Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Перевод Кулакова (ru)
Поделиться

Исход, Глава 25

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 О возведении Шатра Откровения, 10 Ковчег, 23 Стол для хлебов, полагаемых перед Богом, 31 Светильник
1 В то время Господь сказал Моисею: 2 «Призови сынов Израилевых к тому, чтобы собрали они для Меня приношения. Собирающие эти дары пусть принимают от каждого то, что он с радостью пожелает Мне дать. 3 И вот что можно принимать: золото, серебро, медь, 4 пряжу голубую, пурпурную и алую, тонкие ткани льняные*Еврейское, а фактически заимствованное египетское слово шеш служило для обозначения льняного полотна очень тонкой выработки. Мумии египетских фараонов, забинтованные в тончайшие льняные ткани удивительной прочности, сохранились до наших дней., козью шерсть, 5 красные шкуры бараньи и другие кожи тонкой выделки*Друг. возм. пер.: кожа животных морских - евр. неясен., древесину акации, 6 елей*Или: оливковое масло. для светильника, благовония для елея помазания и для ароматичных курений; 7 камень оникс и другие драгоценные камни, которые в соответствующей оправе могут быть закреплены на эфоде*Эфод - тканный золотом передник или верхняя короткая риза. или нагруднике. 8 И пусть устроят Святилище Мне - Я буду пребывать среди них. 9 Это место Моего пребывания - СкиниюЕвр. мишкан - «жилище»; это слово часто используется в ВЗ для обозначения переносного храма израильтян. В LXX оно переведено словом скэнэ (шатер), отсюда в славянской и синодальной Библии, а также и в данном переводе оно по традиции передается словом «скиния». и всё, что в ней, - сделайте в полном соответствии с тем образцомЕвр. тавнит - образец, модель, чертеж; некоторые комментаторы полагают, что Моисею было показано небесное святилище; то же в ст. 40., что Я теперь покажу тебе.
10 Ковчег из дерева сделайте, из акации; длиной он должен быть в два локтя с половиной, шириной - в полтора и высотой в полтора локтя*Локоть - мера длины, около 45 см, т.е. размеры ковчега приблизительно 1,1x0,7x0,7 м.. 11 Чистым золотом обложи его внутри и снаружи, и сделай по верхнему краю литой обвод из золота. 12 Отлей для ковчега четыре кольца из золота и прикрепи их на всех нижних углах: два кольца - на одной стороне, и два кольца - на другой. 13 Сделай шесты из акации и покрой их золотом. 14 Шесты эти нужно будет вставить в кольца с обеих сторон ковчега - так можно будет носить его. 15 Шесты всегда должны быть в кольцах ковчега, никогда не следует вынимать их оттуда. 16 В ковчег же положи скрижали Закона*Букв.: положи Свидетельство (с указанием); то же в ст. 21, 22; см. примеч. к 16:34., которые Я дам тебе.
17 Верхнюю часть ковчега, Покров примиренияИли: место примирения - так в LXX., тоже из чистого золота сделай. Длиной, как и сам ковчег, в два с половиной локтя пусть он будет, а шириной - в полтораТ.е. 1,1x0,7 м.. 18 На обоих концах его помести двух херувимов золотой чеканки - 19 по одному с того и другого края. Херувимы должны быть сделаны так, чтобы были они одно целое со златым Покровом примирения 20 и стояли друг к другу лицом. Крылья херувимов должны простираться над сим местом примирения, осеняя его, а их лица - склоняться над ним. 21 Скрижали Закона, которые даю тебе, положи в ковчег, и на него поставь Покров примирения. 22 Там Я буду открываться тебе*Или: при встрече буду давать тебе возможность узнавать о Моей воле. В евр. это выражено глаголом яад, означающим не просто «встречаться» в обычном употреблении слова, как, например, в 5:3; основное значение употребленного здесь глагола - «утверждать / определять время или место». Потому, начиная с 27-й главы Исхода обо всем Святилище, евр. охель моэд, говорится как о Шатре Встреч особого значения, т.е. как о том месте, где Бог через Моисея открывает Свою волю Израилю. В нашем переводе это «Шатер Откровения». и с того самого места примирения - места между двумя херувимами, стоящими на ковчеге со скрижалями Закона, буду говорить с тобой обо всем, что заповедаю тебе о сынах Израилевых.
23 Установи в скинии стол, тоже из акации сделанный, - стол длиною в два локтя, шириною в локоть и высотой в полтора*Т.е. 0,9x0,45x0,7 м.. 24 Этот стол покрой тоже чистым золотом и сделай по верхнему краю литой обвод из золота. 25 И еще изготовь вокруг него обрамление шириной в ладонь*Т.е. около 8 см., с литым обводом из золота на обрамлении том. 26 Также для стола этого сделай четыре кольца золотых и прикрепи возле четырех ножек стола. 27 Эти кольца должны располагаться под обрамлением - то будут гнезда для шестов, чтобы можно было переносить стол. 28 Шесты эти из акации тоже сделай и золотом их покрой - на них будут носить сей стол. 29 И сосуды для служений при нем изготовь: блюда, ковши, и кувшины, и чаши ритуальные (для возлияний) - всё из чистого золота. 30 Хлебы, полагаемые перед лицом Моим*Букв.: хлеб (перед) Лицом, т.е. хлеб, который всегда следует класть перед Господом, в Его присутствии; ср. Лев 24:6., да будут всегда на этом столе.
31 И светильник особый сделай из чистого золота; этот светильник отчеканен должен быть так: основание и ствол его, как и ветви, и чашечки с их лепестками наружными и внутренними*Или: с бутонами и цветками., - все они должны составлять единое целое. 32 Шесть ветвей должно у светильника быть: по три ветви с одной и с другой стороны. 33 И на каждой из этих ветвей по три чашечки в виде раскрывшегося цветка миндаля с лепестками наружными и внутренними - так должно быть на всех шести ветвях, из единого ствола исходящих. 34 На самом светильнике, на стволе его, - четыре чашечки наподобие цветков миндальных с крупными, выпуклыми лепестками снаружи и мелкими внутри. 35 Чашечки должны быть на стволе под всеми шестью ветвями, что будут исходить от него, по одной чашечке под каждой парой ветвей. 36 Так что всё: чашечки и ветви - это одно целое со светильником и должно быть из чистого золота, работы чеканной. 37 Сделай также семь ламп и поставь их на светильнике, чтобы всё освещали вокруг*Букв.: и пусть они светят перед собой.. 38 И щипцы для светильника, как и совочки к нему, тоже надо из чистого золота сделать. 39 Целый талант*Евр. киккар - около 35 кг; то же в 37:24; 38:24, 25, 27, 29. чистого золота надлежит использовать на изготовление светильника и всех его принадлежностей. 40 Но смотри, сделай всё по тому образцу, что Я показал тебе на горе.

Исход, Глава 26

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 Скиния и ее покровы, 15 Опорные рамы Скинии, 31 Завеса
1 Для Скинии изготовь десять полотнищ, сотканных из льна тонкой выработки и пряжи голубой, пурпурной и алой. На них пусть будут искусно вытканы херувимы. 2 Длиною каждое из полотнищ должно быть в двадцать восемь локтей, шириною - в четыре локтя*Т.е. 12,6x1,8 м.. Все полотнища одного, стало быть, размера будут. 3 Пять из них надо будет сшить одно с другим, так же и остальные пять сшить вместе. 4 Сделай петли голубого цвета вдоль наружного края полотнища в первом сшитом куске, и такие же петли - в другом куске вдоль его крайнего полотнища; 5 по пятьдесят петель должно быть в каждой части, и располагаться они должны одна против другой. 6 Сделай также пятьдесят золотых крючков и соедини ими оба куска сшитых полотнищ, и тогда Скиния станет одним целым.
7 Затем изготовь из козьей шерсти одиннадцать полотнищ, которые пойдут на шатровое покрывало для Скинии сей. 8 Все они одного должны быть размера: длиною каждое в тридцать локтей, шириною - в четыре*Т.е. 13,5x1,8 м.. 9 Пять полотнищ сшей вместе и шесть других также сшей вместе; шестое из второго куска сложи вдвое так, чтобы нависало оно над входом. 10 Сделай петли: пятьдесят - по краю последнего полотнища в первой части этого покрывала, и пятьдесят - по соединительному краю на другой части. 11 Сделай пятьдесят крючков медных; вставляя крючки эти в петли, соедини обе части шатрового покрывала, чтобы стали они одним целым.
12 Избыточная часть полотнищ покрывала, то есть полполотнища, должна будет свисать над задней стеной Скинии, 13 а избыток в длине полотнищ покрывала - по локтю с одной и с другой стороны - у нее по бокам, чтобы покрывать ее полностью.
14 Для Скинии с ее шатровым покрывалом сделай два прочных покрытия: одно из бараньих шкур красного цвета, а другое поверх него - из кож тонкой выделки.
15 Ты должен еще сделать из акации опорные рамы как каркас для Скинии. 16 Длиной они должны быть в десять локтей и шириной в полтора локтя*Т.е. 4,5x0,7 м., 17 и в каждой из них должно быть по два шипа, или упорных выступа, один против другого. Такими пусть будут все рамы для Скинии. 18 Их в Скинии так расположи: двадцать поставь с южной стороны, 19 приготовив для них сорок серебряных оснований - под каждую раму два основания, для каждого из ее шипов; и под всякую следующую раму тоже два, по основанию на каждый шип. 20 Другие двадцать рам расположи с северной стороны Скинии, 21 для них тоже сделай сорок серебряных оснований: по два основания на каждую раму. 22 Для задней, западной, стены Скинии сделай шесть рам 23 и сверх того сделай еще две угловые рамы для той же стены Скинии. 24 В этих углах они - от низу до самого верха - должны быть двойными и завершенными вместе в едином кольце*Или: к одному кольцу.. Пусть будут такими обе эти угловые рамы. 25 Всего будет восемь рам и к ним - шестнадцать серебряных оснований, по два основания под каждую раму.
26 Для соединения рам сделай из дерева, из акации тоже, пять шестов для одной стороны Скинии 27 и пять для ее другой стороны; еще пять - для рам на западной, задней, стене. 28 Средний шест, проходя у середины рам, должен соединять их от одного края Скинии до другого. 29 Рамы покрой золотом и сделай из золота кольца, гнезда для шестов, золотом покрой и сами шесты. 30 Вот так ты построишь Скинию по образцу*Евр. мишпат используется здесь в значении: план, замысел. , который был показан тебе на горе.
31 Помимо этого сотки завесу из голубой, пурпурной и алой шерсти и тонкого льна; на ней должны быть искусно вытканы херувимы. 32 Используй золотые крючки, чтобы повесить ее на четырех столбах, сделанных из акации, покрытых золотом и поставленных на четыре серебряных основания. 33 После того как завеса будет подвешена на крючках, внеси за нее ковчег со скрижалями ЗаконаБукв.: ковчег Свидетельства (с указанием); то же в ст. 34; см. примеч. к 16:34.. Завеса будет означать для вас: в Скинии Святое отделено от Святая святыхИли: от Самого святого (покоя / отделения).. 34 На ковчег со скрижалями Закона, что находится в Святая святых, поставь златой Покров примирения. 35 Перед завесой поставь стол для хлебов, а напротив него - светильник. Стол должен стоять на северной стороне, светильник же - на южной. 36 Со стороны входа в Скинию должен быть полог. Сделай его разноцветным: из голубой, пурпурной и алой пряжи и из тонкого льна. 37 Для полога изготовь пять столбов из того же дерева, из акации, их тоже покрой золотом и укрепи на них золотые крючки; отлей для столбов пять медных оснований.

Исход, Глава 27

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 Жертвенник для всесожжений, 9 Двор Скинии, 20 Масло для светильника
1 Сделай жертвенник из акации. Квадратным пусть он будет: по пять локтей в одну и другую сторону, а высотой - в три локтя*Т.е. 2,3x2,3x1,4 м.. 2 На всех четырех углах жертвенника сделай рога - они должны составлять с ним одно целое; и затем всё это покрой медью. 3 Из меди же сделай всё необходимое для служения при жертвеннике: тазы для пепла и стекающего на него жира, совки, чаши-кропильницы, вилки для мяса и сосуды для горячих углей. 4 Сделай еще медную решетку для жертвенника в виде сетки. На этой сетке, на четырех ее углах, закрепи четыре медных кольца. 5 А саму ее укрепи внутри под выступом, обрамляющим жертвенник, чтобы она была на половине его высоты. 6 И для жертвенника тебе надо изготовить шесты, тоже из акации; покрой их медью. 7 Эти шесты будут вставляться в кольца по обеим сторонам жертвенника, когда надо будет нести его. 8 Жертвенник сделай полым, из досок, так, как было показано тебе на горе.
9 Делая завесу для двора Скинии, позаботься о полотнищах из тонкого льна общей длиной в сто локтей*Т.е. около 45 м, то же в ст. 11. для южной стороны. 10 Для полотнищ тех потребуется двадцать столбов с двадцатью медными основаниями; крючки у столбов и кольца, их связующие*Или: соединения / пруты; то же в ст. 11 и 17., должны быть из серебра. 11 Точно так же и для северной стороны должны быть приготовлены льняные полотнища длиной в сто локтей, и для них нужно двадцать столбов с двадцатью основаниями из меди, а крючки у столбов и кольца, связующие их, тоже из серебра сделай. 12 По всей ширине двора, с его западной стороны, должны быть полотнища общей длиной в пятьдесят локтей*Т.е. около 23 м, то же в ст. 13., и крепиться они будут к десяти столбам с десятью основаниями под ними. 13 С восточной стороны двор тоже пятьдесят локтей. 14 При этом расстояние в пятнадцать локтей*Т.е. около 6,8 м. от входа до угла двора с одной стороны должно быть закрыто полотнищами, укрепленными на трех столбах с тремя основаниями под ними, 15 и с другой стороны от входа такое же расстояние должно быть закрыто полотнищами на трех столбах и с тремя основаниями под ними. 16 Вход же во двор будет закрываться завесой длиной в двадцать локтей*Т.е. около 9 м., которую пусть выткут из тонкого льна и сделают искусную вышивку на ней нитью голубой, пурпурной и алой. Столбов для нее нужно сделать четыре и оснований соответственно тоже четыре. 17 На всех столбах двора должны быть серебряные ободки, и крючки у них тоже из серебра надлежит сделать, а основания для столбов - из меди. 18 Длина двора - сто локтей, ширина - пятьдесят, высота завесы из тонкого льна - пять локтей*Т.е. около 45x23x2,3 м.; основания у столбов - из меди. 19 Все принадлежности Скинии, используемые во всякого рода служениях вне Шатра, включая все ее колышки и те, что нужны для ограды двора, должны быть из меди.
20 Распорядись о том, чтобы сыны Израилевы приносили тебе для светильника елей чистый, из маслин выжатый. Светильник в Скинии должен гореть каждую ночь*Букв.: всегда.. 21 У той завесы в Шатре Откровения, за которой находится ковчег со скрижалями Закона*Букв.: за которой Свидетельство; см. примеч. к 16:34., Аарон и сыновья его будут поддерживать огонь в лампах, чтобы он горел перед Господом от заката и до рассвета. Это установление для их потомков среди сынов Израилевых на все времена.

Исход, Глава 28

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 Облачение священства, 6 Эфод, 15 Нагрудник, 31 Риза и другие знаки священства
1 Из всех израильтян ты особо приблизь к себе Аарона, брата своего, и сыновей его, чтобы и сам он служил Мне как священник, и вместе с ним - сыны его Надав и Авиуд, Элеазар и Итамар. 2 Для брата твоего Аарона приготовь священные*Или: особые, ср. ст. 4. одежды, кои придавали бы величие и благолепие служению его. 3 Распорядись, чтобы самые искусные мастера, которых уменьем Я наделил*Букв.: исполнил духом мудрости., создали облачения для посвящения Аарона, которому предстоит быть священником и служить Мне. 4 Вот какие облачения должны сделать умельцы: нагрудник, эфод, ризу, хитон узорчатый, тюрбан*Или: головная повязка, подобная тюрбану; то же в ст. 37, 39. и пояс. Для Аарона, брата твоего, и его сыновей, которым предстоит служить у Меня священниками, должны они приготовить эти особые одеяния, 5 взяв для того золото, голубую, пурпурную и алую шерсть, а также тонкий лен.
6 Когда станут делать эфод, пусть используют золотую нить, голубую, пурпурную и алую пряжу и тонкий лен - искусной должна быть эта работа. 7 К обоим его верхним краям нужно пришить два соединяющих его наплечника, благодаря чему он станет цельным облачением. 8 Искусно сделанный пояс эфода, изготовленный как часть его и с тою же красотою работы, должен быть из золота и пряжи голубой, пурпурной и алой и тонкого льна. 9 После сего возьми два благородных камня, оникса, и вырежи на них имена двенадцати сыновей Израиля 10 в том порядке, как родились они, - шесть имен на одном камне, шесть остальных на другом. 11 Эти двенадцать имен сыновей Израиля поручи вырезать на сих камнях резчику, который делает печати. Вставь камни в золотые оправы 12 и закрепи оба на наплечниках эфода - это камни, напоминающие о сынах Израилевых. Аарон всегда будет носить эти имена на плечах своих перед Господом для памятования. 13 Позаботься о том, чтобы для этих камней были сделаны золотые оправы искусной работы 14 и чтобы из чистого золота были сделаны еще две цепочки витые, в виде шнура плетеного, - и прикрепи их к оправам.
15 Затем сделай искусной работы нагрудникИли: нагрудный (съемный) карман (ср. ст. 30: в нагрудник вложи два камня). , именуемый «нагрудником решений»Или: нагрудником суда.. Пусть и он, подобно эфоду, будет изготовлен из нитей золота, голубой, пурпурной и алой пряжи и тонкого льна. 16 Он, будучи сложен вдвое, должен быть квадратным: длиною в ладонь и в ладонь шириной*Т.е. 23 см.. 17 Помести на этом нагруднике четыре ряда камней в оправе в таком порядке: сначала рубин, топаз и изумруд - это первый ряд; 18 во втором ряду - бирюза, сапфирИли: ляпис-лазурь. и бриллиантИли: алмаз; или: гагат.; 19 третий ряд - это гиацинт*Или: опал., агат и аметист; 20 и четвертый ряд - хризолит, оникс и яшма. Все камни следует вставить в золотые оправы искусной работы. 21 Камни должны соответствовать именам сыновей Израиля: их двенадцать - столько же, сколько и имен, которые надо вырезать на камне, как на печати; на каждом камне - имя одного из двенадцати колен. 22 Сделай для нагрудника из чистого золота цепочки витые в виде шнура плетеного. 23 И еще сделай два золотых кольца и прикрепи их к двум краям нагрудника. 24 Присоедини две золотые плетеные цепочки к обоим кольцам на верхних углах нагрудника, 25 а другие концы этих двух цепочек соедини с теми двумя оправами камней на наплечниках, кои, в свою очередь, прикрепи к наплечникам эфода спереди. 26 После того сделай и еще два золотых кольца - их прикрепи к двум нижним углам нагрудника на внутренней стороне его, что прилегает к эфоду. 27 Сделай также два золотых кольца, которые надо будет прикрепить к нижним краям наплечников с передней стороны, у самого шва этих наплечников, прямо над поясом эфода. 28 Нагрудник надо прикреплять, продевая сквозь кольца его и кольца эфода голубой шнур, так прикреплять, чтобы не спадал он с эфода и был над поясом его. 29 На этом нагруднике Божественных решений и будет носить Аарон имена сыновей Израиля, входя во Святилище, носить их у самого сердца своего для постоянного памятования о них перед Господом. 30 А в нагрудник Божественных решений вложи два камня священных: урим и туммим*Урим и туммим священные камни, предназначенные для определения воли Божьей. Вероятное значение этих слов соответственно: свет огня / освещение и полнота / совершенство; в LXX: проявление и истина., и да будут они всегда у сердца Аарона, когда станет входить он во Святилище пред лицо Господа. Всегда у самого сердца будет носить их Аарон перед Господом для определения решения о сынах Израилевых.
31 Сотки и ризу, на которую надевается эфод, ризу голубого цвета. 32 Посередине у нее должен быть вырез для головы с плотно обметанным краем, достаточно крепким*Букв.: а край выреза тканым будет, подобным вырезу кожаного панциря., чтобы не рвалось облачение. 33 На подоле у нее должны быть шарики из пряжи голубого, пурпурного и алого цвета в виде гранатовых плодов; по всему подолу пришей их, а между ними, по кругу, - золотые колокольчики. 34 Прикрепи их вперемежку: золотой колокольчик и гранатовый плод, золотой колокольчик и гранатовый плод - и так по всему подолу ризы. 35 Аарон, совершая служение, должен носить ее, когда будет входить во Святилище, чтобы предстать пред Господом, и выходить оттуда (звон от нее будет слышен тем, кто вне), чтобы не умереть ему там.
36 Отлей налобную пластинку*Букв.: цветок, т.е. пластинку в виде цветка. из чистого золота и вырежи на ней, как на печати, слова Святыня Господня. 37 В отверстия по краям вдень голубого цвета шнур и привяжи его, чтобы укреплять ее на тюрбане спереди, 38 на челе Аарона, и так он возьмет на себя всякое несовершенство в священных приношениях сынов Израилевых, ими посвящаемых. Всегда должна быть эта надпись на челе Аарона, дабы Господь благоволил и принимал приношения. 39 Хитон узорчатый и тюрбан сотки из тонкого льна, а пояс в тон к ним должен быть украшен вышивкой.
40 И для сыновей Аарона тоже сотки хитоны, пояса и повязки головные, которые придавали бы величие и благолепие служению их. 41 Облачи во все одежды эти Аарона, брата твоего, и сыновей его вместе с ним. Соверши помазание елеем, укажи на обязанности и права*Букв.: наполни руки их - выражение, обычно указывающее на содержание, получаемое священнослужителями от совершаемого ими служения. Здесь же речь идет о назначении на служение (ср. Лев 8:28); то же в 29:9. и посвяти их, чтобы они, став священниками, служили Мне. 42 Сделай для них белье из льняной ткани для прикрытия наготы от бедер до голеней. 43 Эта нижняя одежда всегда должна быть на Аароне и на сыновьях его, когда будут входить они в Шатер Откровения или приближаться к жертвеннику во время служения во Святилище. Иначе они будут виновны в пренебрежении к святыне и умрут. Это установление для Аарона и всех потомков его на все времена.

