Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Синодальный перевод (ru)
Поделиться

Книга пророка Исаии, Глава 40

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Возвещение избавления, 12 Величие Господне, 18 Бог истинный и идолы, 27 Верность и всемогущая милость Божия
Утешайте, утешайте народ Мой,
  говорит Бог ваш;
говорите к сердцу Иерусалима
  и возвещайте ему,
что исполнилось время борьбы его,
  что за неправды его сделано удовлетворение,
ибо он от руки Господней принял
  вдвое за все грехи свои.
Глас вопиющего:
в пустыне приготовьте путь Господу,
  прямыми сделайте в степи стези Богу нашему;
всякий дол да наполнится,
  и всякая гора и холм да понизятся,
кривизны выпрямятся
  и неровные пути сделаются гладкими;
и явится слава Господня,
  и узрит всякая плоть (спасение Божие);
  ибо уста Господни изрекли это.
Голос говорит: возвещай!
  И сказал: что мне возвещать?
Всякая плоть — трава,
  и вся красота ее — как цвет полевой.
Засыхает трава, увядает цвет,
  когда дунет на него дуновение Господа:
  так и народ — трава.
Трава засыхает, цвет увядает,
  а слово Бога нашего пребудет вечно.
Взойди на высокую гору,
  благовествующий Сион!
возвысь с силою голос твой,
  благовествующий Иерусалим!
  возвысь, не бойся;
скажи городам Иудиным:
  вот Бог ваш!
10 
Вот, Господь Бог грядет с силою,
  и мышца Его со властью.
Вот, награда Его с Ним
  и воздаяние Его пред лицем Его.
11 
Как пастырь Он будет пасти стадо Свое;
  агнцев будет брать на руки
и носить на груди Своей,
  и водить дойных.
12 
Кто исчерпал воды горстью своею
  и пядью измерил небеса,
и вместил в меру прах земли,
  и взвесил на весах горы
  и на чашах весовых холмы?
13 
Кто уразумел дух Господа,
  и был советником у Него и учил Его?
14 
С кем советуется Он, и кто вразумляет Его
  и наставляет Его на путь правды,
и учит Его знанию,
  и указывает Ему путь мудрости?
15 
Вот народы — как капля из ведра,
  и считаются как пылинка на весах.
  Вот, острова как порошинку поднимает Он.
16 
И Ливана недостаточно для жертвенного огня,
  и животных на нем — для всесожжения.
17 
Все народы пред Ним как ничто —
  менее ничтожества и пустоты считаются у Него.
18 
Итак кому уподобите вы Бога?
  И какое подобие найдете Ему?
19 
Идола выливает художник,
  и золотильщик покрывает его золотом
  и приделывает серебряные цепочки.
20 
А кто беден для такого приношения, выбирает
  негниющее дерево,
приискивает себе искусного художника,
  чтобы сделать идола, который стоял бы твердо.
21 
Разве не знаете? разве вы не слышали?
  разве вам не говорено было от начала?
  разве вы не уразумели из оснований земли?
22 
Он есть Тот, Который восседает над кругом земли,
  и живущие на ней — как саранча пред Ним;
Он распростер небеса, как тонкую ткань,
  и раскинул их, как шатер для жилья.
23 
Он обращает князей в ничто,
  делает чем-то пустым судей земли.
24 
Едва они посажены, едва посеяны,
  едва укоренился в земле ствол их,
и как только Он дохнул на них, они высохли,
  и вихрь унес их, как солому.
25 
Кому же вы уподобите Меня
  и с кем сравните? говорит Святый.
26 
Поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите,
  кто сотворил их?
Кто выводит воинство их счетом?
  Он всех их называет по имени:
по множеству могущества
  и великой силе у Него
  ничто не выбывает.
27 
Как же говоришь ты, Иаков,
  и высказываешь, Израиль:
"путь мой сокрыт от Господа,
  и дело мое забыто у Бога моего"?
28 
Разве ты не знаешь? разве ты не слышал,
что вечный Господь Бог,
  сотворивший концы земли,
не утомляется и не изнемогает?
  разум Его неисследим.
29 
Он дает утомленному силу,
  и изнемогшему дарует крепость.
30 
Утомляются и юноши и ослабевают,
  и молодые люди падают,
31 
а надеющиеся на Господа обновятся в силе:
  поднимут крылья, как орлы,
потекут — и не устанут,
  пойдут — и не утомятся.

Книга пророка Исаии, Глава 41

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Кир, царь Персидский, освободитель, 8 Израиль, раб Божий, орудие Промысла Божия, 21 Господь - единый истинный Бог
Умолкните предо Мною, острова,
  и народы да обновят свои силы;
пусть они приблизятся и скажут:
  "станем вместе на суд".
Кто воздвиг от востока мужа правды,
  призвал его следовать за собою,
предал ему народы
  и покорил царей?
Он обратил их мечом его в прах, луком его в солому,
  разносимую ветром.
Он гонит их, идет спокойно дорогою,
  по которой никогда не ходил ногами своими.
Кто сделал и совершил это?
  Тот, Кто от начала вызывает роды;
Я — Господь первый,
  и в последних — Я Тот же.
Увидели острова и ужаснулись,
  концы земли затрепетали.
  Они сблизились и сошлись;
каждый помогает своему товарищу
  и говорит своему брату: "крепись!"
Кузнец ободряет плавильщика,
  разглаживающий листы молотом — кующего на наковальне,
говоря о спайке: "хороша";
  и укрепляет гвоздями, чтобы было твердо.
А ты, Израиль, раб Мой,
  Иаков, которого Я избрал,
  семя Авраама, друга Моего —
ты, которого Я взял от концов земли
  и призвал от краев ее,
и сказал тебе: "ты Мой раб,
  Я избрал тебя и не отвергну тебя":
10 
не бойся, ибо Я с тобою;
  не смущайся, ибо Я Бог твой;
Я укреплю тебя, и помогу тебе,
  и поддержу тебя десницею правды Моей.
11 
Вот, в стыде и посрамлении останутся
  все, раздраженные против тебя;
будут как ничто
  и погибнут препирающиеся с тобою.
12 
Будешь искать их, и не найдешь их,
  враждующих против тебя;
борющиеся с тобою
  будут как ничто, совершенно ничто.
13 
Ибо Я Господь, Бог твой;
  держу тебя за правую руку твою,
говорю тебе: "не бойся,
  Я помогаю тебе".
14 
Не бойся, червь Иаков,
  малолюдный Израиль —
Я помогаю тебе, говорит Господь
  и Искупитель твой, Святый Израилев.
15 
Вот, Я сделал тебя острым молотилом,
  новым, зубчатым;
ты будешь молотить и растирать горы,
  и холмы сделаешь, как мякину.
16 
Ты будешь веять их, и ветер разнесет их,
  и вихрь развеет их;
а ты возрадуешься о Господе,
  будешь хвалиться Святым Израилевым.
17 
Бедные и нищие ищут воды,
  и нет ее;
  язык их сохнет от жажды:
Я, Господь, услышу их,
  Я, Бог Израилев, не оставлю их.
18 
Открою на горах реки
  и среди долин источники;
пустыню сделаю озером
  и сухую землю — источниками воды;
19 
посажу в пустыне кедр,
  ситтим и мирту и маслину;
насажу в степи кипарис,
  явор и бук вместе,
20 
чтобы увидели и познали,
  и рассмотрели и уразумели,
что рука Господня соделала это,
  и Святый Израилев сотворил сие.
21 
Представьте дело ваше, говорит Господь;
  приведите ваши доказательства, говорит Царь Иакова.
22 
Пусть они представят и скажут нам,
  что произойдет;
пусть возвестят что-либо прежде,
  нежели оно произошло,
и мы вникнем умом своим и узнаем, как оно кончилось,
  или пусть предвозвестят нам о будущем.
23 
Скажите, что произойдет в будущем,
  и мы будем знать, что вы боги,
или сделайте что-нибудь, доброе ли, худое ли,
  чтобы мы изумились и вместе с вами увидели.
24 
Но вы ничто,
  и дело ваше ничтожно;
  мерзость тот, кто избирает вас.
25 
Я воздвиг его от севера, и он придет;
  от восхода солнца будет призывать имя Мое
и попирать владык, как грязь,
  и топтать, как горшечник глину.
26 
Кто возвестил об этом изначала, чтобы нам знать,
  и задолго пред тем, чтобы нам можно было сказать: "правда"?
Но никто не сказал, никто не возвестил,
  никто не слыхал слов ваших.
27 
Я первый сказал Сиону: "вот оно!"
  и дал Иерусалиму благовестника.
28 
Итак Я смотрел, и не было никого,
  и между ними не нашлось советника,
  чтоб Я мог спросить их, и они дали ответ.
29 
Вот, все они ничто,
  ничтожны и дела их;
  ветер и пустота истуканы их.

Книга пророка Исаии, Глава 42

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Отрок Господень, 10 Песнь избавления, 18 Ослепление Израиля
Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку,
  избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя.
Положу дух Мой на Него,
  и возвестит народам суд;
не возопиет и не возвысит голоса Своего,
  и не даст услышать его на улицах;
трости надломленной не переломит,
  и льна курящегося не угасит;
  будет производить суд по истине;
не ослабеет и не изнеможет,
  доколе на земле не утвердит суда,
  и на закон Его будут уповать острова.
Так говорит Господь Бог,
  сотворивший небеса и пространство их,
  распростерший землю с произведениями ее,
дающий дыхание народу на ней
  и дух ходящим по ней.
Я, Господь, призвал Тебя в правду,
  и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя,
и поставлю Тебя в завет для народа,
  во свет для язычников,
  чтобы открыть глаза слепых,
чтобы узников вывести из заключения
  и сидящих во тьме — из темницы.
Я Господь, это — Мое имя,
  и не дам славы Моей иному
  и хвалы Моей истуканам.
Вот, предсказанное прежде сбылось, и
  новое Я возвещу;
прежде нежели оно произойдет,
  Я возвещу вам.
10 
Пойте Господу новую песнь,
  хвалу Ему от концов земли,
вы, плавающие по морю, и всё, наполняющее его,
  острова и живущие на них.
11 
Да возвысит голос пустыня и города ее,
  селения, где обитает Кидар;
да торжествуют живущие на скалах,
  да возглашают с вершин гор.
12 
Да воздадут Господу славу,
  и хвалу Его да возвестят на островах.
13 
Господь выйдет, как исполин,
  как муж браней возбудит ревность;
воззовет и поднимет воинский крик,
  покажет Себя сильным против врагов Своих.
14 
Долго молчал Я, терпел,
  удерживался;
теперь буду кричать, как рождающая,
  буду разрушать и поглощать всё;
15 
опустошу горы и холмы,
  и всю траву их иссушу;
и реки сделаю островами,
  и осушу озера.
16 
И поведу слепых
  дорогою, которой они не знают,
неизвестными путями
  буду вести их;
мрак сделаю светом пред ними,
  и кривые пути — прямыми:
вот что Я сделаю для них
  и не оставлю их.
17 
Тогда обратятся вспять и великим стыдом покроются
  надеющиеся на идолов,
говорящие истуканам:
  "вы наши боги".
18 
Слушайте, глухие,
  и смотрите, слепые, чтобы видеть.
19 
Кто так слеп, как раб Мой,
  и глух, как вестник Мой, Мною посланный?
Кто так слеп, как возлюбленный,
  так слеп, как раб Господа?
20 
Ты видел многое, но не замечал;
  уши были открыты, но не слышал.
21 
Господу угодно было, ради правды Своей,
  возвеличить и прославить закон.
22 
Но это народ разоренный и разграбленный;
  все они связаны в подземельях
  и сокрыты в темницах;
сделались добычею, и нет избавителя;
  ограблены, и никто не говорит: "отдай назад!"
23 
Кто из вас приклонил к этому ухо,
  вникнул и выслушал это для будущего?
24 
Кто предал Иакова на разорение
  и Израиля грабителям?
не Господь ли, против Которого мы грешили?
  Не хотели они ходить путями Его
  и не слушали закона Его.
25 
И Он излил на них ярость гнева Своего
  и лютость войны:
она окружила их пламенем со всех сторон, но они не примечали;
  и горела у них, но они не уразумели этого сердцем.

Книга пророка Исаии, Глава 43

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Восстановление Израиля, 8 Израиль - свидетель Господа, 22 Безвозмездность спасения
Ныне же так говорит Господь,
  сотворивший тебя, Иаков,
  и устроивший тебя, Израиль:
не бойся, ибо Я искупил тебя,
  назвал тебя по имени твоему; ты Мой.
Будешь ли переходить через воды, Я с тобою —
  через реки ли, они не потопят тебя;
пойдешь ли через огонь, не обожжешься,
  и пламя не опалит тебя.
Ибо Я Господь, Бог твой,
  Святый Израилев, Спаситель твой;
в выкуп за тебя отдал Египет,
  Ефиопию и Савею за тебя.
Так как ты дорог в очах Моих,
  многоценен, и Я возлюбил тебя,
то отдам других людей за тебя,
  и народы за душу твою.
Не бойся, ибо Я с тобою;
  от востока приведу племя твое
  и от запада соберу тебя.
Северу скажу: "отдай";
  и югу: "не удерживай;
веди сыновей Моих издалека
  и дочерей Моих от концов земли,
каждого кто называется Моим именем,
  кого Я сотворил для славы Моей,
  образовал и устроил.
Выведи народ слепой, хотя у него есть глаза,
  и глухой, хотя у него есть уши".
Пусть все народы соберутся вместе,
  и совокупятся племена.
Кто между ними предсказал это?
  пусть возвестят, что было от начала;
пусть представят свидетелей от себя и оправдаются,
  чтобы можно было услышать и сказать: "правда!"
10 
А Мои свидетели, говорит Господь, вы
  и раб Мой, которого Я избрал,
чтобы вы знали и верили Мне,
  и разумели, что это Я:
прежде Меня не было Бога
  и после Меня не будет.
11 
Я, Я Господь,
  и нет Спасителя кроме Меня.
12 
Я предрек и спас, и возвестил;
  а иного нет у вас,
  и вы — свидетели Мои, говорит Господь, что Я Бог;
13 
от начала дней Я Тот же,
  и никто не спасет от руки Моей;
  Я сделаю, и кто отменит это?
14 
Так говорит Господь,
  Искупитель ваш, Святый Израилев:
ради вас Я послал в Вавилон
  и сокрушил все запоры и Халдеев,
  величавшихся кораблями.
15 
Я Господь, Святый ваш,
  Творец Израиля, Царь ваш.
16 
Так говорит Господь,
  открывший в море дорогу,
  в сильных водах стезю,
17 
выведший колесницы и коней,
  войско и силу;
все легли вместе, не встали;
  потухли как светильня, погасли.
18 
Но вы не вспоминаете прежнего
  и о древнем не помышляете.
19 
Вот, Я делаю новое;
  ныне же оно явится; неужели вы и этого не хотите знать?
Я проложу дорогу в степи,
  реки в пустыне.
20 
Полевые звери прославят Меня,
  шакалы и страусы,
потому что Я в пустынях дам воду,
  реки в сухой степи,
чтобы поить избранный народ Мой.
21 
Этот народ Я образовал для Себя;
он будет возвещать славу Мою.
22 
А ты, Иаков, не взывал ко Мне;
  ты, Израиль, не трудился для Меня.
23 
Ты не приносил Мне агнцев твоих во всесожжение
  и жертвами твоими не чтил Меня.
Я не заставлял тебя служить Мне хлебным приношением
  и не отягощал тебя фимиамом.
24 
Ты не покупал Мне благовонной трости за серебро
  и туком жертв твоих не насыщал Меня;
но ты грехами твоими затруднял Меня,
  беззакониями твоими отягощал Меня.
25 
Я, Я Сам
  изглаживаю преступления твои ради Себя Самого
  и грехов твоих не помяну:
26 
припомни Мне; станем судиться;
  говори ты, чтоб оправдаться.
27 
Праотец твой согрешил,
  и ходатаи твои отступили от Меня.
28 
За то Я предстоятелей святилища лишил священства
  и Иакова предал на заклятие
  и Израиля на поругание.

