно таким, каким оно оказывается и по современным эпохе Моисея египетским памятникам, совершенно отличным от позднейшего положения хотя бы, напр., в век Соломона. В частности упоминание о некоторых египетских городах — Плиополисе, Рамсесе, Пиноме (I, II) и Еоаме (Exo 13:20), без указания на их положение, предполагает знакомство с ними читателя и самого автора. Равным образом только очевидец событий мог сообщать такие точные сведения о времени их совершения, как трехдневное путешествие по пустыне Сур от Чермного моря до Меры (Exo 15:22); прибытие в пустыню Син на 15-й день второго месяца по выходе из Египта (Exo 16:1); дарование на следующий день манны; расположение станом у подошвы Синая в первый день третьего месяца по исшествии из Египта (Exo 19:1); явление славы Божией на третий день по сошествии Моисея с Синая (Exo 19:16) и т. п. Как современник устройства скинии в пустыне, Моисей отмечает, что ее деревянные части были сделаны из дерева ситтим (аравийской акации), но не из другого какого-либо материала, напр. дуба или кедра, что было бы уместно в устах позднейшего писателя — жителя Палестины; упоминает о неизвестной другим ветхозаветным писателям коже «тахаги», из которой было сделано одно из покрывал скинии и т. п. Наконец, предваряющее изложение некоторых законов замечание: «когда введет тебя Господь Бог твой в землю хананеев, хеттеев, аморреев, евеев» (Exo 13:5; Exo 23:23-end; Exo 34:11-end) не оставляет никакого сомнения в том, что кн. Исход написана в пустыне, пред вступлением евреев в Палестину.

Время и место написания книги. Насколько можно судить по вышеприведенным местам кн. Исход (Exo 17:14; Exo 24:4; Exo 34:27), она написана не в одно время, а по мере того, как Моисей получал от Бога различные законы. Окончательная же редакция книги падает на конец сорокалетнего странствования по пустыне — на время пребывания евреев у Иордана. «Сынове Израилевы, говорится в Exo 16:35, ядоша манну лет четыредесять, дондеже приидоша в землю обитаемую; и ядоша манну, дондеже приидоша в страну финикийскую».

Цель написания книги. Ближайшая цель написания кн. Исход заключается в том, чтобы дать народу еврейскому и увековечить в его памяти законы религиозно-нравственные и гражданские (Exo 13:5.8-11; Exo 34:11-end), более отдаленная сводится к указанию исполнения данных праотцам народа еврейского обетовании (Exo 5:2-8).

Период, обнимаемый кн. Исход, и разделение ее содержания. Книга Исход обнимает период времени от начала порабощения евреев в Египте фараоном, «не знавшим Иосифа» (Exo 1:8), до первого месяца второго года по исшествии их из Египта (Exo 40:17), т. е. с лишком 400 лет (о продолжительности пребывания евреев в Египте см. в объяснении Exo 12:49). Ее содержание излагает историю народа израильского «от той минуты, когда евреи под давлением фараонов начинают чувствовать взаимную солидарность, сближаются все теснее и теснее и чувством общей опасности, и именем Иеговы, и чудесами, сопровождавшими исшествие из страны порабощения, до дарования закона на Синае, до получения полной национальной жизни, сосредоточенной около главного святилища — скинии». Заключенное в эти рамки, все содержание кн. Исход может быть разделено натри части: первая после краткого вступления (Exo 1:1-7), связывающего повествование кн. Исходе кн. Бытия, рассказывает об освобождении народа из египетского рабства (Exo 1:8-13:16); вторая излагает историю путешествия евреев до горы Синая (Exo 13:17-18:27), и третья повествует о заключении и обновлении завета Бога с избранным народом (Exo 19:1-40:38).

Пятикнижие

Пять первых книг Ветхого Завета, имеющих одного и того же автора — Моисея, представляли, по-видимому, сначала и одну книгу, как об этом можно судить из свидетельства кн. Второзакония, где говорится: «возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета» (Dt 31:26). Тем же самым именем «книги закона», или просто «закона», обозначались пять первых законоположительных книги в других местах Ветхого и Нового Завета (1R 2:3; 2R 23:25; Ps 18:8; Is 5:24; Mt 7:12; Mt 11:13; Lc 2:22 и др.).

Но у раввинов уже со времен глубокой древности существовало и другое, несколько своеобразное обозначение этой «торы» (закона), как «пять пятых закона», чем одновременно доказывается как единство Пятикнижия, так и состав его из пяти различных частей. Это пятичастное деление, по-видимому, окончательно определилось к эпохе перевода LXX переводчиков, где оно получает уже полное признание.