Исход, Глава 29

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 О посвящении Аарона и его сыновей, 10 О жертвоприношениях при посвящении, 22 Поставление во священство, 38 Ежедневные всесожжения
1 Теперь о том, что должен ты сделать для них, чтобы посвятить их, дабы стали они священниками и служили Мне. Позаботься о том, чтобы были у тебя*Букв.: возьми - далее в этом стихе и следующем идет перечисление того, что потребуется для посвящения. на тот час и бычок, и два барана без изъяна какого. 2 У тебя должен быть пресный хлеб и лепешки пресные из теста, замешенного на оливковом масле, а также коржи пресные, помазанные оливковым маслом. Испеки их из лучшей пшеничной муки 3 и положи в одну корзину, чтобы в нужное время они могли быть отданы Мне*Или: представлены (Мне) - употребленное в оригинале слово означает: привести / принести нечто к жертвенникуили пожертвовать что-либо Богу; то же в ст. 4, где оно переведено как «приведешь»., как и бычок и два барана.
4 Когда приведешь ко входу в Шатер Откровения Аарона с сыновьями, то соверши над ними обряд омовения. 5 Потом возьми приготовленные одежды и облачи Аарона в хитон, в ризу, что под эфод надевается, и в сам эфод; возложи сверху нагрудник и препояшь Аарона поясом эфода. 6 Надень на голову его тюрбанИли:головную повязку, подобную тюрбану., к которому прикрепи диадему священнуюИли: символ священнического сана. . 7 Возьми затем елей и, возлив на голову Аарона, соверши помазание.
8 А потом вели сыновьям его подойти к тебе: их тоже облачи в хитоны, 9 препояшь их, - как Аарона, так и сыновей его, - повяжи им высокие головные повязки; и священническое служение станет их правом и обязанностью навеки. Так возведешь ты в священники Аарона и сыновей его*Букв.: ты наполнишь руки Аарона и сыновей его - возведение в должность среди восточных народов обычно сопровождалось вручением знака или эмблемы той должности. В данном случае определенные части жертвы являлись таким знаком. То же в форме глагола или существительного и в ст. 22, 26, 31, 34, 35..
10 Распорядись о том, чтобы к Шатру Откровения привели бычка, на голову которого возложат руки Аарон и его сыновья. 11 После этого ты заколешь бычка пред Господом у входа в Шатер Откровения 12 и, взяв немного его крови, пальцем своим помажешь рога жертвенника, а остальную кровь выльешь к подножью жертвенника. 13 Затем отдели весь жир, которым покрыты внутренности, сними сальник, который на печени*Или: доля печени; или: лучшая часть печени; то же в ст. 22., обе почки и жир, что на них, и в дым обрати на жертвеннике. 14 Мясо бычка, шкуру его и все остальные внутренности вместе с их нечистотами сожги за станом, ибо то жертва за грех*Евр. хаттат, по традиции переведенное здесь как «жертва за грех», обозначало особую очищающую жертву (см. Лев 4:1-5:13)..
15 Сделав сие, приведи одного барана и после того, как Аарон с сыновьями возложат руки свои на голову этого животного, 16 заколи его и кровью его окропи жертвенник со всех сторон. 17 Рассеки барана на части и, вымыв его внутренности и голени, положи их поверх его головы и остальных частей. 18 Сожги, в дым обрати всего барана на жертвеннике. Это будет всесожжением Господу, благоуханием отрадным, полностью на огне сжигаемой жертвой*Евр. ишше традиционно переводилось как жертва, (вознесенная) в огне, или подобным образом, но, согласно новейшим лингвистическим и богословским исследованиям, его более точное значение - «дар / приношение» или «пища, принесенная в жертву». Господу.
19 Вслед за тем подведи второго барана и, после того как Аарон и сыновья его и в этот раз возложат руки на его голову, 20 заколи его и, взяв немного его крови, помажь ею Аарону и его сыновьям мочку правого уха, а также большие пальцы правых рук их и правых ног. Оставшейся кровью окропи жертвенник со всех сторон. 21 Возьми немного крови с жертвенника и немного елея помазания и окропи ими Аарона и одежды его, а с ним и сыновей его и их одежды. Так будут освящены и Аарон, и его сыновья, и их одежды.
22 Вынь из заколотого барана весь жир, курдюк и тот жир, коим покрыты внутренности; сальник вынь, что на печени, обе почки вместе с жиром на них и правое бедро барана (поскольку этот баран предназначен для обряда поставления во священство). 23 А из той корзины с пресным хлебом, что поместил ты перед Господом, возьми один круглый хлеб, одну лепешку из теста, замешанного на оливковом масле, и один корж. 24 Положи всё это на руки Аарону и сыновьям его, и вместе с ними подними вверх как приношение, возносимое перед Господом*Друг. возм. пер.: и размахивай со всем этим, т.е. держа их руки с приношением в своих руках, размахивай ими вперед и назад, что, очевидно, должно было выражать готовность давать и принимать. То же и в ст. 26 и 27.. 25 Затем прими дары эти из рук их и в дым обрати на жертвеннике вместе со всесожжением для благоухания, Господу отрадного; это дар Господу.
26 Грудь барана, предназначенного для обряда поставления Аарона во священство, подними вверх как приношение, возносимое перед Господом, то будет дар тебе, твоя доля. 27 (Отдели как святыню такие вот части жертвы, при посвящении принесенной для Аарона и его сыновей: грудь барана, что была поднята как приношение возносимое, и его же бедро, что было в дар преподнесено. 28 И по установлению, на все времена данному, эти части будут постоянной долей Аарона и сыновей его как дар от сынов Израилевых. И это должно быть их приношением Господу от тех благодарственных жертв*См. примеч. к 24:5., с коими они пред Ним предстают.
29 Что до священных одежд Аарона, они после него достанутся сыновьям его, чтобы в них же помазывать потомков его и поставлять во священство. 30 Священник, поставленный вместо него из его же сыновей, тот, кому предстоит в будущем входить в Шатер Откровения для служения во Святилище, должен облачаться в эти одежды семь первых дней при своем посвящении.)
31 Мясо барана, предназначенного для обряда поставления во священство, грудь и бедро его, вари на святом месте, во дворе Скинии. 32 Аарону и сыновьям его положено есть это мясо и хлеб, что остается в корзине, у входа в Шатер Откровения. 33 Они должны есть сии дары - через оные восстановилось их единение с Богом*Букв.: которыми было сделано для них укрытие (для защиты от наказания). В этом назидательно-прообразном служении кровь принесенного в жертву животного символически закрывала собой грехи, совершенные людьми, будучи пролитой вместо их крови, она побуждала их ожидать с верою ту Жертву, через которую Бог «всё примирит с Собою» (Кол 1:20). То же в ст. 36 и 37., чтобы смогли они принять служение и посвящение. Никому другому не позволено того есть: это святыня. 34 Если останется что-нибудь до утра от мяса или хлеба, приготовленного для обряда поставления, - остаток тот предай огню; есть того уже нельзя, ибо это святыня. 35 Сделай же всё это для Аарона и сыновей его, как Я повелел тебе. Семь дней должен продолжаться обряд их посвящения, поставления на служение.
36 В каждый из тех дней закалывай бычка в жертву за грех, дабы восстановить их единение с Богом. И жертвенник ты должен очищать той же самой жертвой за грех, готовя его к святому служению на нем;*Ближе к букв.: простирая над ним покров (умиротворяющий), что символически совершалось через нанесение крови жертвы на рога жертвенника и излитие ее к его основанию. То же и в ст. 37. Сделанный человеческими руками и в силу этого ритуально нечистый, жертвенник - прежде чем начнется на нем священное действо - нуждался в очистительной жертве. при этом не упускай помазание жертвенника, тем самым освящая его. 37 Все семь дней тебе надо будет готовить жертвенник к святому служению на нем и совершать его посвящение, и станет он святыней великой, тогда всё, что ни коснется его, освятится*Или: должно / должны стать святым(и), т.е. будет предназначено для святого служения..
38 И вот что ты будешь возлагать на этот жертвенник: двух годовалых ягнят изо дня в день, постоянно: 39 одного ягненка приноси в жертву утром, другого - вечером, перед наступлением темноты. 40 Возлагая на жертвенник первого ягненка, принеси в жертву и десятую часть эфы пшеничной муки, смешанной с четвертью гина елея чистого, из маслин выжатого, и четверть гина*Эфа - 22 л, гин - 4 л. вина для возлияния на жертвенник. 41 Другого ягненка приноси вечером вместе с таким же хлебным даром и возлиянием, как и утром, дабы это было благоуханием отрадным, полностью на огне сжигаемой жертвой Господу. 42 Отныне всегда, из поколения в поколение, должно совершаться такое всесожжение пред Господом у входа в Шатер Откровения, где буду открываться вам, чтобы говорить с вами*Букв.: с тобой..
43 Я буду там в общении с сынами Израилевыми, и освятится место сие присутствием*Букв.: славой. Моим. 44 И буду Я освящать Шатер Откровения и жертвенник; и Аарона с сыновьями его освящать, чтобы они как священники служили Мне. 45 Буду пребывать среди сынов Израилевых и буду их Богом. 46 И убедятся они, что Я, Господь, Бог их, Который вывел их из Египта, чтобы быть с ними. Я - Господь, Бог их.

Исход, Глава 30

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 Жертвенник курения благоуханного, 11 Серебро для выкупа, 17 Сосуд для омовений, 22 Елей помазания, 34 О воскурениях
1 А что до дальнейшего устройства Святилища, то ты сделай еще и жертвенник курения благоуханного, из акации изготовь его. 2 Квадратным он должен быть: локоть в одну и другую сторону; высота - в два*Т.е. около 0,5x0,5x0,9 м.. Рога жертвенника должны составлять с ним одно целое. 3 Чистым золотом обложи весь жертвенник: и верх его, и стенки, и упомянутые рога тоже. По всему верхнему краю жертвенника сделай литой обвод узорчатый из золота. 4 Под ним, под обводом этим, с двух сторон жертвенника укрепи по два кольца из золота - то будут гнезда для шестов, на которых можно будет переносить жертвенник. 5 Шесты тоже сделай из акации и покрой их золотом.
6 Установи этот жертвенник перед завесой, за которой находится ковчег со скрижалями ЗаконаБукв.: ковчег Свидетельства; то же и в ст. 26 и 36; см. примеч. к 16:34., - установи прямо напротив златого Покрова примирения, стоящего над скрижалямиБукв.: над Свидетельством., где Я буду в общении с тобой. 7 Вот на нем и будет Аарон воскурять благовония. Каждый раз, когда станет он приводить в порядок светильники: по утрам, когда осматривает их, 8 и вечерами, когда проверяет, горят ли они, - каждый раз он должен воскурять благовония. Да не прекращается никогда это приношение благовонное перед Господом во всех ваших поколениях! 9 Но пусть же не возносится на этом жертвеннике никакое другое курение: ни от всесожжения, ни от хлебного приношения; и возлияний никаких на жертвеннике этом не совершайте. 10 Над рогами жертвенника один раз в год должен совершать Аарон обряд, дающий возможность людям восстанавливать свое единение*Или: обряд примирения; о значении употребленного в оригинале слова см. примеч. к 29:33. с Богом. Такое ежегодное служение для восстановления сего единения надлежит совершать из поколения в поколение, используя кровь жертвы за грех. Это великая святыня Господня».
11 Господь сказал Моисею: 12 «Когда будешь проводить перепись сынов Израилевых, пусть при пересчете каждый даст за себя Господу выкуп. Тогда не постигнет его при переписи никакое несчастье.*Этот дар, принесенный с сознанием своей полной зависимости от Бога, имел значение искупительной жертвы, отвращающей гнев Господень. 13 С каждого приходящего на перепись причитается половина шекеля серебра (того шекеля, что в Cвятилище имеют хождение*Букв.: шекелем Святилища; то же в ст. 24. Шекель - мера веса (и стоимости), 11,5 г, т.е. нужно заплатить около 6 г серебра., двадцать гер в том шекеле). Эти полшекеля - Господу приношение. 14 Всякому приходящему на перепись, если двадцать лет ему или больше, надлежит делать это приношение для Господа. 15 Богатый не обязан давать больше, но и бедный не может дать меньше чем полшекеля как выкуп за себя, Господу принесенный. 16 Принимая это серебро выкупа у сыновей Израилевых, употребляй его только на служение*Или: для работ. в Шатре Откровения. И тогда здесь перед Господом это послужит напоминанием для сынов Израилевых о выкупе, внесенном за их жизнь».
17 Продолжая давать указания о Скинии и служении при ней, Господь сказал Моисею: 18 «Сосуд для омовений, в виде чаши большой, сделай из меди и под него - медную же подставку. Установи его между Шатром Откровения и жертвенником во дворе, наполнив водою; 19 и пусть Аарон и сыновья его омывают руки и ноги свои той водой. 20 Они должны делать это всякий раз перед тем, как входить в Шатер Откровения, дабы не погибнуть. Точно так же, когда предстоит им приблизиться к жертвеннику для совершения богослужения: обратить в дым в огне сжигаемую жертву Господу, - 21 и тогда должны омывать они руки и ноги свои, чтобы не умереть им. Да будет это установлением для них, Аарона и потомков его, во всех поколениях на все времена».
22 И еще сказал Господь Моисею: 23 «Возьми благовоний самых лучших: текучей мирры - пятьсот шекелей; душистой корицы - половину того, двести пятьдесят*Т.е. 500 шекелей - около 6 кг, 250 - около 3 кг.; тростника ароматного - двести пятьдесят; 24 кассии - пятьсот шекелей (в шекелях священных) и один гин*Около 4 л. елея. 25 И, как искусный составитель благовоний это делает, ты приготовь из всего этого особый состав для священного помазания. Это и будет священный елей для помазания, 26 коим помажешь и Шатер Откровения, и ковчег со скрижалями Закона, 27 и стол со всеми его принадлежностями; также и светильник, все его части; помажь и жертвенник курения благоуханного, 28 как и жертвенник для всесожжений со всеми его принадлежностями, и сосуд для омовений вместе с подставкой. 29 Когда освятишь всё это, станет оно великой святыней - и всё, чтоИли:всякий, кто. ни коснется сего, освятитсяИли: должно / должны стать святым(и).. 30 Аарона и сыновей его непременно помажь - посвяти их, чтобы они, став священниками, служили Мне. 31 А сынам Израилевым скажи, что елей священного помазания - елей Господень, и таковым пребудет во всех ваших поколениях. 32 Им нельзя помазывать людей*Букв.: плоть человека., не причастных к священнодействию, и не должны вы делать для себя ничего подобного этому составу. Это - святыня, святыней и должно оно быть для вас! 33 Если же сделает кто подобный состав и помажет им непосвященного*Букв.: чужака / постороннего., такой да будет исторгнут из народа своего».
34 К сему прибавил Господь, сказав Моисею: «Возьми и других еще благовоний: натафа, шехелета, душистого халвана*Первое из этих трех наименований ароматичных веществ букв. «капля» и может относиться к любому виду смолы или камеди, сочащимся из дерева. Второе, по-видимому, означает «раковина» (моллюска) какого-то вида, из которого добывалось душистое вещество, а третье - галбан (евр. халбена) - камедистая смолка из растения Galbanum officinale. и чистого ладана, - поровну всего возьми 35 и изготовь ароматичную смесь для воскурений, как это делает искусный составитель благовоний. Состав этот должен быть и смешанным с солью, и чистым, и священным. 36 Приготовленное тобой истолки мелко и клади для воскурений перед ковчегом со скрижалями Закона в Шатре Откровения, куда Я буду звать тебя для общения. Благовония эти должны быть святыней великой для вас. 37 Для себя таких благовоний никогда не делайте. Вы должны считать это посвященным Господу. 38 Если же кто сделает такое для своего услаждения, да будет исторгнут из народа своего».

Исход, Глава 31

Святилище и установление богослужебных обрядов> 1 О мастерах искусных, 12 О соблюдении субботы
1 Продолжая разговор с Моисеем, Господь сказал ему: 2 «Знай, Я с целью особой избрал*Букв.: Я по имени назвал. Бецалела, сына Урии, внука Гурова из колена Иуды. 3 Духом Божиим исполнил Я его и через то даровал ему высокое мастерство*Или: дал ему мудрость. Евр. слово хохма, обычно переводимое как «мудрость», здесь указывает на то большое умение или мастерство, которое требовалось для строительства Святилища., сообразительность и знание всякого рода искусств, 4 чтобы мог он замышлять произведения художественные и работать по золоту, серебру и меди, 5 гранить драгоценные камни и вставлять их в оправу, выполнять резьбу по дереву, то есть делать всякого рода искусные вещи. 6 Более того, Я дал ему в помощники Оголиава, сына Ахисамаха из колена Дана, а также наделил особым умением всех тех, кто уже был умельцем*Букв.: вложил (большую) мудрость в сердце всех мудрых сердцем. в своем деле, чтобы они смогли выполнить всё, что Я повелел тебе сделать: 7 Шатер Откровения, ковчег, где Свидетельство о воле Моей хранится, златой Покров примирения и все прочие принадлежности Шатра; 8 также и стол со всеми принадлежностями его, светильник, коего все части из чистого золота должны быть, жертвенник курения благоуханного 9 и жертвенник для всесожжений со всеми принадлежностями его, большой сосуд для омовений и подставку к нему; 10 а вместе с тем и искусной работы одеждыИли: вязаные / сотканные одежды. - для самого Аарона-священника и для сыновей его одеяния, отличающиеся от обычныхБукв.: облачения священные / Святилища., дабы носили они их при священнодействии; 11 наконец, от умельцев тех потребуется приготовить елей помазания и ароматичное курение для Святилища. Пусть всё, что Я повелел тебе сделать, они выполнят».
12 Продолжая говорить о богослужении, Господь повелел Моисею: 13 «Внуши сынам Израилевым: субботы Мои пусть соблюдают непреложно, ибо они - знамение Союза между Мной и вами из поколения в поколение, дабы вы знали, что Я - Господь, освящающий вас. 14 Посему соблюдайте субботу, она свята для вас. Кто осквернит святыню эту, тот смерти должен быть предан. Работающему в субботу не место среди народа его - да будет он исторгнут. 15 Работой можно заниматься шесть дней, а седьмой день - суббота, день священного покоя*Т.е. день, в который полностью прекращается работа., он Господу посвящается. Каждый, кто работает в субботний день, должен быть предан смерти. 16 Сынам Израилевым надлежит соблюдать субботу, праздновать ее из поколения в поколение как знак их вечного со Мной Союза-Завета. 17 На вечные времена суббота должна оставаться знаком Союза между Мной и сынами Израилевыми. Ибо Я, Господь, за шесть дней создал небо и землю, а в день седьмой ничего не делалСм. примеч. «б» к Быт 2:2. и отдыхалИли: набирался сил - здесь употреблено то же самое слово нафаш («перевести дух»), что и в заповеди о предоставлении отдыха рабу (23:12).».
18 И когда Господь закончил говорить с Моисеем на горе Синай, Он дал ему две скрижали со Свидетельством о воле Своей, каменные скрижали, на коих Свидетельство то было записано Его Божественным перстом.
Читать далее:Исход, Глава 32
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

25:4 Еврейское, а фактически заимствованное египетское слово шеш служило для обозначения льняного полотна очень тонкой выработки. Мумии египетских фараонов, забинтованные в тончайшие льняные ткани удивительной прочности, сохранились до наших дней.


25:5 Друг. возм. пер.: кожа животных морских - евр. неясен.


25:6 Или: оливковое масло.


25:7 Эфод - тканный золотом передник или верхняя короткая риза.


25:9 а) Евр. мишкан - «жилище»; это слово часто используется в ВЗ для обозначения переносного храма израильтян. В LXX оно переведено словом скэнэ (шатер), отсюда в славянской и синодальной Библии, а также и в данном переводе оно по традиции передается словом «скиния».


25:9 б) Евр. тавнит - образец, модель, чертеж; некоторые комментаторы полагают, что Моисею было показано небесное святилище; то же в ст. 40.


25:10 Локоть - мера длины, около 45 см, т.е. размеры ковчега приблизительно 1,1x0,7x0,7 м.


25:16 Букв.: положи Свидетельство (с указанием); то же в ст. 21, 22; см. примеч. к 16:34.


25:17 а) Или: место примирения - так в LXX.


25:17 б) Т.е. 1,1x0,7 м.


25:22 Или: при встрече буду давать тебе возможность узнавать о Моей воле. В евр. это выражено глаголом яад, означающим не просто «встречаться» в обычном употреблении слова, как, например, в 5:3; основное значение употребленного здесь глагола - «утверждать / определять время или место». Потому, начиная с 27-й главы Исхода обо всем Святилище, евр. охель моэд, говорится как о Шатре Встреч особого значения, т.е. как о том месте, где Бог через Моисея открывает Свою волю Израилю. В нашем переводе это «Шатер Откровения».


25:23 Т.е. 0,9x0,45x0,7 м.


25:25 Т.е. около 8 см.


25:30 Букв.: хлеб (перед) Лицом, т.е. хлеб, который всегда следует класть перед Господом, в Его присутствии; ср. Лев 24:6.


25:31 Или: с бутонами и цветками.


25:37 Букв.: и пусть они светят перед собой.


25:39 Евр. киккар - около 35 кг; то же в 37:24; 38:24, 25, 27, 29.


26:2 Т.е. 12,6x1,8 м.


26:8 Т.е. 13,5x1,8 м.


26:16 Т.е. 4,5x0,7 м.


26:24 Или: к одному кольцу.


26:30 Евр. мишпат используется здесь в значении: план, замысел.


26:33 а) Букв.: ковчег Свидетельства (с указанием); то же в ст. 34; см. примеч. к 16:34.


26:33 б) Или: от Самого святого (покоя / отделения).


27:1 Т.е. 2,3x2,3x1,4 м.


27:9 Т.е. около 45 м, то же в ст. 11.


27:10 Или: соединения / пруты; то же в ст. 11 и 17.


27:12 Т.е. около 23 м, то же в ст. 13.


27:14 Т.е. около 6,8 м.


27:16 Т.е. около 9 м.


27:18 Т.е. около 45x23x2,3 м.


27:20 Букв.: всегда.


27:21 Букв.: за которой Свидетельство; см. примеч. к 16:34.


28:2 Или: особые, ср. ст. 4.


28:3 Букв.: исполнил духом мудрости.


28:4 Или: головная повязка, подобная тюрбану; то же в ст. 37, 39.


28:15 а) Или: нагрудный (съемный) карман (ср. ст. 30: в нагрудник вложи два камня).


28:15 б) Или: нагрудником суда.


28:16 Т.е. 23 см.


28:18 а) Или: ляпис-лазурь.


28:18 б) Или: алмаз; или: гагат.


28:19 Или: опал.


28:30 Урим и туммим священные камни, предназначенные для определения воли Божьей. Вероятное значение этих слов соответственно: свет огня / освещение и полнота / совершенство; в LXX: проявление и истина.


28:32 Букв.: а край выреза тканым будет, подобным вырезу кожаного панциря.


28:36 Букв.: цветок, т.е. пластинку в виде цветка.


28:41 Букв.: наполни руки их - выражение, обычно указывающее на содержание, получаемое священнослужителями от совершаемого ими служения. Здесь же речь идет о назначении на служение (ср. Лев 8:28); то же в 29:9.


29:1 Букв.: возьми - далее в этом стихе и следующем идет перечисление того, что потребуется для посвящения.


29:3 Или: представлены (Мне) - употребленное в оригинале слово означает: привести / принести нечто к жертвенникуили пожертвовать что-либо Богу; то же в ст. 4, где оно переведено как «приведешь».


29:6 а) Или:головную повязку, подобную тюрбану.


29:6 б) Или: символ священнического сана.


29:9 Букв.: ты наполнишь руки Аарона и сыновей его - возведение в должность среди восточных народов обычно сопровождалось вручением знака или эмблемы той должности. В данном случае определенные части жертвы являлись таким знаком. То же в форме глагола или существительного и в ст. 22, 26, 31, 34, 35.


29:13 Или: доля печени; или: лучшая часть печени; то же в ст. 22.


29:14 Евр. хаттат, по традиции переведенное здесь как «жертва за грех», обозначало особую очищающую жертву (см. Лев 4:1-5:13).


29:18 Евр. ишше традиционно переводилось как жертва, (вознесенная) в огне, или подобным образом, но, согласно новейшим лингвистическим и богословским исследованиям, его более точное значение - «дар / приношение» или «пища, принесенная в жертву».


29:24 Друг. возм. пер.: и размахивай со всем этим, т.е. держа их руки с приношением в своих руках, размахивай ими вперед и назад, что, очевидно, должно было выражать готовность давать и принимать. То же и в ст. 26 и 27.