Книга пророка Исаии, Глава 44

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Обетования Божии, 6 Господь - истинный Бог, 9 Безумное идолопоклонство, 21 Величие Господне
А ныне слушай, Иаков, раб Мой, и
  Израиль, которого Я избрал.
Так говорит Господь, создавший тебя
  и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней:
не бойся, раб Мой, Иаков,
  и возлюбленный (Израиль), которого Я избрал;
ибо Я изолью воды на жаждущее
  и потоки на иссохшее;
излию дух Мой на племя твое
  и благословение Мое на потомков твоих.
И будут расти между травою,
  как ивы при потоках вод.
Один скажет: "я Господень",
  другой назовется именем Иакова;
а иной напишет рукою своею: "я Господень",
  и прозовется именем Израиля.
Так говорит Господь, Царь Израиля,
  и Искупитель его, Господь Саваоф:
Я первый и Я последний,
  и кроме Меня нет Бога,
ибо кто как Я? Пусть он расскажет,
  возвестит и в порядке представит Мне всё
с того времени, как Я устроил народ древний,
  или пусть возвестят наступающее и будущее.
Не бойтесь и не страшитесь:
  не издавна ли Я возвестил тебе и предсказал?
  И вы Мои свидетели.
Есть ли Бог кроме Меня?
  нет другой твердыни, никакой не знаю.
9 Делающие идолов все ничтожны, и вожделеннейшие их не приносят никакой пользы, и они сами себе свидетели в том. Они не видят и не разумеют, и потому будут посрамлены. 10 Кто сделал бога и вылил идола, не приносящего никакой пользы? 11 Все участвующие в этом будут постыжены, ибо и художники сами из людей же; пусть все они соберутся и станут; они устрашатся, и все будут постыжены.
12 Кузнец делает из железа топор и работает на угольях, молотами обделывает его и трудится над ним сильною рукою своею до того, что становится голоден и бессилен, не пьет воды и изнемогает. 13 Плотник (выбрав дерево), протягивает по нему линию, остроконечным орудием делает на нем очертание, потом обделывает его резцом и округляет его, и выделывает из него образ человека красивого вида, чтобы поставить его в доме. 14 Он рубит себе кедры, берет сосну и дуб, которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его. 15 И это служит человеку топливом, и часть из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печет хлеб. И из того же делает бога, и поклоняется ему, делает идола, и повергается перед ним. 16 Часть дерева сожигает в огне, другою частью варит мясо в пищу, жарит жаркое и ест досыта, а также греется и говорит: "хорошо, я согрелся; почувствовал огонь". 17 А из остатков от того делает бога, идола своего, поклоняется ему, повергается перед ним и молится ему, и говорит: "спаси меня, ибо ты бог мой".
18 Не знают и не разумеют они: Он закрыл глаза их, чтобы не видели, и сердца их, чтобы не разумели. 19 И не возьмет он этого к своему сердцу, и нет у него столько знания и смысла, чтобы сказать: "половину его я сжег в огне и на угольях его испек хлеб, изжарил мясо и съел; а из остатка его сделаю ли я мерзость? буду ли поклоняться куску дерева?" 20 Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не может освободить души своей и сказать: "не обман ли в правой руке моей?"
21 
Помни это, Иаков
  и Израиль, ибо ты раб Мой;
Я образовал тебя: раб Мой ты,
  Израиль, не забывай Меня.
22 
Изглажу беззакония твои, как туман,
  и грехи твои, как облако;
обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя.
23 
Торжествуйте, небеса, ибо Господь соделал это.
  Восклицайте, глубины земли;
шумите от радости, горы,
  лес и все деревья в нем;
ибо искупил Господь Иакова
  и прославится в Израиле.
24 
Так говорит Господь, искупивший тебя
  и образовавший тебя от утробы матерней:
Я Господь, Который сотворил все,
  один распростер небеса
  и Своею силою разостлал землю,
25 
Который делает ничтожными знамения лжепророков
  и обнаруживает безумие волшебников,
мудрецов прогоняет назад
  и знание их делает глупостью,
26 
Который утверждает слово раба Своего
  и приводит в исполнение изречение Своих посланников,
Который говорит Иерусалиму: "ты будешь населен",
  и городам Иудиным: "вы будете построены,
  и развалины его Я восстановлю",
27 
Который бездне говорит: "иссохни!"
  и реки твои Я иссушу,
28 
Который говорит о Кире: пастырь Мой,
  и он исполнит всю волю Мою
и скажет Иерусалиму: "ты будешь построен!"
  и храму: "ты будешь основан!"

Книга пророка Исаии, Глава 45

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Пророчество о Кире, 7 Суверенное всемогущество Божие, 14 Грядущее обращение языческих народов, 20 Призыв к обращению языческим народам
Так говорит Господь помазаннику Своему Киру:
  Я держу тебя за правую руку,
чтобы покорить тебе народы,
  и сниму поясы с чресл царей,
чтоб отворялись для тебя двери,
  и ворота не затворялись;
Я пойду пред тобою
  и горы уровняю,
медные двери сокрушу
  и запоры железные сломаю;
и отдам тебе хранимые во тьме сокровища
  и сокрытые богатства,
дабы ты познал, что Я Господь,
  называющий тебя по имени, Бог Израилев.
Ради Иакова, раба Моего,
  и Израиля, избранного Моего,
Я назвал тебя по имени,
  почтил тебя, хотя ты не знал Меня.
Я Господь, и нет иного;
  нет Бога кроме Меня;
  Я препоясал тебя, хотя ты не знал Меня,
дабы узнали от восхода солнца
  и от запада, что нет кроме Меня;
  Я Господь, и нет иного.
Я образую свет и творю тьму,
  делаю мир и произвожу бедствия;
  Я, Господь, делаю все это.
Кропите, небеса, свыше,
  и облака да проливают правду;
да раскроется земля и приносит спасение,
  и да произрастает вместе правда.
  Я, Господь, творю это.
Горе тому, кто препирается с Создателем своим,
  черепок из черепков земных!
Скажет ли глина горшечнику: "что ты делаешь?"
  и твое дело скажет ли о тебе: "у него нет рук?"
10 
Горе тому, кто говорит отцу: "зачем ты произвел меня на свет?",
  а матери: "зачем ты родила меня?"
11 
Так говорит Господь,
  Святый Израиля и Создатель его:
вы спрашиваете Меня о будущем сыновей Моих
  и хотите Мне указывать в деле рук Моих?
12 
Я создал землю
  и сотворил на ней человека;
Я — Мои руки распростерли небеса,
  и всему воинству их дал закон Я.
13 
Я воздвиг его в правде
  и уровняю все пути его.
Он построит город Мой
  и отпустит пленных Моих,
не за выкуп и не за дары,
  говорит Господь Саваоф.
14 
Так говорит Господь:
труды Египтян и торговля Ефиоплян,
  и Савейцы, люди рослые,
к тебе перейдут и будут твоими;
  они последуют за тобою,
  в цепях придут и повергнутся пред тобою,
и будут умолять тебя, говоря:
  у тебя только Бог,
  и нет иного Бога.
15 
Истинно Ты Бог сокровенный,
  Бог Израилев, Спаситель.
16 
Все они будут постыжены и посрамлены;
  вместе с ними со стыдом пойдут и все, делающие идолов.
17 
Израиль же будет спасен
  спасением вечным в Господе;
вы не будете постыжены и посрамлены
  во веки веков.
18 
Ибо так говорит Господь,
сотворивший небеса,
  Он, Бог,
образовавший землю и создавший ее;
  Он утвердил ее,
не напрасно сотворил ее;
  Он образовал ее для жительства:
Я Господь, и нет иного.
19 
Не тайно Я говорил,
  не в темном месте земли;
не говорил Я племени Иакова:
  "напрасно ищете Меня".
Я Господь, изрекающий правду,
  открывающий истину.
20 
Соберитесь и придите,
  приблизьтесь все,
  уцелевшие из народов.
Невежды те,
  которые носят деревянного своего идола
и молятся богу,
  который не спасает.
21 
Объявите и скажите,
  посоветовавшись между собою:
кто возвестил это из древних времен,
  наперед сказал это?
Не Я ли, Господь?
  и нет иного Бога кроме Меня,
Бога праведного и спасающего
  нет кроме Меня.
22 
Ко Мне обратитесь, и будете спасены,
  все концы земли,
  ибо я Бог, и нет иного.
23 
Мною клянусь:
  из уст Моих исходит правда,
  слово неизменное,
что предо Мною преклонится всякое колено,
  Мною будет клясться всякий язык.
24 
Только у Господа, будут говорить о Мне,
  правда и сила;
к Нему придут и устыдятся
  все, враждовавшие против Него.
25 
Господом будет оправдано и прославлено
  все племя Израилево.

Книга пророка Исаии, Глава 46

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Ниспровержение идолов Вавилонских
Пал Вил, низвергся Невó;
  истуканы их — на скоте и вьючных животных;
ваша ноша сделалась
  бременем для усталых животных.
Низверглись, пали вместе;
  не могли защитить носивших,
  и сами пошли в плен.
Послушайте меня, дом Иаковлев
  и весь остаток дома Израилева,
принятые Мною от чрева,
  носимые Мною от утробы матерней:
и до старости вашей Я Тот же буду,
  и до седины вашей Я же буду носить вас;
Я создал и буду носить,
  поддерживать и охранять вас.
Кому уподобите Меня, и с кем сравните,
  и с кем сличите, чтобы мы были сходны?
Высыпают золото из кошелька
  и весят серебро на весах,
и нанимают серебряника, чтобы он сделал из него бога;
  кланяются ему и повергаются перед ним;
поднимают его на плечи, несут его
  и ставят его на свое место; он стоит,
  с места своего не двигается;
кричат к нему — он не отвечает,
  не спасает от беды.
Вспомните это и покажите себя мужами;
  примите это, отступники, к сердцу;
вспомните прежде бывшее, от начала века,
ибо Я Бог, и нет иного Бога,
  и нет подобного Мне.
10 
Я возвещаю от начала, что будет в конце,
  и от древних времен то, что еще не сделалось,
говорю: Мой совет состоится,
  и все, что Мне угодно, Я сделаю.
11 
Я воззвал орла от востока,
  из дальней страны, исполнителя определения Моего.
Я сказал, и приведу это в исполнение;
  предначертал, и сделаю.
12 
Послушайте Меня, жестокие сердцем,
  далекие от правды:
13 
Я приблизил правду Мою, она не далеко,
  и спасение Мое не замедлит;
и дам Сиону спасение,
  Израилю славу Мою.

Книга пророка Исаии, Глава 47

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> 1 Падение Вавилона
Сойди и сядь на прах,
  девица, дочь Вавилона;
сиди на земле: престола нет,
  дочь Халдеев,
и вперед не будут называть тебя
  нежною и роскошною.
Возьми жернова и мели муку;
  сними покрывало твое,
подбери подол, открой голени,
  переходи через реки:
откроется нагота твоя,
  и даже виден будет стыд твой.
Совершу мщение
  и не пощажу никого.
Искупитель наш — Господь Саваоф имя Ему,
  Святый Израилев.
Сиди молча и уйди в темноту,
  дочь Халдеев:
ибо вперед не будут называть тебя
  госпожею царств.
Я прогневался на народ Мой,
  уничижил наследие Мое
и предал их в руки твои;
  а ты не оказала им милосердия,
на старца налагала
  крайне тяжкое иго твое.
И ты говорила: "вечно буду госпожею",
  а не представляла того в уме твоем,
  не помышляла, что будет после.
Но ныне выслушай это, изнеженная,
  живущая беспечно,
говорящая в сердце своем:
  "я — и другой подобной мне нет;
не буду сидеть вдовою
  и не буду знать потери детей".
Но внезапно, в один день,
  придет к тебе то и другое,
потеря детей и вдовство;
  в полной мере придут они на тебя,
несмотря на множество чародейств твоих
  и на великую силу волшебств твоих.
10 
Ибо ты надеялась на злодейство твое,
  говорила: "никто не видит меня".
Мудрость твоя и знание твое —
  они сбили тебя с пути;
и ты говорила в сердце твоем:
  "я, и никто кроме меня".
11 
И придет на тебя бедствие:
  ты не узнаешь, откуда оно поднимется;
и нападет на тебя беда,
  которой ты не в силах будешь отвратить,
и внезапно придет на тебя пагуба,
  о которой ты и не думаешь.
12 
Оставайся же с твоими волшебствами
  и со множеством чародейств твоих,
  которыми ты занималась от юности твоей:
может быть, пособишь себе,
  может быть, устоишь.
13 
Ты утомлена множеством советов твоих;
  пусть же выступят
наблюдатели небес и звездочеты
  и предвещатели по новолуниям,
и спасут тебя от того,
  что должно приключиться тебе.
14 
Вот они, как солома:
  огонь сожег их;
не избавили души своей
  от пламени;
не осталось угля, чтобы погреться,
  ни огня, чтобы посидеть перед ним.
15 
Такими стали для тебя те,
  с которыми ты трудилась, с которыми вела торговлю от юности твоей.
Каждый побрел в свою сторону;
  никто не спасает тебя.

Книга пророка Исаии, Глава 48

КНИГА УТЕШЕНИЯ> Спасение Господне> Наказание и возвращение Израиля в Землю обетованную> 1 Исполнение пророчества о пленении, 9 Слава Божия через бедствие Израиля, 12 Кир - орудие Божие к наказанию Вавилона, 17 Возвращение Израиля из Вавилона
Слушайте это, дом Иакова,
  называющиеся именем Израиля
  и происшедшие от источника Иудина,
клянущиеся именем Господа
  и исповедающие Бога Израилева,
  хотя не по истине и не по правде.
Ибо они называют себя происходящими от святого города
  и опираются на Бога Израилева;
  Господь Саваоф — имя Ему.
Прежнее Я задолго объявлял;
  из Моих уст выходило оно, и Я возвещал это
  и внезапно делал, и все сбывалось.
Я знал, что ты упорен,
  и что в шее твоей жилы железные,
  и лоб твой — медный;
поэтому и объявлял тебе задолго,
  прежде нежели это приходило, и предъявлял тебе,
чтобы ты не сказал: "идол мой сделал это,
  и истукан мой и изваянный мой повелел этому быть".
Ты слышал — посмотри на все это!
  и неужели вы не признаёте этого?
А ныне Я возвещаю тебе новое
  и сокровенное, и ты не знал этого.
Оно произошло ныне, а не задолго
  и не за день, и ты не слыхал о том,
  чтобы ты не сказал: "вот! я знал это".
Ты и не слыхал и не знал об этом,
  и ухо твое не было прежде открыто;
ибо Я знал, что ты поступишь вероломно,
  и от самого чрева матернего ты прозван отступником.
Ради имени Моего отлагал гнев Мой,
  и ради славы Моей удерживал Себя
  от истребления тебя.
10 
Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро;
  испытал тебя в горниле страдания.
11 
Ради Себя, ради Себя Самого делаю это —
  ибо какое было бы нарекание на имя Мое!
  славы Моей не дам иному.
12 
Послушай Меня, Иаков
  и Израиль, призванный Мой:
Я Тот же, Я первый
  и Я последний.
13 
Моя рука основала землю,
  и Моя десница распростерла небеса;
призову их,
  и они предстанут вместе.
14 
Соберитесь все и слушайте:
  кто между ними предсказал это?
Господь возлюбил его,
  и он исполнит волю Его над Вавилоном
  и явит мышцу Его над Халдеями.
15 
Я, Я сказал, и призвал его;
  Я привел его, и путь его будет благоуспешен.
16 
Приступите ко Мне, слушайте это:
  Я и сначала говорил не тайно;
  с того времени, как это происходит, Я был там;
и ныне послал Меня Господь Бог и Дух Его.
17 
Так говорит Господь,
  Искупитель твой, Святый Израилев:
Я Господь, Бог твой,
  научающий тебя полезному,
  ведущий тебя по тому пути, по которому должно тебе идти.
18 
О, если бы ты внимал заповедям Моим!
  тогда мир твой был бы как река,
  и правда твоя — как волны морские.
19 
И семя твое было бы как песок,
  и происходящие из чресл твоих — как песчинки:
не изгладилось бы, не истребилось бы
  имя его предо Мною.
20 
Выходите из Вавилона, бегите от Халдеев,
  со гласом радости возвещайте и проповедуйте это,
распространяйте эту весть до пределов земли;
  говорите: "Господь искупил раба Своего Иакова".
21 
И не жаждут они в пустынях, чрез которые
  Он ведет их: Он источает им воду из камня;
  рассекает скалу, и льются воды.
22 
Нечестивым же нет мира, говорит Господь.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

40 Вторую часть кн Исаии (Ис 40-55) западные библеисты обыкновенно именуют "книгой утешения Израиля", согласно Ис 40:1, ибо содержание глав 40-55 полностью отвечает этому названию, контрастируя с грозными предупреждениями первой части книги (Ис 1-39). Большинство из них приписывает эти главы "Второисаие", анонимному пророку, жившему в период Плена. Однако встречаются еще библеисты, которые продолжают держаться более традиционной точки зрения и утверждают, что вся книга принадлежит одному автору, но во второй ее части Исаия обращается уже не к иерусалимским иудеям 8 века - своим современникам, а к иудеям, переселенным в Вавилон. Историческая обстановка изменилась: ассирийское царство перестало существовать, и Вавилону угрожает Кир. Представление о Мессии, царе из дома Давидова, стало более отчетливым.


40:1 Книга открывается кантатой с участием нескольких голосов: плен окончился, и готовится новый исход под водительством Божиим. Эта мысль пронизывает всю книгу и служит ей заключением (Ис 55:12-13).


40:2 Иерусалим "принял вдвое за все грехи свои" - его постигла двойная кара, (согласно Исх 22:4, вор должен был в двойном размере возмещать нанесенный им ущерб).


40:3 "Глас вопиющего в пустыне" (евр "вопиет") - согласно переводу LXX. Евангелисты отнесли это слово к Иоанну Крестителю, возвещающему о скором пришествии Мессии (Мф 3:3; Ин 1:23):


40:6 Голос с неба как бы заменяет явления Бога, призывающего пророков (Ис 6:8-13; Иер 1:4-10; Иез 1-2), что, может быть, указывает на более глубокое ощущение трансцендентности Бога. Здесь, как и в предыдущих случаях, пророк ставит вопросы и получает ответы, в которых уточняется порученная ему миссия.