Наше современное слово «Пятикнижие» представляет буквальный перевод греческого — πεντάτευκος от πέντε — «пять» и τευ̃κος — «том книги». Это деление вполне точно, так как, действительно, каждый из пяти томов Пятикнижия имеет свои отличия и соответствует различным периодам теократического законодательства. Так, напр., первый том представляет собой как бы историческое к нему введение, а последний служит очевидным повторением закона; три же посредствующих тома содержат в себе постепенное развитие теократии, приуроченное к тем или иным историческим фактам, причем средняя из этих трех книг (Левит), резко различаясь от предыдущей и последующей (почти полным отсутствием исторической части), является прекрасной разделяющей их гранью.

Все пять частей Пятикнижия в настоящее время получили значение особых книг и имеют свои наименования, которые в еврейской Библии зависят от их начальных слов, а в греческой, латинской и славяно-русской — от главного предмета их содержания.

Евр. Греч. Слав.-рус.
Берешит («в начале») Γένεσις Бытие
Ве эллэ шемот («и сии суть имена») 'Έξοδος Исход
Вайкра («и воззвал») Λευϊτικòν Левит
Вай-едаббер («и сказал») 'Αριθμοὶ Числа
Эллэ хаддебарим («сии словеса») Δευτερονόμιον Второзаконие

Книга Бытия содержит в себе повествование о происхождении мира и человека, универсальное введение к истории человечества, избрание и воспитание еврейского народа в лице его патриархов — Авраама, Исаака и Иакова. Кн. Исход пространно повествует о выходе евреев из Египта и даровании Синайского законодательства. Кн. Левит специально посвящена изложению этого закона во всех его частностях, имеющих ближайшее отношение к богослужению и левитам. Кн. Числ дает историю странствований по пустыне и бывших в это время счислений евреев. Наконец, кн. Второзакония содержит в себе повторение закона Моисеева.

По капитальной важности Пятикнижия св. Григорий Нисский назвал его истинным «океаном богословия». И действительно, оно представляет собою основной фундамент всего Ветхого Завета, на который опираются все остальные его книги. Служа основанием ветхозаветной истории, Пятикнижие является базисом и новозаветной, так как оно раскрывает нам план божественного домостроительства нашего спасения. Поэтому-то и сам Христос сказал, что Он пришел исполнить, а не разорить закон и пророков (Mt 5:17). В Ветхом же Завете Пятикнижие занимает совершенно то же положение, как Евангелие в Новом.

Подлинность и неповрежденность Пятикнижия свидетельствуется целым рядом внешних и внутренних доказательств, о которых мы лишь кратко здесь упомянем.

Моисей, прежде всего, мог написать Пятикнижие, так как он, даже по признанию самых крайних скептиков, обладал обширным умом и высокой образованностью; следовательно, и независимо от вдохновения Моисей вполне правоспособен был для того, чтобы сохранить и передать то самое законодательство, посредником которого он был.

Другим веским аргументом подлинности Пятикнижия является всеобщая традиция, которая непрерывно, в течение целого ряда веков, начиная с книги Иисуса Навина (Jos 1:7.8; Jos 8:31; Jos 23:6 и др.), проходя через все остальные книги и кончая свидетельством самого Господа Иисуса Христа (Mc 10:5; Mt 19:7; Lc 24:27; Jn 5:45-46), единогласно утверждает, что писателем Пятикнижия был пророк Моисей. Сюда же должно быть присоединено свидетельство самаритянского Пятикнижия и древних египетских памятников.

Наконец, ясные следы своей подлинности Пятикнижие сохраняет внутри самого себя. И в отношении идей, и в отношении стиля на всех страницах Пятикнижия лежит печать Моисея: единство плана, гармония частей, величавая простота стиля, наличие архаизмов, прекрасное знание Древнего Египта — все это настолько сильно говорит за принадлежность Пятикнижия Моисею, что не оставляет места добросовестному сомнению.1Подробнее об этом см. Вигуру. Руководство к чтению и изучению Библии. Перев. свящ. Вл. Вас. Воронцова. Т. I, с. 277 и сл. Москва, 1897.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

19:1 Возможны три толкования этих слов: 1) 15-е число того месяца, в который израильтяне покинули Египет (12:17,18)2) такое же число, как и у месяца, т.е. 3-го числа 3-го месяца (новолуния)3) тот самый день, т.е. первый день месяца.