29:28 См. примеч. к 24:5.


29:33 Букв.: которыми было сделано для них укрытие (для защиты от наказания). В этом назидательно-прообразном служении кровь принесенного в жертву животного символически закрывала собой грехи, совершенные людьми, будучи пролитой вместо их крови, она побуждала их ожидать с верою ту Жертву, через которую Бог «всё примирит с Собою» (Кол 1:20). То же в ст. 36 и 37.


29:36 Ближе к букв.: простирая над ним покров (умиротворяющий), что символически совершалось через нанесение крови жертвы на рога жертвенника и излитие ее к его основанию. То же и в ст. 37. Сделанный человеческими руками и в силу этого ритуально нечистый, жертвенник - прежде чем начнется на нем священное действо - нуждался в очистительной жертве.


29:37 Или: должно / должны стать святым(и), т.е. будет предназначено для святого служения.


29:40 Эфа - 22 л, гин - 4 л.


29:42 Букв.: с тобой.


29:43 Букв.: славой.


30:2 Т.е. около 0,5x0,5x0,9 м.


30:6 а) Букв.: ковчег Свидетельства; то же и в ст. 26 и 36; см. примеч. к 16:34.


30:6 б) Букв.: над Свидетельством.


30:10 Или: обряд примирения; о значении употребленного в оригинале слова см. примеч. к 29:33.


30:12 Этот дар, принесенный с сознанием своей полной зависимости от Бога, имел значение искупительной жертвы, отвращающей гнев Господень.


30:13 Букв.: шекелем Святилища; то же в ст. 24. Шекель - мера веса (и стоимости), 11,5 г, т.е. нужно заплатить около 6 г серебра.


30:16 Или: для работ.


30:23 Т.е. 500 шекелей - около 6 кг, 250 - около 3 кг.


30:24 Около 4 л.


30:29 а) Или:всякий, кто.


30:29 б) Или: должно / должны стать святым(и).


30:32 Букв.: плоть человека.


30:33 Букв.: чужака / постороннего.


30:34 Первое из этих трех наименований ароматичных веществ букв. «капля» и может относиться к любому виду смолы или камеди, сочащимся из дерева. Второе, по-видимому, означает «раковина» (моллюска) какого-то вида, из которого добывалось душистое вещество, а третье - галбан (евр. халбена) - камедистая смолка из растения Galbanum officinale.


31:2 Букв.: Я по имени назвал.


31:3 Или: дал ему мудрость. Евр. слово хохма, обычно переводимое как «мудрость», здесь указывает на то большое умение или мастерство, которое требовалось для строительства Святилища.


31:6 Букв.: вложил (большую) мудрость в сердце всех мудрых сердцем.


31:10 а) Или: вязаные / сотканные одежды.


31:10 б) Букв.: облачения священные / Святилища.


31:15 Т.е. день, в который полностью прекращается работа.


31:17 а) См. примеч. «б» к Быт 2:2.


31:17 б) Или: набирался сил - здесь употреблено то же самое слово нафаш («перевести дух»), что и в заповеди о предоставлении отдыха рабу (23:12).


Как известно, Христос и Его ученики считали Моисея автором книги Исход (Мк 1:44 и Ин 1:45). Да и в самой этой книге содержится свидетельство о том, что Моисей, по указанию Господа, был не только вождем, но и летописцем израильского народа (например, в 17:14). Его авторство как в отношении этой книги, так и остальных частей Пятикнижия признается неоспоримым многовековой иудейской и христианской традицией. Исходя из этого можно утверждать, что книга эта была написана в то далекое время, когда в истории израильского народа произошли два важнейших и взаимосвязанных события: освобождение из египетского рабства и установление особых отношений с Богом - заключение Союза, или Договора (традиционно - Завета), с Ним. И то, и другое произошло по Его желанию и во исполнение Его особых намерений и прежде данных обещаний.

Еврейское название книги - «Шемот» («Имена») - отражает древнюю традицию, когда книга называлась по первому значащему слову. В одном из древнейших переводов этой книги - в переводе на греческий язык, который принято называть Септуагинтой (LXX), - она получила название Эксодос («Уход»), отсюда и пришедшее к нам из церковнославянского «Исход».

Название книги воплотило в себе ее основную идею - от рабства, погибели, безысходности спасает Бог. Он спасает людей для того, чтобы, заключив с ними Завет-Союз, восстановить взаимоотношения, разорванные их жизнью «во тьме египетской», и сделать их народом святым, царством священников. Это главное, о чем говорится в книге, однако внимание уделяется и доскональному описанию подробностей того, как создавалась богослужебная система, в самом центре которой было Свидетельство о воле Бога и о том удивительном Пути, которым грешник приходит к восстановлению своего единения с Ним.

Всё это служит предзнаменованием значительно большего «Исхода» - того великого избавления, которому тогда только предстояло еще осуществиться со смертью и воскресением Господа нашего Иисуса Христа, и указывает на появление «народа Божия» из числа тех, кто, по определению новозаветных авторов, «вообще не был народом» (1 Петр 2:10). А Завет, или Союз, скрепленный кровью великого Агнца Божьего, кровью, пророчески представленной в древних жертвоприношениях, полагает начало той Церкви, контуры которой вырисовываются в книге Исход.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

25 В Союзе важнейшее место занимает культ, который является символическим выражением отношения людей к Богу. Обосновывая все прямыми велениями Бога Моисею, свящ текст утверждает божественный характер религиозных установлений Израиля.


25:8 Богу поклоняются в местах, где Он особо проявил Свое присутствие (Быт 12:7; Быт 28:12-19и т. д.). Синай - место Его величественной теофании - "гора Божия" (Исх 3:1; 3 Цар 19:8), где Он пребывает (Втор 33:1-2; Суд 5:4-5; Авв 3:3; Пс 67:9). Ковчег - знамение Его присутствия (Исх 25:22; ср. 1 Цар 4:4; 2 Цар 6:2), а скиния, содержащая ковчег, - обитель Бога (ст. Исх 24:9и Исх 40:34), которая следует за Его народом в Его странствиях (2 Цар 7:6), пока Иерусалимский Храм не станет Его домом (3 Цар 8:10).


25:16 Внутри ковчега помещено "свидетельство (евр. "эдут" - пункты договора), т.е. "скрижали Завета" или Декалог (Десятисловие); ковчег назван "ковчегом свидетельства" (евр. Исх 25:22; Исх 26:33; Исх 40:21), ибо Десятисловие является свидетельством Союза-Завета.


25:18 Эти херувимы похожи на вавилонских карибу - духов-хранителей храмов и дворцов, изображавшихся в виде полулюдей-полуживотных. Согласно библейским описаниям и восточной иконописи, херувимы подобны крылатым сфинксам. В Иерусалимском Храме они расположены на ковчеге. Поэтому впоследствии стали говорить что Бог восседает на херувимах (1 Цар 4:4; 2 Цар 6:2; 4 Цар 19:15; Пс 79:2; Пс 98:1). В Храме Соломона они стоят по сторонам от ковчега (3 Цар 6:23-28). Они везут Божию колесницу (Иез 1и Иез 10). Бог летит на них (Пс 17:11; ср. также Быт 3:24).


28 Здесь речь идет о символическом значении свящ. одежд (Исх 25:28) и обрядов посвящения и об обязанности священнослужителей совершать жертвоприношения (Исх 25:29). Все это конкретно выражает назначение священства.


30:12 Перепись, т.е. запись имени, своей необычностью внушала страх. Предписанное приношение - выкуп за жизнь, дарованную Господом. Одинаковый для всех размер подати свидетельствует о равенстве всех израильтян перед Богом.


30:23-28 Миро и пр. благовонные вещества и масла были на Востоке символом сохранности и прочности. В данном случае они означали постоянное действие благословения Божия.


31:18 Скрижали представляли собой две каменные доски, на которых был высечен текст Декалога. Надписи на камне были на древнем Востоке в широком употреблении. Моисей, вероятно, пользовался т. н. "синайским алфавитом", который употребляли семиты, жившие по соседству с Египтом.


Основная мысль книги: Бог являет Себя не как далекая от человека космическая сила, но как личность, действующая в истории, избавитель от рабства, требующий от Своих избранников верности Себе и нравственной чистоты. Центральная фигура книги — Моисей, вождь и пророк, воспринявший древнюю веру Авраама и возвестивший о новой, более высокой ступени Откровения.

Названия, разделения и содержание

Пять первых книг Библии составляют одно целое, которое по-еврейски называется Тора, т.е. Закон. Первое достоверное свидетельство об употреблении слова Закон (греч. «νομος») в этом смысле мы встречаем в предисловии кн. Премудрости Иисуса, сына Сирахова. В начале христианской эры название «Закон» уже было общепринятым, как мы это видим в НЗ (Лк 10:26; ср. Лк 24:44). Иудеи, говорившие по-еврейски, называли первую часть Библии также «Пять пятых Закона», чему соответствовало в эллинизированных еврейских кругах η πεντατευχος (подраз. «βιβλος» ., т.е. Пятитомник). Это разделение на пять книг засвидетельствовано еще до нашей эры греческим переводом Библии семьюдесятью толковниками (LXX). В этом, принятом Церковью, переводе каждой из пяти книг было дано название, согласно ее содержанию или содержанию ее первых глав:

Кн. Бытия (собств. — книга о происхождении мира, рода человеческого и избранного народа); Исход (начинается с рассказа об уходе евреев из Египта); Левит (закон для священников из колена Левиина); Числа (книга начинается с описания переписи народа: гл. Числ 1-4); Второзаконие («второй закон», воспроизводящий в более пространном изложении Закон, данный на Синае). Иудеи же до сих пор называют каждую книгу евр. Библии по ее первому значимому слову.

Кн. Бытия разделяется на две неравные части: описание происхождения мира и человека (Быт 1-11) и история праотцев народа Божия (Быт 12-50). Первая часть — как бы пропилеи, вводящие в историю, о которой повествует вся Библия. В ней описывается сотворение мира и человека, грехопадение и его последствия, постепенное развращение людей и постигшее их наказание. Происшедший затем от Ноя род расселяется по земле. Генеалогические же таблицы все суживаются и, наконец, ограничиваются родом Авраама, отца избранного народа. История праотцев (Быт 12-50) описывает события из жизни великих предков: Авраама, человека веры, послушание которого вознаграждается: Бог обещает ему многочисленных потомков и Святую Землю, которая станет их наследием (Быт 12 1—25:8); Иакова, отличающегося хитростью: выдав себя за старшего брата, Исава, он получает благословение своего отца Исаака и затем превосходит изворотливостью своего дядю Лавана; однако его ловкость оказалась бы напрасной, если бы Бог не предпочел его Исаву и не возобновил в его пользу обетования, данные Аврааму, и заключенный с ним союз (Быт 25:19-36:43). Бог избирает людей не только высокого нравственного уровня, ибо он может исцелить всякого человека, открывающегося Ему, как бы он ни был греховен. По сравнению с Авраамом и Иаковом Исаак выглядит довольно бледно. О его жизни говорится главным образом в связи с его отцом или сыном. Двенадцать сыновей Иакова — родоначальники двенадцати колен Израилевых. Одному из них посвящена последняя часть кн. Бытия: гл. Быт 37-50 — биография Иосифа. В них описывается, как добродетель мудрого вознаграждается и Божественное Провидение обращает зло в добро (Быт 50:20).

Две главные темы Исхода: освобождение из Египта (Исх 1:1-15:21) и Синайский Союз-Завет (Исх 19:1-40:38) связаны с менее значимой темой — странствия по пустыне (Исх 15:22-18:27). Моисей, получивший откровение неизреченного имени Ягве на горе Божией Хориве, приводит туда израильтян, освобожденных от рабства. В величественной теофании Бог вступает в союз с народом и дает ему Свои Заповеди. Как только союз был заключен, народ его нарушил, поклонившись золотому тельцу, но Бог прощает виновных и возобновляет союз. Ряд предписаний регулирует богослужение в пустыне.

Кн. Левит носит почти исключительно законодательный характер, так что повествование о событиях, можно сказать, прерывается. Она содержит ритуал жертвоприношений (Лев 1-7): церемониал поставления в священники Аарона и его сыновей (Лев 8-10); предписания о чистом и нечистом (Лев 11-15), завершающиеся описанием ритуала Дня Очищения (Лев 16); «Закон святости» (Лев 17-26), содержащий богослужебный календарь и заканчивающийся благословениями и проклятиями (Лев 26). В гл. Лев 27 уточняются условия выкупа людей, животных и имущества, посвященных Ягве.

В кн. Числа вновь говорится о странствии в пустыне. Уходу от Синая предшествуют перепись народа (Числ 1-4) и богатые приношения по случаю освящения скинии (Числ 7). Отпраздновав второй раз Пасху, евреи покидают святую гору (Числ 9-10) и доходят до Кадеса, где предпринимают неудачную попытку проникнуть в Ханаан с юга (Числ 11-14). После долгого пребывания в Кадесе они отправляются в Моавские равнины, прилегавшие к Иерихону (Числ 20-25). Мадианитяне разбиты, и колена Гада и Рувима поселяются в Заиорданьи (Числ 31-32). В гл. Числ 33 перечисляются остановки в пустыне. Повествования чередуются с предписаниями, дополняющими синайское законодательство или подготовляющими поселение в Ханаане.

Второзаконие отличается особой структурой: это кодекс гражданских и религиозных узаконений (Втор 12:26-15:1), включенный в большую речь Моисея (Втор 5-11; Втор 26:16-28:68), которую предваряет его первая речь (Втор 1-4); за ней следует третья речь (Втор 29-30); наконец говорится о возложении миссии на Иисуса Новина, приводятся песнь и благословения Моисея, даются краткие сведения о конце его жизни (Втор 31-34).

Второзаконнический кодекс отчасти воспроизводит заповеди, данные в пустыне. Моисей напоминает в своих речах о великих событиях Исхода, об откровении на Синае и начале завоевания Земли Обетованной. В них раскрывается религиозный смысл событий, подчеркивается значение Закона, содержится призыв к верности Богу.

Литературная композиция

Составление этого обширного сборника приписывалось Моисею, что засвидетельствовано в НЗ (Ин 1:45; Ин 5:45-47; Рим 10:5). Но в более древних источниках нет утверждения, что все Пятикнижие написано Моисеем. Когда в нем, хотя очень редко, говорится: «Моисей написал» — эти слова относятся лишь к определенному месту. Исследователи Библии обнаружили в этих книгах различие в стиле, повторения и некоторую непоследовательность повествований, что не дает возможности считать их произведением, целиком принадлежащим одному автору. После долгих исканий библеисты, главным образом под влиянием К.Г. Графа и Ю. Велльгаузена, склонились в основном к т.н. документарной теории, которую схематически можно формулировать так: Пятикнижие представляет компиляцию из четырех документов, возникших в различное время и в различной среде. Первоначально было два повествования: в первом автор, т. н. Ягвист, условно обозначаемый буквой «J», употребляет в рассказе о сотворении мира имя Ягве, которое Бог открыл Моисею; другой автор, т. н. Элогист (Е), называет Бога распространенным в то время именем Элогим. Согласно этой теории повествование Ягвиста было записано в 11 веке в Иудее, Элогист же писал немного позже в Израиле. После разрушения Северного царства оба документа были сведены воедино (JE). После царствования Иосии (640-609) к ним было прибавлено Второзаконие «D», а после Плена ко всему этому (JED) был присоединен священнический кодекс (Р), содержащий главным образом законы и несколько повествований. Этот кодекс составил своего рода костяк и образовал рамки этой компиляции (JEDP). Такой литературно-критический подход связан с эволюционной концепцией развития религиозных представлений в Израиле.

Уже в 1906 г Папская Библейская Комиссия предостерегла экзегетов от переоценки этой т. н. документарной теории и предложила им считать подлинным авторство Моисея, если иметь в виду Пятикнижие в целом, и в то же время признавать возможность существования, с одной стороны устных преданий и письменных документов, возникших до Моисея, а с другой — изменений и добавлений в более позднюю эпоху. В письме от 16 января 1948 г, обращенном к кардиналу Сюару, архиепископу Парижскому, Комиссия признала существование источников и постепенных приращений к законам Моисея и историческим рассказам, обусловленных социальными и религиозными установлениями позднейших времен.

Время подтвердило правильность этих взглядов библейской Комиссии, ибо в наше время классическая документарная теория все больше ставится под сомнение. С одной стороны, попытки систематизировать ее не дали желаемых результатов. С другой стороны, опыт показал, что сосредоточение интереса на чисто литературной проблеме датировки окончательной редакции текста имеет гораздо меньшее значение, чем подход исторический, при котором на первое место выдвигается вопрос об источниках устных и письменных, лежащих в основе изучаемых «документов». Представление о них стало теперь менее книжным, более близким к конкретной действительности. Выяснилось, что они возникли в далеком прошлом. Новые данные археологии и изучение истории древних цивилизаций Средиземноморья показали, что многие законы и установления, о которых говорится в Пятикнижии, сходны с законами и установлениями эпох более давних, чем те, к которым относили составление Пятикнижия, и что многие его повествования отражают быт более древней среды.

Не будучи 8 состоянии проследить, как формировалось Пятикнижие и как в нем слилось несколько традиций, мы, однако, вправе утверждать, что несмотря на разнохарактерность текстов явистского и элогистского, в них по существу идет речь об одном и том же. Обе традиции имеют общее происхождение. Кроме того, эти традиции соответствуют условиям не той эпохи, когда они были окончательно письменно зафиксированы, а эпохи, когда произошли описываемые события. Их происхождение восходит, следовательно, к эпохе образования народа Израильского. То же в известной мере можно сказать о законодательных частях Пятикнижия: пред нами гражданское и религиозное право Израиля; оно эволюционировало вместе с общиной, жизнь которой регулировало, но по своему происхождению оно восходит ко времени возникновения этого народа. Итак, первооснова Пятикнижия, главные элементы традиций, слившихся с ним, и ядро его узаконений относятся к периоду становления Израильского народа. Над этим периодом доминирует образ Моисея, как организатора, религиозного вождя и первого законодателя. Традиции, завершающиеся им, и воспоминания о событиях, происходивших под его руководством, стали национальной эпопеей. Учение Моисея наложило неизгладимый отпечаток на веру и жизнь народа. Закон Моисеев стал нормой его поведения. Толкования Закона, вызванные ходом исторического развития, были проникнуты его духом и опирались на его авторитет. Засвидетельствованный в Библии факт письменной деятельности самого Моисея и его окружения не вызывает сомнений, но вопрос содержания имеет большее значение, чем вопрос письменного фиксирования текста, и поэтому так важно признать, что традиции, лежащие в основе Пятикнижия, восходят к Моисею как первоисточнику.

Повествования и история

От этих преданий, являвшихся живым наследием народа, вдохнувших в него сознание единства и поддерживавших его веру, невозможно требовать той строго научной точности, к которой стремится современный ученый; однако нельзя утверждать, что эти письменные памятники не содержат истины.

Одиннадцать первых глав Бытия требуют особого рассмотрения. В них описано в стиле народного сказания происхождение рода человеческого. Они излагают просто и картинно, в соответствии с умственным уровнем древнего малокультурного народа, главные истины, лежащие в основе домостроительства спасения: создание Богом мира на заре времен, последовавшее за ним сотворение человека, единство рода человеческого, грех прародителей и последовавшие изгнание и испытания. Эти истины, будучи предметом веры, подтверждены авторитетом Св. Писания; в то же время они являются фактами, и как истины достоверные подразумевают реальность этих фактов. В этом смысле первые главы Бытия носят исторический характер. История праотцев есть история семейная. В ней собраны воспоминания о предках: Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе. Она является также популярной историей. Рассказчики останавливаются на подробностях личной жизни, на живописных эпизодах, не заботясь о том, чтобы связать их с общей историей. Наконец, это история религиозная. Все ее переломные моменты отмечены личным участием Бога, и все в ней представлено в провиденциальном плане. Более того, факты приводятся, объясняются и группируются с целью доказать религиозный тезис: существует один Бог, образовавший один народ и давший ему одну страну. Этот Бог — Ягве, этот народ — Израиль, эта страна — святая Земля. Но в то же время эти рассказы историчны и в том смысле, что они по-своему повествуют о реальных фактах и дают правильную картину происхождения и переселения предков Израильских, их географических и этнических корней, их поведения в плане нравственном и религиозном. Скептическое отношение к этим рассказам оказалось несостоятельным перед лицом недавних открытий в области истории и археологии древнего Востока.

Опустив довольно длинный период истории, Исход и Числа, а в определенной мере и Второзаконие, излагают события от рождения до смерти Моисея: исход из Египта, остановка у Синая, путь к Кадесу (о долгом пребывании там хранится молчание), переход через Заиорданье и временное поселение на равнинах Моава. Если отрицать историческую реальность этих фактов и личности Моисея, невозможно объяснить дальнейшую историю Израиля, его верность ягвизму, его привязанность к Закону. Надо, однако, признать, что значение этих воспоминаний для жизни народа и отзвук, который они находят в обрядах, сообщили этим рассказам характер победных песен (напр, о переходе через Чермное море), а иногда и богослужебных песнопений. Именно в эту эпоху Израиль становится народом и выступает на арену мировой истории. И хотя ни в одном древнем документе не содержится еще упоминания о нем (за исключением неясного указания на стеле фараона Мернептаха), сказанное о нем в Библии согласуется в главных чертах с тем, что тексты и археология говорят о вторжении в Египет гиксосов, которые в большинстве своем были семитического происхождения, о египетской администрации в дельте Нила, о политическом положении Заиорданья.

Задача современного историка состоит в том, чтобы сопоставить эти данные Библии с соответствующими событиями всемирной истории. Несмотря на недостаточность библейских указаний и недостаточную определенность внебиблейской хронологии, есть основания предполагать, что Авраам жил в Ханаане приблизительно за 1850 лет до Р.Х., что история возвышения Иосифа в Египте и приезда к нему других сыновей Иакова относится к началу 17 в. до Р.Х. Дату Исхода можно определить довольно точно по решающему указанию, данному в древнем тексте Исх 1:11: народ сынов Израилевых «построил фараону Пифом и Рамзес, города для запасов». Следовательно, Исход произошел при Рамзесе II, основавшем, как известно, город Рамзес. Грандиозные строительные работы начались в первые же годы его царствования. Поэтому весьма вероятно, что уход евреев из Египта под водительством Моисея имел место около середины царствования Рамзеса (1290-1224), т.е. примерно около 1250 г до Р.Х.

Учитывая библейское предание о том, что время странствования евреев в пустыне соответствовало периоду жизни одного поколения, водворение в Заиорданьи можно отнести к 1225 г до Р.Х. Эти даты согласуются с историческими данными о пребывании фараонов XIX династии в дельте Нила, об ослаблении египетского контроля над Сирией и Палестиной в конце царствования Рамзеса II, о смутах, охвативших весь Ближний Восток в конце 13 в. до Р.Х. Согласуются они и с археологическими данными, свидетельствующими о начале Железного Века в период вторжения Израильтян в Ханаан.

Законодательство

В евр Библии Пятикнижие называется «Тора», т.е. Закон; и действительно здесь собраны предписания, регулировавшие нравственную, социальную и религиозную жизнь народа Божия. В этом законодательстве нас больше всего поражает его религиозный характер. Он свойственен и некоторым другим кодексам древнего Востока, но ни в одном из них нет такого взаимопроникновения религиозного и светского элементов. В Израиле Закон дан Самим Богом, он регулирует обязанности по отношению к Нему, его предписания мотивируются религиозными принципами. Это кажется вполне нормальным, когда речь идет о нравственных предписаниях Десятисловия (Синайских Заповедях) или о культовых законах кн. Левит, но гораздо более знаменательно, что в том же своде гражданские и уголовные законы переплетаются с религиозными наставлениями и что все представлено как Хартия Союза-Завета с Ягве. Из этого естественно следует, что изложение этих законов связано с повествованием о событиях в пустыне, где был заключен этот Союз.