40:11 "Как пастырь" - тема доброго пастыря встречается в Иер 23:1-6; ее развивает Иез 34; свое окончательное выражение она получает в НЗ, в притче Самого Христа (Мф 18:12-14; Ин 10:11-18).


40:15 "Острова", о которых часто говорится в кн Утешения, - архипелаги и далекие острова Средиземного моря.


40:18 Бога невозможно ни с кем и ни с чем сравнить: Бог истинный противопоставлен здесь ложным богам - идолам. Во избежание соблазна идолопоклонства в ВЗ запрещалось изображать Бога (Исх 20:4). В НЗ-ную эру, начало которой положил Бог-Слово, ставший плотью (Ин 1:14), христианин, почитая изображение Иисуса Христа, "Который есть образ Бога невидимого" (2 Кор 4:4; Кол 1:15), поклоняется Божественному Первообразу (см подроб. прим. к Исх 32:1).


41 В этой песне в ответ на сомнения народа (см Ис 40:27) возвещается пришествие освободителя. Здесь речь идет о Кире, который назван только в Ис 44:28, но обрисован уже в Ис 44:2-3и Ис 44:25. Бог посылает его не для того, чтобы карать, как Сеннахирима и Навуходоносора, а чтобы освободить Свой народ.


41:2 Бог "воздвиг от Востока мужа правды" (букв - того, кого правда зовет следовать за нею) - блаж. Иероним дает этому стиху мессианское толкование: Кир, названный "помазанником Ягве" (Ис 45:1), является в определенном смысле прообразом Мессии.


41:8 "Раб Мой" - здесь впервые Израиль именуется рабом Божиим; эта тема занимает важное место в кн Утешения. Она связана с темой избранничества (ср Ис 43:10, Ис 43:20; Ис 44:1; Ис 45:4), восходящей к призванию Авраама.


"Израиль", названный также "Иаков" и "семя Авраамово", был избран стать свидетелем Ягве (Ис 43:10), несмотря на свою неверность (Ис 42:19). Бог простил его и спас. Понятие раба-отрока у Исаии характеризует не столько обычное отношение раба к хозяину, сколько взаимоотношения, проникнутые любовью и доверием.


41:25 "От восхода солнца будет призывать имя Мое" - ст этот сближают с Ис 45:3: "Я Господь, называющий тебя по имени", т.е. дающий тебе особое поручение (Исх 31:2; Числ 1:17), имеющий с тобою особую связь (ср Ис 43:1; Ис 45:3-4).


42:1-9  Первая из четырех песен Отрока-Раба Божия: Ис 42:1-4 (5-9); Ис 49:1-6; Ис 50:4-9 (10-11); Ис. 52:13 - 53:12; см введение. Этим отроком является не Кир и не народ, а посланник Божий, "завет для народа и свет для язычников" (ст Ис 42:6). В этих песнях значение Его миссии постепенно уточняется. На нем почиет дух Господень (ст Ис 42:1), чтобы Он "возвещал суд", т.е. учил правде все народы. Судьба его связана с эсхатологическим будущим избранного народа. Евангелия относят эти пророчества к Иисусу Христу (Мф 3:16; Мф 12:28; Деян 2:16-17).


42:7 Слепые - язычники, узники - израильтяне.


43:3 Кир получил три царства как выкуп за освобождение Израиля: Египет, Эфиопию (букв Куш, область, расположенную к югу от Египта - ср Ис 45:14) и Савею (отличную от Савы, находящуюся в сев. Аравии). Автор не ставит своей целью давать точные исторические сведения; он лишь хочет указать на далекие народы, Владыкой которых тоже является Ягве. Скорое освобождение Израиля входит в предначертанную Им историю спасения.


43:8-13 Новое утверждение монотеизма, проникнутое сознанием бессилия ложных богов.


43:11-18 Прообраз этого исхода дан в Исх 14:21-22. Чудеса нового исхода превзойдут дивные дела древних дней.


43:22-28 Это обличение, единственное в кн Утешения, содержит игру слов: Бог мог отягощать Израиль, заставляя исполнять культовые обязанности; в действительности же Израиль "отяготил" Бога своими беззакониями. Но Бог простит Свой народ, если Израиль признает свои грехи.


43:27 "Праотец твой" - подразумевается Иаков (ср ст Ис 43:22, где он характеризуется отрицательно, как и у Ос 12:3-4, в отличие от его изображения в Быт).


44:5 "Я Господень" - знак принадлежности Господу: свящ. тетраграмма четырех согласных букв, составляющих имя Господне, т.е. Ягве (Исх 3:16). Таким же образом имя зверя начертано на руке и челе его последователей (Откр 13:16-17); аналогично значение татуировки в эллинистических культах. Речь идет о тех, кто обращен в ягвизм и причислен к Иакову-Израилю. - В Ис 49:16говорится, что Ягве "начертал Сион на дланях" (руках) своих, чтобы не забыть его.


44:24-28 Пророк вновь утверждает, что всемогущество Божие проявится особым образом в восстановлении Иерусалима при посредстве Кира, названного впервые по имени в ст Ис 44:28(ср Ис 41:1-5); к нему же относится пророчество гл Ис 45:1-7.


45:1 Пророчество о восшествии царя на престол (ср Пс 2и Пс 109). Здесь единственный раз нееврейский царь - Кир - назван "помазанником Ягве", хотя он и не знал Его.


"Сниму поясы с чресл царей", т.е. обезоружу их (оружие в то время носили на поясе).


45:8 Имеются прежде всего в виду надвигающиеся исторические события: освобождение из Плена и торжество "правды", которое наступит с приходом Кира, - хотя все творит Господь. Заменив слова "правда" и "спасение", находящиеся в евр подлиннике, словами "спаситель" и "праведник", блаж. Иероним раскрыл мессианский смысл этого пророчества. Оно вошло в богослужебные молитвы рождественского периода, как в Западной Церкви ("Rorate caeli desuper"), так и в Церкви Восточной (ср тропарь Р.Х.).


45:14 Пророк прозревает в будущем собрание всех народов в Иерусалиме для служения Богу Израилеву. Тот же дух универсализма ощущается в Ис 2:2-4= Мих 4:1-3; Иер 12:15-16; Иер 16:19-21; Соф 3:9-10; им проникнута кн Утешения (Ис 42:1-4; Ис 45:14-16, Ис 45:20-25; Ис 49:6; Ис 55:3-5; ср Ис 60; Зах 2:11; Зах 8:20-23; Зах 14:9, Зах 14:16; Пс 86), как и кн Ионы.


45:15 "Ты Бог сокровенный" - этот ст является плодом богословского размышления: Бог теперь представляется действующим не прямо, как в былые времена, а через посредство Своих орудий (в данном случае царя Кира); но Он сокровенно пребывает всесильным Спасителем Своего народа, и Его могущество со всей очевидностью проявляется в мироздании (ст Ис 45:18).


45:20-25 Обличение идолопоклонства (ср Ис 40:12-31) принимает здесь универсальный характер.


46:1 Пророк предвидит, что Вавилон будет взят Киром. Боги ассиро-вавилонского пантеона - "Вил" или "Ваал", бог неба, и Небо, бог мудрости, низвергнуты. Вавилоняне бегут, унося своих богов, т.е. идолов, их изображающих.


46:3 "Носимые Мною" - в противоположность язычникам, которые "несут" своих богов во время бегства, Ягве "носил" Израиля "от утробы матерней".


46:11 "Орла", т.е. Кира.


47:1 "Девица" - никогда и никем еще не побежденный Вавилон наказан за гордыню и за бесчеловечное отношение к Израилю и другим покоренным народам. "Дочь Вавилона" - это выражение часто употребляется, когда персонифицируется город или страна (ср Ис 37:22; 4 Цар 19:21; Плач 2:13; (Сион); Ис 23:12(Сидон); Иер 46:11(Египет); Плач 1:15(Иуда); Иер 14:17("Мой народ"), Пс 136:8.


48 Общее заключение, в котором напоминается история Союза-Завета, говорится о верности Бога и неверности Израиля, бывшей причиной его исторических испытаний. Бог "задолго объявлял" Своему неверному народу "прежнее" (ст Ис 48:3), т.е. прошлые события истории спасения; теперь Он возвещает "новое" (ст Ис 48:6), т.е. освобождение славы ради имени Своего.


Пророк Исаия родился около 765 г до Р.Х. В год смерти царя Озии, в 740 г, Бог возложил на него в Иерусалимском храме пророческую миссию: возвещать падение Израиля и Иуды в наказание за неверность народа (Ис 6:1-13). В первые годы своей пророческой деятельности (Ис 1-5), до начала царствования Ахаза в 736 г., он главным образом обличает нравственную развращенность, явившуюся следствием материального процветания в царстве Иуды. Когда Ахаз вступил на престол, Дамасский царь Рецин и Израильский Факей решили вовлечь его в коалицию против Ассирийского царя Феглаффелласара III. После его отказа вступить с ними в союз они напали на него; тогда Ахаз призвал на помощь ассирийцев. Исаия тщетно пытался воспрепятствовать проведению этой слишком земной политики. К этому времени относятся его первые мессианские пророчества: главы об Еммануиле (большая часть Ис 7:1-11:9, может быть и Ис 5:26-29; Ис 17:1-6; Ис 28:1-4). Убедившись в безуспешности своей деятельности, Исаия оставляет политическое поприще (ср Ис 8:16-18). Обращение Ахаза к Феглаффелласару поставило Иудею под опеку Ассирии и ускорило падение Северного царства. После потери Израилем части территории в 734 г. чужеземное давление усилилось еще более, и в 721 г. Самария перешла во владение Ассирии. В Иудее по смерти Ахаза вступил на престол Езекия, благочестивый царь, сознававший необходимость реформ. Однако политические интриги возобновились. На этот раз была сделана попытка получить поддержку Египта против Ассирии. Исаия, верный своим принципам, призывал отказаться от всех военных союзов и положиться на одного только Бога. К началу царства Езекии относят гл. Ис 14:28-32; Ис 18; Ис 20; Ис 28:7-22; Ис 29:1-14; Ис 30:8-17. После подавления восстания и взятия Азота Саргоном (Ис 20) Исаия опять умолкает до 705 г. Когда же Езекия дал себя увлечь в восстание против Ассирии и Сеннахирим опустошил Палестину в 701 г., Исаия поддержал решение Иудейского царя защищать Иерусалим и обещал ему помощь Божию. Город, действительно, был спасен. К этому последнему периоду следует отнести стт Ис 10:5-15, Ис 10:27-32; Ис 14:24-27 и большую часть Ис 28-32. О деятельности Исаии после 700 г. нам уже ничего неизвестно. По евр преданию он принял мученическую кончину при царе Манассии.

Книга Исаии отличается такой силой и рельефностью образов, такой замечательной гармонией, каких не достиг ни один из библейских писателей. Исаия стал великим «классиком» Библии. Все его творчество проникнуто высоким религиозным пафосом. На его душу неизгладимую печать наложило пережитое в храме в момент призвания, когда ему дано было откровение о святости Бога и греховности человека. Его представлению о Боге присуще нечто торжественное и в то же время потрясающее, внушающее страх Божий: Бог есть Святый, Сильный, Крепкий, Царь. Человек — существо, оскверненное грехом, от которого Бог требует обращения, т.е. справедливого отношения к ближнему и искреннего поклонения Ему. Бог требует верности. Исаия — пророк веры. Среди тяжелых кризисов, переживаемых его народом, он призывает уповать на одного лишь Бога: это единственная возможность спасения. Он знает, что испытание будет суровым, но надеется, что сохранится «остаток», царем которого будет Мессия. Исаия — величайший из мессианских пророков (Ис 2:1-5; Ис 7:10-17; Ис 9:1-6; Ис 11:1-9; Ис 28:16-17).

Такой религиозный гений не мог не оказать глубокого воздействия на свою эпоху. Он создал целую школу. Его слова хранились, к ним делались добавления; книгу, которая носит его имя, можно рассматривать как результат долгой редакционной работы, этапы которой невозможно восстановить. Последние главы первой части книги (Ис 36-39), написанные в прозе и в третьем лице, принадлежат его ученикам. В разные времена его духовные наследники включили в его книгу различные тексты, в частности, пророчества против Вавилона (Ис 13-14), апокалипсис (Ис 24-27) и поэтические фрагменты (Ис 33-35). Вторая часть книги (Ис 40-55) во многом отличается от первой. Современная библеистика, в лице подавляющего большинства ее представителей, пришла к выводу, что эти главы написаны не самим Исаией, а его последователем 6 века, уведенным в Плен. Его условно называют Второ- или Девтероисайей. В эти главы, которые получили у истолкователей название «книги утешения Израиля», вкраплены четыре лирических фрагмента, т. н. «Песни Раба Ягве» (Ис 42:1-7; Ис 49:1-6; Ис 50:4-9; Ис 52:13-53:12). В них говорится об отроке Ягве, проповедующем истинную веру, страдающем во искупление грехов своего народа, приносящем свет всем народам и прославляемым Богом. Эти пророчества Иисус Христос применил к Себе и Своей миссии (Лк 22:19-20; Лк 22:37; Мк 10:45), и первохристианская Церковь признала в этом описании Раба-Отрока Божия таинственное предвозвещение о жизни и искупительной смерти Господа Иисуса (Мф 12:17-21; Ин 1:29).

Состав последней части книги (Ис 55-66) довольно разнообразен. Это, по всей вероятности, последнее произведение школы Исаии, т.е. его учеников и последователей, продолжавших в 5 веке дело великого пророка.

В одной из пещер Мертвого моря недавно была найдена рукопись всей книги Исаии, написанная, очевидно, во 2 веке до Р.Х. Она отличается от масоретского текста особым правописанием и разночтениями, которые помогли установить точный текст подлинника там, где он не был совершенно ясен.

В евр Библии под общим заглавием «Поздние пророки» объединены книги: Исаии, Иеремии, Иезекииля и двенадцати т. н. малых пророков. Они следуют за группой книг, называющихся книгами «ранних пророков» (от кн Ис Нав до кн Царств включительно). В греч же Библии книги пророков помещаются после учительных книг и расположены в ином порядке. К ним присоединены кн Плач и кн Даниила (которые в евр Библии отнесены к последней части канона), а также книги, ненаписанные или не сохранившиеся на евр языке: кн Варуха (после кн Иеремии), Послание Иеремии (после Плача) и, наконец, добавления к кн Даниила. В Вульг в основном сохранилось то же распределение, однако мы видим в ней возвращение к евр. порядку в том отношении, что Двенадцать «малых» пророков помещены после четырех «великих», и Послание Иеремии присоединено к книге Варуха, помещенной вслед за Плачем.

Пророческое служение

Для всех великих религий древности характерно появление вдохновенных людей, утверждавших, что они говорят от имени Бога. В частности, у соседей Израиля засвидетельствованы случаи пророческого экстаза в Библосе (текстом 11 столетия до Р.Х.), наличие прорицателей и пророков в Хаме на Оронте в 8 веке и в еще большей мере — в Мари на Евфрате в 18 в. до Р.Х. Обращение этих пророков к царям напоминает по форме и содержанию обращения древнейших израильских пророков, о которых говорится в Библии. В ней упоминается и о прорицателе Валааме, вызванном из Месопотамии Валаком, царем Моавитским (Числ 22-24) и о 450 пророках Ваала, вызванных уроженкой Тира Иезавелью и посрамленных Илией на Кармиле (3 Цар 18:19-40). В той же книге идет речь и о 400 пророках, к которым обратился за советом Ахав (3 Цар 22:5-12). Они представляли, подобно первым, большую группу исступленных зкстатиков, но прорицали от имени Ягве. Хотя в данном случае их претензия говорить от лица Ягве оказалась несостоятельной, не подлежит сомнению, что в древний период истории пророческое движение в Израиле носило групповой характер и представляло собой явление религиозно-социального характера.

Самуил предрекает Саулу, что он встретит «сонм пророков» (1 Цар 10:5, ср 1 Цар 19:20), Авдий укрывает группу пророков от Иезавели (3 Цар 18:4), группы сынов пророческих находятся в связи с Елисеем (4 Цар 2:3-18; 4 Цар 4:38 сл, 4 Цар 6:1 сл, 4 Цар 9:1),но затем больше не появляются; косвенное упоминание о них мы встречаем еще только у пророка Амоса (Ам 7:14). Часто они приводили себя в исступление игрой на музыкальных инструментах (1 Цар 10:5), и это состояние передавалось присутствующим (1 Цар 10:5-10), иногда же пророчество выражалось в символических действиях (3 Цар 22:11).

К музыке прибег однажды, перед тем как пророчествовать, и пророк Елисей (4 Цар 3:15). Чаще совершали символические действия пророки Ахия Силомлянин (3 Цар 11:29 сл), Исаия (Ис 20:2-4), Иеремия (Иер 13:1 сл, Иер 19:1 сл, Иер 27:2 сл) и особенно Иезекииль (Иез 4:1-5:4, Иез 12:1-7, Иез 12:18; Иез 21:18-23 сл, Иез 37:15 сл). Во время совершения этих действий, или помимо их, они иногда ведут себя необычным образом, но не эти состояния представляют собой самое главное в жизни и деятельности тех пророков, слова и действия которых запечатлены Библией. Этим последние отличаются от исступленных членов пророческих групп.