19:5 а) Букв.: слушать голос Мой.


19:5 б) Или: Мой договор / союз (с вами). Синайский Завет-Союз был заключен с Израилем как подтверждение того союза, который прежде был заключен с Авраамом (2:24; 3:16). Этот Завет-Союз не может быть назван законническим, так как он был заключен с народом избранным, искупленным или избавленным и уже принятым Богом (2:25; 4:22; 6:6-8). Главное место в нем отводилось духовному единению (ср. 6:7); его принято называть «ветхим / древним заветом» (Евр 8:13).


19:10 Букв.: освяти их сегодня и завтра.


19:11 Букв.: Господь.


19:13 Или: на гору подняться.


19:14 Букв.: и освятил их.


19:15 Букв.: к женщинам.


19:19 Евр. слово коль здесь может означать в громе и просто голосом (отчетливо произносившим слова).


19:22 Возможно, речь идет о колене Левия.


19:24 Букв.: Он.


20:1 Десять заповедей (ст. 2-17) обычно разделяются так: I - ст. 2, 3; II - ст. 4-6; III - ст. 7; IV - ст. 8-11; V - ст. 12; VI - ст. 13; VII - ст. 14; VIII - ст. 15; IX - ст. 16; X - ст. 17.


20:2 Букв.: из дома рабства.


20:4 Или: изваяние идола / истукана.


20:5 а) Букв.: Бог ревнующий; применительно к Богу евр. канна означает, что Он ожидает исключительную посвященность (34:14), что Он совершенно непримирим ко греху (Числ 25:11) и что Он горячо вступается за находящихся в опасности (ср. Иоил 2:18).


20:5 б) Или: ненавидеть.


20:5 в) Бог не наказывает детей за грехи родителей (Втор 24:16 и Иез 18:20), но предупреждает - грех заразителен и неблагоприятно сказывается на судьбах их потомков.


20:7 Или: для обмана; или: попусту / без должного благоговения.


20:14 Или: не изменяй; или: не совращай чужую жену; или: не распутствуй.


20:16 Или: не клевещи / не наговаривай на.


20:17 Букв.: не желай дома - здесь евр. бет (дом) используется в широком смысле: свое жилье, а также семья, люди, живущие вместе, их хозяйство


20:18 Букв.: весь народ.


20:24 а) Всё, связанное с богослужением, должно было быть создано из подручных средств, а не из сделанных рукой человека, чтобы не стать предметом поклонения.


20:24 б) См. примеч. к 24:5.


20:24 в) Букв.: вспоминаемо; или: провозглашаемо.


21:1 Или: решения (суда).


21:6 а) Букв.: к Богу - вероятно, судьи как свидетели представляли Бога.


21:6 б) Друг. возм. пер.: надолго.


21:7 Возможно, также и в наложницы. В древности, при тех условиях, на которых заключались супружеские союзы, и при крайней бедности многих семей, родители могли пытаться найти лучшую, чем их, долю для своих дочерей.


21:11 Букв.: уйдет даром, без серебра.


21:13 Букв.: тебе.


21:14 Или: из ненависти.


21:17 Или: кто изрекает проклятья на.


21:21 Букв.: деньги.


21:22 Или: люди.


21:23 Букв.: если произойдет несчастный случай.


21:29 а) Букв.: вчера-позавчера.


21:29 б) Букв.: мужчину или женщину.


21:31 Букв.: сына или дочь.


21:32 Шекель - мера стоимости, эквивалентная стоимости 11,5 г серебра.


21:33 Или: колодец; см. примеч. к Быт 37:24.


21:34 а) Букв.: хозяин ямы.


21:34 б) Букв.: мертвое (животное); то же в ст. 35, 36.


22:1 а) Букв.: при взломе / подкопе (в дом).


22:1 б) Букв.: умер, нет на нем (ударившем) (вины за) кровь.


22:5 Или: копны.


22:6 Букв.: серебро.


22:7 Или: к Богу; то же в ст. 8.


22:10 Букв.: клятва Господня будет между ними.


22:13 Букв.: он.


22:19 Букв.: должен быть предан заклятию.


22:27 Или: судей не злословь (ср. 21:6); или: не проклинай.


22:28 Букв.: полнотой (урожая) своего и потоком (вина или елея) своего не медли.


23:1 Или: слухов ложных; или: сплетен.


23:2 Или: извращая (правосудие).