Как известно, законы пишутся для практического применения и их необходимо с течением времени видоизменять, считаясь с особенностями окружающей среды и исторической ситуации. Этим объясняется, что в совокупности рассматриваемых документов можно встретить как древние элементы, так и постановления, свидетельствующие о возникновении новых проблем. С другой стороны, Израиль в известной мере испытывал влияние своих соседей. Некоторые предписания Книги Завета и Второзакония удивительно напоминают предписания Месопотамских кодексов, Свода Ассирийских Законов и Хеттского кодекса. Речь идет не о прямом заимствовании, а о сходстве, объясняющемся влиянием законодательства других стран и обычного права, отчасти ставшего в древности общим достоянием всего Ближнего Востока. Кроме того, в период после Исхода на формулировке законов и на формах культа сильно сказывалось ханаанское влияние.

Десятисловие (10 заповедей), начертанное на Синайских скрижалях, устанавливает основу нравственной и религиозной веры Союза-Завета. Оно приведено в двух (Исх 20:2-17 и Втор 5:6-21), несколько различающихся вариантах: эти два текста восходят к древнейшей, более краткой, форме и нет никаких серьезных данных, опровергающих ее происхождение от Моисея.

Элогистский кодекс Союза-Завета (Исх 20:22-23:19) представляет собой право пастушеско-земледельческого общества, соответствующее реальному положению Израиля, образовавшегося как народ и начавшего вести оседлый образ жизни. От более древних месопотамских кодексов, с которыми у него есть точки соприкосновения, он отличается большой простотой и архаическими чертами. Однако он сохранился в форме, свидетельствующей о некоторой эволюции: особое внимание, которое уделяется в нем рабочему скоту, работам в поле и на виноградниках, равно как и домам, позволяет думать, что он относится к периоду оседлой жизни. С другой стороны, различие в формулировке постановлений — то повелительных, то условных — указывает на разнородность состава свода. В своем настоящем виде он, вероятно, восходит к периоду Судей.

Ягвистский кодекс возобновления Завета (Исх 34:14-26) иногда называется, хотя и неправильно, вторым Десятисловием или обрядовым Декалогом. Он представляет собой собрание религиозных предписаний в повелительной форме и принадлежит к тому же времени, что и книга Завета, но под влиянием Второзакония он был переработан. Хотя кн. Левит получила свою законченную форму только после плена, она содержит и очень древние элементы. Так, например, запреты, касающиеся пищи (Лев 11), или предписания о чистоте (Лев 13-15) сохраняют завещанное первобытной эпохой. В ритуале великого Дня Очищения (Лев 16) тексты древних обрядовых предписаний дополняются более подробными указаниями, свидетельствующими о наличии разработанного представления о грехе. Гл. Лев 17-26 составляют целое, получившее название Закона Святости и относящееся, очевидно, к последнему периоду монархии. К той же эпохе надо отнести кодекс Второзакония, в котором собрано много древних элементов, но также отражается эволюция социальных и религиозных обычаев (напр, законы о единстве святилища, жертвеннике, десятине, рабах) и изменение духа времени (призывы к сердцу и свойственный многим предписаниям увещательный тон).

Религиозный смысл

Религия как Ветхого, так и Нового Завета есть религия историческая: она основывается на откровении Бога определенным людям, в определенных местах, при определенных обстоятельствах и на особом действии Бога в определенные моменты человеческой эволюции. Пятикнижие, излагающее историю первоначальных отношений Бога с миром, является фундаментом религии Израиля, ее канонической книгой по преимуществу, ее Законом.

Израильтянин находит в ней объяснение своей судьбы. Он не только получил в начале книги Бытия ответ на вопросы, которые ставит себе каждый человек — о мире и жизни, о страдании и смерти, — но получил ответ и на свой личный вопрос: почему Ягве, Единый Бог есть Бог Израилев? Почему Израиль — Его народ среди всех народов земли?

Это объясняется тем, что Израиль получил обетование. Пятикнижие — книга обетовании: Адаму и Еве после грехопадения возвещается спасение в будущем, т. н. Протоевангелие; Ною, после потопа, обещается новый порядок в мире. Еще более характерно обетование, данное Аврааму и возобновленное Исааку и Иакову; оно распространяется на весь народ, который произойдет от них. Это обетование прямо относится к обладанию землей, где жили праотцы, Землей Обетованной, но по сути дела в нем содержится большее: оно означает, что особые, исключительные отношения существуют между Израилем и Богом его отцов.

Ягве призвал Авраама, и в этом призыве прообразовано избрание Израиля. Сам Ягве сделал из него один народ. Свой народ по благоизволению Своему, по замыслу любви, предначертанному при сотворении мира и осуществляющемуся, несмотря на неверность людей. Это обетование и это избрание гарантированы Союзом. Пятикнижие есть также книга союзов. Первый, правда еще прямо не высказанный, был заключен с Адамом; союз с Ноем, с Авраамом и, в конечном итоге, со всем народом через посредство Моисея, получил уже ясное выражение. Это не союз между равными, ибо Бог в нем не нуждается, хотя почин принадлежит Ему. Однако Он вступает в союз и в известном смысле связывает Себя данными Им обетованиями. Но Он требует взамен, чтобы Его народ был Ему верен: отказ Израиля, его грех может нарушить связь, созданную любовью Бога. Условия этой верности определяются Самим Богом. Избранному Им народу Бог дает Свой Закон. Этот Закон устанавливает, каковы его обязанности, как он должен себя вести согласно воле Божией и, сохраняя Союз-Завет, подготовлять осуществление обетовании.

Темы обетования, избрания, союза и закона красной нитью проходят через всю ткань Пятикнижия, через весь ВЗ. Пятикнижие само по себе не составляет законченного целого: оно говорит об обетовании, но не об осуществлении его, ибо повествование прерывается перед вступлением Израиля в Землю Обетованную. Оно должно оставаться открытым будущему и как надежда и как сдерживающий принцип: надежда на обетование, которую завоевание Ханаана как будто исполнило (Ис Нав 23), но грехи надолго скомпрометировали, и о которой вспоминают изгнанники в Вавилоне; сдерживающий принцип Закона всегда требовательного, пребывавшего в Израиле как свидетель против него (Втор 31:26). Так продолжалось до пришествия Христа, к Которому тяготела вся история спасения; в Нем она обрела весь свой смысл. Ап. Павел раскрывает ее значение, главным образом в послании к Галатам (Гал 3:15-29). Христос заключает новый Союз-Завет, прообразованный древними договорами, и вводит в него христиан, наследников Авраама по вере. Закон же был дан, чтобы хранить обетования, являясь детоводителем ко Христу, в Котором эти обетования исполняются.

Христианин уже не находится под руководством детоводителя, он освобожден от соблюдения обрядового Закона Моисея, но не освобожден от необходимости следовать его нравственному и религиозному учению. Ведь Христос пришел не нарушить Закон, а исполнить (Мф 5:17). Новый Завет не противополагается Ветхому, а продолжает его. В великих событиях эпохи патриархов и Моисея, в праздниках и обрядах пустыни (жертвоприношение Исаака, переход через Чермное море, празднование Пасхи и т.д.), Церковь не только признала прообразы НЗ (жертвоприношения Христа, крещения и христианский Пасхи), но требует от христианина того же глубокого к ним подхода, который наставления и рассказы Пятикнижия предписывали Израильтянам. Ему следует осознать, как развивается история Израиля (а в нем и через него всего человечества), когда человек предоставляет Богу руководить историческими событиями. Более того: в своем пути к Богу всякая душа проходит те же этапы отрешенности, испытания, очищения, через которые проходил избранный народ, и находит назидание в поучениях, данных ему.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

25:1-2 Скиния устраивается на добровольные приношения как потому, что не было иных источников для приобретения необходимых материалов, так и потому, что она, жилище Иеговы ( ст. 8; 29:45 ), Бога всего народа, является общенародным достоянием. Обращение к доброхотным жертвователям было так успешно, что после пришлось прекратить прием приношений ( 36:5,6 ).


25:3 Говоря о золоте, ст. 3 не прибавляет слова: «чистое» (ср. ст. 11 и 17 ), а потому можно думать, что предметом приношений могло быть и очищенное, и неочищенное золото.


25:4 Так как из материи указанных цветов (текелет, аргаман, толаат, шани) в соединении с виссоном (льном) устроились покрывала скинии ( 24:1 ), одежды первосвященника ( 28:5 и далее ), а закон запрещает соединять нити из шерсти и льна ( Лев 19:19; Втор 22:11 ), то очевидно, что она не была материей шерстяной. Под «виссоном», из некоторого были сделаны десять покрывал скинии ( 24:1 ), завеса, отделявшая святилище от святого святых ( 24:31 ), завеса при входе в скинию (ст. 36), а также сшиты ефод, пояс и наперсник судный первосвященника ( 28:5 и далее ), хитоны, головные повязки, нижнее платье и пояса священников ( 39:27,28 ), разумеется, вероятно, хлопчатая бумага. Это доказывается теми названиями, которые давались данной ткани евреями. Из них «шеш» представляет видоизменение египетского слова «щепе», означающего «лен», а «буц» употребляется для означения сирийского льна, отличного от египетского ( Иез 27:16 ). Лен и хлопчатая бумага жителями Востока строго не различались (арабское «каттунь» обозначает и «лен», и «хлопок», а также полотняную материю из хлопч. бумаги или льна).


25:5 Кожи бараньи красные — сафьян. Кожи «тахаш», — от какого животного, дельфина, тюленя или морской породы, они добывались, неизвестно. Несомненно одно, что, предназначенные служить верхним покрывалом скинии ( 24:14 ), они отличались прочностью и непромокаемостью. Дерево «ситтим», аравийская акация, отличалось твердостью и легкостью, и потому было самым подходящим для устройства переносной скинии.


25:6 Ароматы для елея помазания перечислены в 30:23-25 ; для благовонного курения — в 30:34-35 .


25:7 Камни «шогам», оникс или аквамарин; «камни вставочные», которые нужно вставить в оправе в облачение первосвященника ( 28:17-20; 49:10-13 ).


Ефод — верхняя короткая одежда.


25:9 Как видно из 25:40; Деян 7:44; Евр 8:5 , Моисею даны были не только словесные наставления относительно устройства скинии и ее принадлежности, но и были показаны самые образцы здания и находящихся в нем предметов.


25:10-11 Сделанный из аравийской акации, длиною около 30 вершков (локоть — около ¾ аршина) шириною [около 130 см] и высотою около 18 вершков [около 80 см], ковчег завета снаружи и изнутри был обложен золотыми шестами. На самом ли верху, или же ниже шел венец, текст не говорит.


25:12 Четыре золотых кольца были приделаны по два на каждой стороне ковчега, вероятно на поперечной, но не продольной ( 3 Цар 8:8 ).


25:13-15 Шесты назначены для того, чтобы носить ковчег завета, не прикасаясь к нему руками ( Чис 4:15 ). Они всегда должны быть вдеты в кольца, за исключением того случая, когда нужно было закрыть ковчег покрывалами пред перенесением его на другое место ( Чис 4:5,6 ).


25:16 В ковчег должно быть доложено «откровение», т. е. две скрижали ( 31:18; 34:20 ), которые будут даны ( 24:12 ).


25:17 Еврейское название крышки «каппорет» (от глагола «кафар» — покрывать, делать невидимым, очищать), греческое ἱλαστήριον , славянское «очистилище» — дано ей потому, что семикратным кроплением на нее в день очищения достигалось очищение народа от грехов ( Лев 16:14-16 ).


25:18-20 Образ библейских херувимов скинии с точностью неизвестен. Считать их тождественными с херувимами видения пророка Иезекииля не имеет для себя оснований. Херувимы были «чеканной работы», т. е. изображения их были выбиты из золота. Местом их помещения на крышке служили оба конца ее.


25:20 Крылья херувимов должны быть подняты кверху, но не в прямом направлении от крышки вверх, а в косом: при таком расположении они действительна «покрывали» крышку. Лица херувимов должны быть обращены одно к другому и в то же время к крышке; следовательно, головы их были наклонены к крышке ковчега. Как видно из устройства херувимов храма Соломонова ( 2 Пар 3:13 ), сделанных по образцу херувимов скинии, эти последние имели прямое положение: «стояли на ногах своих». О коленопреклоненном положении херувимов не может быть речи.


25:21-22 Как место непосредственного присутствия и откровения Иеговы, в силу чего Он называется «седящим на херувимах, что поверх ковчега завета» ( 2 Цар 6:2; Ис 37:16 ), и «говорящим с крышки, которая над ковчегом свидетельства, из среды двух херувимов» ( Чис 7:89 ), каппорет был престолом Господа, внешнем основанием для которого служил ковчег со скрижалями завета в знак того, что пребывание Иеговы в скинии основывается на заключенном завете. Откровение будет состоять в сообщении Моисею всех повелений, которые народу нужно будет исполнять.


25:23-25 Стол из акации, около 24 вершков длины, 12 ширины и 18 высоты [105×53×79 см], был обложен листами чистого золота ( 37:10-16 ), почему и называется иногда «столом чистым» ( Лев 24:6 ). Кругом него был сделан «золотой венец». Как видно из изображения стола для хлебов предложения на арке императора Тита в Риме, под венцом разумеется массивная золотая планочка 6 дюймов ширины, ограждавшая со всех сторон верхнюю поверхность стола. Так как гладкую обкладку трудно назвать венцом, то можно думать, что она была волнистообразна, или вырезана в виде тонких желобков, выемок. На такую форму указывает чтение LXX « στρεπτὸν κυμάτιον » (славянский: витое обложение), — термин « κυμάτιον » обозначает волнисто вырезанную доску дорического карниза. Под доскою с каждой стороны стола шла вязка, т. е. стенка, соединяющая ножки и имеющая ширину ладони. По указанию рисунка на арке, этой связкой был золотой прут, соединяющий все четыре ножки стола в одно целое по самой средине их высоты, а греческое ее название « στεφάνη̨ » говорит за то, что она не была гладкою, но, вероятно, представляла подражание венку из цветов.


25:26-28 Четыре кольца должны быть приделаны на четырех углах, у четырех ножек стола, — в тех местах, где ножки стола были соединены связкою: «при стенках должны быть кольца». Шесты, предназначенные для перенесения стола, вдевались в кольца лишь на время ношения.


25:29 К принадлежностям стола относятся «кеарот» — блюда (LXX: τρυβλία ), по объяснению талмудического предания — те формы, в которых приготовлялись и приносились в святилище хлебы; «капот» (LXX: θυίσκας ), по тому же преданию — фимиамники, или чаши, в которые полагался фимиам (ср. Лев 24:7; Чис 7:14 ), и, наконец, «кесот» и «менакийот» — сосуды для вина, как видно из прибавленного к ним выражения: «которыми возливали». «Кесот», греч. « σπονδει̃α », это большие винные кружки: «менакийот» — меньшие.


25:30 Хлебов нужно было класть двенадцать ( Лев 24:5 ) по числу двенадцати колен израилевых, в два ряда ( Лев 24:6 ), по шести в ряд, хлеб на хлеб, как об этом говорит иудейское предание и Иосиф Флавий и указывает изображение стола на арке Тита, представляющее подобие двух возвышающихся цилиндров. Приготовленные из большого количества муки, — в каждом хлебе должно быть 2/10 ефы ( Лев 24:5 ), хлебы каждую субботу заменялись новыми ( Лев 24:8 ). Хлебы называются хлебами лица, потому что находились пред лицом Иеговы. Когда скиния снималась с места, то, по указанию Чис 4:7 , стол для хлебов предложения закрывался голубою одеждою, на которую ставили все принадлежности вместе с хлебами предложения, и затем покрывали ярко-красным покровом и кожаным «тахаш».


25:31 В отличие от других принадлежностей — сосудов скинии — светильник был сделан из чистого золота. Он был «чеканной» работы, т. е. светильник не был отделываем резцом, но был весь вылит из таланта золота ( 24:36 ). Ствол светильника должен быть не гладкой однообразной формы, но должен состоять из цветочных чашечек, шарообразных фигур, подобных яблокам, и из цветков. Чашечки, яблоки и цветки должны составить не украшение, приделанное к стволу светильника, но одно целое со стволом, должны входить в его состав.


25:32 Из ствола светильника выходили шесть побочных ветвей, три с одной стороны и три с другой. Как видно из изображения светильника на арке Тита, они выходили дугообразно, в форме веера.


25:33 Существование на каждой боковой ветви трех цветных чашечек, похожих на чашечку миндального цветка, заставляет предполагать, что и яблок, и цветков на каждой ветви было по три. В таком случае каждый боковой стебель светильника состоял из девяти фигур: сначала шла миндалевидная чашечка, затем шарообразная фигура — яблоко и, наконец, цветок. Умолчание о том, что чашечки, яблоки и цветы были различной величины, заставляет думать, что они были одинаковых размеров. В силу же этого нижние ветви должны были оканчиваться в своем верхнем конце не на одной высоте с верхними стеблями, а ниже их, и ниже настолько, сколько занимали пространства три фигуры: чашечка, яблоко и цветок.


25:34-35 На стволе светильника те же самые фигуры чашечки, яблока и цветка повторялись четыре раза. На их размещение указывает замечание о расположении яблок. Первое находилось несколько ниже на том месте ствола, из которого выходили две нижнее ветви; второе и третье стояло в таких же отношениях к средним и верхним стеблям (ст. 35).


25:37 Что касается формы лампад, то библейский текст не говорит о ней ничего. На основании Зах 3:9; 4:2 , где семь лампад ставятся в соотношение с таинственным камнем о семи очах, древние толковники называли их глазообразными. В позднейшем еврейском предании лампады светильника являются ложкообразными. Новейшие же исследователи на основании находимых в палестинской почве экземпляров древних ламп считают лампады Моисея ладьеобразными с носками или продолговато-круглыми с двумя отверстиями для фитиля и вливания масла. По указанию Исх 24:35 , светильник стоял не посредине скинии, а при южной продольной ее стороне, причем, как свидетельствует Иосиф Флавий, широта его не приходилась по широте скинии; он стоял косо: узкая сторона была обращена к святому святых и ко входу святилища, а широкая — к столу для хлеба предложений, находящемуся на северной продольной стороне скинии ( 24:35 ). И если эта широкая сторона светильника называется переднею (лицевою), то очевидно, что падавший на нее свет лампад падал вместе с тем и на стол предложений. Подобное направление света могло объясняться устройством лампад: они могли быть закрытыми за исключением двух отверстий для фитиля и вливания масла, и если из первого отверстия, обращенного к столу предложений, выставлялась горевшая светильня, то свет от нее и падал на священную трапезу.


25:38 Принадлежностями светильника были щипцы, или клещи ( Ис 6:6 ), предназначенные для снимания нагара с светилен, и ложки — сосуды для его гашения.


26:1 Первый из покровов скинии, так называемый нижний, внутренний, по своему материалу имел сходство с разноцветною завесою, отделяющею святилище от святого святых (ст. 31). Он был сделан работою «choscheb» по греч. « ἐργον ὑφαντόν », представлявшею, по древнему преданию, ту особенность, что она давала ткани два разные вида с лица и изнанки. На одной стороне по трехцветному полю были вышиты изображения херувимов.


26:2-3 Подобно тому как стены скинии слагались из отдельных брусьев, и покров скинии состоял из десяти отдельных полос, имевших каждая 28 локтей длины и 4 локтя ширины. Эти отдельные узкие полосы были затем сшиты вместе, — образовали два больших полотнища, причем каждое состояло из пяти полос.


26:4-6 Образовавшиеся таким образом две большие полосы, по 28 локтей в длину и 20 локтей в ширину, уже не сшивались, но соединялись при помощи 100 голубых петлей, расположенных по 50 в той и другой полосе, петля против петли, и соединенных 50-ю золотыми крючками. По соединении указанным способом обеих половин, получался один покров в 28 локтей длины и 40 ширины. Имевший такие размеры, покров налагался на брусья стен скинии таким образом, что его ширина (40 локтей) приходилась на длину всего здания и на заднюю западную стену. Именно одна половина покрова своею 20-локтевою шириною покрывала двадцать локтей святилища, десять локтей второй покрывали святое святых и остальные десять шли на западную сторону, имевшую в высоту именно десять локтей ( ст. 16 ). Право на подобное понимание даст 33 ст. ; из его указания, что завеса, разделяющая святое святых от святилища, висела как раз под крючками, соединявшими две половины покрова по 20 локтей каждая, с несомненностью следует, что первые двадцать локтей покрывали пространство до святого святых, т. е. святилище. И так как скиния имела в длину 30 локтей ( ст. 16 и 18 ), то на длину святого святых требовалось из остальных 20 локтей покрывала лишь десять локтей. Остающиеся десять закрывали заднюю сторону не до самой земли, так как из них нужно вычесть ту часть, которая приходилась на толщину брусьев. Своею длиною нижний покров покрывал ширину скинии. Но так как его длина равнялась 28 локтям, а ширина скинии, считая 10 локтей верха и 20 локтей до высоты двух боковых сторон, равнялась 30 локтям, то и в северном, и южном боках, как и на западной стороне, он не достигал до земли более, чем на локоть: и в этом случае часть недостающих двух локтей шла на толщину брусьев. Это явление было не случайное, а намеренное: не следовало ткани с изображением херувимов спускаться до самой земли и пылиться.


26:7-8 Второй ряд покрывал, поверх нижнего покрова, состоял из отдельных одиннадцати полос, сделанных из козьей шерсти. По своей длине в 30 локтей он превосходил нижний покров на два локтя, а по ширине (44 локтей) на четыре.


26:9 Пять полостей были сшиты в одно покрывало, а остальные шесть — в другое. Шестая полость в этом покрывале имела такое назначение. Одна половина ее, т. е. два локтя, назначалась, по указанию 12 ст. , для задней — западной стороны скинии. Благодаря этому, 101/2 покрывал, имевших в ширину 42 локтя, покрывали сорок локтей длины скинии: двадцать локтей шло на покрытие святилища, десять — святого святых и двенадцать на покрытие десяти локтей западной стороны. Лишние два локтя требовались для того, чтобы закрыть ее до самой земли, прикрыть ту часть столбов, для покрытия которой нижние покрывала оказались короткими. Собственно, эти два локтя шли на толщину брусьев, и так как, по всей вероятности, их было много, то остаток был загнут. Другая половина излишней шестой полости была спущена на переднюю, восточную сторону скинии. Здесь она, как думают, образовала то, что в греческих постройках называлось « ἀέτωμα » т. е. выступ, образуемый нижним краем крыши на фасадных сторонах, в виде треугольного карниза.


26:10-11 На кромке последнего из сшитых вместе пяти покрывал и на кромке из сшитых вместе шести покрывал сделано по пятидесяти петлей, которые должны были, как и в кожаных покрывалах, приходиться одна против другой. Вставленные в эти петли медные крючки соединяли покров.


26:12  См. в объяснении ст. 9.


26:13 Полости второго покрова имели в длину 30 локтей ( ст. 8 ) и потому могли закрыть ширину скинии. По сравнению с длиною полостей нижнего покрова они имели «излишек» в два локтя, — спускались на один локоть ниже цветных покрывал и по северной, и по южной стороне скинии, и таким образом прикрывали ту часть продольных столбов, для покрывания которой первые оказались короткими.