В Библии всех пророков называют наби. Производный от этого слова глагол означает говорить или вещать, иногда бредить (1 Цар 18:10); появлению последнего смыслового оттенка могло способствовать поведение некоторых пророков. По всей вероятности, этот глагол связан с корнем, означающим «звать, возвещать». Таким образом, наби является либо тем, кто призван, либо тем, кто возвещает; и тот и другой смысл этого понятия приводит нас к пониманию сущности ВЗ-ного пророчества. Пророк — вестник или истолкователь божественного слова. Это ясно выражено в двух параллельных местах кн Исход: Аарон будет истолкователем Моисея, как если бы он был его «устами», а Моисей будет его вдохновителем «вместо Бога» (Исх 4:15-16); для фараона Моисей будет «Богом», а Аарон будет его «пророком», наби (Исх 7:1). Этому созвучны слова Ягве к Иеремии: «Я вложил слова Мои в уста твои» (Иер 1:9). Пророки, сознавая божественное происхождение своей проповеди, начинают ее словами: «Так говорит Ягве», «слово Ягве», «открыл мне Ягве». Обращенное к ним слово подчиняет их себе, и они не могут о нем молчать: «Господь Ягве сказал, — кто не будет пророчествовать?» — восклицает Амос (Ам 3:8), и Иеремия тщетно борется с овладевшей им силой (Иер 20:7-9).

Однажды они услышали властный призыв Божий (Ам 7:15; Ис 6), Господь избрал их своими вестниками; начало повести об Ионе показывает, к чему приводит уклонение от этого призвания. Они посланы выражать волю Божию и сами должны быть ее «знамениями». Не только их слова, но и действия, вся их жизнь — пророчество. Несчастный брак Осии имеет символическое значение (Ос 1:1-3); Исаия должен ходить нагим (Ис 20:3), ибо он сам и его дети представляют собой «указание и предзнаменование» для Израиля (Ис 8:18); жизнь Иеремии есть подлинное выражение его проповеди (Иер 16), а когда Иезекииль выполняет кажущиеся странными повеления Божии, он становится «знамением дому Израилеву» ( Иез 4:3; Иез 12:6, Иез 12:11; Иез 24:24).

Божие призвание может сообщаться пророку по-разному — в видении (напр, у Ис 6, Иез 1:2, Иез 1:8 и др.; Дан 8-12; Зах 1-6), реже в ночном сновидении (напр, у Дан 7; Зах 1:8 сл; ср Числ 12:6),через слуховое восприятие, но чаще всего через внутреннее вдохновение (соответственно этому часто повторяются выражения: «Было ко мне слово Ягве», «Слово Ягве к...»). Происходит это иногда внезапно, иногда в связи с каким-либо, казалось бы, незначительным обстоятельством, как вид ветки миндального дерева (Иер 1:11), двух корзин со смоквами (Иер 24), или посещение горшечника (Иер 18:1-4). Полученная весть передается пророком также различными способами: при помощи лирики, прозаического рассказа, в притчах или посредством кратких фраз наподобие прорицаний; нередко используются и литературные формы увещания, диатрибы, судебного диалога, проповеди, писаний мудрецов, богослужебных псалмов, гимнов любви, сатиры, надгробного плача...

Эти разнообразные виды восприятия и возвещения связаны с личностью пророка, но в основе их пророческой деятельности есть нечто общее: каждый истинный пророк проникнут сознанием того, что он только орудие, а произносимые им слова принадлежат одновременно и ему и не ему. Он непоколебимо убежден, что принял слово Божие и обязан его передать. Это убеждение основано на таинственном опыте непосредственного общения с Богом. Вступление Бога в душу пророка приводит его как бы в «сверхнормальное» психологическое состояние.

Пророческая весть редко обращена к отдельному человеку (Ис 22:15 сл) или же это происходит в более широком контексте (Иер 20:6; Ам 7:17). Когда же пророк обращается к царю или к первосвященнику, ставшему главой народной общины после возвращения из Плена (Зах 3), он видит в них лиц, ответственных за весь народ. За исключением этих случаев, великие пророки, писания которых дошли до нас, отличаются от своих предшественников в Израиле и от прорицателей восточного языч. мира тем, что их слово обращено ко всему народу. Во всех рассказах о призвании пророков они посылаются к народу Израильскому (Ам 7:15; Ис 6:9; Иез 2:3), даже ко всем народам, как, напр, Иеремия (Иер 1:10).

То, что пророк возвещает, касается и настоящего и будущего. Он послан к своим современникам и передает им Божии повеления. Но поскольку он Божий глашатай, он стоит над временем, и его предсказания как бы подтверждают и продолжают его наставления. Наби иногда возвещает предстоящее в близком будущем событие как знак, который подтвердит его слова и миссию (1 Цар 10:1 сл; Ис 7:14; Иер 28:15 сл; Иер 44:29-30), он предвидит кару как наказание за проступки, которые обличает, и спасение как награду за обращение, которого требует. У более поздних пророков завеса приподнимается даже над последними временами, над эпохой конечного торжества Бога, но из этого всегда вытекает поучение и для настоящего. Поскольку пророк есть только Божие орудие, то, что он возвещает, может выходить за пределы его времени, даже за рамки сознания пророка, оставаясь окутанным тайной, пока не осуществится.

Иеремия послан «истреблять и разрушать, строить и насаждать». Возвещаемое пророками имеет две грани: обличительную и утешительную. Их слова нередко суровы, исполнены угроз и упреков, и эта беспощадность может служить свидетельством подлинности пророчества (Иер 28:8-9; ср Иер 26:16-19; 3 Цар 22:8), ибо грех, препятствующий следовать заповедям Божиим, неотступно занимает мысль пророка. Однако перспектива спасения народа никогда не исчезает. Кн Утешения (Ис 40-55) представляет собою одну из вершин пророчества, и нет оснований сомневаться в подлинности более древних текстов, содержащих возвещения радости, как напр, у Ам 9:8-15; Ос 2:14-23; Ос 11:8-11. В отношениях Бога к Его народу милость и справедливость сочетаются.

Пророк послан к народу Израильскому, но его пророчества относятся и к другим народам. У великих пророков имеется ряд пророчеств против языч. народов (Ис 13-23; Иер 46-51; Иез 25-32). Амос начинает свою пророческую деятельность с возвещения суда над соседями Израиля. Авдий излагает пророчество об Едоме, а кн Наума представляет собой одно только пророчество против Ниневии, куда Иона был послан проповедовать.

Пророк уверен, что говорит от имени Бога, но как могут его слушатели убедиться в том, что он подлинный пророк? Ведь встречаются и лжепророки, о которых нередко идет речь в Библии. Они могут заблуждаться искренно, могут быть и сознательными лжецами. Истинным пророкам приходится вступать с ними в спор (3 Цар 22:8 сл; Иер 23:28; Иез 13). Как удостовериться, что возвещаемое исходит действительно от Бога? Согласно Библии, есть два критерия: первый — исполнение пророчества в будущем (Иер 28:9; Втор 18:21-22), второй и главный — согласованность пророческого учения с ягвистской доктриной (Иер 23:22; Втор 13:1-5).

Иногда пророки фигурируют рядом со священниками (Иер 8:1; Иер 23:11; Иер 26:7 сл и др.; Зах 7:3 и др.), напр, Иеремия говорит, что при иерусалимском храме имелась комната «человека Божия» — по всей вероятности пророка. Все это показывает, что деятельность некоторых пророков была связана с храмом.

Из всей совокупности фактов и текстов, относящихся к пророчеству, можно сделать следующее заключение: пророк — человек, имеющий непосредственный опыт богопознания, получивший откровение Божией святости и Божиих соизволений, судящий о настоящем и провидящий будущее в свете Откровения Божия. Он послан Богом напоминать людям о Его требованиях и возвращать их на путь Его любви и послушания Ему. Так понятое пророчество представляет собою явление, присущее только Израилю, свидетельствующее об особом действии Провидения Божия в истории избранного народа.

Пророческое движение

Первым и величайшим из пророков, согласно Библии, является Моисей (Втор 18:15, Втор 18:18; Втор 34:10-12; Числ 12:6-8). О его преемнике Иисусе Навине говорится, что «в нем есть Дух» (Числ 27:18, ср Втор 34:9). В эпоху Судей мы встречаем Девору пророчицу (Суд 4-5) и безымянного пророка (Суд 6:8), затем выступает великий образ Самуила, пророка и тайновидца (1 Цар 3:20; 1 Цар 9:9; ср 2 Пар 35:8).

Пророческий дух развивается в это время в группах экзальтированных людей (ср 1 Цар 10:5; 1 Цар 19:20). Позднее мы встречаем общины более трезвые — «сынов пророческих» (4 Цар 2 и др.), и даже еще в послепленную эпоху говорится о деятельности пророков как сословия (Зах 7:3). Но за пределами этих объединений, влияние которых на религиозную жизнь народа остается неясным, появляются отдельные выдающиеся личности: Гад (1 Цар 22:5; 2 Цар 24:11) и Нафан при Давиде (2 Цар 7:2 сл; 2 Цар 12:1 сл; 3 Цар 1:11 сл), Ахия при Иеровоаме (3 Цар 11:29 сл; 3 Цар 14:2 сл), Иуй при Ваасе (3 Цар 16 7), Илия и Елисей при Ахаве и его преемниках (3 Цар 17 до 4 Цар 13 и др.), Иона при Иеровоаме II (4 Цар 14 25), пророчица Олдама при Иосии (4 Цар 22:14 сл), Урия при Иоакиме (Иер 26:20). К этому списку кн. Паралипоменон добавляют Самея и Адду при Ровоаме (2 Пар 12:5 сл, 2 Пар 12:15; 2 Пар 13:22), Азарию при Асе (2 Пар 15:1 сл), Одеда при Ахазе (2 Пар 28:9 сл) и несколько безымянных пророков.

Большинство пророков нам известно только по упоминанию о них в исторических или пророческих книгах. Некоторые образы выступают более четко. Нафан возвещает Давиду непоколебимость его «дома», на котором почиет благоволение Божие — это первое в ряду пророчеств, относящихся к Мессии, Сыну Давидову (2 Цар 7:17). Тот же Нафан обличает Давида, впавшего в грех с Вирсавией, но, увидев его раскаяние, заверяет в Божием прощении (2 Цар 12:1-25). Еще лучше мы осведомлены об Илии и Елисее. Когда наплыв чужеземных культов подвергает опасности религию Ягве, Илия выступает поборником веры в истинного Бога и одерживает на вершине горы Кормил блестящую победу над пророками Ваала (3 Цар 18). Его встреча с Богом на Хориве, месте, где был установлен Союз-Завет, непосредственно связывает его с Моисеем (3 Цар 19). Защищая истинную веру, Илия защищает и нравственность, он изрекает осуждение Божие на Ахава, убившего Навуфея, чтобы овладеть его виноградником (3 Цар 21). Таинственный конец его жизни окружен ореолом, который в иудейском предании все возрастал. В противоположность Илии, Елисей принимает непосредственное участие в жизни своей эпохи. Он выступает в связи с войнами против моавитян (4 Цар 3), сириян (4 Цар 6-7), участвует в захвате власти Азаилом в Дамаске (4 Цар 8:7-15) и Ииуем в Израиле (4 Цар 9:1-3); к нему обращаются за советом вельможи, израильский царь Иоас (4 Цар 13:14-19), дамасский Венадад (4 Цар 8:7-8), Нееман Сириянин (4 Цар 5). Он находится в связи и с группами «сынов пророческих», много рассказывающих о его дивных деяниях.

Более всего сведений до нас дошло о т. н. канонических пророках, писания которых вошли в Библию. О каждом из них мы будем говорить подробнее в связи с книгой, которая носит его имя. Пока укажем лишь на его место в пророческом движении. Первый из них, Амос, совершает свое служение в середине 8 века, примерно через 50 лет после смерти Елисея. Затем пророческое движение продолжается до Плена, в течение неполных двух веков, над которыми возвышаются гигантские фигуры Исаии и Иеремии. К тому же периоду принадлежат Осия, Михей, Наум, Софония и Аввакум. Последние годы деятельности Иеремии совпадают с началом служения Иезекииля. С появлением этого провидца, жившего в период Плена, окраска пророчеств меняется: у него меньше непосредственности и огня, видения грандиозны и сложны, описания тщательны, возрастает интерес к последним временам — все это предвещает апокалиптическую письменность. Однако великое течение, у истоков которого стоит Исаия, продолжается, о чем свидетельствует т. н. книга Утешения (Ис 40-55). Кругозор пророков послепленного периода — Аггея и Захарии — более ограничен: их интерес сосредоточен на восстановлении храма. После них Малахия обличает пороки новой народной общины, а в кн Ионы, использующей древние писания для нового учения, предвосхищается мидрашистская письменность. Апокалиптическое течение, начало которому положил Иезекииль, вновь появляется у Иоиля и во второй части кн. Захарии. Оно вливается в кн Даниила, где видения прошлого и будущего создают метаисторическую картину уничтожения зла и пришествия Царствия Божия. В эту эпоху великое пророческое вдохновение как будто иссякает, так что сынам Израилевым приходится обращаться к прежним пророкам (Дан 9:6-10, ср Зах 7:7-12). Захария (Зах 13:2-6) предвидит полное исчезновение института пророков, на который набросили тень лжепророки. Однако почти в те же годы Иоиль (Иоил 2:28) предрекает мессианскую эру, когда произойдет новое излияние Духа.

Учение пророков

Роль пророков в религиозном развитии Израиля чрезвычайно велика. Они преподавали народу подлинный ягвизм и были теми посредниками между Богом и народом, через которых раскрывалось Откровение. Каждый из них внес вклад в созидание учения, в котором можно различить три основных элемента, характеризующие ВЗ-ную религию: монотеизм, морализм, ожидание спасения.

Монотеизм. В течение длительного периода израильтяне допускали, что другие народы могут иметь своих «иных» богов. Это их не смущало: они признавали только Ягве, самого могущественного из богов, требующего поклонения Ему одному. От практического генотеизма к полностью осознанному строгому монотеизму Израиль перешел под влиянием проповеди пророков. Когда самый ранний из них, Амос, представляет Ягве единым Богом, повелевающим силами природы, безраздельно властвующим над людьми и историей, он обращается к древним истинам Откровения, подтверждающим его грозные предупреждения. Содержание этой древней веры и проистекающие из нее правила жизни утверждаются в сознании Израиля со все большей ясностью. Синайское Откровение единого Бога было связано с избранием народа и с установлением Союза-Завета, и поэтому Ягве представлялся Богом собственно Израильским, связанным с израильской землей и святилищами. Пророки же, напоминая о связи Ягве с Его народом, показывают вместе с тем, что Он управляет судьбами и других народов (Ам 9:7). Он судит малые государства и великие империи (Ам 1-2), дает им могущество и отнимает его (Иер 27:5-8); они служат орудием Его кар (Ам 6:11; Ис 7:18-20; Ис 10:6; Иер 5:15-17), но Он же и останавливает их, когда это Ему угодно (Ис 10:12). Объявляя Израиль землею Ягве (Иер 7:7), пророки в то же время предсказывают разрушение святилища (Мих 3:12; Иер 7:12-14), и Иезекииль видит, как слава Ягве покидает Иерусалим (Иез 10:18-22; Иез 11:22-23).

Борясь с влиянием языческих культов и с тенденциями к синкретизму, угрожавшими вере Израиля, пророки показывают бессилие ложных богов и идолов (Ос 2:7-15; Иер 2:5-13, Иер 2:27-28; Иер 5:7; Иер 16:20). Во время Плена, когда крушение национальных надежд могло вызвать сомнения во всемогуществе Ягве, критика идолопоклонства становится более острой и рациональной ( Ис 40:19-20; Ис 41:6-7, Ис 41:21-24; Ис 44:9-20; Ис 46:1-7; ср Иер 10:1-16; По. Иер 1:6; Дан 14) и сопровождается торжественным исповеданием единобожия (Ис 44:6-8; Ис 46:1-7 Ис 46:9). Единый Бог есть Бог трансцендентный, надмирный. О тайне Его трансцендентности свидетельствуют пророки, называя Его «святым». Это одна из их излюбленных тем, особенно развитая у Исаии (Ис 1:4; Ис 5:19, Ис 5:24; Ис 6; Ис 10:17, Ис 10:20; Ис 40:25; Ис 41:14, Ис 41:16, Ис 41:20и т.д.; Ос 11:9; Иер 50:29; Иер 51:5; Авв 1:12; Авв 3:3). Бог окружен тайной (Ис 6; Иез 1), Он неизмеримо выше «сынов человеческих», о чем постоянно напоминает Иезекииль. И в то же время Он близок к Своему народу и проявляет к нему Свою благость (см у Осии и Иеремии аллегорию брака Ягве с Израилем — Ос 2; Иер 2:2-7; Иер 3:6-8, пространно развитую затем Иезекиилем — Иез 16 и Иез 23).