23:12 Или: в покое пребывай; ср. Быт 2:2 и примеч. «б» к Быт 2:2.


23:13 Букв.: не вспоминай; здесь употреблен евр. глагол захар в культовом значении «призывать / вызывать».


23:14 Евр. слово тахог (от корня хагаг) использовалось для описания праздника, сопровождавшегося паломничеством. Моисей употребляет его впервые в обращении к фараону (5:1).


23:15 См. 13:3-10.


23:16 В конце лета - начале осени.


23:18 Букв.: не забивай (проливая кровь) Моей жертвы при квасном (у тебя в доме), т.е. нельзя есть пасхального агнца с квасным (дрожжевым) хлебом.


23:19 Очевидно, этот запрет был реакцией на древний ханаанский и сирийский обычай.


23:20 Букв.: перед тобой.


23:21 Букв.: так как имя Мое в Нем - это выражение может считаться явным отождествлением Ангела с Богом; вообще же в Св. Писании слово «имя» в ряде случаев представляет личность (ср. Числ 1:2), и особым образом оно относится к Богу, когда Он открывает Себя людям (см. Пс 8:1; Зах 10:12; Ин 17:6).


23:27 Букв.: ужас Мой пошлю пред тобой.


23:28 Шершень - крупное насекомое (около 3,5 см) отряда ос, широко распространенное в Палестине, укол его жала может привести к смерти; однако значение евр. слова цира спорно. Возможно, здесь оно употреблено в переносном смысле как страх и паника, в которые Господь повергнет жителей Ханаана.


24:1 Продолжается рассказ, прерванный в 20:21 содержанием «Свитка Завета / Союза» (20:22 - 23:33).


24:3 Букв.: все слова, которые говорил Господь, исполним.


24:5 Или: от жертвы, принесенной в знак благополучия и мира (евр. зевах шеламим - традиционный перевод - «жертва мирная»; друг. возм. пер.: «жертва общения» - жертва, указывающая на восстановление общения между Богом и человеком. Слово шеламим включает в себя такие понятия, как здоровье, цельность, благополучие и мир); такого рода жертвы приносились теми, кто хотел порадоваться вместе с братьями-израильтянами своему преуспеванию и жизни в мире с Богом и людьми, пиршествуя с родными и левитами прямо во дворе Святилища. Обыкновенно этому предшествовала жертва за грех и всесожжение.


24:10 Хотя в подлиннике нет слова «образ», вероятно, именно это имеется в виду, ведь о Моисее сказано, что «образ / подобие Господа он видит» (Числ 12:8); то же в ст. 11.


24:11 Букв.: не простер Он руку свою против.


25:4 Еврейское, а фактически заимствованное египетское слово шеш служило для обозначения льняного полотна очень тонкой выработки. Мумии египетских фараонов, забинтованные в тончайшие льняные ткани удивительной прочности, сохранились до наших дней.


25:5 Друг. возм. пер.: кожа животных морских - евр. неясен.


25:6 Или: оливковое масло.


25:7 Эфод - тканный золотом передник или верхняя короткая риза.


25:9 а) Евр. мишкан - «жилище»; это слово часто используется в ВЗ для обозначения переносного храма израильтян. В LXX оно переведено словом скэнэ (шатер), отсюда в славянской и синодальной Библии, а также и в данном переводе оно по традиции передается словом «скиния».


25:9 б) Евр. тавнит - образец, модель, чертеж; некоторые комментаторы полагают, что Моисею было показано небесное святилище; то же в ст. 40.


25:10 Локоть - мера длины, около 45 см, т.е. размеры ковчега приблизительно 1,1x0,7x0,7 м.


25:16 Букв.: положи Свидетельство (с указанием); то же в ст. 21, 22; см. примеч. к 16:34.


25:17 а) Или: место примирения - так в LXX.


25:17 б) Т.е. 1,1x0,7 м.


25:22 Или: при встрече буду давать тебе возможность узнавать о Моей воле. В евр. это выражено глаголом яад, означающим не просто «встречаться» в обычном употреблении слова, как, например, в 5:3; основное значение употребленного здесь глагола - «утверждать / определять время или место». Потому, начиная с 27-й главы Исхода обо всем Святилище, евр. охель моэд, говорится как о Шатре Встреч особого значения, т.е. как о том месте, где Бог через Моисея открывает Свою волю Израилю. В нашем переводе это «Шатер Откровения».


25:23 Т.е. 0,9x0,45x0,7 м.