26:14 После распространения второго покрова скиния с наружной стороны была уже вполне готова. Но в таком виде она могла бы страдать от зимних дождей и частых в Аравийской пустыне ураганов. Ввиду этого для нее назначаются два других, более прочных, покрова. Как совершенно безыскусственные, они и не описываются подробно; текст указывает только их материал. Один был сафьянный, «из крашеных бараньих кож», другой, самый верхний, из материала «тахаш».


26:15-16 Деревянный остов скинии состоял из брусьев, сделанных из аравийской акации. Говоря о высоте (10 локтей) и ширине (11/2 локтей) брусьев, текст не упоминает об их толщине. Она может быть выведена из других определенно известных величин. Как видно из 22-23 ст., на западной стороне скинии стояло восемь брусьев, которые при ширине каждого в 11/2 локтя давали 12 локтей. Но эта 12-локтевая ширина скинии не была ее внутреннею шириною. По единогласному свидетельству Филона, Иосифа Флавия и всего иудейского предания, скиния имела внутреннюю ширину в десять локтей. Двенадцать локтей были, следовательно, наружною шириною скинии, 10-локтевая внутренняя могла получиться только в том случае, если продольные стены, упираясь в края задней или поперечной стороны, отнимали от ее 12-локтевой меры по одному локтю с одной и другой стороны. Это же последнее было возможно только в том случае, когда составляющие их брусья имели толщину одного локтя.


26:17 Каждый брус оканчивался внизу двумя «йодот» — ручками, двумя шипами.


26:18-21 Для продольных, северной и южной, сторон скинии назначено сорок брусьев, по двадцати на каждую. Так как ширина каждого бруса была полтора локтя, то из плотно приставленных друг к другу брусьев должна была получиться сплошная стена в тридцать локтей длины. Каждому шипу соответствовала особая подставка с отверстием, сделанным по мерке шипа, в которое он и вставлялся, как в свое основание. Благодаря этому столбы получали известную долю устойчивости. Подставы столбов скинии отличались от подстав двора тем, что были не медные, а серебряные, и на каждую из них пошло по таланту серебра ( Исх 38:37 ). Форма их неизвестна.


26:22-25 Из восьми брусьев задней стороны шесть имели такой же вид, как и брусья продольных стен, но остальные два угловые отличаются от других. О них текст говорит следующее: «и два бруса сделай для углов скинии на двух сторонах, чтобы они были близнецы снизу и целыми сверху, к кольцу одному». По наиболее правдоподобному объяснению, данное место имеет такой смысл. Угловые столбы должны выражать собою известную строителям художественную архитектурную параллельность (быть «близнецами», сходными, « ί̓σοι » греческого перевода), начиная с самого своего основания и далее. Но вместе с этим они не должны терять что-либо из того, что свойственно другим брусьям; напротив, они должны иметь такое же полное значение в счете брусьев и, подобно всем остальным брусьям, подчиняться общей системе укрепления скинии, внося свои отдельные кольца в общие ряды колец и засовов.


26:26-29 Вставленные своими шипами в подставы, брусья получали устойчивость внизу, в своем основании. Для сообщения же им устойчивости на остальном протяжении употреблялись шесты, по пяти на каждой стороне. Так как шесты продевались в кольца, то, очевидно, были круглыми. Один из них называется «внутренним, проходящим по средине брусьев», точнее — «сквозь толщу брусьев», сквозь пробуравленные в самых брусьях отверстия. Сообразно с этим четыре других шеста должны были идти по наружной, лицевой стороне стен скинии. Замечание о пятом шесте, что он шел от одного конца до другого, указывает на его длину, равную длине всей скинии. И так как и прочие шесты должны были, подобно ему, скреплять брусья, то представлять их более короткими нет основания. Что касается расположения шестов, то текст о нем не говорит. Можно лишь думать, что «внутренний» шест шел по самой средине высоты брусьев, на равном расстоянии от низа и верха. Остальные четыре были расположены таким образом, что два находились ниже «внутреннего», на равном расстоянии от него и друг от друга, а два другие выше его.


26:31-33 В скинии, на расстоянии 20 локтей от входа, висела завеса из такого же материала и такой же работы, как и нижние покрывала ( 24:1 ). Утвержденная на четырех, обложенных золотом, столбах из дерева ситтим, она разделяла внутренность скинии на две части: переднюю в 20 локтей длины, 10 локтей ширины и высоты, называвшуюся «святилище», и западную 10 локтей в кубе, носившую название «святое святых».


26:35 О принадлежности святилища — жертвеннике каждений говорится, что он стоял перед завесою, которая «пред ковчегом откровения, против крышки, которая на ковчеге откровения» ( 30:6; 40:5 ); он является как бы предваряющим ковчег завета, стоит на переходе от святилища к святому святых. Если же о двух других принадлежностях — столе и светильнике замечается, что они были вне завесы, то это значит, что они стояли дальше от завесы, чем жертвенник и не по средине широты скинии, а по сторонам, один направо, другой налево от жертвенника.


26:36 На входной восточной стороне скинии деревянной стены не было. Ее не закрывали и покровы: нижний совсем не свешивался на восточную сторону, а второй спускался небольшою частью. Ввиду этого для заграждения восточной стороны и для образования входа во святилище здесь была распростерта радужная завеса, не отличавшаяся по материалу от завесы двора. По свидетельству Иосифа Флавия, она простиралась сверху только до половины стен скинии. Но это указание понимают в том смысле, что завеса имела особые приспособления в виде петлей и крючков, при помощи которых она приподнималась на время богослужения.


26:37 Для утверждения завесы было поставлено на восточной стороне пять колонн. Так как им дается по одной подставе, а брусья стен скинии имели по две, то отсюда заключают, что колонны были уже брусьев. И действительно, если бы ширина каждого из них равнялась 11/2 локтям, то пять колонн поглощали бы от ширины святилища семь с половиной локтей; промежутки, предназначенные для входа, были бы слишком узки.


27:1 Так как жертвенник из земли ( Исх 20:24-25 ) не всегда был удобен для жертвоприношений, то законодательство требует устройства более устойчивого жертвенника. Как видно из описания, это был сделанный из досок дерева ситтим (ст. 8) сруб, пустой внутри (ст. 8), не имевший ни дна, ни верхней покрышки, в пять локтей длины и ширины и в три локтя вышины. Ввиду сравнительной высоты жертвенника к нему приходилось «восходить» ( Лев 9:22 ). И так как удобные для восхождения ступени были запрещены ( Исх 20:26 ), то можно думать, что с одной его стороны была сделана покатая насыпь.


27:2 По четырем углам жертвенника из его стен выступали завитки, имевшие форму рогов вола, как главного жертвенного животного, и потому называвшиеся рогами жертвенника. Они не были только прибиты к углам жертвенника в качестве украшения, но составляли с ним одно целое, — были сделаны из того же дерева и обложены не особенными медными листами, но тою же обкладкою, которою были покрыты и стенки. Поскольку с рогами жертвенника был связан обряд жертвоприношения, состоявший в кроплении их кровью жертвенного животного, постольку, можно думать, они имели великое священное значение и составляли важную принадлежность жертвенника. Искавшие спасения жизни ухватывались за его рога ( 3 Цар 1:50; 2:28 ); название рогов заменяет название жертвенника ( Пс 117:27 ), и сокрушение их равносильно уничтожению жертвенника ( Иудифь 9:8; Ам 3:14 ). Стенки жертвенника были обложены медью как для противодействия постоянно пылавшему на нем огню, так и для сообщения им прочности и вида.


27:3 Медные горшки, котлы, требовались как для собирания пепла от жертв, так и для варения жертвенного мяса (ср. Лев 6:28 ); лопатки — для очищения жертвенника от пепла; чаши — для сцеживания крови жертвенных животных; вилки, вероятно, с тремя зубцами ( 1 Цар 2:13 ), — для поворачивания сжигаемых частей и для вынимания мяса из горшков, в которых оно варилось и, наконец, угольницы.


27:4-5 Сетка окружала жертвенник со всех сторон: «сделай на четырех углах ее четыре кольца». По точному переводу, она должна быть положена под «карков жертвенника снизу, так чтобы доходила до половины жертвенника». Ввиду того, что выражение «карков», кроме данного места, в Библии не встречается, объяснение его отличаются разноречием. Одни экзегеты разумеют под ним скамью, обходившую жертвенник кругом по его средине, которою пользовались священники при совершении жертвенных операций. Но скамья представляла бы запрещенные законом ступени ( Исх 20:26 ) и увеличивала бы размеры жертвенника. Равным образом неодинаково представляется положение и устройство решетки. Некоторые видят в ней решетку, или решетчатый очаг, на верхней площадке жертвенника, помещают ее то между рогов жертвенника, то с большим или меньшим углублением в ящик жертвенника. Но существование на жертвеннике искусственного очага является лишним, потому что действительным местом сожжения жертв должна служить земля ( Исх 20:24-25 ). Гораздо вероятнее и правдоподобнее следующее объяснение этих частей жертвенника. Именем «карков» называется в жертвеннике то, что в принадлежностях святилища — алтаре кадильном и столе предложений обозначено словом «zer» — венец. Это был простой карниз или простая полоса, проходившая по верхнему краю стенок жертвенника, сообщавшая им большую крепость и вместе с тем служившая украшением жертвенника, приближавшим его к священным сосудам. В то же самое время этот карниз служил связью для рогов жертвенника, соединял их в одно целое. Непосредственно под данною полосою, или карнизом, по наружной стороне жертвенника и в верхней ее половине проходила сетчатая медная решетка, покрывавшая верхнюю половину стенок жертвенника.


27:6-7 Были ли сделаны для вкладывания шестов особые кольца, или же это были кольца решетки ( ст. 4 ), текст не говорит. Но если допустить, что кольца решетки находились на нижних боках, углах ее, то существование других представляется излишним. Шесты служили для перенесения жертвенника, который в случае ненастья закрывался во время похода особенным кожаным покровом, «тахаш» ( Чис 4:13-14 ).


27:8 Пустая внутренность сруба из досок наполнялась, вероятно, землею или камнями ( 24:24-25 ).


27:9-13 Окружавшая двор скинии ограда состояла из столбов и навешенных на них завес из крученого виссона. На продольных, южной и северной, сторонах завесы имели по сто локтей длинны, и на этом протяжении было поставлено по двадцати столбов, так что на каждые пять локтей приходилось по одному столбу. Завесы боковых, поперечных сторон простирались на 50 локтей, а при них 10 столбов, расставленных на том же самом расстоянии. Само собою понятно, что при разделении длины и ширины ограды на пятилоктевые промежутки не должна браться в расчет толщина столбов, потому что в противном случае получилось бы не 100 локтей длины и 50 ширины, но больше, больше настолько, сколько локтей составляла широта столбов, взятых вместе. Пятилоктевое расстояние нужно считать поэтому не между столбами, а между предполагаемыми их внутренними стержнями, или осями. Сам расстановка столбов происходила, очевидно, следующим образом. Если она началась с южной стороны, идущей с востока на запад, то первый столб был поставлен по прохождении первой локтевой стадии; второй — после второго пятилоктевого промежутка и т. д., так что двадцатый столб падал на крайний пункт сотого локтя, или на самый юго-западный угол. Равным образом и первый столб поперечной западной стороны поставлен после пятого локтя, а последний или десятый после пятидесятого, на самом северо-западном углу. Также и первый столб северной продольной стороны был поставлен на пятом локте, а последний на сотом, или на северо-восточном углу. Отсюда, именно с пятого локтя от угла, начата установка столбов восточной стороны, так что последний десятый столб пал на оставшийся доселе незанятым юго-восточный угол, или на исходный пункт общего счета. В составе столбов различается подножие — пьедестал, собственно столб, или ствол, верх, или капитель ( 38:17 ). Подножия были сделаны из меди, имели, по словам Иосифа Флавия, шпицеобразную форму, — напоминали те железные чехлы, которые греки надевали на колья, втыкая их в землю. Другие считают их плитообразными. Материал и форма столбов не указаны. Но первый подразумевается, — это указанное для самой скинии дерево ситтим, аравийская акация. Что касается формы, то одни считают столбы четырехугольными, так как эта форма чаще других встречается в описании скинии, другие же ввиду того, что столбы называются «amudim», колонны, и имеют капители, выдают их за круглые. Неизвестна равным образом и форма капителей, обложенных серебром ( 38:17 ). Была ли она шарообразная, или же напоминала цветочную чашечку, сказать невозможно. Несомненно лишь то, что капители должны были возвышаться над завесою, так как в противном случае их нельзя было видеть, они оказывались лишними. Для утверждения столбов служили связи, пропущенные через серебряные крючки. Под связями разумеются серебряные пруты, проходившее от столба к столбу и, следовательно, обходившие кругом всей линии ограды. Они держали столбы в прямом направлении и препятствовали их падению в плоскости завесы. Падение же столбов в другом направлении, выпадение их из линии ограды предотвращались при помощи цепей, которые спускались от капителей и утверждались в земле, по словам Иосифа Флавия, — медными гвоздями в локоть длины. На соединенные прутами столбы была повешена завеса. При длине в 280 локтей и при высоте в 5 она не могла быть одною цельною полосою, но представляла соединение отдельных частей, как и покровы скинии. Чтобы легкая льняная материя могла сопротивляться ветру, она должна быть прочно прикреплена не только вверху столбов, но и внизу.


27:14-15 На входной, восточной, стороне двора пространство с каждого бока пятнадцать локтей было закрыто такими же завесами, как и на остальных сторонах. На этом пространстве было поставлено по три столба, всего шесть.


27:16 По средине восточной стороны пространство в двадцать локтей было оставлено для входа. Его составляли четыре столба с повешенною на них завесою в двадцать локтей. В отличие от завес ограды («kelah») она носила название masach и была приготовлена из голубой, пурпуровой, червленой ткани и крученого виссона работою «rokem». В переводе LXX данный термин передается выражением «ποικιλία̨ του̃ ῥαφιδευτου̃», в славянском — «пестрение швенное», в латинском — «opus plumarii». Известно, что именем «plumae» — перья назывались дощечки в военных латах, располагавшаяся, как перья птиц или чешуя рыб. Отсюда «phimaria» назывались украшения на одеждах, подобные перьям, дощечкам и цветам, — вытканным или вышитым иглою. Талмуд и раввины в объяснение термина «rokem» говорят, что под ним разумеются украшения, нашиваемые иглою по тканному полю и притом имеющие одно лицо, т. е. одинаковые с лица и изнанки. Сообразно с этим под работою «rokem» разумеется такая отделка ткани, в которой белое поле виссона было разделано голубыми, пурпуровыми и ярко-красными нитями в виде лат или квадратов. Своим цветом и работой завеса входа резко выделялась среди белой полотняной ограды скинии. Выделение было еще рельефнее, если она действительно имела те размеры, о которых говорит перевод LXX: вместо 5 локтей высоты имела двадцать. Предназначенная для того, чтобы закрывать вход, завеса не была, конечно, прикреплена внизу и могла, смотря по надобности, подниматься на известную высоту.


27:17 Поясняется указание ст. 10 в том отношении, что говорится о связях между столбами кругом всей ограды.


27:18 Для точности повторены измерения всего двора, причем вполне ясно отмечено, что обе продольные стороны должны иметь по сто локтей, короткие по пятидесяти, а высота везде должна быть в пять локтей.


27:19 Упоминание о кольях скинии и двора дает видеть, что для прикрепления к земле верхних покровов скинии и для укрепления столбов двора требовались колья, а к ним и веревки ( Чис 3:37; 4:26,32; Исх 35:18; 39:40 ).


27:20-21 О приношении елея для золотого семисвечника: среди описания устройства будущей скинии говорится об елее потому, что он должен составлять такую же необходимую принадлежность святилища как и его вещи. Приносимый всеми евреями, елей должен быть приготовлен из маслин: должен быть «чистый», т. е. без отстоя, без примеси и без сора; должен быть «выбитый», т. е. не выжатый прессом, а стекший из растолченных маслин. Елей горел «во всякое время», — не только днем, но и ночью, как это подтверждается и положительным законом о всегдашнем горении светильника ( 30:8; Лев 24:3-4 ), об утреннем приведении в порядок лампад ( Исх 30:7 ), а также и тем обстоятельством, что, при отсутствии окон, в святилище нельзя было обходиться без огня и днем. Оправление светильника должно быть совершаемо Аароном и сынами его, т. е. первосвященником и священниками, а не левитами.


28:1 Учреждение ветхозаветной Иерархии. До Синайского законодательства у евреев действовало право естественного священства: глава семьи был в то же время и священником, — приносил жертвы ( Быт 12:7; 22:2; 26:25; 28:18 ). устройством же скинии и возникновением сложного культа для богослужения назначаются особые священники, члены фамилии Аарона, с ним, как первосвященником ( Лев 21:10 , ср. Исх 20:7; Чис 35:28 ), во главе. Для служения при скинии они предназначаются Богом еще в Египте ( 1 Цар 2:27-28 ), и оно дается им как дар ( Чис 18:7 ). Но, будучи делом свободного божественного установления, избрание священников из колена Левиина вызывалось, можно думать, его сравнительною нравственною чистотою и религиозностью. Если даже не придавать особенного значения свидетельству еврейского предания, что пред исходом Египта колено Левиино повело борьбу за религию Иеговы против увлекавшихся язычеством, то и тогда о его религиозности может свидетельствовать поведение левитов после поклонения золотому тельцу при Синае ( 32:27-28 ). «Возьми к себе», — ты близок ко Мне, ты посредник между Мною и народом, в такое же положение повелеваю поставить и твоего брата с его сыновьями. Исполнение обязанностей священного служения, поставляя служащих в положение посредников между Богом и народом, делает их лицами, принадлежащими Богу. Они не священники народа, но священники Богу.


28:2 Одежды Аарона и его сыновей указывали на их сан, служили внешним отличием священных лиц от остального народа. Отсюда, как носимые только священниками, они называются «священными». Священны они и потому, что надевались только при священнодействиях ( 29:29; 31:10 ). Говоря далее о «славе и благолепии» служения, одежды соответствовали благолепию святилища.


28:3 Для устроения одежд Моисей должен избрать «мудрых сердцем», людей искусных в художестве и ремеслах ( 31:6; 35:10; 36:1,2 ).


28:4  Ефод (славянский: «верхняя риза», или «эфуд») — короткая одежда. Производимое толковниками от еврейского глагола «афад» — «связывать», данное название указывает на одежду, состоявшую из двух кусков материи, из которых один покрывал спину, другой грудь до пояса; на плечах они скреплялись нарамниками (см. ст. 7 ), а при поясе завязками ( ст. 8 ). Материалом для ефода служили нити голубой, пурпуровой и червленой пряжи, виссон (лен) и золото. Последнее растягивалось в листы, разрезалось на нити, которые и были вотканы между петлями указанных цветов ( 39:3 ). «Ефод, — говорит блаж. Иероним, — соткан из четырех цветов: гиацинтового, льняного, багряного червленного и золотого. Золотые пластинки, т. е. листы, растягиваются до чрезвычайной тонкости, нарезанные из них нити сучатся с утоком из трех цветов и нитяною основою».


Хитон — долгая нижняя одежда.


Кидар — головное украшение.


28:7 Нарамники, или застежки на плечах, связывали ефод на обоих концах его ( 39:4 ). Это указание дает понять, что ефод не представлял собою цельной одежды, — тогда не было бы нужды скреплять, связывать два конца его на плечах. Она состояла из двух кусков сотканной вышеуказанным способом материи, из которых один оканчивался на плечах первосвященника со стороны груди, а другой со стороны спины. Во избежание распадения концы этих половин связывались на каждом плече нарамником особого рода застежкой. Форма этой последней неизвестна, но, как видно из 9-12 ст. ( 39:6-7 ), каждая из них была украшена камнем «шогам» — ониксом, вставленным в золотую оправу.


28:8 На плечах два куска материи скреплялись нарамниками, а внизу при поясе — завязками.


28:9-10 По преданию на камне, назначенном для правого плеча, были вырезаны имена шести старших сыновей Иакова.


28:12 Вырезанные на каждом камне имена сынов израилевых носились Аароном пред Господом «для памяти», — для того, чтобы он не забывал народ свой в просительной молитве. Вместе с первосвященником, являвшимся пред лицо Божие, являлись к лицу Божию и колена израилевы.


28:13-14 Цепочки, о которых говорится в данных стихах, нельзя отождествлять с цепочками, при помощи которых прикреплялся к нарамникам наперсник судный ( ст. 22-25 ). Об устройстве последних дается особое повеление ( ст. 22 ). Естественнее предположение, что цепочки, ст. 13-14, обвевали гнезда и тем предохраняли выпадение камней нарамников из оправ.


28:15-16 Название наперсник дано одежде от ношения ее на груди, а наименование «судный» произошло от присутствия в нем урима и туммима (см. объяснение ст. 30). Сделанный из той же самой материи, что и ефод, он представлял квадратный плат в пядень длины и ширины (около пяти вершков). Наперсник был двойной, состоял из сложенной вдвое материи.


28:17-21 В наперснике, с передней его стороны должны быть вставлены в золотых оправах 12 драгоценных камней, расположенных в четыре ряда. Какие это были камни, с точностью сказать невозможно. На основании древних переводов можно с вероятностью предполагать, что в верхнем ряду находились сердолик, топаз и изумруд; во втором — карбункул, сапфир и яспис; в третьем — яхонт, агат и аметист; в нижнем, т е. четвертом, — хризолит, берилл и оникс. Сердолик — красного цвета; топаз — золотистого; изумруд — зеленого; карбункул — огненного; сапфир — голубого; яспис — различных цветов; яхонт — золотисто-желтого; агат — различных цветов; аметист — фиолетового; хризолит — зеленоватого; берилл — зелено-голубоватого; оникс — вроде агата. В каком порядке должны следовать имена колен, текст не говорит, но вероятно, в порядке старшинства, как и на нарамниках ( ст. 10 ).


28:22-25 К каждому из двух верхних, т. е. ближайших к плечам, углов наперсника приделывалось по золотому кольцу, к ним в свою очередь по золотой цепочке, а каждая из этих последних прикреплялась к соответствующему гнезду нарамника.


28:26-28 По такому же золотому кольцу прикреплялось и к каждому из двух нижних углов наперсника, только они находились не на лицевой его стороне, а на исподней, обращенной к ефоду. В свою очередь и этот последний под стягивающим его поясом имел на каждом углу по кольцу, кольцо против кольца наперсника. Кольцо наперсника связывалось с кольцом ефода шнуром, и благодаря этому наперсник не спадал с ефода, не сбивался на сторону.


28:29 Ношение первосвященником на своей груди, у сердца, камней с именами сыновей израилевых указывало на его духовные отношения к своему народу. Первосвященник соединен с ним узами самой тесной любви.