Морализм. Святости Бога противостоит скверна человека, и, видя этот контраст, пророк с особой остротой осознает человеческую греховность. Этот морализм, как и монотеизм, не является чем-то новым: он уже был присущ десяти заповедям, звучал в обличениях Давида Нафаном (2 Цар 12) и Ахава Илией (3 Цар 21). В книгах пророков тема греха становится одной из основных: грех отделяет человека от Бога (Ис 59:2), оскорбляет Бога праведного (Амос), многомилостивого (Осия) и святого (Исаия). Проблема греха стоит в центре проповеднической деятельности Иеремии (напр Иер 13:23). Именно разгул зла и вызывает Божию кару, которая окончательно свершится в грядущий «День Ягве» (Ис 2:6-22; Ис 5:18-20; Ос 5:9-14; Иоил 2:1-2; Соф 1:14-18). Поскольку грех совершается всем народом, он требует и коллективного наказания, но у Иеремии (Иер 31:29-30) уже появляется представление об индивидуальном возмездии. Оно ясно утверждается у Иезекииля (Иез 18 ср Иез 33:10-20).

Однако, т. н. «этический монотеизм» пророков не противополагается Закону. Морализм пророков основан на Синайском законодательстве, провозглашенном Самим Богом. И в своих проповедях пророки обличают прежде всего нарушение этого законодательства или пренебрежение им (см напр речь Иеремии — Иер 7:5-10 — основанную на Десятисловии).

Одновременно с этим углубляется и понимание религиозной жизни. Надо «искать Бога», «исполнять Его законы» (Ам 5:4; Иер 50:4; Соф 2:3; ср Ис 1:17; Ам 5:24; Ос 10:12, Мих 6:8). Бог требует внутренней праведности. Вся религиозная жизнь должна быть проникнута этим духом, и пророки осуждают обрядность, не связанную с заботой о нравственности (Ис 1:11-17;Иер 6:20; Ос 6:6; Мих 6:6-8). Но это не дает основания видеть в них противников культа; напротив, культ и храм находятся в центре внимания Иезекииля, Аггея, Захарии.

Ожидание спасения. Несмотря на отступничество народа, Бог не желает его гибели, продолжает исполнять Свои обетования и заботится о сохранении «Остатка» (Ис 4:3 и др.). Представление о нем впервые появляется у Амоса (Ам 5:15), развивается и уточняется его преемниками. В сознании пророков как бы переплетаются два видения: немедленной кары и последнего суда Божия; под «Остатком» можно понимать как тех, кто выживет среди испытаний данной эпохи, так и тех, кто достигнет конечного спасения (Ис 11:10; Ис 37:31; Мих 4:7; Мих 5:7-8; Иез 37:12-24; Зах 8:11-13).

Пророки предсказывают эру великого счастья: изгнанники Израиля и рассеянные иудеи (Ис 11:12-13) вернутся в святую Землю и наступит период благоденствия (Ис 30 23-26; Ис 32:15-17). Но главное заключается не в материальном благополучии и могуществе: они только будут сопровождать пришествие Царствия Божия, Царства правды и святости (Ис 29:19-24), которому должны предшествовать внутреннее обращение, Божие прощение (Иер 31:31-34) и богопознание (Ис 2:3; Ис 11:9; Иер 31:34), приносящие мир и радость (Ис 2:4; Ис 9:6; Ис 11:6-8; Ис 29:19).

Для установления Своего царства на земле Царь-Ягве пошлет Своего представителя, Своего «Помазанника», по евр. «Мессию». Первым выразителем этого царского мессианства, отзвуки которого слышатся в псалмах, был пророк Нафан, обещавший Давиду непоколебимость его династии. Однако неуспехи и недостойное поведение некоторых преемников Давида как будто противоречат «династическому» мессианизму, и надежда сосредоточивается на царе, облик которого постепенно проступает в пророческих писаниях и пришествие которого ожидается в неопределенном будущем. Этого спасителя провидит прежде всех Исаия, а затем и Михей и Иеремия. Мессия будет потомком Давида (Ис 11:1; Иер 23:5; Иер 33:15), Он произойдет из Вифлеема (Мих 5:2).

Дух Ягве почиет на Нем во всей полноте Его даров (Ис 11:1-5). Наименования, которые Ему дают пророки: Еммануил (Ис 7:14), т.е. «С нами Бог» (см Мф 1:23), Ягве Цидкену, т.е. «Ягве — оправдание наше», — выражают их мессианские чаяния.

Несмотря на надежды, которые одно время возлагались на потомка Давида Зоровавеля, царский мессианизм шел на убыль; ни один представитель дома Давидова не занимал царского престола, и Израиль продолжал находиться под иноземным игом. Правда, Иезекииль все еще ожидает прихода нового Давида, но именует его не царем, а князем и представляет не столько могущественным властителем, сколько посредником и пастырем (Иез 34:23-24; Иез 37:24-25). Во второй части Исаии помазанником Ягве назван не потомок Давида, а персидский царь Кир (Ис 45:1), поскольку Бог избрал его орудием для освобождения Своего народа. Но в этой же книге появляется другой спасительный образ — Отрока Ягве, учителя Своего народа и светоча всех народов, с великой кротостью проповедующего правду Божию. Он будет обезображен, отвергнут своими, но принесет им спасение ценой своей собственной жизни (Ис 42:1-7; Ис 49:1-9; Ис 50:4-9 и в особенности Ис 52:13-53:12). Наконец, Даниил видит «как бы Сына Человеческого», грядущего на «облаках небесных» и получающего от Бога власть над всеми народами, царство, которое не прейдет никогда (Дан 7 13-14). Однако, накануне нашей эры заметно возрождение раннего мессианства: широко распространяется ожидание Мессии-Царя, но в некоторых кругах ждут Мессию-первосвященника, в других — Мессию трансцендентного.

Первохристианская община относила к Иисусу Христу эти различные пророчества, которые органически сочетались в Его личности. Он — Иисус, т.е. Спаситель, Христос, т.е. Помазанник, потомок Давида, рожденный в Вифлееме, Царь мирный, согласно Захарии, страждущий Отрок Ягве, согласно кн Исаии, младенец Еммануил, возвещенный Исаией, нисходящий с неба Сын Человеческий, которого видел Даниил. Но ссылки на древние пророчества не должны умалять самобытности христианского мессианизма. Иисус Христос, исполнив пророчества, превзошел их, и Сам отверг традиционный царский мессианизм в его политическом понимании.

КНИГИ ПРОРОКОВ

Пророков, которым, согласно библейскому канону, принадлежит какая-нибудь книга, принято называть пророками-писателями. Однако, сказанное выше о пророческом служении показывает неточность этого выражения: пророк — по существу оратор, проповедник, а не писатель. Пророческое слово прежде всего произносится, но следует объяснить, как происходил переход от этого устного слова к письменному.

В книгах пророков можно различить три основных элемента: 1) собственно пророчества, т.е. слова Самого Бога, или поэтические картины, выражающие их поучение, возвещение, грозное предупреждение или обетование... 2) повествования в первом лице, в которых сам пророк .рассказывает о своем опыте и в частности о своем призвании; 3) повествования в третьем лице, воспроизводящие события из жизни пророка или обстановку, в которой осуществлялось его служение. Все эти три элемента могут сочетаться, напр, когда отдельные изречения или речи включаются в повествование.

Повествования, ведущиеся от третьего лица, указывают, что не сам пророк является их автором. Свидетельство этому мы находим в кн Иеремии. Пророк продиктовал Варуху (Иер 36:4) все те слова, которые он произнес от имени Ягве за 23 года (ср Иер 25:3). Так как этот сборник был сожжен царем Иоакимом (Иер 36:23), тот же Варух написал новый свиток (Иер 36:32). Рассказать об этих фактах мог только сам Варух, которому приписываются также и следующее за этим биографическое повествование (Иер 37—44), заканчивающееся словами утешения, обращенными Иеремией к Варуху (Иер 45:1-5); во втором свитке (самим Варухом или другими) к прежнему тексту «еще прибавлено много подобных слов» (Иер 36:32).

По-видимому, аналогичные обстоятельства обусловили возникновение и других пророческих книг. Вполне вероятно, что сами пророки записали или продиктовали часть своих пророчеств или рассказ о личном опыте (ср Ис 8:1; Ис 30:8; Иер 30:2; Иер 51:60; Иез 43:11; Авв 2:2). Это наследие могло быть отчасти сохранено устным преданием, напр, учениками Исаии (на которых очевидно указывается в Ис 8 16). В той же среде сохранились воспоминания о жизни пророка, в которые входили и слова пророческие, предания об Исаии, собранные в книгах Царств (4 Цар 18-20) и перешедшие оттуда в книгу Исаии (Ис 36-39), рассказ о столкновении Амоса с Амасией (Ам 7:10-17) и т.д. Из этих элементов образовались сборники, в которых соединялись воедино слова пророков, близкие по своему духу, или освещающие одну и ту же тему (напр слова против языческих народов у Исаии, Иеремии, Иезекииля), или же сочетающие предсказания бедствий с обетованиями спасения (напр у Михея). Эти писания читались и обдумывались поколениями, что содействовало сохранению духовных течений, восходящих к пророкам: современники Иеремии цитируют одно из пророчеств Михея (Иер 26:17-18), часто встречаются ссылки на древних пророков (Иер 28:8); упоминание о них повторяется как рефрен у Иер 7:25; Иер 25:4; Иер 26:5 и т.д., затем у Зах 1:4-6; Зах 7:7-12; Дан 9:6, Дан 9:10; Езд 9:11). В среде ревнителей голос пророков звучал как живой, поддерживая веру и благочестие. По вдохновению Божию к этим сборникам продолжали добавляться «еще подобные слова», как напр, в свитке Варуха (Иер 36:32), что приближало их к новым потребностям своего времени или обогащало их содержание. Эти дополнения могли быть довольно пространными, что мы видим в книгах Исаии и Захарии. Наследники пророков были уверены в том, что таким образом они сохраняют полученное ими сокровище и правильно применяют их учение в современной обстановке.

Книги четырех великих пророков — Исаии, Иеремии, Иезекииля и Даниила — стоят в каноне в хронологическом порядке, которому мы здесь и следуем.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

40:1  Утешайте, утешайте. Начальные слова данной главы (40-й) прямо вводят читателя в тему последней, третьей части книги пророка Исаии и дают надлежащее представление об основном ее характере и тоне — пророчески увещательном, или еще точнее, утешительно-ободряющем. Самое повторение этих слов, по известному свойству еврейского языка, указывает на усиленное подчеркивание заключающейся в них мысли. Блаж. Иероним и Вульгата термин еврейского подлинника — nahamu — перевели не действительной, а возвратной формой — не «утешайте», а «утешайтесь» (consolamini), благодаря чему субъектом, получающим и преподающим утешение, является сам же народ, а не священники или пророки, которых здесь лишь подразумевает, а в следующем стихе даже и прямо вставляет в текст греческий перевод LXX. Народ Мой... Бог ваш . Ударение на местоимениях обычно употребляется в Библии для усиления мысли, в данном случае, очевидно, для усиления мысли о божественном утешении (см. Ос 1:9 ; 2:3,25 и др.).


40:2  Говорите к сердцу Иерусалима. Греческий (LXX) и наш славянский перевод вставляют здесь, в качестве подлежащего, слово ἱερει̃ς, «священницы», хотя евр. Библия соответствующего ему термина obel и не имеет. Иоанн Златоуст, комментирующий по LXX, прекрасно говорит: «свойство священников — заступаться и исправлять; они — гавань народов, заступники для умилостивления Бога, посредники между Богом и людьми». Говорит к сердцу, или даже в сердце... значит, по свойству еврейского языка, говорить что-либо наиболее проникающее в сердце, преимущественно, что-нибудь утешительное, ободряющее, вообще, приятное ( Быт 34:3 ; 50:21 ; 2 Цар 19:8 ; 2 Пар 32:6 ; Ос 2:16 и др.) Иерусалиму. Город, как центр народа, олицетворен здесь вместо самого народа. Характерно и то указание на Иерусалим, в смысле определения хронологии данной речи. Очевидно, город Иерусалим еще продолжал существовать; следовательно, и пророчество произнесено до его разрушения, т. е. и до начала вавилонского плена, а не в середине или в конце последнего, как думает рационалистическая критика. Исполнилось время... сделано удовлетворение... принял от руки Господней. Прошедший совершенный вид глаголов дает основание отрицательной критике относить все пророчество ко времени действительного окончания указанных событий, т. е. к концу вавилонского плена. Но, разумеется, это не более, как обычная в Библии форма пророческой речи, которая, для большего удостоверения в несомненности будущего, говорит о нем языком настоящего или даже прошедшего времени. Исполнилось время борьбы его. Наш слав. перевод, следуя греческому LXX, вместо слова «борьбы», имеет слово «смирение», по-гречески ταπείνωσις. В еврейском подлиннике стоит ceba, что значит «воинство, войско, рать». Еп. Петр в своем толковании на кн. пророка Исаии удачно примиряет эти разночтения: «слово рать (евр. цава) — говорит он — собственно значит строй войска, расположенного в правильном порядке; также — трудное, стесненное состояние, напр., в строю, на карауле, трудная служба, подчиненная известным правилам, порядку и времени, какова служба воинов... Отсюда слово рать взято для означения, вообще, тягостного состояния человеческой жизни ( Иов 7:1 ). Ближайшим образом пророк имеет здесь в виду время окончания будущего вавилонского плена и радостного возврата на родину; но в более отдаленной исторической перспективе его духовный взор мог провидеть и окончание всего, вообще, периода ветхозаветной истории — эпохи рабского страха и трудных внешних подвигов обрядового закона — имевшее наступить с открытием нового благодатного мессианского царства ( Мк 1:15 ; Гал 4:3,4 ). За неправды его... от руки Господней принял вдвое за все грехи свои. Основное понятие «неправды» или «греха» — по-гречески τὸ ἁμάρτημα — в еврейском подлиннике — hattoth — заключает в себе специальное указание на «жертву о грехе», которая нередко обозначается в Библии именно этим самым термином ( Лев 4:3,8,14,20,21,24,25 ; 6:18,23 ; 7:37 ; Пс 40:7 ; Мих 6:7 и др.).


Под «жертвами о грехе», приносимыми от лиц Иерусалима, могут разуметься, во-первых, все обрядовые жертвы этого наименования, во-вторых, все страдания и бедствия народа, послужившие очистительной для него жертвой и, наконец, величайшая голгофская жертва, о которой пророк специально будет говорить ниже ( 53 гл. ) и относительно которой ап. Павел пишет про Господа Иисуса Христа: «не ведавшего бо греха по нас грех (ἁμαρτίανhattoth) сотвори» ( 2 Кор 5:21 ), или: «Он же едину о гресех принес жертву» ( Евр 10:12 ). Принял вдвое за все грехи свои. Большинство, в особенности новейших, рационалистич. комментаторов (Дильман, Орелли, Sanehez, Калмет, etc.) усматривают здесь мысль о тяжести божественной кары, обрушившейся на Иерусалим и народ еврейский и соответственно с этим переводят так: «за все свои грехи он принял двойное наказание». Но представители ортодоксального и умеренного экзегесиса (Витринг, Делич, Кнабенбауер и др.) с большим основанием (перифраз таргума) и правом (смысл контекста и характер библ. мировоззрения) находят в этих словах утешительное указание на сугубую божественную милость, которая всегда готова вдвое воздать за каждое понесенное человеком испытание, по слову апостола: «верен Бог, иже не попустит нам искупитися паче, нежели можем; но с искушением сотворит и избытие» ( 1 Кор 10:13 ). Божественная любовь и милосердие всегда препобеждают Его правосудие, и при малейшей же попытке блудного сына раскаяться Небесный Отец не только с радостью его принимает, но и оказывает ему усиленные знаки внимания. В частности, с наибольшей ясностью смысл этих слов раскрывается по отношению к новозаветной эпохе, когда Бог Отец проявил к народу Божию (новозаветной церкви) двоякую милость: во-первых, чрез усвоение плодов крестной смерти Спасителя мира, Он даровал нам прощение грехов; а во-вторых, чрез получение благодатных даров Св. Духа в таинствах Церкви открыл нам возможность высокого, положительного совершенства.


40:3-4  Говорят о необходимых подготовительных условиях, предваряющих явление «славы Господней» — главного предмета утешительной речи. Глас вопиющего в пустыне. Из ясных указаний Евангелия мы видим, что это пророчество прилагал к себе Иоанн Креститель, Предтеча Мессии, явившийся «уготовать пути Его» ( Мф 3:3 ; Мк 1:3 ; Лк 3:4 ; Ин 1:23 ; Лк 1:76 ; Мф 11:10 ). «Понимаемые же в общем смысле, данные слова содержат указание на ряд событий в политической, религиозной и умственной жизни древнего человечества, предварявших явление христианства и облегчавших распространение его в степи язычества ( Ис 35 ) по проложенным заранее стезям человеческой мысли и цивилизации» (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии, II ч., с. 674) «Слово в пустыне евангелисты относят к предыдущим словам: «глас вопиющего в пустыне»; а пророк относит к последующим словам: «в пустыне очищайте путь Иеговы». В первом случае имеется в виду дикая, страшная пустыня Иорданская близ Иерихона, простирающаяся к Мертвому морю, в которой обитал Иоанн Креститель и проповедовал покаяние. В последнем случае под пустыней в духовном смысле имеется в виду народ иудейский, который по своему нравственному, религиозному состоянию тогда уподоблялся дикой невозделанной пустыне» (еп. Петр, II, с. 14). Впрочем, многие берут это понятие еще шире, разумея под ним весь тогдашний мир, который, подобно безводной пустыне, жаждущей дождя, напряженно ожидал Искупителя, о чем пророк упоминал уже и раньше, когда говорил: «радуйся, пустыня жаждущая, да веселится пустыня, и да цветет, как лилия» ( Ис 35:1 ). Начиная со слов: «приготовьте путь ко Господу» и кончая заключительными словами четвертого стиха: «и неровные пути пусть сделаются гладкими» — идет так свойственный еврейской поэтической речи параллелизм мыслей, когда одна и та же мысль передается в нескольких параллельных образах, пример чего и имеем мы здесь в речи о «прямых путях», «об уравнении гор и холмов, об «воспрямлении кривизны» и «углаждении неровностей». Самый образ взят, очевидно, от обычая древневосточных деспотов во время своих путешествий посылать вперед себя целые толпы гонцов, на обязанности которых лежала, между прочим, расчистка и подготовка пути. В переносном же, духовно-нравственном смысле, это требование, по толкованию блаж. Иеронима, означало, «чтобы мы делали для Бога прямыми пути и стези в сердцах наших, и наполнялись добродетелями, и принижались смирением, чтобы кривое мы изменяли в прямое, жестокое превращали в нежное, и таким образом делались достойными видеть славу Господню и спасение Божие» (Твор. блаж. Иеронима. Киев, 1882, ч. 8. с. 141).