25:25 Т.е. около 8 см.


25:30 Букв.: хлеб (перед) Лицом, т.е. хлеб, который всегда следует класть перед Господом, в Его присутствии; ср. Лев 24:6.


25:31 Или: с бутонами и цветками.


25:37 Букв.: и пусть они светят перед собой.


25:39 Евр. киккар - около 35 кг; то же в 37:24; 38:24, 25, 27, 29.


26:2 Т.е. 12,6x1,8 м.


26:8 Т.е. 13,5x1,8 м.


26:16 Т.е. 4,5x0,7 м.


26:24 Или: к одному кольцу.


26:30 Евр. мишпат используется здесь в значении: план, замысел.


26:33 а) Букв.: ковчег Свидетельства (с указанием); то же в ст. 34; см. примеч. к 16:34.


26:33 б) Или: от Самого святого (покоя / отделения).


27:1 Т.е. 2,3x2,3x1,4 м.


27:9 Т.е. около 45 м, то же в ст. 11.


27:10 Или: соединения / пруты; то же в ст. 11 и 17.


27:12 Т.е. около 23 м, то же в ст. 13.


27:14 Т.е. около 6,8 м.


27:16 Т.е. около 9 м.


27:18 Т.е. около 45x23x2,3 м.


27:20 Букв.: всегда.


27:21 Букв.: за которой Свидетельство; см. примеч. к 16:34.


28:2 Или: особые, ср. ст. 4.


28:3 Букв.: исполнил духом мудрости.


28:4 Или: головная повязка, подобная тюрбану; то же в ст. 37, 39.


28:15 а) Или: нагрудный (съемный) карман (ср. ст. 30: в нагрудник вложи два камня).


28:15 б) Или: нагрудником суда.


28:16 Т.е. 23 см.


28:18 а) Или: ляпис-лазурь.


28:18 б) Или: алмаз; или: гагат.


28:19 Или: опал.


28:30 Урим и туммим священные камни, предназначенные для определения воли Божьей. Вероятное значение этих слов соответственно: свет огня / освещение и полнота / совершенство; в LXX: проявление и истина.


28:32 Букв.: а край выреза тканым будет, подобным вырезу кожаного панциря.


28:36 Букв.: цветок, т.е. пластинку в виде цветка.


28:41 Букв.: наполни руки их - выражение, обычно указывающее на содержание, получаемое священнослужителями от совершаемого ими служения. Здесь же речь идет о назначении на служение (ср. Лев 8:28); то же в 29:9.


29:1 Букв.: возьми - далее в этом стихе и следующем идет перечисление того, что потребуется для посвящения.


29:3 Или: представлены (Мне) - употребленное в оригинале слово означает: привести / принести нечто к жертвенникуили пожертвовать что-либо Богу; то же в ст. 4, где оно переведено как «приведешь».


29:6 а) Или:головную повязку, подобную тюрбану.


29:6 б) Или: символ священнического сана.


29:9 Букв.: ты наполнишь руки Аарона и сыновей его - возведение в должность среди восточных народов обычно сопровождалось вручением знака или эмблемы той должности. В данном случае определенные части жертвы являлись таким знаком. То же в форме глагола или существительного и в ст. 22, 26, 31, 34, 35.


29:13 Или: доля печени; или: лучшая часть печени; то же в ст. 22.


29:14 Евр. хаттат, по традиции переведенное здесь как «жертва за грех», обозначало особую очищающую жертву (см. Лев 4:1-5:13).


29:18 Евр. ишше традиционно переводилось как жертва, (вознесенная) в огне, или подобным образом, но, согласно новейшим лингвистическим и богословским исследованиям, его более точное значение - «дар / приношение» или «пища, принесенная в жертву».


29:24 Друг. возм. пер.: и размахивай со всем этим, т.е. держа их руки с приношением в своих руках, размахивай ими вперед и назад, что, очевидно, должно было выражать готовность давать и принимать. То же и в ст. 26 и 27.


29:28 См. примеч. к 24:5.


29:33 Букв.: которыми было сделано для них укрытие (для защиты от наказания). В этом назидательно-прообразном служении кровь принесенного в жертву животного символически закрывала собой грехи, совершенные людьми, будучи пролитой вместо их крови, она побуждала их ожидать с верою ту Жертву, через которую Бог «всё примирит с Собою» (Кол 1:20). То же в ст. 36 и 37.