28:30 С наперсником судным был соединен «урим и туммим». Еврейский текст, говоря об отношении последнего к первому, употребляет выражение «нататта» (от натан), означающее: «прибавь, приложи» урим и туммим к наперснику (ср. Лев 8:8 ). Сообразно с этим название «урим и туммим» означало предмет, прилагавшийся к наперснику. С большей точностью выясняется отношение между ними путем сравнения данного стиха и Лев 8:8 с Исх 25:16-21 . В том и другом стихе говорится о вложении в ковчег скрижалей завета, причем в еврейском тексте употреблен тот же, что в Исх 28:30; Лев 8:8 , глагол «натан» с предлогом «эл». Но если в них он характеризует отношение скрижалей к ковчегу, то и в последних — отношение урима и туммима к наперснику. Как скрижали вложены в ковчег завета, так урим в наперсник. Возможность этого видна из того, что последний был «двойной», состоял из двух кусков материи. Но если урим и тумим «вкладывался» в наперсник, то его уже нельзя отождествлять, как делают некоторые, с 12 камнями: они были на наперснике, но не в наперснике. С представлением об уриме и туммиме, как предмете, совпадает и другое, высказанное экзегетами, мнение, будто бы этим именем называлось получаемое первосвященником откровение. В частности на отличие урима от откровения указывает Чис 27:21 : «и будет он (И. Навин) обращаться к Елеазару священнику и спрашивать его о решении урима». Из сравнения слов: «и будут они (урим и туммим) у сердца Аарона» с дальнейшим выражением: «и будет Аарон носить суд сынов Израиля у сердца своего», с несомненностью следует, что название «суд» усвояется уриму и туммиму и что в зависимости от этого содержащий их наперсник получил имя «наперсника судного» ( ст. 15 ). И так как с выражением «суд» (евр. «мишпат») соединяется понятие об откровении ( Ис 51:4 ), то название урима «судом» указывает на то, что посредством него открывалась воля Божия, получалось откровение ( Чис 27:21 ).


28:31  Меил (славянский: долгая риза, внутренняя) в отличие от ефода был одноцветный. Верхняя риза названа «ризою к ефоду», т. е. принадлежностью ефода, который без него не надевался.


28:32 Одежда была не распашная, не застегивающаяся, но цельная, с отверстием для головы в верхней части. Отверстие нужно не прорезать, а сделать его при самом тканье ризы, которая вся была тканая ( 39:22 ). Чтобы отверстие не дралось, оно обшивалось ( 39:23 ).


28:33-35 По подолу верхней ризы, доходившей, по словам Иосифа Флавия и блаж. Иеронима, до колен, шли вперемежку ( 39:26 ) трехцветные подобия гранатовых яблок, сделанные из голубой, пурпуровой и червленой крученой пряжи ( 39:24 ), и золотые звонки. В то время как гранатовые яблоки, отличавшиеся сладостью, напоминали о сладости возвещаемого первосвященником закона ( Пс 118:72 ), так звук звонков при входе Аарона во святилище и выходе из него имел ближайшее отношение к личной безопасности первосвященника: «и не умрет он». Входя во святилище, место особого присутствия Божия, Аарон, облеченный в свои священные одежды, являлся представителем и ходатаем народа, а не нарушителем святости места; потому Аарон должен быть чужд страха наказания смертью за оскорбление величия Божия. Объяснение Иисуса сына Сирахова ( Сир 45:11 ) не делает понятным выражение: «и не умрет он».


28:36-38 Прикрепляемая к головной повязке первосвященника золотая дощечка, «диадема святости» ( 29:6; 39:30 ), с находящеюся на ней надписью: «Святыня Господня», указывала на то, что первосвященник носил грехи или недостатки приношений сынов израилевых. Какие это грехи жертв и отчего они происходят, сказать с определенностью трудно. Одни причину этого указывают в грехах приносящего жертву, которые заражали своею нечистотою и то, что приносилось в жертву. Другие под грехами приношений разумеют грехи священников при совершении жертвоприношений, происходящие от нарушения обрядовых постановлений. Если бы первосвященник не нес, т. е. не снимал, этих грехов, то священные дары, назначенные для очищения человека и умилостивления Бога, не достигали бы своей цели. Описания головного убора первосвященника в Библии нет. По словам Иосифа Флавия он состоял из льняной ткани, обыкновенной священнической повязки, поверх которой была другая, сделанная из узорчатой фиолетовой ткани с тройным кованым золотым венком (Иуд. древн. III, 7, §6).


28:39  Хитон (славянский: «риза тресновита» — бахромчатая, или, по другому объяснению, клетчатая) делался из виссона, тканый (4 ст.; 39:27 ). Можно думать, что из одноцветных нитей материя хитона была выткана шашечками, или мелкими квадратами, в которых нити шли в различных направлениях, образуя материю в виде пике. Пояс был сделан из виссона и из материи голубой, пурпурового и червленого цвета, узорчатой работы ( 39:29 ).


28:40 Умолчание об устройстве священнических хитонов и поясов даст основание предполагать, что они не отличались от соответствующих одежд первосвященника (ср. 39:27 ). Название же священнической повязки — «мигбаа» ( 39:28; Лев 8:13 ) отличается от имени первосвященнического головного убора «мицнефет», что в свою очередь указывает на различие в устройстве и самых головных украшений.


28:42-43 Надраги, нижнее льняное одеяние, простиравшееся от чресл, поясницы, до голеней (часть ноги от колена до ступни), прикрывали телесную наготу. Ношение их указывало на сознание священниками своей греховности, на благоговейное отношение к святости места и потому спасало от смерти.


29:1-3 Приготовительные к посвящению действия. Приведение к скинии жертвенных животных: тельца, приносимого в жертву за грех (ст. 14), овна — в жертву всесожжения ( ст. 18 ) и второго овна, предназначенного в жертву посвящения ( Лев 8:22 ). Вместе с кровавыми жертвами должна быть принесена и бескровная в главнейших видах ( Лев 2:19 ), сообразно с чем и заготовляется для нее соответствующий материал.


29:4-9 Первый акт посвящения — омовение водою, облачение и возлияние елея.


29:4 Каждому частному случаю служения Аарона и его сыновей при скинии предшествовало омовение рук и ног ( 30:18-21; 40:31-32 ). И так как посвящение вводило в служение, являлось началом его, то и служение вообще предваряется омовением не всего тела, что предполагает непристойное в присутствии всего народа обнажение ( Лев 8:3,6 ), а по аналогии с обычным — омовением рук и ног. Являясь указанием на необходимость телесной чистоты, оно говорило и о той чистоте душевной, которою должны отличаться посвящаемые, как служители Божий.


29:5-6 Омовением предваряется служение при скинии; оно же требует соответствующих одежд ( 28:3-4 ). Поэтому, как будущее служители скинии, сперва Аарон, а затем его сыновья облачаются в одежды священнослужения, получают первые знаки своего сана.


29:7 Цель помазания Аарона особо приготовленным елеем ( 30:22-25 ), обильно возлитым на главу его ( Пс 132:2 ), заключалась в «освящении» помазуемого ( 30:30; Лев 8:12 ). Как самое освященное миро выделялось из круга предметов житейского обихода ( 30:32-33 ), так и помазуемые им вещи и лица освящались, назначались для священных целей. В таком смысле употреблен данный термин в замечании о первосвященнике: «на голове его елей помазания, и он освящен, чтобы облачаться в священные одежды» ( Лев 21:10 ; ср. ст. 12 ). По мнению других, помазание служило знаком сообщения Аарону особых благодатных сил, необходимых ему для прохождения служения. Но Библия не дает оснований для такого понимания.


29:8-9 Сопровождалось ли облачение сыновей Аарона помазанием, об этом не говорит ни данная глава, ни параллельная ей 8-я гл. кн. Левит . Что же касается других, освещающих данный вопрос, мест, то между ними замечается разногласие. В то время как по указанию одних, — Лев 6:13,15 (евр.); 11:32; 21:10,12; Чис 35:25 , — помазанным представляется только Аарон, другие свидетельствуют о помазании и священников, сыновей Аарона. К ним относятся Исх 28:41; 30:30; 40:14-15; Лев 10:7; Чис 3:3 . Если два первых и последнее место могут возбуждать сомнение в тождестве помазания священников с помазанием первосвященника, то третье и четвертое не оставляют для него места. «Помажь их, — говорится в Исх 40:15 , — как ты помазал отца их». Аарону и его сыновьям, Елеазару и Ифамару, нельзя предаваться печали по умершим Надаву и Авиуду и выходить из скинии, «потому что на них елей помазания Господня» ( Лев 10:7 ). Ввиду такого ясного свидетельства справедливее будет думать, что и священники помазывались одинаково с первосвященником.


29:10-28 Второй акт посвящения — принесение жертв — вводил Аарона и его сыновей в должность и права священства, для которого они были отделены предшествующими действиями. Подобный смысл соединяется с ним на основании слов ст. 9 : «наполни руки Аарона и сынов его». Как видно из 1 Пар 29:5 и 2 Пар 29:31 , «выражение наполнить руки для Иеговы» означает: «запасаться тем, что приносится Богу». Аарон и его сыновья не сами запаслись «тем, что приносится Господу», в настоящем случае, жертвами, а через Моисея: он «наполнил им руки», т. е. через него приобрели жертвы, получили право на их совершение.


29:10-14 Кровь жертвы за грех — тельца не вносилась в святилище, как это требовалось впоследствии ( Лев 4:5-7 ), а только возлагалась на рога жертвенника всесожжении. Причина этого заключалась в том, что посвящение Аарона и его сыновей не было еще кончено. Он не был еще первосвященником, а сыновья его священниками. Мясо же жертвы за грех сожигалось, однако, вне стана, подобно тому, когда кровь жертвы вносилась в святилище ( Лев 4:11-12 ). Объяснение этой особенности заключается в следующем. По общему правилу мясо должен был бы есть священнодействовавший в данном случае Моисей, но он не мог есть мясо жертвы за грех, так как не был священником.


29:15-18 Жертва всесожжения была совершена с соблюдением указанных законом обрядов ( Лев 1:3 и далее ).


29:19-28 Жертва посвящения. Первою особенностью жертвы посвящения было возложение ее крови на край правого уха и на большие пальцы правой руки и правой ноги посвящаемых. Через ухо, руку и ногу помазуются члены, которыми священники совершают свое служение. Ухо помазуется для того, чтобы оно лучше слышало закон и свидетельство Божие; рука — для того, чтобы она точно исполняла заповеди Божии и священнические обязанности; нога — для того, чтобы она беспорочно ходила в святилище. «Помазуются, — говорит Кирилл Александрийский, — все члены правой стороны и как бы в последней своей части, т. е. на краях: край, сказано, уха, равно также и ноги и руки, потому что всякое доброе деяние благородно и право, не имеет ничего как бы левого или порочного и до краев доходит, т. е. до конца или до целого, ибо посвященным Богу надлежит быть правыми в освящении и до конца в терпении, и весьма неразумно возвращаться назад, как бы не решаясь довести до конца добро».


29:21 Второю особенностью жертвы посвящения было кропление посвящаемых и их одежд смешанною с миром кровью. Одежда указывает на известную должность, а должность — на известным образом одетую личность. Личность и одежда вместе образуют таким образом священника. Поэтому и освящение той и другой должно было совершиться зараз. При заключении завета при Синае достаточно было окропить народ одною жертвенною кровью, без прибавления к ней елея, так как народ не обязывался проходить никакой особенной должности; между тем с посвящением священников на них возлагалось особое служение; поэтому необходимо было к очистительной силе крови присоединить еще освящающее действие мира.


29:22-25 Возложение на руки священников тех частей жертвенного животного, которые должны быть пожертвованы Богу, а равно и хлебного приношения в трех видах (хлеб, оладья и лепешка) и потрясение всего этого прежде сожжения на жертвеннике означает вручение посвящаемых жертв, которые они должны будут приносить Иегове, или — наделение их дарами, которые они, как священники, всегда должны будут приносить Богу. Такой именно смысл усвояется данным обрядовым действиям выражением ст. 22: «это овен вручения священства».


29:26 Моисей, как исполнявший вместо Аарона и его сыновей весь обряд жертвоприношения и представлявший на этот раз в своем лице все священство, получил ту долю жертвы, которая принадлежала всем священникам, именно грудь потрясения ( Лев 8:29 и далее ).


29:27-28 Самым действием воздвижения и возношения грудь и бедро освящаются и изъемлются из общего употребления, из употребления не посвященными людьми. Они возносятся Господу: «это — возношение». Поднесенное же Иегове не может возвратиться в пользу принесших мирян; сам Бог отдает поднесенное Ему Своим освященным служителям. Поэтому то, что поступило теперь в пользу Моисея, впоследствии, на будущее время должно отдаваться первосвященнику — Аарону и сыновьям его — священникам.


29:29-30 Как известные части от мирной жертвы поступают в пользу не только Аарона и его сыновей, но и всех будущих первосвященников и священников, так точно и облачение предназначается не для одного Аарона, но и для всех его преемников. В этом наследственном облачении они должны будут принимать помазание и вручение священства в течение семи дней.


29:31-33 Как и всякая мирная жертва, жертва посвящения закончилась трапезой (ср. Лев 7:15 и далее ). И если трапеза выражала мысль об общении, то в настоящем случае она указывала на то, что Аарон и его сыновья принимаются в особенный священнический союз с Богом, в благах и благословениях которого никто не мог иметь части, кроме очищенных священников. Поэтому никто посторонний и не мог вкушать ее.


29:34 Повеление о сожжении оставшегося из мяса и хлеба должны были привести в исполнение сами посвящаемые ( Лев 8:32 ). Основание, по которому запрещено доедать на другой день остатки мяса от овна посвящения и от хлебов, указано в словах: «ибо это святыня». Оставшееся к другому дню могло или от случайного недосмотра в деле сбережения, или от действия воздуха и т. п. подвергнуться некоторому изменению, порче, не вполне благоговейному хранению ( Лев 7:19 и далее ). Повелением сжечь остатки святыня ограждалась от подобных случайностей.


29:35 Чтобы освящение было полным и совершенным, Аарон и его сыновья должны было безотлучно оставаться при скинии семь дней ( Лев 8:33 ). Все они были днями посвящения, и в каждый из них повторялись те же самые обряды, какие имели место в первый день ( Лев 8:33-34 ).


29:36-37 Приношение в жертву тельца за грех посвящаемых (ст. 1:14 ) имело и другое значение, — служило средством очищения и освящения жертвенника. Он будет очищаться и освящаться, во-первых, самым принесением на нем жертвы, а во-вторых, помазанием его елеем ( Лев 8:10,11 ). Помазание священным елеем выделяло все из круга предметов и явлений житейского обихода ( 30:29 ). Освящение и очищение жертвенника должно совершаться, как и посвящение Аарона, в течение семи дней.


29:38-46 Об ежедневных жертвах. За повелением освятить жертвенник следует указание, какие жертвы должны быть ежедневно приносимы на жертвеннике, лишь только он и священные лица получат освящение.


29:38-39 Для всегдашней ежедневной жертвы всесожжения ( ст. 42 ) назначаются два однолетних агнца (ср. Чис 28:3 и далее ); одного следует приносить утром, в начале дня, часу в седьмом, другого вечером («между вечерами», — см. Исх 12:6 ). Как начало дня, так и конец его освящаются выражением полной преданности Богу.


29:40-41 По общему закону Чис 15 , кровавая жертва соединяется с хлебным приношением, для которого назначается 1/10 ефы пшеничной муки, ¼ гина выбитого елея и столько же вина. Предметами бескровной жертвы служили главные дарованные Творцом ( Пс 103:14,15 ) средства для сохранения человеческой жизни и для земного довольства, а потому в ней находила полное, наиболее наглядное выражение основная идея жертвы — мысль о самопожертвовании.


29:42 Неуклонное исполнение закона об ежедневных жертвах всесожжения снова вменяется во всегдашнюю обязанность народу еврейскому, причем указано и основание для этого. Оно заключается в том, что в скинии собрания Иегова будет являть Свое особое присутствие, будет открываться и говорить. Благоговейное отношение к Его присутствию и должно выражаться, между прочим, неопустительным принесением Ему ежедневных жертв.


29:43 Такое благоговейное отношение тем более необходимо, что скиния служит местом откровения Господа не одному Моисею, но и другим сынам Израиля. Постоянное явление славы Божией освятить скинию, сделает ее местом святым.


29:44 Если сам Бог освятит скинию Своим пребыванием, освятит и служащих Ему, то сыны Израиля должны неопустительно свидетельствовать свое благоговение к пребывающему в их святилище Божеству приношением заповеданных жертв, как дара любви, благодарности и покорности.


30:1-2 Наименование алтаря кадильного жертвенником, т. е. таким же названием, которое усвоялось алтарю для приношения жертвенных животных, ясно показывает, что приношения, возносившиеся на кадильном алтаре, были также жертвою Иеговы. Рога алтаря кадильного выходили из него, составляли с ним одно целое ( 27:12 ).


30:3 Золотом, а не медью ( 27:2 ), был обложен весь алтарь, кроме нижней стороны, обращенной к земле. Венец, устроенный у верхнего края жертвенника, был, по всей вероятности, несколько выше его верхней доски.


30:6 Точное определение местонахождения алтаря кадильного дано в словах: «пред завесою, против крышки». Последнее выражение указывает, что жертвенник должно поставить пред серединою завесы, так чтобы он стоял прямо против ковчега откровения, в одинаковом расстоянии и от северной, и от южной сторон святилища.


30:7-8 Время воскурения фимиама на алтаре кадильном совпадает с временем совершения ежедневной утренней и вечерней жертвы всесожжения ( 29:39,41 ), а его сожигание так же обязательно на все будущие времена существования ветхозаветной церкви, как и ежедневные жертвы из агнцев ( 28:42 ).


30:10 К речи об устроении и назначении алтаря кадильного присоединено повеление для Аарона и всякого будущего первосвященника однажды в году, в день очищения ( Лев 16 ), совершать очищение над его рогами кровью очистительной жертвы. По наименованию: «святыня великая» алтарь кадильный приравнивается к святому святых, жертвеннику двора ( 29:37 ), столу и светильнику ( 30:29 ).


30:11-16 О священной подати. Повеление вносить священную подать прерывает речь об устроении принадлежностей скинии. Это произошло не от того только, что священная подать давала средства для их приготовления (ст. 16; ср. Неем 10:33-34 ), почему и речь о ней вполне уместна при речи о предметах, на которые она тратится, но и от того, что речь о кадильном жертвеннике заключена повелением очищать его. И священная подать имела очистительное значение (16).


30:12 Внесение в перепись означало включение в список возрастных мужчин, способных носить оружие ( Чис 1:3 ), защитников свободы и независимости народа еврейского. Чем значительнее было число этих защитников, тем надежнее была охрана народной свободы и независимости. Но надеяться на эту охрану можно только при милости Божией к защитникам народа, потому что сама жизнь их находится в руках Божиих. Во свидетельство постоянной зависимости в самом бытии от Бога исчисляемые и должны давать дар Богу на искупление души, т. е. своей жизни. Этот дар, принесенный с сознанием полной зависимости от Бога, имел значение умилостивительной и очистительной жертвы, отвращающей гнев Господень.


30:13 Половина священного сикля, количество подати, равняется копейкам сорока или сорока трем.


30:14 В перепись должны были вноситься мужчины, начиная с двадцатилетнего возраста и выше, но каким сроком оканчивая — не сказано. Можно предполагать, что право на исключение из списка давало достижение 50-летнего возраста ( Чис 4:3,23,30,35,39,43,47 ; ср. Иосиф Флавий. Иуд. древн. III, 8, §2). Умолчание закона об ежегодном взносе, умолчание об ежегодном составлении переписи и свидетельство кн. Неемии о добровольном наложении на себя возвратившимся из плена иудеями платить ежегодно на потребности скинии по 13 сикля дают основание думать, что священный взнос в пользу скинии должен быть единовременным.


30:15 Сбор имеет значение очистительной и умилостивительной жертвы, а потому и размеры его одинаковы для богатых и бедных.


30:16 Иегова не будет забывать Своей милостью внесенных в перепись, будет щадить их жизнь.


30:18 Как видно из текста, умывальница состояла из двух частей: вместилища для воды и подножия; некоторые указания на устройство первой части дает Исх 38:8 (см. толкование на это место). Умывальница находилась между скинией и жертвенником, — на прямой линии от последнего ко входу в святилище.


30:19-20 Благоговейное отношение к святости места: «когда они должны входить в скинию собрания», и к святости действия: «когда должны приступать к жертвеннику» (по связи речи, к алтарю кадильному), требует физической чистоты. Небрежение о ней, проявление неблагоговейного отношения к святыне, наказывается смертью.


30:23 Елей, назначенный для помазания скинии, ее принадлежностей, Аарона и его сыновей ( ст. 26 и далее ), был приготовлен Веселиилом ( 31:29 ). В его состав входила «самоточная смирна», т. е. смола миррового кустарника, сама собою выступающая каплями на разных местах ствола этого кустарника. Количество этой смолы обозначено словом: «пятьсот», без указания меры. Но как видно из замечания ст. 24: «по сиклю священному», мерой служил «священный сикль». 500 священных сиклей равняются почти 16 фунтам. Корица, т. е. кора с коричного дерева, встречающегося и теперь в Индии и на острове Цейлоне, должна быть взята в количестве 250 сиклей, т. е. восьми фунтов. Благовонный тростник, имеющей пахучие корни, был известен древним, как одно из самых благовонных веществ.


30:24  Кассия — ароматическая кора от дерева laurus cassia. Гин равнялся четвертой с небольшим доле ведра.


30:25 В чем состоял способ приготовления мира, в особом ли изготовлении каждого из благовонных веществ до соединения его с остальными, или же в особом приготовлении всей смеси, в точности неизвестно.


30:29 Помазание миром перечисленных в предшествующих стихах предметов выделяло их из круга обычных житейских вещей. Оно служило видимым знаком осуществления Божия изволения о сообщении помазанным предметам такого значения и такой силы, которых сами по себе они не могли иметь.


30:30 Помазание Аарона, как и помазание принадлежностей скинии, выделяло его с сыновьями из среды остального народа, поставляло в посредники между Богом и людьми.


30:32-33 Священный елей изъемлется из обычного человеческого употребления; нарушающий это постановление наказывается смертью (ср. Быт 17:14 ).


30:34 Входящие в состав благовонного курения вещества в точности неизвестны. Еврейское слово «стакт», буквально означающее: «капля, каплющее», указывает не на самое вещество, а на его появление из растения капля по капле. Под «онихом» разумеют или нарост на раковине, или самую раковину одной из пород улиток, водящихся в водах Индии и Чермного моря. Название третьего вещества «халван» указывает на его белый цвет, похожий на цвет молока. Под «халваном» разумеют смолу, добываемую из одного кустарника, растущего в Сирии и Персии. Замечание «душистый» указывает на то, что халван был благовонный и неблаговонный. Четвертое благовоние — «ливан» есть смола растения из породы теревинфов, встречающегося в южной Аравии. Прибавление к названию этого вещества слова «чистый» указывает или на отсутствие какой-либо примеси, которую было выгодно подмешивать в состав этого ценного предмета, или на способ собирания смолы. Именно для получения совершенно чистой смолы расстилают около растения подстилку, на которую и опадают ее капли. Определена только одинаковость количества каждого из веществ, имевших войти в состав курения.


30:35 Способ приготовления фимиама остается неизвестен.


30:36 Повеление: «истолки его мелко» указывает не на способ приготовления курения, а на тот вид, в каком приготовленное курение должно быть возлагаемо в скинии собрания. Взяв часть изготовленного фимиама, надлежало мелко истолочь его и в таком виде употреблять. Из Исх 40:5 ясно видно, что курение должно было возлагаться на жертвенник, стоявший во святилище против ковчега завета, находившегося за завесою во святом святых.