40:5  И явится слава Господня. Когда путь будет приготовлен и все препятствии устранены, тогда наступит и самое откровение славы и величия Иеговы. «Слава Господня являлась всегда», — справедливо замечает Златоуст, давая тем самым основание видеть ближайшее историческое исполнение данного пророчественного утешения в факте избавления евреев из вавилонского плена. «Но слава Божия наиболее явилась тогда, — продолжает Златоуст, — когда Бог принял природу человека». Последнее толкование является наиболее распространенным; причем в соответствии с фактом предшествующей проповеди Иоанна Крестителя в пустыне Иорданской и самое явление этой славы Господней, обыкновенно, приурочивается к определенному моменту, именно к моменту крещения Господа и сопутствовавшего ему Богоявления, т. е. откровения тайны Троичности Лиц. Но в более широком и общем смысле это можно относить и к факту воплощения Сына Божия, о чем Ев. Иоанна выразительно говорит: «Слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу Его, славу как единородного от Отца» ( Ин 1:14 ). Самый образ «славы Господней», как яркого ослепительного света, сияющего в темном месте, не раз встречается, как в раннейших кн. Св. Писания ( Исх 13:21 ; 40:35 ; 3 Цар 10-11 ), так и у самого пророка Исаии ( Ис 60:1 и 66:18 ). И узрит всяка плоть. Откровение «славы Божией», как источника спасения, хотя и произойдет посреди иудеев, но будет иметь значение и для всех других народов: его увидит, узнает и почувствует все падшее и возрожденное человечество, как это почти буквально и отмечает впоследствии ев. Лука ( Лк 3:6 ). Ибо уста Господни изрекли это. Указание на высший божественный авторитет для наибольшего подкрепления сказанного — прием обычный у пророка Исаии и весьма ценный для нас при решении вопроса о подлинности и единстве книги ( 1:20 ; 21:17 ; 58:14 и др).


40:6-8  Вставочное рассуждение, принадлежащее или самому пророку (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии, Властов), или какому-то таинственному небесному голосу (еп. Петр, The Pulpit Commentary, Дильман, Speak. Commentary etc.). «Кто бы ни разумелся под этим лицом, оно говорит по повелению Господню и напоминает человеку, что земная жизнь его скоропреходяща, что она подобна полевой траве ( Пс 89:6 ), «которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь» ( Мф 6:30 ; 12:28 ). Но такова же жизнь и целых народов ( 24:1 ; 25:2-3 ); и они живут и цветут, пока Господь сохраняет их, но и им настает конец» (Властов). Под «плотию» — евр. basar, греч. σὰρξ — на языке Св. Писания разумеется, естественное, преимущественно, даже материальное и греховное состояние человечества ( Быт 6:3 ; Ис 66:23 ; Зах 2:17 ; Рим 3:20 ; 8:8 ; Гал 2:16 ). Под «красотой» же этой плоти следует понимать ее естественные, необлагодатствованные достоинства — здоровье, славу, красоту, умственное развитие или ту «мудрость», которую и ап. Павел называет «плотскою» ( 1 Кор 1:29 ). Впрочем, ап. Петр, который склонен относить все пророчество, главным образом, к иудеям, под «плотию» имеет в виду весь «плотяный» народ иудейский и под «красотою» — его внешний обрядовый закон и различные видимые преимущества, на которые так сильно, хотя и совершенно напрасно, рассчитывали иудеи (происхождение от Авраама, обрезание, омовение и пр., что на языке Св. Писания также называется «плотию» — Рим 4:1 ; 3:20 ; 2 Кор 5:16 ; Гал 3:3 ; 6:12 ; Евр 7:16 ). Таково было неустойчивое в своих способностях и силах, глубоко беспомощное и безнадежное состояние избранного народа и всего мира перед явлением славы Господней, т. е. перед пришествием в мир Спасителя. А слово Бога нашего пребудет вечно. В противоположность суетности, неустойчивости и изменчивости человеческих решений и дел, божественное определение вечно и неизменно, ибо «не изнеможет у Бога всяк глагол» ( Лк 1:37 ). Лучшее толкование данного места дает ап. Петр, который, не упоминая прямо о пророке Исаии, приводит в легком перифразе почти весь комментируемый нами отдел ( 40:6-8 ), причем под «глаголом Господним, пребывающим во веки», он определенно имеет в виду «глагол, благовествованный в вас», т. е. Евангелие царствия Божия ( 1 Петр 1:23-25 ), имеющее спасительную силу и вечное, непреходящее значение.


40:9  Взойди на высокую гору... возвысь с силою голое... скажи городам Иудейским. В ответ на вопрос 6 ст. : «что мне возвещать?» пророк получает от Бога ясное указание на весьма важный предмет проповеди. Самая важность этой проповеди обусловливает необходимость соответствующей подготовки, в силу чего пророк и получает повеление взойти на высокую гору, как это в обычае у ораторов, говоривших народу ( Суд 9:7 ср. Мф 5:1 ), и возвещать оттуда всем сильно и открыто. Благовествующий Сион... благовествующий Иерусалим. Русская Библия, переводя слова — «Сион и Иерусалим» именительным падежом, делает их подлежащими и заставляет, таким образом, их самих выступать в роли проповедников среди других народов древнего мира. Греческий же и славянский переводы имеют здесь дательные падежи: «Сиону и Иерусалиму», — благодаря чему и самый смысл обращения несколько суживается, относясь, главным образом, к еврейскому народу. Но, разумеется, ничто не мешает нам объединить оба эти толкования таким образом, что первоначально благовестие было направлено к погибшим овцам дома Израилева ( Мф 10:6-7 ), а затем оно распространилось и на все языки ( Мф 28:19 ). Если же мы, основываясь на 2-й гл. Исаии, станем Сион и Иерусалим трактовать в переносном, духовном смысле, то понимание данного места будет еще легче: духовный Сион и духовный Иерусалим поставлены там во главе гор ( 2:2-3 ): с нравственной высоты их исходит проповедь, благовествующая о спасении всякого человека — и иудея и язычника ( Рим 3:29-30 ; 9:24-25 ).


40:10  Вот Господь Бог грядет с силою. Вот, сущность пророчественного утешения, открытие той самой славы Божией, о которой говорилось выше ( 5 ст. ) Господь грядет! Как это напоминает известный возглас Иоанна Крестителя: «вот агнец Божий» ( Ин 1:36 ). У него же мы встречаем и указание на особое величие и силу Господа: «грядый же по мне, креплий мене есть» ( Мф 3:11 ). Награда Его с Ним и воздаяние Его пред лицем Его, или, как LXX и слав. текст переводят: и «мышца Его с Ним и дело Его пред Ним». Здесь мы имеем, по-видимому, пример синонимического параллелизма мыслей. Эта фраза еще раз буквально повторяется у того же пророка ниже ( 62:11 ). Основной смысл ее тот, что всемогущий Господь не обязан ни перед кем отчетом: Он и первый виновник и последний Судия всего — «альфа и омега, начало и конец» ( Откр 22:13 ). Как пастырь будет Он пасти стадо свое. В качестве верховного Распорядителя мира, Господь Иисус Христос является, с одной стороны, Судией и Мздовоздаятелем ( Мф 16:27 ; 20:1-16 ; 25:14-16 ), а с другой — добрым Пастырем, заботливо охраняющим своих овец ( Иез 34:20-24 ; Зах 13:7 ; Ин 10:11 ). В этом стаде есть и слабые ягнята, и беременные и дойные овцы, которые требуют особенно внимательного и бережного к себе отношения. Все это указывает на различие духовно-нравственного состояния членов новозаветной Церкви и на разнообразие промыслительного воздействия на них.


40:12-26  С 12 ст. идет вторая часть речи, содержащая в себе поучения и обличения. Она, в свою очередь, делится на две половины — с 12-17 и с 18-26 включительно. Общая мысль всей второй части рассматриваемой речи — раскрытие Премудрости, Всемогущества, Величия и Силы Иеговы. В первой половине она развивается с положительной, а во второй — с отрицательной стороны, путем контраста со слабостью и суетностью идолов. Что касается цели подобных рассуждений и их связи с предыдущим, то лучшее разъяснение всего этого дает последующий контекст, именно вопрос 27-го стиха: «как же ты говоришь, Иаков, и высказываешь, Израиль: «путь мой скрыт от Господа; и дело мое забыто у Бога моего». Очевидно, бедствия времени и продолжительность самого ожидания пришествия Мессии в умах многих малодушных людей породили сильные сомнения относительно наступления лучших времен и навели их на мысль, что Бог или не может («путь мой сокрыт от Господа»), или не хочет («дело мое забыто у Бога моего) дать им избавления. Вооружаясь против такой, в сущности, богохульной мысли, пророк со всей силой и бичует подобных малодушных и близоруких критиков и одновременно раскрывает пред ними все величие и силу Иеговы. Кто исчерпал воды горстию своею, и пядию измерил небеса? Может показаться странным указание на «горсть» и «пядь» для измерения таких, можно сказать, необъятных величин, как вся вода и все небо? Некоторые для объяснения этого полагают, что тут мы имеем дело с одним из примеров библейского антропоморфизма. Однако, едва ли есть надобность в подобном предположении; гораздо естественней и проще видеть здесь простое указание на единицы измерения: zchoal, по греч. χείρ, рука, «горсть» и zerefδράξ, «пядь» — были обычными у других народов естественными единицами измерения, принятыми и у евреев. Это тем более правдоподобно, что далее, за единицами измерения, следуют и единицы веса, с указанием на весы и чаши: и взвесил на весах горы и на чашах весовых холмы. Значение подобных указаний состоит в том, чтобы открыть человеку глаза на его полную безответность пред явлениями мира. Если человек настолько слаб и беспомощен, что не может сделать точных вычислений и измерений самых, по-видимому, доступных предметов природы, то как же может он осмелиться судить об абсолютном существе Божием? Эта именно мысль и выражается в следующих двух стихах — 13-14: кто уразумел дух Господа, и был советником у Него и учил Его? Если сотворенный Богом видимый мир не может быть объят человеческим умом, то тем более не может быть постигнут им сильный Дух Божий ( Иер 23:18 ; Прем 9:13 ; Рим 11:34 ; 1 Кор 2:16 ; Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии). Горькая ирония этих слов всего лучше раскрывает все бессилие человеческой критики пред величием и непостижимостью божественных планов. Недаром и ап. Павел, приводя данные слова пророка Исаии, предваряет их восклицанием: «о глубина богатства и премудрости и разума Божия, яко неиспытани судове Его и неисследовани путие Его!» ( Рим 11:33 ).


40:15-17  В этих трех стихах продолжается развитие той же самой мысли об Абсолютности божественного Существа, с тем новым отличием, что объектом, с которым сравнивается Бог, выступает не отдельный человек, а весь народ, или точнее, целые народы. Вот народы — как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. «От созерцания природы, — говорит Шейне, — пророк переходит к истории». И в ней нет ни одного народа, который бы дерзнул сравниться со Всемогущим, Самые сильные и величайшие нации столь же малы и ничтожны по сравнению с бесконечным Всемогуществом Бога, как водяная капля, по сравнению с целым ведром воды, или как ничтожная пылинка, приставшая к чашке весов и совершенно неуловимая для этих весов, по причине ее ничтожества. Вот острова, как порошинку поднимает Он. Острова — ihiim, термин не географический, а этнографический; в Библии он синонимичен слову — hoim, языки, или народы. Для жителей Палестины, как страны приморской, все остальные народы казались живущими на островах, в особенности, те из них, которые жили на Западе ( Быт 10:5 ; Ис 41:1 ; 49:1 ; 51:5 и др.). Страны и народы почти вовсе неизвестного евреям Запада могли, в силу самой неизвестности их, представляться их воображению особенно сильными и могучими. Но вот и относительно их пророк замечает, что пред лицем божественного всемогущества и они — не более, как порошинка (снежинка). У LXX и в нашем слав. вместо «порошинка» получилось «плюновение», вследствие ошибочной замены евр. слова kadok (порошинка) — словом karok (слюна, плюновение).


40:16  И Ливана недостаточно... и животных на нем — для всесожжения. Желая дать более наглядную иллюстрацию мысли о неизмеримости божественного величия и Его недосягаемой Святости, пророк говорит, что ни одна, самая величайшая человеческая жертва, какую только может вообразить себе наша фантазия, не будет соразмерна с величием Бога и, так сказать, не подкупит Его в нашу пользу, если она не будет проникнута соответствующим внутренним настроением. Если бы мы, для устройства жертвенного костра, собрали бы весь огромный лес ливанского горного хребта и возложили бы на такой гигантский жертвенник всех животных, обитающих в этих лесах, то и такая колоссальная жертва нисколько не была бы соразмерна с величием и славой Иеговы.


40:17  Все народы... менее ничтожества и пустоты считаются у Него. Заключительный вывод к отделу, дающему положительное раскрытие мысли о величии и святости Иеговы. Он повторяет содержание ст. 15, но с еще большим расширением и усилением мысли. Обращает на себя внимание местоимение «все», прибавленное к слову «народы», что дает повод блаж. Иерониму к следующей остроумной догадке: «если же все народы пред Ним — как несуществующие и считаются за ничтожество и пустоту (а между всеми находится и Израиль); то, следовательно, и он (Израиль) есть как несуществующий и считается за ничтожество и пустоту. Это мы говорим, чтобы сломить гордость его и чтобы он знал, что подобен прочим народам». Менее ничтожества и пустоты. С евр. подлинника точнее было бы перевести за «ничтожество и пустоту», так как тут, по объяснению гебраистов, дан родительный падеж части, а не сравнения (genit. partitivus sed non comparativus). Последний термин — tohu — хорошо известен в Библии, где он обычно характеризует собою крайне беспорядочную, хаотическую массу ( Быт 1:2 ).


40:18-26  С 18 ст. идет раскрытие все той же мысли о божественном величии, но другим, так сказать, отрицательным путем, или, точнее, путем сравнения бесконечного величия Бога с наиболее высокими предметами человеческого почитания и поклонения. Тема этого сравнения ставится дважды в ст. 18 и 25, т. е. в начале и в конце отдела. Величию Единого истинного Бога прежде всего противопоставляется ничтожество и ложность языческих богов, или собственно их изображений, т. е. идолов.


40:19-20  Идола выливает художник... приделывает серебряные цепочки... приискивает себе искусного художника, чтобы сделать идола, который стоял твердо. Людям, не знающим или отвергающим истинного Бога, свойственно поклоняться идолам и, конечно, их считали за нечто самое высокое и совершенное. Но ничтожество и пустота таких идолов, безрассудство и нелепость их противопоставления истинному Богу слишком очевидны и клеймятся у пророка вполне заслуженной иронией: какие же это боги, когда их делают сами же люди — художник, мясник, позолотчик или серебряных дел мастер? Когда их нужно скреплять пластинками и гвоздями и привязывать цепочками, чтобы их не сдул ветер? Ясно, что такие боги, как дело рук самого человека, гораздо ничтожнее и бессильнее его, и им ли равняться со Всемогущим Богом?


40:20  А кто беден для такого приношения, выбирает негниющее дерево. Слов: «беден» и «для приношения» нет в переводе LXX и слав. тексте. Некоторые вовсе игнорируют второе из этих слов (Дильман), другие полагают, что тут произошла ошибка, и слово «приношение» поставлено вместо слова — «жертва» (Дум), иные под деревянным приношением готовы разуметь особую деревянную подставку, или пьедестал для металлического идола (Кондамин); но лучшим и наиболее ценным объяснением является догадка тех, которые в слове «приношение» видят указание на практику древних храмовых жрецов требовать себе изображений чтимых храмовых божеств. Такие изображения, в особенности если они были литыми из драгоценных металлов, составляли для корыстолюбивых жрецов одну из видных статей их доходов (Ср. Деян 19:24-27 ). Правдоподобность такого предположения подтверждается и раскопками на местах древних храмов Ассирии, Финикии, Греции и Крита, где находят целые груды маленьких статуэток среди мусора храмовых развалин (Властов). Негниющее дерево — по евр. amsuhan, что Циммерн сближает с ассирийским musûkkanu, особый вид пальмы. Все эти указания на вещество, форму обделки и украшений идолов имеют свой религиозно-исторический интерес. Для еврейского же народа, постоянно, как известно, тяготевшего к идолопоклонству и обнаруживавшего сочувствие к нему даже при жизни самого пророка Исаии ( 4 Цар 21:1-10 ; 2 Пар 33:1-10 ), подобная обличительная ирония получала глубокое нравственно-практическое значение.