29:36 Ближе к букв.: простирая над ним покров (умиротворяющий), что символически совершалось через нанесение крови жертвы на рога жертвенника и излитие ее к его основанию. То же и в ст. 37. Сделанный человеческими руками и в силу этого ритуально нечистый, жертвенник - прежде чем начнется на нем священное действо - нуждался в очистительной жертве.


29:37 Или: должно / должны стать святым(и), т.е. будет предназначено для святого служения.


29:40 Эфа - 22 л, гин - 4 л.


29:42 Букв.: с тобой.


29:43 Букв.: славой.


30:2 Т.е. около 0,5x0,5x0,9 м.


30:6 а) Букв.: ковчег Свидетельства; то же и в ст. 26 и 36; см. примеч. к 16:34.


30:6 б) Букв.: над Свидетельством.


30:10 Или: обряд примирения; о значении употребленного в оригинале слова см. примеч. к 29:33.


30:12 Этот дар, принесенный с сознанием своей полной зависимости от Бога, имел значение искупительной жертвы, отвращающей гнев Господень.


30:13 Букв.: шекелем Святилища; то же в ст. 24. Шекель - мера веса (и стоимости), 11,5 г, т.е. нужно заплатить около 6 г серебра.


30:16 Или: для работ.


30:23 Т.е. 500 шекелей - около 6 кг, 250 - около 3 кг.


30:24 Около 4 л.


30:29 а) Или:всякий, кто.


30:29 б) Или: должно / должны стать святым(и).


30:32 Букв.: плоть человека.


30:33 Букв.: чужака / постороннего.


30:34 Первое из этих трех наименований ароматичных веществ букв. «капля» и может относиться к любому виду смолы или камеди, сочащимся из дерева. Второе, по-видимому, означает «раковина» (моллюска) какого-то вида, из которого добывалось душистое вещество, а третье - галбан (евр. халбена) - камедистая смолка из растения Galbanum officinale.


31:2 Букв.: Я по имени назвал.


31:3 Или: дал ему мудрость. Евр. слово хохма, обычно переводимое как «мудрость», здесь указывает на то большое умение или мастерство, которое требовалось для строительства Святилища.


31:6 Букв.: вложил (большую) мудрость в сердце всех мудрых сердцем.


31:10 а) Или: вязаные / сотканные одежды.


31:10 б) Букв.: облачения священные / Святилища.


31:15 Т.е. день, в который полностью прекращается работа.


31:17 а) См. примеч. «б» к Быт 2:2.


31:17 б) Или: набирался сил - здесь употреблено то же самое слово нафаш («перевести дух»), что и в заповеди о предоставлении отдыха рабу (23:12).


32:1 а) Друг. возм. пер.: когда люди увидели, что Моисей задержался на горе и не сходит вниз.


32:1 б) Или: богов; то же в ст. 4, 8.


32:4 Или (ближе к букв.): он изготовил литого тельца - слово «литой», евр. массеха, в ВЗ относилось как к деревянным изображениям идолов с металлическим покрытием, так и к отлитым из металла.


32:6 а) См. примеч. к 24:5.


32:6 б) Букв.: стали играть / забавляться.


32:13 Т.е. Иакова.


32:15 Или: скрижали Свидетельства; см. примеч. к 16:34.


32:27 Или: родственник (какой); букв.: ближний.


32:29 Букв.: наполните свои руки - эта фраза употреблялась при посвящении на служение во Святилище. Она означала: возьмите (в свои руки) жертву для Бога, и так да совершится ваше поставление во священство.


32:30 Или: смогу получить прощенье для вас, пред Ним согрешившим.


32:32 Букв.: сотри / загладь; то же в ст. 33.


33:3 Букв.: чтобы не погубить Мне тебя.


33:7 Шатром Откровения (или: Шатром Встречи; евр. охель моэд) впоследствии называлось и то Святилище, которое было построено по указанию Господа (см. 28:43).


33:11 Букв.: говорил… лицом к лицу, т.е. в непосредственной близости.


33:12 Букв.: знаю тебя по имени - так указывается на особые личные отношения (то же и в ст. 17).


33:14 Букв.: (если) лицо Мое пойдет с тобой - это может быть понято и как указание на личное присутствие Господа, так и на особые проявления Его любви к Моисею и народу в обещанном служении Ангела (см. 23:20; Ис 63:9). Друг. возм. пер.: Мое присутствие (на всем пути) будет для тебя явным, и Я дарую покой тебе.


33:15 Букв.: если не пойдет Твое лицо (с нами).


33:19 Букв.: пройти.