31:1-11 Дело устроения скинии по указанному Моисею образцу должно быть совершено строителями, назначенными также самим Богом. Что Аголиав был только помощником (ст. 6) Веселиила, это видно не только из того, что Веселиил поставлен на первом месте, но и из того, что ему усвояются особые дары Божии (ст. 3-4). То же самое открывается из упоминания в других местах ( 37:1 ) о нем одном. При перечислении предметов, которые должны быть устроены строителями скинии (ст. 7-11), одеждам Аарона усвояется особое название «серад», смысл которого неясен. На основании 35:19 и 39:41 можно думать, что одежды названы служебными, т. е. назначенными для ношения при священнослужении.


31:12-17 Нерушимость субботнего покоя. Так как заповедь о субботе повторена для всего народа израильского, то нельзя уже думать, что повторение потребно было в видах удержания строителей скинии от производства работ в субботние дни. Цель напоминания о субботнем покое иная. Святилище, об устройстве которого шла речь, назначается для служения Богу. Сущность же этого последнего составляет постоянное исповедание владычества Божия словом и делом. Свое выражение оно и находит между прочим в соблюдении субботнего покоя. Употребление слова «суббота» во множественном числе дает полное право утверждать, что речь идет не об одном седьмом дне, но и прочих днях покоя от работ. Соблюдение данного предписания является «знамением между Богом и евреями», — свидетельствует о верности народа своему Иегове и о выделении из среды прочих народов. Неисполнение заповеди о субботнем покое равносильно сознательному отрицанию владычества Иеговы и потому должно иметь своим последствием изъятие отрицателя из среды народа Божия ( Чис 15:34-35 ).


31:18 Изреченные в слух всего народа ( 20:17 ), десять заповедей самим Богом даны в письме на двух каменных досках, исписанных с лицевой и задней стороны ( 32:15 ). Судя по тому, что Моисей нес скрижали в одной руке ( 32:15 ) и вложил их в небольшой по размерам ковчег, можно думать, что они не отличались особенною величиною.


Название книги. Вторая часть Пятикнижия Моисеева называется у евреев палестинским начальным своим словом — «шемот» (имена) или «елле шемот» (сии имена), а у евреев александрийских и христиан по преимущественному содержанию — «'Έξοδος», «Exodus», «Исход», так как описывает исшествие сынов израилевых из Египта.

Автор книги. Автором книги Исход, как видно прежде всего из ее содержания, был Моисей. Так, после победы над амаликитянами он получает от Господа повеление записать это событие: «впиши сие на память в книги» (Исх 17:14). Подобное же повеление дано было Моисею после восстановления нарушенного Израилем завета: «и рече Господь к Моисею: напиши себе словеса сия» (Исх 34:27). Равным образом пред торжественным заключением завета после синайского законодательства Моисей, пересказав народу все слова Господни и все законы, «написа вся словеса Господня» (Исх 24:4). О Моисее, как авторе кн. Исход, свидетельствует и Иисус Христос в известных словах к саддукеям: «о мертвых же, яко восстают, несте ли чли в книгах Моисеевых, при купине, яко рече ему Бог» (Мк 12:26). Рассказ о явлении Бога Моисею при купине помещается в кн. Исход, и она-то является, по словам Спасителя, книгою Моисеевою. Конечно, выражение «книга Моисеева» может значить: книга, говорящая по преимуществу о Моисее или называющаяся по имени Моисея. Но подобное понимание не может иметь места, так как в кн. Исход Моисей не занимает главного места и в названии кн. его имя у евреев не упоминается. Выражение «книга Моисеева» имеет лишь один смысл: книга, написанная Моисеем (ср. Ин 5:45-47).

В противоположность этим свидетельствам отрицательная критика отвергает Моисеево происхождение книги Исход, дробит ее содержание на несколько частей, относя происхождение каждой из них к разному времени. Так, по словам одного из представителей «гипотезы записей» — Эвальда, древнейшею частью Исхода является песнь Моисея (Исх 15:1-18; лет через 100 после Моисея была кем-то написана «жизнь Моисея»; в последние годы судей появилась «книга завета» (Исх 20-23 гл.), в век Соломона «книга начал», обнимающая большую часть содержания кн. Исход; окончательная же редакция ее падает на время Иоафама, современника пророка Исаии. Приблизительно подобных же взглядов держатся Рейсс («книга завета» относится ко времени Иосафата), Делич (большая часть Исхода появилась пред пленом вавилонским) и др. Но мнение о разновременном происхождении содержания кн. Исход не имеет для себя оснований. Множество встречающихся в ней подробностей с несомненностью говорит за то, что автор книги — современник и очевидец описываемых событий. Так, предполагаемое кн. Исход состояние Египта является именно таким, каким оно оказывается и по современным эпохе Моисея египетским памятникам, совершенно отличным от позднейшего положения хотя бы, напр., в век Соломона. В частности упоминание о некоторых египетских городах — Плиополисе, Рамсесе, Пиноме (I, II) и Еоаме (Исх 13:20), без указания на их положение, предполагает знакомство с ними читателя и самого автора. Равным образом только очевидец событий мог сообщать такие точные сведения о времени их совершения, как трехдневное путешествие по пустыне Сур от Чермного моря до Меры (Исх 15:22); прибытие в пустыню Син на 15-й день второго месяца по выходе из Египта (Исх 16:1); дарование на следующий день манны; расположение станом у подошвы Синая в первый день третьего месяца по исшествии из Египта (Исх 19:1); явление славы Божией на третий день по сошествии Моисея с Синая (Исх 19:16) и т. п. Как современник устройства скинии в пустыне, Моисей отмечает, что ее деревянные части были сделаны из дерева ситтим (аравийской акации), но не из другого какого-либо материала, напр. дуба или кедра, что было бы уместно в устах позднейшего писателя — жителя Палестины; упоминает о неизвестной другим ветхозаветным писателям коже «тахаги», из которой было сделано одно из покрывал скинии и т. п. Наконец, предваряющее изложение некоторых законов замечание: «когда введет тебя Господь Бог твой в землю хананеев, хеттеев, аморреев, евеев» (Исх 13:5; Исх 23:23-end; Исх 34:11-end) не оставляет никакого сомнения в том, что кн. Исход написана в пустыне, пред вступлением евреев в Палестину.

Время и место написания книги. Насколько можно судить по вышеприведенным местам кн. Исход (Исх 17:14; Исх 24:4; Исх 34:27), она написана не в одно время, а по мере того, как Моисей получал от Бога различные законы. Окончательная же редакция книги падает на конец сорокалетнего странствования по пустыне — на время пребывания евреев у Иордана. «Сынове Израилевы, говорится в Исх 16:35, ядоша манну лет четыредесять, дондеже приидоша в землю обитаемую; и ядоша манну, дондеже приидоша в страну финикийскую».

Цель написания книги. Ближайшая цель написания кн. Исход заключается в том, чтобы дать народу еврейскому и увековечить в его памяти законы религиозно-нравственные и гражданские (Исх 13:5.8-11; Исх 34:11-end), более отдаленная сводится к указанию исполнения данных праотцам народа еврейского обетовании (Исх 5:2-8).

Период, обнимаемый кн. Исход, и разделение ее содержания. Книга Исход обнимает период времени от начала порабощения евреев в Египте фараоном, «не знавшим Иосифа» (Исх 1:8), до первого месяца второго года по исшествии их из Египта (Исх 40:17), т. е. с лишком 400 лет (о продолжительности пребывания евреев в Египте см. в объяснении Исх 12:49). Ее содержание излагает историю народа израильского «от той минуты, когда евреи под давлением фараонов начинают чувствовать взаимную солидарность, сближаются все теснее и теснее и чувством общей опасности, и именем Иеговы, и чудесами, сопровождавшими исшествие из страны порабощения, до дарования закона на Синае, до получения полной национальной жизни, сосредоточенной около главного святилища — скинии». Заключенное в эти рамки, все содержание кн. Исход может быть разделено натри части: первая после краткого вступления (Исх 1:1-7), связывающего повествование кн. Исходе кн. Бытия, рассказывает об освобождении народа из египетского рабства (Исх 1:8-13:16); вторая излагает историю путешествия евреев до горы Синая (Исх 13:17-18:27), и третья повествует о заключении и обновлении завета Бога с избранным народом (Исх 19:1-40:38).

Со словом «Библия» у нас соединяется представление об одной большой книге, заключающей в себе все Священное Писание как Ветхого, так и Нового Завета. Но, в сущности, это не одна книга, а целый, строго определенный Церковью сборник священных книг, написанных в разное время, в разных местах и с различными целями и принадлежащих или богодухновенным (книги канонические), или только богопросвещенным мужам (книги неканонические).

Такой состав и происхождение Библии открывается уже из истории самого термина — «Библия». Он взят с греческого языка от слова βίβλος, что значит «книга», и употреблен во множественной форме τὰ βιβλία от единств, уменьшительного — τὸ βιβλίον, означающего «небольшую книгу», «книжечку». Следовательно, τὰ βιβλία буквально означает собой целый ряд или собрание таких небольших книг. Ввиду этого св. Иоанн Златоуст толкует это слово как одно собирательное понятие: «Библия, — говорит он, — это многие книги, которые образуют одну единую».

Это коллективное обозначение Св. Писания одним собирательным именем несомненно существовало уже и в ветхозаветный период. Так, в своей подлинной греческой форме τὰ βιβλία встречается в первой Маккавейской книге (1 Макк 12:9), а соответствующий сему еврейский перевод дан у пророка Даниила (Дан 9:2), где произведения Св. Писания обозначены термином «Гассефарим» (םיךפסה), что значит «книги», точнее — известные определенные книги, так как сопровождаются определением членом — «га»1Небезынтересно здесь отметить, что оба эти термина — евр. «сефер» и греч. βίβλος — по своему филологическому анализу дают нам представление о том материале, который в древности употреблялся для письма и на котором, следовательно, были написаны подлинники и древнейшие списки священных книг. Так, еврейские книги, очевидно, писались преимущественно на пергамене, т. е. очищенной и выглаженной коже, ибо слово «сефер» происходит от евр. глагола «сафар», означающего «сбривать», «очищать» кожу от «волос». Греческие же авторы, вероятно, предпочтительно писали на «папирусе», т. е. на специально обработанных листьях особого египетского растения; слово βίβλος или βύβλος первоначально значит «папирус», а отсюда — папирусный свиток или книга. (ה).

В период новозаветной истории, по крайней мере на первых его порах, мы еще не находим слова «Библия», но встречаем целый ряд его синонимов, из которых наиболее употребительны следующее: «Писание» (ἡ γραφὴ) Лк 4:21; Ин 20:9; Деян 8:32; Гал 3:22), «Писания» (αί γραφαίМф 21:42; Лк 24:32; Ин 5:39; 2 Петр 3:16), «Святые Писания» (γραφαὶ ἁγίαιРим 1:2), «Священные Писания» (τὰ ἱερὰ γράμματα2 Тим 3:15).

Но уже у мужей апостольских, наряду с только что перечисленными названиями Св. Писания, начинает встречаться и термин τὰ βιβλία.2См., напр., в греческом тексте послания Климента Римского к Коринфянам (I гл., 43 ст.). Однако во всеобщее употребление он входит только со времени известного собирателя и истолкователя Св. Писания — Оригена (III в.) и особенно св. Иоанна Златоуста (IV в.).

От греческих авторов такое собирательное обозначение Св. Писания перешло и к латинским писателям, причем множественная форма среднего рода τὰ βιβλία окончательно получила здесь значение единственного числа женского рода βιβλία. Это последнее наименование, в его латинской форме, перешло и к нам в Россию, благодаря, вероятно, тому обстоятельству, что наши первые собиратели славянской Библии стояли, между прочим, и под влиянием латинской Вульгаты.

Главной чертой, отличающей св. писания «Библии» от других литературных произведений, сообщающей им высшую силу и непререкаемый авторитет, служит их богодухновенность. Под нею разумеется то сверхъестественное, божественное озарение, которое, не уничтожая и не подавляя естественных сил человека, возводило их к высшему совершенству, предохраняло от ошибок, сообщало откровения, словом — руководило всем ходом их работы, благодаря чему последняя была не простым продуктом человека, а как бы произведением самого Бога. По свидетельству св. ап. Петра, никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божие человеки, будучи движимы Духом Святым (2 Петр 1:21). У ап. Павла встречается даже и самое слово «богодухновенный» и именно в приложении к Св. Писанию, когда он говорит, что «все Писание богодухновенно» (θεόπνευστος, 2 Тим 3:16). Все это прекрасно раскрыто и у отцов Церкви. Так, св. Иоанн Златоуст говорит, что «все Писания написаны не рабами, а Господом всех — Богом»; а по словам св. Григория Великого «языком святых пророков и апостолов говорит нам Господь.

Но эта «богодухновенность» св. писаний и их авторов не простиралась до уничтожения их личных, природных особенностей: вот почему в содержании св. книг, в особенности в их изложении, стиле, языке, характере образов и выражений мы наблюдаем значительные различия между отдельными книгами Св. Писания, зависящие от индивидуальных, психологических и своеобразных литературных особенностей их авторов.

Другим весьма важным признаком священных книг Библии, обусловливающим собой различную степень их авторитетности, является канонический характер одних книг и неканонический других. Чтобы выяснить себе происхождение этого различия, необходимо коснуться самой истории образования Библии. Мы уже имели случай заметить, что в состав Библии вошли священные книги, написанные в различные эпохи и разнообразными авторами. К этому нужно теперь добавить, что наряду с подлинными, богодухновенными книгами появились в разные эпохи и не подлинные, или небогодухновенные книги, которым, однако, их авторы старались придать внешней вид подлинных и богодухновенных. Особенно много подобных сочинений появилось в первые века христианства, на почве евионитства и гностицизма, вроде «Первоевангелия Иакова», «Евангелия Фомы», «Апокалипсиса ап. Петра», «Апокалипсиса Павла» и др. Необходим, следовательно, был авторитетный голос, который ясно бы определял, какие из этих книг, действительно, истинны и богодухновенны, какие только назидательны и полезны (не будучи в то же время богодухновенными) и какие прямо вредны и подложны. Такое руководство и дано было всем верующим самой Христовой Церковью — этим столпом и утверждением истины — в ее учении о так называемом каноне.

Греческое слово «κανών», как и семитское «кане» (הנק), означает первоначально «тростниковую палку», или вообще всякую «прямую палку», а отсюда в переносном смысле — все то, что служит к выпрямлению, исправлению других вещей, напр. «плотницкий отвес», или так называемое «правило». В более отвлеченном смысле слово κανών получило значение «правила, нормы, образца», с каковым значением оно встречается, между прочим, и у ап. Павла: тем, которые поступают по сему правилу (κανών), мир им и милость, и Израилю Божию (Гал 6:16). Основываясь на этом, термин κανών и образованное от него прилагательное κανονικός; довольно рано начали прилагать к тем священным книгам, в которых по согласному преданию Церкви видели выражение истинного правила веры, образца ее. Уже Ириней Лионский говорит, что мы имеем «канон истины — слова Божии». А св. Афанасий Александрийский определяет «канонические» книги, как такие, «которые служат источником спасения, в которых одних предуказуется учение благочестия». Окончательное же различие «канонических» книг от «неканонических» ведет свое начало со времен св. Иоанна Златоуста, блаж. Иеронима и Августина. С этого времени эпитет «канонических» прилагается к тем священным книгам Библии, которые признаны всей Церковью в качестве богодухновенных, заключающих в себе правила и образцы веры, — в отличие от книг «неканонических», т. е. хотя назидательных и полезных (за что они и помещены в Библии), но не богодухновенных, и «апокрифических» (ἀπόκρυφος — скрытый, тайный), совершенно отвергнутых Церковью и потому не вошедших в Библию. Таким образом, на признак «каноничности» известных книг мы должны смотреть как на голос церковного Св. Предания, подтверждающий богодухновенное происхождение книг Св. Писания. Следовательно, и в самой Библии не все ее книги имеют одинаковое значение и авторитет: одни (канонические книги) — богодухновенны, т. е. заключают в себе истинное слово Божие, другие (неканонические) — только назидательны и полезны, но не чужды личных, не всегда безошибочных мнений своих авторов. Это различие необходимо всегда иметь ввиду при чтении Библии, для правильной оценки и соответствующего отношения к входящим в состав ее книгам.3Различение библейских книг на «канонические» и «неканонические» касается только ветхозаветных книг, так как новозаветные, входящие в состав Библии, признаются каноническими все. Состав «ветхозаветного канона» хотя в общем устанавливается довольно согласно, но разнообразится в самом количестве книг; это происходит потому, что евреи, желая подогнать количество своих книг к 22 буквам своего алфавита, делали искусственные соединения нескольких книг в одну, напр. соединяли книги Судей и Руфь, первую и вторую, третью и четвертую кн. Царств и даже в одну книгу собрали всех 12 малых пророков. Православная Церковь насчитывает 38 канонических книг Ветхого Завета, а именно: 1) Бытие, 2) Исход, 3) Левит, 4) Числа, 5) Второзаконие, 6) книга Иисуса Навина, 7) Судей, 8) Руфь, 9) 1-я кн. Царств, 10) 2-я кн. Царств, 11) 3-я кн. Царств, 12) 4-я кн. Царств, 13) 1-я кн. Паралипоменон, 14) 2-я кн. Паралипоменон, 15) книга Ездры, 16) книга Неемии (2-я Ездры), 17) Есфирь, 18) Иова, 19) Псалтирь, 20) Притчи Соломона, 21) Екклезиаст его же, 22) Песнь песней его же, 23) кн. пророка Исаии, 24) Иеремии с Плачем, 25) Иезекииля, 26) Даниила и двенадцати малых пророков: 27) Осии, 28) Иоиля, 29) Амоса, 30) Авдия, 31) Ионы, 32) Михея, 33) Наума, 34) Аввакума, 35) Софонии, 36) Аггея, 37) Захарии и 38) Малахии. Остальные 9 книг, помещенных в славянской и русской Библии, считаются неканоническими, а именно: 1) Товит, 2) Иудифь, 3) Премудрость Соломона, 4) Премудрость Иисуса, сына Сирахова, 5-6) 2-я и 3-я кн. Ездры и 7-9) три книги Маккавейские. Кроме того, неканоническими признаются также и следующие отделы в вышеуказанных канонических книгах: молитва царя Манассии, в конце 2-й кн. Паралипоменон, части кн. Есфирь, не помеченные стихами, последний Псалом (после 150), песнь трех отроков в кн. пророка Даниила, история Сусанны в 13-й и Вила и дракона в 14-й главе той же книги. Из новозаветных же все 27 кн. и в полном их объеме признаются каноническими.

В заключение необходимых вводных сведений о Библии нам остается сказать несколько слов о том языке, на котором были написаны священные библейские книги, об их более известных переводах и о современном разделении их на главы и стихи.

Все канонические книги Ветхого Завета были написаны на еврейском языке, за исключением лишь некоторых, небольших отделов, написанных на халдейском языке (Иер 10:11; Дан 2:4-7:28; Езд 4:8-6:18; Езд 7:12-26). Неканонические же книги, по-видимому, были написаны на греческом языке, хотя, основываясь на свидетельстве блаж. Иеронима, некоторые думают, что кн. Товит и Иудифь были первоначально написаны по-халдейски.

Все же книги Нового Завета были написаны по-гречески, на так называемом александрийском диалекте (вошедшем в употребление с эпохи Александра Македонского — κοινὴ διάλεκτος), за исключением одного первого Евангелия — от Матфея, написанного на сиро-халдейском наречии еврейского языка, на котором говорили современные Иисусу Христу иудеи.

Так как в древнееврейском письме употреблялись только одни согласные звуки, а необходимые гласные звуки передавались устно по преданию, то первоначальный ветхозаветный текст не имел гласных. Они, в форме различных подстрочных знаков были введены довольно поздно (приблизительно около IX-X вв. нашей эры) учеными еврейскими раввинами-масоретами (т. е. хранителями «предания» — от евр. глагола «масор», передавать). Вследствие этого современный еврейский текст и называется масоретским.

Из различных переводов Библии заслуживают упоминания два авторитетнейших и древнейших — греческий LXX и латинский Вульгата и два позднейших — славянский и русский, как наиболее к нам близких.

Греческий перевод был сделан для нужд александрийских иудеев в эпоху Птоломеев, т. е. не раньше половины III в. и не позже половины II в. Он был выполнен в разное время и различными переводчиками, причем главная его часть — Пятикнижие — является наиболее древней и авторитетной.

Латинский перевод или так называемая Вульгата (от vulgus — народ) был сделан блаженным Иеронимом в конце IV-го века непосредственно с еврейского текста при руководстве и других лучших переводов. Он отличается тщательностью и полнотой.

Славянский перевод Библии впервые был предпринят святыми первоучителями славян — братьями Кириллом и Мефодием — во второй половине IX-го века. Отсюда, через посредство Болгарии, он перешел и к нам на Русь, где долгое время обращались лишь отдельные, разрозненные книги Библии. Впервые полный рукописный список Библии был собран новгородским архиепископом Геннадием, по поводу его борьбы с жидовствующими (1499 г.). Первая печатная славянская Библия была издана у нас в 1581 г. князем Константином Константиновичем Острожским. В основе нашей славянской Библии лежит греч. перевод LXX. Русский же синодальный перевод Библии сделан сравнительно совсем недавно, в середине XIX столетия, трудами митрополита московского Филарета и профессоров наших духовных академий. В основу его был положен еврейский масоретский текст, который в потребных случаях сличался с греческим и латинским переводами. Закончен он был в 1876 г., когда появилась первая полная русская Библия.

Наконец, должно заметить, что в древней Церкви не существовало нашего разделения библейских книг на главы и стихи: они все были написаны сплошным, связным текстом, расположенным в виде колонн (наподобие стихов) и если делились, то только на отделы для богослужебного употребления λόγοι, ἐκλογάδια, εὐαγγελιοστάριον, προξαπόστολον). Современное деление на главы ведет свое начало от кардинала Стефана Лангтона, разделившего около 1205 г. Вульгату. Такое деление закончил и утвердил ученый доминиканец Гуг де Сен-Шир, издавший свою конкорданцию ок. 1240 г. А в половине XVI в. ученый парижский типограф Роберт Стефан ввел и современное деление глав на стихи сначала в греко-латинское издание Нового Завета (1551 г.), а затем и в полное издание латинской Библии (1555 г.), откуда оно постепенно перешло и во все другие тексты.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ БИБЛИИ

Основной, центральной идеей всех богодухновенных, библейских Писаний, идеей, вокруг которой сосредоточиваются все остальные, которая сообщает им значение и силу и вне которой были бы немыслимы единство и красота Библии, является учение о Мессии, Иисусе Христе, Сыне Божием. Как предмет чаянии Ветхого Завета, как альфа и омега всего Нового Завета, Иисус Христос, по слову апостола, явился тем краеугольным камнем, на основе которого, при посредстве апостолов и пророков было заложено и совершено здание нашего спасения (Еф 2:20). Иисус Христос — предмет обоих Заветов: Ветхого — как Его ожидание, Нового — как исполнение этого ожидания, обоих же вместе — как единая, внутренняя связь.

Это может быть раскрыто и подтверждено в целом ряде внешних и внутренних доказательств.

К доказательствам первого рода, т. е. внешним, принадлежат свидетельства нашего Господа о самом Себе, свидетельства Его учеников, традиция иудейская и традиция христианская.