40:21  Разве не знаете?.. разве вам не говорено было от начала? разве вы не уразумели из оснований земли? Затронувши вопрос об идолах, пророк по естественной ассоциации мыслей, переходит к краткому, но сильному обличению своих современников в идолопоклонстве. Если уподобление Божества твари и почитание его под образом грубых идолов не имеет для себя никакого разумного оправдания даже у язычников, то тем более непростительно оно у израильского народа, которому издревле, (merosch) от начала истории мира и человека, не раз было открываемо, разъясняемо и подтверждаемо истинное познание о Боге. Под «разумением из основания земли» правильнее всего понимать естественное Богопознание, о котором говорит и ап. Павел в известном месте из послания к Римлянам (Рим 1 гл. 20 ст.).


40:22  Он есть Тот, Который восседает над кругом земли... распростер небеса. Одним из лучших и наиболее убедительных доказательств божественного Всемогущества Библия, вообще, считает историю мироздания, к чему в данном случае обращается и пророк Исаия ( Пс 101:26 ). «Земля представлялась круглой плоскостью, окруженной океаном (ср. Bocharti Geographia S. P. II. L. I, с. XXXV), а сверху покрытой и обнимаемой кругом небесным ( Иов 22:14 ), в центральной и высшей точке которого восседает Господь (ср. Быт 11:5,7 ), надзирающий всю поднебесную ( Иов 28:24Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии)».


40:23-24  Он обращает князей в ничто, делает чем-то пустым судей земли. Едва они посажены... Он дохнул на них, они высохли и вихрь унес их, как солому. Вторым предметом человеческой гордости и почитания после их ложных богов являются сильные мира сего: цари, князья, судьи и вообще, различные властители. Но и они представляют собой полное ничтожество пред величием и силой божественного всемогущества. Несмотря на всю их самонадеянность и гордость, довольно одного, малейшего мановения божественной воли, чтобы от всех их действий и стараний не осталось решительно ничего. Некоторые комментаторы не без основания видят здесь намек на современные пророку исторические события, именно на страшный разгром армии Сеннахирима и на последовавшую вскоре несчастную смерть его, зарезанного своими сыновьями. Таков был быстрый и неожиданный конец одного из самых славных Саргонидов, казалось бы окончательно упрочивших положение этой династии (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии, Властов и др.).


40:25  Кому же уподобите и с кем сравните. Суммарное заключение отдела, аналогичное с его началами см. 18 ст. «Если Бог выше всех идолов ( 19-20 ст. ), выше природы ( 22 ст. ) и выше всего человечества ( ст. 23-25 ), то кому же еще Он может быть уподоблен? Не есть ли он Единственный и вместе несравнимый?» (The Pulpit Commentary). Вместо veeschveh = «и я равен», LXX читали veesgov = «и вознесуся», благодаря чему и получилось разночтение между русским и славянским текстом. Говорит Святый. Определение Бога, как «Святого» — одна из характеристических особенностей пророка Исаии, свидетельствующая о высокой степени развития его религиозно-этического мировоззрения (Ср. 57:15 и др.).


40:26  Поднимите глаза ваши на высоту небес... по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает. Данный стих непосредственно примыкает по мысли к 22-му, именно к той его части, где была речь о Боге, как Творце неба. Желая пробудить в своих слушателях чувство благоговейного изумления пред величием Творца и сознание собственного ничтожества, пророк обращает их взоры к картине звездного неба, которая, по словам Псалмопевца, особенно поучительна в этом отношении ( Пс 18:2 ). Недаром этим аргументом с большим успехом пользовались, как ветхозаветные мудрецы ( Иов 38:31-32 ), так и христианские апологеты (Минуций Фел., Арнобий и др.). Если, таким образом, мириады звезд — целых таинственных миров — вышли из рук творца и находятся в полной Его воле, то человек не имеет уже никакого основания упорствовать в своем заблуждении, что будто бы Бог не может или не хочет заботиться о нем. Этот вывод, действительно, и делается в следующем 27-м стихе.


40:27-31  С 27 ст. идет последняя — утешительно-увещательная часть речи, в которой делается нравственное приложение из вышеуказанного. 27-28 ст. в параллельном ряде вопросов заключают в себе одну и ту же мысль — легкий упрек избранному народу (Иуде и Израилю) зато, что он, несмотря на все естественные и чрезвычайные откровения, до сих пор так будто бы не слыхал или, во всяком случае, не усвоил себе надлежащего познания о Боге. «Господь Бог... не утомляется и не изнемогает». Младенчествующий разум евреев готов был, по-видимому, измерять божественное всемогущество меркой своей слабости, и заключать отсюда, что если Бог уже совершил столько великих и славных действий, то Его энергия теперь уж израсходовалась, Он утомился и ослаб. Вооружаясь против такого ложного антропоморфизма, пророк с силой и заявляет, что Бог — не как человек: Он не утомляется и не изнемогает. Разум его неисследим. Если у Бога нет физической усталости, то нет у Него и умственного истощения, и вообще, Его таинственные планы недоведомы для нас, как это прекрасно выразил и ап. Павел в словах: «яко не испытани судове Его и неисследовани путие Его» ( Рим 11:33 ).


40:29  Он дает утомленному силу. Полная параллель предыдущему стиху: Бог не только сам никогда не ослабевает в силе, но и подкрепляет, в случае недостатка ее, и других — всех утомленных и изнемогающих. Он — вечная сила и первоисточник всякой силы и света.


40:30-31  Дают раскрытие той же самой мысли — о силе божественного всемогущества, но уже путем антитезы, в которой противопоставляется слабость молодых и физически крепких людей — силе старых и физически слабых, но обновленных благодатной божественной помощью.


40:30  Утомляются и юноши... и молодые люди падают. «Молодые, крепкие (по слав.: «избранные») люди — цвет и надежда каждой нации, не выдерживают продолжительного напряжения, и в конце концов, ослабевают и падают.


40:31  А надеющиеся на Господа обновятся в силе... как орлы. «В то время, как наиболее жизненные в человечестве элементы ослабеют, а избранники преткнутся (koschol ikoschelou), прилепившиеся своей верой ко Господу обновятся силами и бодро устремятся по пути Божию» (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии). Очень выразителен здесь образ сравнения с орлом: известно, что орел в определенный срок меняет свои перья и таким образом как бы обновляется. Отсюда у многих народов древности существовало поверье, что орел, прожив 100 лет, погружается в море и оттуда выходит снова молодым. Отголосок этого поверья, по-видимому, слышится и в известной фразе Псалмопевца: «обновится, яко орля юность твоя» ( Пс 102:5 ). Потекут и не устанут. «Орлы сначала поднимут крылья, потом «потекут и не устанут». Последнее выражение означает уже ровное покойное движение вверх, по пути истины к источнику всякой истины и света» (Властов). Это еще больше дополняет и усиливает выраженную мысль — о непоколебимой стойкости людей, надеющихся на Бога и подкрепляемых Им.


Особые замечания к 40-й гл. По общему мнению почти всех комментаторов данной главы, она по своему содержанию непосредственно примыкает к главе 35 и является как бы ее дальнейшим продолжением. В 35-й главе пророк, между прочим, восклицал: «возвеселится пустыня!.. скажите робким: не бойтесь; вот Бог ваш... возвратятся избавленные Господом... будет радость вечная». И вот, основной тон 40 гл. совершенно тот же самый, поскольку он ясно выражен уже в первом стихе: «утешайте, утешайте народ свой, говорит Бог ваш». Разделяющий эти главы, так называемый, исторический отдел (36-39 гл.), как видно из анализа его содержания, рассказывает о нашествии Сеннахирима и о событиях, с ним одновременных, и написан, следовательно, как-нибудь вскоре после указанного нашествия, т. е. после 714 г. до Р. Х. А так как 40 гл. стоит, вообще, в тесной предметной и исторической связи с предшествующими и сама носит на себе некоторый, хотя и слабый, отпечаток тех же самых событий (подавленность и растерянность народа, его сомнения в божественном всемогуществе и промысле, указание на тленность и скоропреходящность сильных земных владык и т. п.), то и время написания 40 гл. не без основания можно помещать точно так же как-нибудь около этих событий. Такая тесная хронологическая связь служит одним из лучших аргументов в пользу единства и подлинности книги и, в частности, принадлежности 40 гл. одному и тому же пророку Исаии. Последнее подтверждается также общностью стиля и, в особенности, наличностью характерных для пророка Исаии терминов и выражений, вроде «слава Господня», «уста Господни изрекли это», «пустыня», «всякая гора», «святый» и т. п. Новейшие исследователи текста находят новое и, по их мнению, особенно веское, доказательство единения и подлинности всей кн. пророка Исаии в особенностях ее стихотворной конструкции: в симметрии строф, в правильности их чередования и в условном повторении одних и тех же слов. Французский ученый Кондамин, автор одного из самых последних трудов этого типа, устанавливает такое стихотворное деление 40 гл. С 12 ст. — I (строфа), 3-5 ст. — II (антистрофа), 6-8 — III (промежуточная строфа) 9 — I стр. 10-11 ст. — II, 12-17 — III, 18-19... 20-24 — I, 25-31 — II.


41:1-7  Вся эта глава представляет собой непосредственное продолжение предыдущей, почему всеми комментаторами она и рассматривается в качестве второй половины одной и той же речи о величии, могуществе и славе Иеговы — Бога Израилева, как таких Его свойствах, которые являются самым надежным основанием для серьезного утешения Израиля, составляющего главный предмет всей данной пророческой речи. В частности, отдел 1-7 ст. стоит в ближайшей связи с 15, 17, 23-24 стихами предшествующей главы.


41:1  Умолкните предо мною острова... станем вместе на суд. Вместо «умолкните» LXX и слав. — «обновляйтесь», что произошло благодаря смешению переводчиками двух, весьма похожих по начертанию букв — ר и ך, вследствие чего получилось два совершенно разных слова. Но смысл от этого не пострадал, так как призыв к обновлению имеется дальше и в еврейском тексте, т. о. 41-ая глава начинается с той же речи об обновлении, какой заканчивалась глава 40-я.


Умолкните предо мною. Когда Бог говорит, человек должен молчать ( Иов 33:31 ).


Станем вместе на суд. «Приидите истяжимся» — говорит Всемогущий языческим народам, надеявшимся на свою силу, призывая их стать перед нелицеприятный суд истории.


41:2  Кто воздвиг от востока мужа правды... предал ему народы и покорил царей? Бессилие и ничтожество гордых языческих наций Господь доказывает и обличает пророческим указанием на предстоящую вскоре полную гибель их под ударами нового завоевателя, Которого вскоре Он воздвигает, в качестве исполнителя Своей премудрой воли. По прямому грамматическому смыслу слов, речь как будто бы идет о событиях не будущего, но, главным образом, прошедшего («воздвиг», «призвал», «покорил», «обратил») и отчасти, настоящего времени («гонит», «идет»). Но это — обычный пророческий прием, употребляемый для большей картинности и изобразительности речи, а также для утверждения ее несомненности. Правильность такого понимания оправдывается и последующим контекстом речи, именно, содержанием 25-го стиха, где о том же самом факте говорится уже языком будущего времени. Мужа правды. Несколько произвольный перевод: в еврейском подлиннике стоит слово cedek, что значит — «правда», а не ceadik, — как бы должно стоять, если бы нужно было сказать «муж правды или праведный человек. Отсюда LXX и слав., а также и Пешито, ищущие вместо личного определения, общее понятие — «правда» — точнее передают мысль подлинника. «Согласно этим переводам и евр. масоретскому тексту, здесь идет речь о совершении исторической правды в жизни тех народов и царей, к которым обращена речь. Посредниками для совершения таковой являлись славные победители древнего мира: Навуходоносор ( Иер 25:9 ), Кир ( Ис 45:1 ) и Александр Македонский (Иуд. древн. XI, 8, §5), своими победами потрясавшие силу язычества и подготовлявшие человечество ко вступлению в Церковь Христову» (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии). Однако, соображаясь с историческими обстоятельствами и принимая во внимание последующий контекст речи (55 ст. 44:28 ; 45:1-4,13 и 46:11 ), можно, вслед за большинством древних и новых комментаторов (Абен-Езра, Витринг, Розенмюллер, Делич, Дильман, Орелли, Кондамин, английский «Настольный комментарий» и др.) видеть здесь указание на великого и славного завоевателя — Кира, царя персидского. Это не исключает, разумеется, возможности и иного, преобразовательного толкования блаж. Иеронима, который все сказанное здесь о славном победителе относит к лицу Христа и Его делу, за что Он, между прочим, получил у пророка титул не только «мужа», но даже «солнца правды» (Мал 42). Что касается Кира, то он «мужем правды» мог быть назван в том смысле, что явился исполнительным органом праведного суда Божия над нечестивыми народами. Кто воздвиг от востока? А дальше в стихе 25-м читаем: «Я воздвиг его от севера». Если, согласно почти общему мнению, видеть здесь указание на Кира, то в географическом определении его восхода не будет противоречия, так как Персия, Едом и Мидия — страны, из которых вышел Кир — лежали на востоке, или точнее на северо-востоке от Вавилона, по адресу которого, главным образом была направлена эта обличительная речь пророка.


41:2-3  Ст. 2-3 и 25 ст. дают картинное, драматическое изображение победного шествия нового грядущего победителя, который, в спокойном сознании своей силы, грозно пройдет сквозь все могущественные в то время государства, превратит их «в прах и солому, развеваемую ветром», а владык и царей их будет попирать как грязь и топтать, как горшечник глину». Все это, как известно, нашло себе блестящее оправдание в истории Кира, прошедшего со своим победоносным войском чрез все монархии древнего мира и превратившего их царей в своих послушных данников.


41:4  Кто сделал и совершил это? Вопросом этим Господь хочет ввести языческие народы (а также, конечно, и Израиля) в настоящее разумение исторических событий, как откровения Премудрости и Всемогущества Творца, с Которым никто не должен дерзать сравняться. Тот, Кто от начала вызывает роды. Вот единственно разумный ответ на предшествующий вопрос; конечно, все исторические передвижения народов, гибель одних, некогда могущественнейших наций и появление на исторической сцене других, прежде неизвестных, все это — дело не слепого случая, а какой-то Всемогущей разумной воли ( Втор 32:8 ; Дан 2:21 ; Деян 17:21 ). Ее же действию должно приписать и надвигающееся нашествие Кира, как это видно из сопоставления данной главы с одной из предыдущих ( 13 гл. — пророчество о судьбе Вавилона). Я Господь первый, и в последних Я тот же. Среди быстротекущего и измененного потока истории, бесконечно возвышаясь над ним, стоит один только Иегова, Который существовал раньше этого потока и, не подвергаясь его влиянию, вечно остается одним и тем же. Я... первый и в последних. Прекрасное определение единства, вечности и самосущие Божия, почти буквально повторенное позднее в Апокалипсисе: «Я Альфа и Омега, начаток и конец, первый и последний» ( Откр 22:13 ). Усилением мысли о вечности Бога, Его безвременности является и само употребленное здесь имя — Иегова ( Исх 3:14 ). Эта фраза встречается у пророка Исаии и еще не раз ( 42:8 ; 43:10,13 ; 45:6 ; 48:12 ). Самое указание на эти свойства существа Божия имело в данном случае очень важное и разнообразное значение: оно, во-первых, резко оттеняло абсолютность Бога (вечность, самостоятельность и неизменность), по сравнению с ограниченностью человека (изменчивость времен в жизни не только отдельных людей, но также и целых наций); во-вторых, давало представление о Боге, как первом Виновнике и последнем Совершителе всего (первый и в последних), и наконец, уверяло всех, верующих в Господа, крепкой надеждой, что Он, как вечно Самому себе равный, по слову апостола «отрещися же себе не может» и, следовательно, рано или поздно; но непременно исполнит все Свои обетования относительно Израиля.


41:5-6  Увидели острова, и ужаснулись... Они сблизились и сошлись. Применяя все рассматриваемое пророчество, прежде всего, к Киру, легко видеть в данном стихе указание на то страшное смущение, которое вызвано было среди тогдашних народов необыкновенным успехом Кира и на стремление их царей путем заключения союзов противодействовать его победному шествию (союз трех царей: египетского — Амазиса, вавилонского — Набонида и мидийского — Креза). О последнем обстоятельстве еще яснее говорит следующий, 6-й ст.: каждый помогает своему товарищу, и говорит своему брату: крепись.