34:6 Букв.: неохотно гневающийся.


34:7 См. примеч. к 20:6.


34:9 Евр. Адонай.


34:10 Друг. возм. пер.: через тебя. Местоимение «ты» (в его различных формах) используется здесь и ниже до ст. 27 применительно к каждому израильтянину в отдельности.


34:11 Букв.: строго соблюдай то, что Я повелеваю тебе; см. примеч. к ст. 10.


34:13 Или: столбы Ашеры; букв.: на куски изрубите их ашеры - символы богини-матери, супруги верховного языческого божества Эль в древней ханаанской мифологии (ее следует отличать от Астарты, ханаанской богини плодородия). Культ Ашеры, которой приписывалось рождение семидесяти богов ханаанского пантеона, был распространен в разных странах Ближнего Востока, особенно в Финикии - у северного соседа Израиля.


34:14 Букв.: Которому имя.


34:20 Букв.: сломай ему шею; см. примеч. к 13:13.


34:21 Или: прекращай (работу) - тот же глагол, что и в следующем предложении.


34:22 Букв.: года.


34:24 Друг. возм. пер.: если.


34:25 См. примеч. к 23:18.


34:26 См. примеч. к 23:19.


34:28 Букв.: десять слов / речений.


34:29 Или: скрижали Свидетельства; см. примеч. к 16:34.


34:32 Или: завещал им привести себя в соответствие с тем… - из контекста видно, что речь идет о восстановлении отношений, вытекающих из Союза-Завета израильтян с Господом.


35:2 Т.е. в этот день полностью прекращается работа; евр. шаббат шаббатон.


35:7 Друг. возм. пер.: кожа животных морских - евр. неясен, то же в ст. 23.


35:10 Букв.: (люди) мудрого сердца, т.е. способные принимать мудрые решения.


35:13 Букв.: хлеб (перед) Лицом; см. примеч. к 25:30.


35:19 а) Или: вязаные / сотканные одежды.


35:19 б) Букв.: облачения священные / Святилища.


35:20 Букв.: вся община сынов Израилевых, так же, как в ст. 1 и 4.


35:22 а) Букв.: кольца (в нос).


35:22 б) Или: как жертву, приносимую с размахиванием, что и указывало на ее посвящение Богу.


35:30 Букв.: назвал по имени.


35:31 Или: дал ему мудрость.


35:35 Или: искусного мастера.


36:1 Букв.: все мужи с мудрым сердцем, которым Господь даровал мудрость и понимание; см. примеч. к 31:3.


36:8 Букв.: он сделал их; ниже в евр. тексте этого рассказа все глаголы стоят в ед. числе, как указание на руководящую роль Бецалела.


36:9 Все размеры здесь и ниже такие же, как в гл. 25-30.


36:29 Или: к одному кольцу.


36:38 Или: соединения / пруты.


38:8 Или: собиравшиеся (ср. 1 Цар 2:22). Евр. глагол цава («воевать», «нести службу») здесь может служить указанием на то, что служение Богу связано с духовной борьбой или войной. Стих 8 может быть истолкован и так: сосуд для омовений и подставку к нему сделал Бецалел из тех медных зеркал, которые были у женщин, собравшихся / столпившихся у (тогда лишь только отмеченного места) входа в Шатер Откровения, чтобы там отдать свои зеркала. При таком понимании последние слова стиха говорят о немалом самоотвержении израильских женщин.


38:10 Или: соединения / пруты; то же и в ст. 11, 12, 17, 19 и 28.


38:17 Букв.: серебром.


38:21 Букв.: вот осмотр.


38:24 Букв.: шекелей Святилища; то же в ст. 25 и 26.


38:25 Т.е. вес золота для постройки Святилища составил около 1 тонны, а серебра - 3,4 т.


38:26 Бека - мера веса, около 5,5 г.


38:28 Т.е. около 20 кг серебра.


38:29 Вес использованной в постройке меди - 2,4 т.


39:2 Букв.: он; см. примеч. к 36:8.


39:8 Или: нагрудный (съемный) карман.


39:11 а) Или: ляпис-лазурь.


39:11 б) Или: алмаз; или: гагат.


39:12 Или: опал.


39:28 Или:головную повязку, подобную тюрбану; то же в ст. 31.


39:33 См. 26:7-14.


39:35 Или (ближе к букв.): ковчег Свидетельства; см. примеч. к 16:34.


39:36 Букв.: хлеб (перед) Лицом; см. примеч. к 25:30.