Обличая неверие и жестокосердие еврейских книжников и фарисеев, сам Господь наш Иисус Христос неоднократно ссылался на свидетельство о нем «закона и пророков», т. е. вообще ветхозаветных св. писаний. Исследуйте Писания, ибо выдумаете через них иметь жизнь вечную, а они свидетельствуют о Мне (Ин 5:39); ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он написал о Мне (Ин 5:46), — говорил, например, Господь ослепленным иудейским законникам после известного чуда исцеления расслабленного при овчей купели. Еще яснее и подробнее раскрывал эту истину Господь Своим ученикам, явившись им по воскресении, как об этом свидетельствует евангелист Лука: «и начав от Моисея из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании... И сказал им: вот то, о чем Я говорил еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному обо Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах» (Лк 24:27.44). Кроме такого общего заявления, Господь указывает нередко и частные случаи ветхозаветных образов и пророчеств, имевших отношение к Его жизни, учению, крестным страданиям и смерти. Так, напр., Он отмечает преобразовательное значение медного змия, повешенного Моисеем в пустыне (Ин 3:14), указывает на исполнение пророчества Исаии о «лете Господнем благоприятном» (Лк 4:17-21; ср. Ис 61:1-2), говорит об осуществлении всех древних пророчеств, касавшихся Его искупительной жертвы (Мф 26:54 и Лк 22:37) и даже на самом кресте, в момент страданий, произносит Свое глубоко трогательное и спокойно величественное: совершилось (Ин 19:30), давая этим знать, что исполнилось все то, что, будучи предназначенным от века, «многочастно и многообразно было говорено через пророков» (Евр 1:1).

Подобно своему Божественному Учителю, евангелисты и апостолы беспрестанно ссылаются на Библию, черпая полной рукой из богатства ее мессианских сокровищ и устанавливая тем самым полную гармонию обоих Заветов, объединенных вокруг Лица Мессии — Христа. Так, все евангелисты — эти четыре независимых друг от друга жизнеписателя Иисуса Христа — настолько часто ссылаются на исполнение ветхозаветных пророчеств, что выработали даже для этого специальные формулы: а все это произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, или просто: тогда сбылось реченное через пророка, да сбудется реченное через пророков, или же еще: и сбылось слово Писания и целый ряд других, аналогичных выражений.

Не менее часто ссылаются на ветхозаветное Писание и тем устанавливают его теснейшую внутреннюю связь с новозаветным и все остальные новозаветные писатели, начиная с кн. Деяний и кончая Апокалипсисом. Не имея возможности исчерпать здесь всего обилия таких определенных и ясных ссылок, укажем для примера лишь некоторые из них, наиболее характерные: таковы, напр., две речи апостола Петра: одна — после сошествия Св. Духа, другая — после исцеления хромого, о которых повествуется во второй и третьей главах кн. Деяний и которые полны ветхозаветными цитатами (Иоиль — Деян 2:16-21; Давид — Деян 2:25-28.34-35; Моисей — Деян 3:22-23); в особенности замечательно заключение последней речи: и все пророки, начиная от Самуила и после него, также предвозвестили эти дни (Деян 3:24). Не менее важна в этом отношении и речь архидиакона Стефана, дающая в сжатом очерке всю ветхозаветную историю приготовления евреев к принятию Мессии Христа (Деян 7:2-56). В той же книге Деяний заключено великое множество и других подобных же свидетельств: и мы благовествуем вам то, что Бог обещал отцам нашим и что исполнил нам, детям их, воздвигши Иисуса (Деян 13:32). Мы проповедуем вам, — говорили апостолы, — свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем предвозвещали пророки и Моисей (Деян 26:22). Словом, все учение апостолов о новозаветном Царстве Божием сводилось главным образом к тому, что они уверяли о Христе от закона Моисеева и пророков (Деян 28:23).

Из множества новозаветных ссылок, устанавливающих связь с ветхозаветными событиями и пророчествами, заключающихся в посланиях св. апостолов, приведем несколько примеров лишь из посланий ап. Павла, того самого Павла, который, в качестве Савла, был сам раньше фарисеем, ревнителем отеческих преданий и глубоким знатоком ветхозаветного завета. И вот этот-то св. апостол говорит, что конец закона — Христос (Рим 10:4), что закон был для нас детоводителем (παιδάγογος) ко Христу (Гал 3:24), что верующие наздани бывше на основании апостол и пророк, сущу краеугольнику самому Иисусу Христу (Еф 2:20), что все ветхозаветные прообразы писана быша в научение наше (1 Кор 10:11), что весь Ветхий Завет со всеми его религиозными церемониями и культом был лишь стень грядущих, тело же Христово (Кол 2:17), сень бо имый закон грядущих благ, а не самый образ вещей (Евр 10:1) и что, наконец, в основе всей истории домостроительства нашего спасения лежит Иисус Христос, вчера и днесь, той же и во веки (Евр 13:8).

Если от священных книг Нового Завета мы перейдем к древнеиудейским толкованиям Писания, к таргумам,4Так как иудеи долгое время находились в вавилонском плену, то они постепенно усвояли себе язык своих властелинов. Знание еврейского языка значительно забылось по крайней мере в среде простого народа, и потому чтобы дать ему возможность читать и понимать Свящ. Писание, были сделаны парафрастические переводы ветхозаветных писаний на местный язык, обыкновенно называемые «таргумом».5 Le Hir. Les trois grands Profèts, Isaie, Iérémie, Ezéchiel. Paris 1877, p. 14. Талмуду, Мидраше и сочинениям первых раввинов до XII в. включительно, то увидим, что постоянной и неизменной общеиудейской традицией толкования Библии было стремление всюду искать и находить указания на Мессию и Его время. Такое увлечение иногда доходило даже до крайности, как это можно видеть из следующего раввинского изречения: «пророки исключительно проповедовали о радости дней Мессии» (забывалась идея страждущего Мессии-Искупителя); но оно глубоко верно понимало ту истину, что, действительно, в основе всего Писания лежит идея Мессии Христа. «Нельзя желать прилагать все непосредственно к Мессии, — говорит блаж. Августин, — но места, которые не относятся к Нему прямо, служат основанием для тех, которые Его возвещают. Как в лире все струны звучат сообразно их природе и дерево, на котором они натянуты, сообщает им свой особый колорит звука, так и Ветхий Завет: он звучит, как гармоничная лира об имени и о Царстве Иисуса Христа».

Приведенное тонкое сравнение блаж. Августина прекрасно характеризует святоотеческий взгляд на соотношение Ветхого и Нового Завета. Свидетельства об их тесной, неразрывной связи, основанной на Лице Мессии Христа, идут непрерывным рядом с самых же первых веков христианства: об этом писал ап. Варнава в своем «Послании», св. Иустин Философ в «Разговоре с Трифоном иудеянином», Тертуллиан в сочинении «Против иудеев», св. Ириней Лионский в сочинении «Против ересей», апологеты Аристид, Афинагор и др. В особенности обстоятельно и глубоко раскрывали эту связь писатели Александрийской школы, а из среды их выделялся Ориген, который, напр., говорил, что «изречения Писания суть одежды Слова... что в Писаниях всегда Слово (Λόγος — Сын Божий) было плотью, чтобы жить среди нас». Из последующих св. Отцов эти мысли подробно развивали в своих замечательных комментариях св. Иоанн Златоуст, Василий Великий, Ефрем Сирин, блаж. Иероним, блаж. Августин и св. Амвросий Медиоланский. Последний, напр., писал: «чаша премудрости в ваших руках. Эта чаша двойная — Ветхий и Новый Завет. Пейте их, потому что в обоих пьете Христа. Пейте Христа, потому что Он — источник жизни».6 Ambrosius. In Psalm. I, 33.

Переходя теперь ко внутренним доказательствам, т. е. к самому содержанию священных книг, мы окончательно убеждаемся, что Господь наш Иисус Христос составляет главный пункт и центральную идею всей Библии. Эта великая книга, составленная столь многочисленными и разнообразными авторами, разделенными между собой весьма значительными периодами времени, стоявшими под влиянием самых различных цивилизаций, представляет в то же время замечательное единство и удивительную цельность. Благодаря, главным образом, постепенному развитию в ней одной и той же мессианской идеи. «Новый Завет в Ветхом скрывается, Ветхий в Новом открывается», — говорили средневековые богословы, основываясь на словах блаж. Августина.7«Novum Testamentum in Vetere latet, Vetus Testementum in Novo patet». Ср. блаж. Августин. Вопрос 73 на Исход.

Что Иисус Христос и Его дело составляют единственную тему всех новозаветных Писаний, это ясно само по себе и не требует доказательств. Но что вся новозаветная история основывается на ветхозаветной, это, быть может, не так очевидно. И, однако, это столь же несомненно, для доказательства чего достаточно сослаться лишь на две евангельские генеалогии Христа, в которых дано сокращение всей ветхозаветной истории в ее отношении к личности обетованного Мессии Христа (Мф 1:1-16 и Лк 3:23-38).

Но мы можем последовательно проследить развитие мессианской идеи и в книгах Ветхого Завета. Обетование Избавителя, данное падшим прародителям еще в раю, — вот первое звено той непрерывной цепи ветхозаветных мессианских пророчеств, которые начались Адамом и кончились Захарией, отцом Иоанна Крестителя. Поэтому-то оно и называется первоевангелием (Быт 3:15). С эпохи Ноя это обетование определяется несколько ближе и точнее: семенем жены называются лишь дети Сима, к которым и приурочивается история искупления (Быт К, 26). Этот круг еще больше сужается с эпохи Авраама, отца богоизбранного еврейского народа, в Семени которого (т. е. в Иисусе Христе, по толкованию ап. Павла — Гал 3:16) возвещается спасение и всех остальных наций (Быт 12:3; Быт 18:18). Впоследствии и из потомства Авраамова выделена была раса Иакова (Быт 27:27), позднее сам Иаков, в духе пророческого прозрения, дает особое благословение своему сыну Иуде (Быт 49:8 и сл.). И чем дальше шло время, тем ближе и честнее определялись различные черты мессианского служения: так, пророк Валаам говорит о Его царственной власти (Числ 24:17), Моисей — о трояком Его служении: царском, первосвященническом и пророческом (Втор 18:18-19), о происхождении Мессии из царского рода Давидова (2 Цар 7:12-14), о рождении Его в Вифлееме (Мих 5:2) и от Девы матери (Ис 7:14), о торжественном входе Его в храм Иерусалимский (Мал 3:1), о разных, даже мелких обстоятельствах Его крестных страданий и смерти (Ис 53; Пс 21:17-19; Пс 39:79; Пс 40:9-10; Пс 68:22; Зах 11:12 и др.), о Его славном воскресении (Ис Зах 53:9-21; Пс 15:10; Пс 19:6-7; Пс 40:11; Пс 67:2 и др.), о наступлении Его благодатного царства (Пс 21:28-32; Пс 44:7.14-17; Пс 71:7-19; Иоил 2:28; Ис 2; Ис 35:1-2.10; Ис 61:1-2) и Его грозного второго пришествия (Дан 7:25 и Дан 12:7; Зах 14:2-3.9 и др.). Можно положительно сказать, что нет ни одной важной черты из эпохи и жизни Мессии, которая не была бы тем или иным путем предуказана в Ветхом Завете, или в форме ясного пророчества, или под покровом символов и прообразов; а пророк Исаия получил даже наименование «ветхозаветного евангелиста» за поразительную точность и полноту своих пророчественных прообразов жизни Господа Иисуса Христа.

Не менее ясно это единство мессианской идеи сквозит и в общем плане Библии. По своему характеру и содержанию все ветхозаветные книги могут быть разделены на три основные группы: книги законоположительно-исторические, книги пророческие и книги поэтическо-назидательные. Первый класс излагает историю теократии, т. е. прав правления Иеговы над Израилем. Но с какой целью Господь употребляет столь различные методы воспитания Своего народа? Завет на Синае, Моисееве законодательство, бедствия пустыни, завоевание земли обетованной, победы и поражения, отчуждение от других народов, наконец, тягость вавилонского плена и радость возвращения из него — все это имело очевидной своей целью сформировать еврейскую нацию в известном духе, в духе сохранения и распространения мессианской идеи. Еще очевиднее этот мотив в пророческих книгах, где, то через угрозы, то через обещания наград, народ еврейский постоянно поддерживался на известной нравственной высоте и приготовлялся в духе чистой веры и правой жизни, ввиду грядущего Мессии. Что касается, наконец, до книг последней группы — поэтически-назидательных, то одни из них, как например Псалмы, были прямо мессианскими молитвами еврейской нации; другие, как Песнь песней, под формой аллегории изображали союз Израиля со Христом; третьи, как кн. Премудрости, Екклезиаст и др. раскрывали различные черты Божественной Премудрости, лучи того Божественного Слова (Λόγος), которые сияли среди мрака язычества и в дохристианском мире.

Таким образом, с полным убеждением можно сказать, что главным и основным предметом Библии, начиная с первых глав книги Бытия (Быт 3:15) и кончая последними главами Апокалипсиса (Откр 21:6.21 и Откр 22:20), служит Богочеловек, Господь наш Иисус Христос.


Ветхий Завет

Самым ранним разделением Библии, идущим из времен первенствующей христианской Церкви, было разделение ее на две, далеко не равные части, получившие название Ветхого и Нового Завета.

Такое разделение всего состава библейских книг обусловлено было их отношением к главному предмету Библии, т. е. к личности Мессии: те книги, которые были написаны до пришествия Христа и лишь пророчески Его предызображали, вошли в состав «Ветхого Завета», а те, которые возникли уже после пришествия в мир Спасителя и посвящены истории Его искупительного служения и изложению основ учрежденной Иисусом Христом и Его св. апостолами Церкви, образовали собой «Новый Завет».

Все эти термины, т. е. как самое слово «завет», так и соединение его с прилагательными «ветхий» и «новый», взяты из самой же Библии, в которой они, помимо своего общего смысла, имеют и специальный, в котором употребляем их и мы, говоря об известных библейских книгах.

Слово завет (евр. — bêrit, греч. — διαθήκη, лат. — testamentum), на языке Св. Писания и библейского употребления, прежде всего, значит известное постановление, условие, закон, на котором сходятся две договаривающиеся стороны, а отсюда уже — самый этот договор или союз, а также и те внешние знаки, которые служили его удостоверением, скрепой, как бы печатью (testamentum). А так как священные книги, в которых описывался этот завет или союз Бога с человеком, являлись, конечно, одним из лучших средств его удостоверения и закрепления в народной памяти, то на них весьма рано было перенесено также и название «завета». Оно существовало уже в эпоху Моисея, как это видно из Исх 24:7, где прочитанная Моисеем еврейскому народу запись Синайского законодательства названа книгой завета (сёфер хабберит). Подобные же выражения, обозначающие собой уже не одно Синайское законодательство, а все Моисееве Пятикнижие, встречаются и в последующих ветхозаветных книгах (4 Цар 23:2.21; Сир 24:25; 1 Макк 1:57). Ветхому же Завету принадлежит и первое, еще пророчественное указание на Новый Завет, именно, в известном пророчестве Иеремии: «вот наступят дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды Новый Завет» (Иер 31:31).

Впоследствии термин Новый Завет неоднократно употреблялся самим Иисусом Христом и святыми Его апостолами для обозначения начавшейся истории искупленного и облагодатствованного человечества (Мф 26:28; Мк 14:24; Лк 22:20; 1 Кор 11:25; 2 Кор 3:6 и др.), откуда он перешел и на священные книги, написанные в этот период.

Наименование Ветхий Завет в приложении к определенным книгам ведет свое начало от особенно ясного свидетельства ап. Павла: но умы их (евреев) ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается не снятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом (2 Кор 3:14).

В составе Ветхого Завета Православная Церковь, как мы уже говорили выше, насчитывает 38 канонических и 9 неканонических книг, отличаясь этим от Церкви Римско-католической, насчитывающей в своей Вульгате всего 46 канонических книг (у них считаются каноническими Товит, Иудифь, Премудрость Соломона и 2 кн. Маккавейские).

Что касается, наконец, самого порядка расположения книг Ветхого Завета, то здесь замечается довольно резкое различие между еврейской Библией, с одной стороны, и греческим переводом LXX переводчиков, а отсюда и нашей славяно-русской Библией, с другой стороны. Для уяснения этой разницы необходимо знать, что древние евреи делили свои книги не столько по однородности их содержания (как LXX и славяно-русский), сколько по степени их значения и важности. В этом смысле они все ветхозаветные книги делили натри группы: «закон» («тора»), «пророки» («небиим») и «агиографы» («кетубим»), подчеркивая особенно значение двух первых групп, т. е. «закона» и «пророков» (Мф 5:17; Мф 7:12; Мф 22:40).

У нас же теперь вслед за LXX переводчиками и Вульгатой принято другое деление, по характеру самого содержания ветхозаветных книг, на четыре следующие группы: 1) книги законоположительные; 2) исторические; 3) учительные и 4) пророческие. Такое расположение и деление книг в еврейской и славяно-русской Библиях всего виднее будет из следующей таблицы:


Еврейская Библия

Закон (тора) Бытие

Исход

Левит

Числа

Второзаконие

Пророки (небиим) главные или раннейшие «ризоним» кн. Иисуса Навина
кн. Судей
1 и 2 кн. Самуила
1 и 2 кн. Царств
позднейшие «ахароним» великие пророки Исаия
Иеремия
Иезекииль



Осия



Иоиль



Амос



Авдий



Иона


малые пророки Михей


Наум



Аввакум



Софония



Аггей



Захария



Малахия
Агиографы (кетубим) Псалмы

Притчи Соломона

Иов


Песнь песней


Руфь


Книга Плачь


Екклезиаст


Есфирь


Даниил


Ездра


Неемия


1 и 2 Паралипоменон


Славяно-русская Библия

Законоположительные Бытие
Исход
Левит
Числа
Второзаконие
Исторические Кн. Иисуса Навина
Кн. Судей Израилевых
Руфь
Первая Царств
Вторая Царств
Третья Царств
Четвертая Царств
Первая Паралипоменона
Вторая Паралипоменона
Первая Ездры
Кн. Неемии
Вторая Ездры
Учительные Товит
Иудифь
Есфирь
Иова
Псалтирь
Притчи Соломона
Екклезиаст
Песнь Песней
Премудрость Соломона
Премудрость Иисуса, сына Сирахова
Пророческие Кн. пророка Исаии
Кн. пророка Иеремеи
Плачь Иеремии
Послание Иеремии
Кн. пророка Варуха
Кн. пророка Иезекииля
Кн. пророка Даниила
12 малых пророков, три кн. Маккавейские и 3-я кн. Ездры


Пятикнижие

Пять первых книг Ветхого Завета, имеющих одного и того же автора — Моисея, представляли, по-видимому, сначала и одну книгу, как об этом можно судить из свидетельства кн. Второзакония, где говорится: «возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета» (Втор 31:26). Тем же самым именем «книги закона», или просто «закона», обозначались пять первых законоположительных книги в других местах Ветхого и Нового Завета (3 Цар 2:3; 4 Цар 23:25; Пс 18:8; Ис 5:24; Мф 7:12; Мф 11:13; Лк 2:22 и др.).

Но у раввинов уже со времен глубокой древности существовало и другое, несколько своеобразное обозначение этой «торы» (закона), как «пять пятых закона», чем одновременно доказывается как единство Пятикнижия, так и состав его из пяти различных частей. Это пятичастное деление, по-видимому, окончательно определилось к эпохе перевода LXX переводчиков, где оно получает уже полное признание.

Наше современное слово «Пятикнижие» представляет буквальный перевод греческого — πεντάτευκος от πέντε — «пять» и τευ̃κος — «том книги». Это деление вполне точно, так как, действительно, каждый из пяти томов Пятикнижия имеет свои отличия и соответствует различным периодам теократического законодательства. Так, напр., первый том представляет собой как бы историческое к нему введение, а последний служит очевидным повторением закона; три же посредствующих тома содержат в себе постепенное развитие теократии, приуроченное к тем или иным историческим фактам, причем средняя из этих трех книг (Левит), резко различаясь от предыдущей и последующей (почти полным отсутствием исторической части), является прекрасной разделяющей их гранью.

Все пять частей Пятикнижия в настоящее время получили значение особых книг и имеют свои наименования, которые в еврейской Библии зависят от их начальных слов, а в греческой, латинской и славяно-русской — от главного предмета их содержания.

Евр. Греч. Слав.-рус.
Берешит («в начале») Γένεσις Бытие
Ве эллэ шемот («и сии суть имена») 'Έξοδος Исход
Вайкра («и воззвал») Λευϊτικòν Левит
Вай-едаббер («и сказал») 'Αριθμοὶ Числа
Эллэ хаддебарим («сии словеса») Δευτερονόμιον Второзаконие

Книга Бытия содержит в себе повествование о происхождении мира и человека, универсальное введение к истории человечества, избрание и воспитание еврейского народа в лице его патриархов — Авраама, Исаака и Иакова. Кн. Исход пространно повествует о выходе евреев из Египта и даровании Синайского законодательства. Кн. Левит специально посвящена изложению этого закона во всех его частностях, имеющих ближайшее отношение к богослужению и левитам. Кн. Числ дает историю странствований по пустыне и бывших в это время счислений евреев. Наконец, кн. Второзакония содержит в себе повторение закона Моисеева.

По капитальной важности Пятикнижия св. Григорий Нисский назвал его истинным «океаном богословия». И действительно, оно представляет собою основной фундамент всего Ветхого Завета, на который опираются все остальные его книги. Служа основанием ветхозаветной истории, Пятикнижие является базисом и новозаветной, так как оно раскрывает нам план божественного домостроительства нашего спасения. Поэтому-то и сам Христос сказал, что Он пришел исполнить, а не разорить закон и пророков (Мф 5:17). В Ветхом же Завете Пятикнижие занимает совершенно то же положение, как Евангелие в Новом.

Подлинность и неповрежденность Пятикнижия свидетельствуется целым рядом внешних и внутренних доказательств, о которых мы лишь кратко здесь упомянем.

Моисей, прежде всего, мог написать Пятикнижие, так как он, даже по признанию самых крайних скептиков, обладал обширным умом и высокой образованностью; следовательно, и независимо от вдохновения Моисей вполне правоспособен был для того, чтобы сохранить и передать то самое законодательство, посредником которого он был.

Другим веским аргументом подлинности Пятикнижия является всеобщая традиция, которая непрерывно, в течение целого ряда веков, начиная с книги Иисуса Навина (Ис Нав 1:7.8; Ис Нав 8:31; Ис Нав 23:6 и др.), проходя через все остальные книги и кончая свидетельством самого Господа Иисуса Христа (Мк 10:5; Мф 19:7; Лк 24:27; Ин 5:45-46), единогласно утверждает, что писателем Пятикнижия был пророк Моисей. Сюда же должно быть присоединено свидетельство самаритянского Пятикнижия и древних египетских памятников.

Наконец, ясные следы своей подлинности Пятикнижие сохраняет внутри самого себя. И в отношении идей, и в отношении стиля на всех страницах Пятикнижия лежит печать Моисея: единство плана, гармония частей, величавая простота стиля, наличие архаизмов, прекрасное знание Древнего Египта — все это настолько сильно говорит за принадлежность Пятикнижия Моисею, что не оставляет места добросовестному сомнению.8Подробнее об этом см. Вигуру. Руководство к чтению и изучению Библии. Перев. свящ. Вл. Вас. Воронцова. Т. I, с. 277 и сл. Москва, 1897.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Особые одежды для жрецов — традиция старая, корнями уходящая в предысторию. Может показаться, что она — какое-то излишество, по крайней мере, когда речь идёт о Едином. Ещё можно понять, когда человек пытается... 

 

Священство становится отдельным служением перед Богом. С этого момента все изменяется в жизни людей, избранных для... 

 

Древний мир был полон святилищ, алтарей, реликвий. Всё это было так или иначе связано с той силой, которой обладали боги. Святилище было местом, где бог обитает, реликвия... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).