40:2 Форма евр. глагола кум («поставить» или «поднять») подчеркивает, что речь идет о наставлениях относительно порядка действий Моисея как руководителя.


40:3 Или: ковчег Свидетельства; то же в ст. 5 и 20; см. примеч. к 16:34.


40:12 Или: представить (Мне) - употребленное в оригинале слово означает: привести / принести к жертвеннику или пожертвовать что-либо Богу; то же и в ст. 14.


40:17 Второго года после исхода из Египта; ср. 12:2.


40:23 Или: уложил стопкой хлебы один на другой.


40:33 Букв.: он устроил двор.


40:34 Или: и сияние величия; то же и в следующих ниже стихах.


40:38 Букв.: весь дом Израилев.


Как известно, Христос и Его ученики считали Моисея автором книги Исход (Мк 1:44 и Ин 1:45). Да и в самой этой книге содержится свидетельство о том, что Моисей, по указанию Господа, был не только вождем, но и летописцем израильского народа (например, в 17:14). Его авторство как в отношении этой книги, так и остальных частей Пятикнижия признается неоспоримым многовековой иудейской и христианской традицией. Исходя из этого можно утверждать, что книга эта была написана в то далекое время, когда в истории израильского народа произошли два важнейших и взаимосвязанных события: освобождение из египетского рабства и установление особых отношений с Богом - заключение Союза, или Договора (традиционно - Завета), с Ним. И то, и другое произошло по Его желанию и во исполнение Его особых намерений и прежде данных обещаний.

Еврейское название книги - «Шемот» («Имена») - отражает древнюю традицию, когда книга называлась по первому значащему слову. В одном из древнейших переводов этой книги - в переводе на греческий язык, который принято называть Септуагинтой (LXX), - она получила название Эксодос («Уход»), отсюда и пришедшее к нам из церковнославянского «Исход».

Название книги воплотило в себе ее основную идею - от рабства, погибели, безысходности спасает Бог. Он спасает людей для того, чтобы, заключив с ними Завет-Союз, восстановить взаимоотношения, разорванные их жизнью «во тьме египетской», и сделать их народом святым, царством священников. Это главное, о чем говорится в книге, однако внимание уделяется и доскональному описанию подробностей того, как создавалась богослужебная система, в самом центре которой было Свидетельство о воле Бога и о том удивительном Пути, которым грешник приходит к восстановлению своего единения с Ним.

Всё это служит предзнаменованием значительно большего «Исхода» - того великого избавления, которому тогда только предстояло еще осуществиться со смертью и воскресением Господа нашего Иисуса Христа, и указывает на появление «народа Божия» из числа тех, кто, по определению новозаветных авторов, «вообще не был народом» (1 Петр 2:10). А Завет, или Союз, скрепленный кровью великого Агнца Божьего, кровью, пророчески представленной в древних жертвоприношениях, полагает начало той Церкви, контуры которой вырисовываются в книге Исход.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Священство становится отдельным служением перед Богом. С этого момента все изменяется в жизни людей, избранных для... 

 

Особые одежды для жрецов — традиция старая, корнями уходящая в предысторию. Может показаться, что она — какое-то излишество, по крайней мере, когда речь идёт о Едином. Ещё можно понять, когда человек пытается... 

 

На протяжении всей книги Исхода мы много раз сталкивались с тем, как народ отдавал Моисею свои права. Право говорить с... 

Вопрос-ответ

 Какими человеческими характеристиками должна обладать избранница (невеста) для продолжительной и счастливой семейной жизни?
 

Забавно, что этот вопрос Вы задаете на библейский сайт. Но раз так, то ответ придется искать не в человеческом опыте, а в Библии. Тогда так. Конечно, Библия признает, что между женщиной и мужчиной есть некоторое различие, особенно касающееся их роли в продолжении рода 

 Скажите, почему когда нам сказано в заповеди «Не заведи себе кумира», не молиться ни на кого, кроме Бога, мы молимся различным святым, которых мы также боготворим, как Его?
 

Молитвенное обращение христиан к святым радикально отличается от молитвы к Единому Богу. Христиане не боготворят святых и, наоборот, те, кто именно боготворят святых, не могут быть христианами... 

 Скажите пожалуйста, я прочитал что в Воскресенье христианин не должен делать своих дел и посвящать целый день Богу. Правда ли это?
 

Для христиан, как и для иудеев, существует заповедь о седьмом дне, посвященном Богу («шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему»... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).