41:7  Кузнец ободряет плавильщика... и укрепляет гвоздями, чтобы было твердо. Про два последних стиха (6-7 ст.) наши комментаторы говорят, что «они остаются довольно темными» (Властов). Действительно, ни попытка одних — видеть здесь речь о сооружении идолов, на которых уповают тупые язычники (The Pulpit Commentary; еп. Петр), ни догадка других, что тут говорится о приготовлении военных доспехов и машин (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии и Властов) — не выдерживают критики, так как резко расходятся с предыдущим контекстом речи: только что шла речь о полной растерянности и страхе всех народов ( 5 ст. ) и вдруг такие бодрые надежны (на идолов) и такие энергичные приготовления (военных снаряжений и доспехов)! Ясно, что одно с другим здесь не мирится. Ввиду этого, мы склонны больше следовать указаниям новейшей текстуальной критики, не только отрицательной (Дум, Шейне, Марти, Орелли); но также и умеренной (Lagarde, Кондамин), которая находит, что здесь произошла некоторая путаница и перестановка (alteration) стихов 40-й и 41-й гл. и что, в частности, 6 и 7-й стихи 41-й главы и по логическому смыслу в по стихометрическому плану (Кондамин) должны быть помещены между 19 и 20 ст. 40-й главы, где точно так же шла речь об идолах и употреблены те же самые главные термины: haras — древоделатель, художник и cereph — позолотчик. В возможности подобного предположения нет ничего недопустимого или противоречащего ортодоксальным взглядам: ведь известно, что наше деление на главы и стихи не принадлежит самим библейским авторам, а составляет продукт гораздо позднейшего времени. Принимая во внимание своеобразные особенности древнего письма и самого его материала, различие списков и их редакций, легко допустить и возможность некоторой порчи и перестановки текста. Поводом для данной перестановки могло служить содержание 6-го стиха, в котором так же, как и в предыдущем, идет речь о союзной, товарищеской помощи.


Второй отдел данной главы и 8-20-й стих содержат в себе специальное утешение Израилю обещанием божественной помощи в наступающий смутный период. В частности, оно состоит в указании на богоизбранный характер Израиля ( ст. 8-9 ), на особую, благодатную помощь ему ( 10 ст. ), на слабость и посрамление всех его врагов ( ст. 11-12 ), на внешнюю божественную поддержку Израиля ( 13-14 ст. ), и на его судьбу, как орудие внешнего наказания одних ( 15-16 ст. ) и внутреннего возрождения и спасения других ( ст. 17-19 ).


41:8-9  А ты Израиль, раб Мой... семя Авраама, друга Моего... Я избрал тебя и не отвергну тебя. Возвещая Свой грозный суд языческим народам и заставляя их в страхе трепетать за свою участь, Господь с исполненной любви нежностью обращается к своему избранному народу и преподает ему утешение. Израиль, раб Мой. Здесь мы в первый раз встречаемся с тем термином «раба Иеговы», который играет такую видную роль во всей второй части кн. пророка Исаии. Позднее, как это мы увидим, данный термин служит у пророка Исаии специальным предикатом Лица — страждущего Мессии, — являющегося как бы Представителем Израиля, а чрез него и всего человечества ( 43:1-5 ; 49:5-7 ). Но здесь, равно, как и еще в нескольких местах ( 42:18-22 ; 44:1-21 , 48:20 ; 49:3 ) его книги, термин «раб Иеговы» пока еще не концентрируется на одной определенной Личности, а берется в общем смысле, т. е. относится ко всему израильскому народу. Название Израиля «рабом Иеговы», встречающееся и у других пророков ( Иер 30:10 ; 46:27 ; Иез 28:25 ; 37:25 ), должно быть признано одним из самых выразительных и сильных: «все достоинство и историческое назначение Израиля обнимается таким определением» (Дильман), т. е. Израиль определяется им и как истинный, нелицемерный почитатель Иеговы (верный раб) и как Его самый ближний клиент и любимый домочадец.


Семя Авраама, друга Моего. Чрез указание на родоначальника Израиля — Авраама, удостоившегося за свою веру даже дружбы с Богом ( 2 Пар 20:7 ; Иак 2:23 ; ср. в Коране chalil — «друг Божий»), еще сильнее поддерживается мысль о том, что и Израиль, как потомок «друга Божия» («семя Авраама») особенно близок и дорог Богу.


Я избрал тебя и не отвергну тебя. Израиль, так часто забывавший о верности Иегове, отличавшей его родоначальников — патриархов (Авраама, Иакова) и многократно нарушавший завет с Богом, естественно, мог думать, что этот завет уже уничтожен, и что Иегова свой вероломный народ давно уже покинул. Но вот, в утешение и ободрение Израиля Сам Бог устами пророка говорит ему, что измена и преступления сынов Израиля не могли поколебать неизменности божественных предопределений обо всем народе; что хотя народ еврейский за свои неоднократные, тяжкие преступления и несет воспитательную кару, однако он никогда окончательно не будет отвергнут Богом (ср. Рим 11:26 ).


41:10  Не бойся, Я с тобою... Я укреплю тебя и помогу тебе и поддержу тебя десницею правды Моей. Этот стих теснейшим образом примыкает к двум предыдущим и является как бы их заключением. Я с тобою — этот образ очень близок и родственен термину — «Эммануил», что значит «с нами Бог» ( Ис 7:14 ; 9:6 и др.). Я укреплю... и помогу и поддержу тебя. Ближайшим образом здесь имелась в виду, вероятно, поддержка, необходимая Израилю для перенесения всех трудностей предстоящего вавилонского плена; а также, конечно, и вообще божественная помощь еврейскому народу, благодаря которой, несмотря на все исторические невзгоды, только один он из всех народов древности еще и продолжает существовать до настоящего времени.


41:11-13  Не давая никакой новой мысли, эти стихи усиленно подчеркивают и развивают предыдущую — о совершенной безопасности Израиля пред его врагами и даже о его полном торжестве над ними. Последнее изображено в таких ярких и густых красках, что, по справедливому замечанию одного из наших комментаторов, в полной силе эти слова невозможно отнести к каким-либо событиям, кроме торжества церкви Христовой над миром (Властов). Здесь, следовательно, мы имеем пример пророческой гиперболы (если относить все сказанное к одному плотскому Израилю), которая, однако, получает свой полный, реальный смысл, если распространить ее и на духовного Израиля, т. е. на церковь Христову.


41:14  Не бойся, червь Иаков, малолюдный Израиль... говорит Господь и Искупитель твой, Святый Израилев. Если уже предшествующий стих, как мы видели, составляет как бы переход от речей о плотском Израиле к рассуждению о духовном, то настоящий и последующие стихи уже прямо касаются будущих судеб новозаветной церкви. Не бойся, червь Иаков, малолюдный Израиль. Возглас, почти буквально повторенный Спасителем: «не бойся, малое стадо» ( Лк 12:32 ). Конечно, было бы грубой ошибкой вовсе исключать из состава этого пророчества судьбы плотского, исторического Израиля, так как пророчества произносились, прежде всего, для него (с целью его утешить), так как он, далее, служил прообразом духовного Израиля и он же, наконец, выделил из своей среды первых прозелитов христианства (12 апост. и 70 учеников). Господь и Искупитель твой, Святый Израилев. В Израиле обетования, в христианстве спасение, ибо «спасение от Иудеев» ( Ин 4:22 , ср. 35-38). Поэтому чрезвычайно знаменательно в ст. 14 соединение имен Божиих Искупитель и Святый Израилев. Последнее имя, провозглашенное Исаией, связано неразрывно с дорогим нам именем Искупителя, Который после победы над адом и смертью заповедал своим апостолам проповедать спасение всему миру и дал верующим в Него силу — соделаться «молотилом» вселенной (см. следующий стих — Властов).


41:15-16  Вот, Я сделал тебя острым молотилом... ты будешь растирать горы и холмы и сделаешь их, как мякину. Ты будешь веять их и ветер разнесет их. В приложении к историческому Израилю это опять будет значительной гиперболой, действительное зерно которой можно усматривать только в той религиозно-культурной миссии, которую осуществлял народ еврейский в древнем мире, волей или неволей жил среди других народов, где он подтачивал, подобно червю, корни язычества и содействовал торжеству истинного богопознания. «Наглядный пример такого благотворного воздействия сынов Израиля на представителей язычества дает история пророка Даниила ( Дан 3:96 ; 6:26 ; 14:1-42 ). Но в полной мере все это должно быть отнесено к духовному Израилю и чудесному действию Евангельской проповеди, или Слова Божия, которое «живо и действенно, острее паче меча обоюдуостра» ( Евр 6:12 ), — как это прекрасно выясняет и блаж. Иероним. — «Я сделал тебя молотильнею новою, имеющей острия зубчатые» означает то, — говорит он, — что проповедь евангельская сокрушит противные силы и духовную испорченность, восстающую на разум Божий, каковые, по различию превозношения, называются горами и холмами. И когда они будут унесены и развеяны вихрем, то будет ликовать и радоваться Израиль о Господе Святом Израильском» (блаж. Иероним).


41:17-20  Этот отдел почти вовсе невозможно приспособить к историческому Израилю, так как он говорит о каком-то особом, исключительном благоденствии Израиля, каким он никогда, после этого пророчества, не пользовался и какое имеет скорее нравственный, чем материальный характер. Допуская все же некоторый возможный minimum отношения этого пророчества и к историческому Израилю, мы можем найти здесь ту общую мысль, что в судьбе израильского народа, находящегося теперь в самом бедственном и стесненном положении («бедный», «нищий», «жаждущий путник в безводной пустыне»), со временем произойдет сильное и решительное улучшение.


41:17  Бедные и нищие ищут воды, и нет ее. Под ними разумеются здесь, главным образом, все те «алчущие и жаждущие правды» в дохристианском мире, которые уже давно томились неправдой язычества и первыми вошли в ограду, христианской церкви (ср. 55:1 ). Я, Господь, услышу их, Я, Бог Израилев не оставлю их. Лучшим комментарием к этому месту являются параллельные слова Самого Спасителя: «аще кто жаждет, да приидет ко мне и пиет» ( Ин 7:37 ). «Сие же рече о Духе, его же хотяху приимати верующие во имя Его» — поясняет нам евангелист эти слова Господа ( Ин 7:39 ).


41:18-19  Символически рисуют картину чудесного превращения голой и сухой пустыни в дивный цветущий сад, обильно орошаемый различными водными бассейнами. Открою на горах реку... пустыню сделаю озером. Один из излюбленных библейских образов ( Пс 106:35 ; 62:1 ), неоднократно встречающийся и у пророка Исаии ( 29:17 ; 30:23-25 ; 32:15 ; 35:7 ). Несомненно, что гористой и окруженной пустынями Палестине этот образ был хорошо знаком и потому особенно близок. Посажу в пустыню кедр, ситтим, и мирту, и маслину... кипарис, явор и бук. Ученые авторы английского «Настольного комментария» после подробного филологического анализа всех названных здесь древесных пород приходят к тому важному заключению, что «писатель этой книги был знаком с Палестинской областью, но не знаком с Вавилонской». Это — очень серьезное показание против вавилонского происхождения данной главы, на чем настаивает большинство представителей современной критической школы. Общий смысл всей этой символической картины тот, что жаждущая пустыня язычества, оживленная благодатными струями Св. Духа, превратится в цветущий сад Господень, так что в форме новозаветной Христовой церкви земле снова будет возвращен некогда потерянный ею рай. А это, разумеется, должно было служить не последним утешением и для плотского Израиля, как первообраза нового, духовного Израиля, т. е. Церкви Христовой. Невольно при этом приходят на память слова известной церковной песни: «неплодящая прежде церковь ныне процвете древом креста в державу и утверждение».


41:20  Чтобы увидели и познали, и рассмотрели и уразумели. Слова этого стиха представляют собой как бы заключительный ответ на ряд вопросов в 21-м стихе предыдущей 40-й главы: «разве вы не знаете? разве вы не слышали? разве вам не говорено было от начала? разве вы не уразумели?..» И вот, если вы не уразумели истины величия и всемогущества Божия, тогда, сами собой, то должны уразуметь ее теперь после такого всестороннего раскрытия ее Самим Богом.


41:21-29  Мы уже не раз отмечали, что 41-я глава рисует вам картину суда Иеговы с языческими народами. В каждом судебном процессе бывают, как известно, две тяжущихся стороны; в данном случае эту роль выполняют, с одной стороны — Сам Иегова и Его верные почитатели, с другой — языческие народы с их ложными богами-идолами. Первая из сторон уже сказала свое слово: Иегова представил подробные и убедительные доказательства Своего божественного достоинства — вечности, самосущие, всеведения и творчески-промыслительной, спасающей и судящей мир силы. Теперь очередь за второй стороной — за языческими народами, их идолами, их жрецами и прорицателями: пусть они предстанут на суд и дадут такие же бесспорные и для всех убедительные доказательства своих огромных притязаний на владычество над миром (21). Суд к этой стороне очень снисходителен и готов считать себя удовлетворенным, если она выполнит только два, сравнительно нетрудных условия: во-первых, если она произнесет какое-либо пророчество и оно впоследствии оправдается; во-вторых, если она докажет, что может своей собственной силой сделать что бы то ни было, все равно, хорошее или худое (22-23). Но враждебная сторона не выдерживает и такого испытания, чем окончательно обнаруживает свое полное ничтожество (24). В противоположность ей, Иегова дал убедительное доказательство самого полного осуществления обоих предъявленных условий: Он, во-первых, сделал блестящее оправданное историей предсказание о грядущем победителе (Кире — Христе) и Он же сделал хорошее, тем самым, что воздвиг этого победителя и еще тем, что дал Иерусалиму благовестника о нем (25-27). После этого заключительный приговор суда о виновности второй стороны (язычества) становится для всех очевидным и бесспорным (28-29).


41:21  Представьте дело ваше... приведите ваши доказательства. Раньше, когда говорил и разъяснял Свои действия Господь, «народы» и «острова» должны были сохранять почтительное молчание ( 1 ст. «умолкните предо Мною»). Теперь же, когда Господь кончил и они получают свободу высказать все, что могут, в свое оправдание. Говорит Царь Иакова, Иегова — Бог Израиля не без намерения называет Себя здесь «Царем» Иакова, очевидно в соответствии с подобным же титулом большинства тогдашних языческих богов. Так, напр., «Молох» значит — «царь», «Мелькарт» — «царь города», «Адрамелех» — «славный царь», «Ваал» — «господин», «Адонис» — «мой господин» etc. (The Pulpit Commentary).


41:22-23  Пусть они... скажут, что произойдет... в будущем, и мы будем знать, что вы боги. Всеведение богов и прорицание ими будущего считалось у всех народов древности одним из самых главных и наиболее очевидных признаков их истинности (Ксенофонт. Киропедия L, 1. Цицерон. De devinatione L, 1, с. XXXVIII). Или сделайте что-нибудь, бодрое ли, худое ли, чтобы мы изумились. Испытание божества путем каких бы то ни было чудотворений, было точно так же весьма распространено в языческой древности, как это можно видеть хотя бы из известного по Библии состязания Моисея и Аарона с египетскими волхвами ( Исх 7 гл. ). Но разве это так трудно? спросят нас: разве диавол не может сотворить какого-либо поразительного для нас, злого чуда? Именно, нет, как это доказывает нам история праведного Иова ( 1:12 ) и гадаринского чуда ( Мф 8:31 ) и как прекрасно разъясняет блаж. Иероним: «другим признаком того, что идолы не боги, — говорит он, — служит то, что они не могут делать ни хорошего, ни худого. И это не в том смысле, что идолы, или демоны, пребывающие в идолах, не делали часто худого, а в том, что они только тогда могли делать это, когда им давалась власть Господом» ( Иов 1 и Мф 8-я гл.; 1 Кор 5:15 ; 1 Тим 1:20 и др.).


41:24  Но вы ничто и дело ваше ничтожно. В ответ на все предъявленные к ним вопросы, языческие идолы остаются немы и глухи, потому что, как замечает Псалмопевец: «идоли язык серебро и злато, дела рук человеческих: уста имут, и не возглаголют, очи ищут, и не узрят, уши имут, и не услышат... не возгласят гортанем своим» ( Пс 113:12-15 ).


И дело ваше ничтожно — т. е. также пусты и ничтожны все «прорицания оракулов» и все «ложные языческие волхвования». В лучшем случае, они были основаны на искусном пользовании различными естественными, но многим неизвестными, силами природы (как у египетских волхвов), а в худшем — на двусмысленности (прорицания оракулов), подкупе и обмане. Вполне понятно после всего этого, что и ап. Павел почти буквально повторил слова пророка Исаии, когда сказал: «вемы, яво идол ничтоже есть в мире» ( 1 Кор 8:4 ).


41:25  Я воздвиг его от севера... от востока солнца будет призывать имя Мое. В доказательство того, что по контрасту с языческими богами, Бог Израилев способен на истинные пророчества и великие дела, Он возвращается к тому «мужу правды», о котором говорилось раньше (2 ст.). Что касается повторных указаний на «север» и «восток», то в них можно, пожалуй, видеть чисто символические определения: известно, что «север» — на языке Св. Писания — означает область мрака, холода и вообще всякого бедственного состояния ( Ис 9:1-2 ; Мф 4:16 ; Деян 17:30 ); тогда как «восток» — синоним света, тепла и всякого благополучия ( Быт 2:8 ; Мф 8:11-13 ). Такое именно понимание подтверждается и таргумом, где рассматриваемый стих переводится следующим образом: «Я открыто приведу царя, крепчайшего северного ветра; он придет, как восход солнца, с силою своей от востока».


Он будет призывать имя Мое — или, как у LXX и в слав., «прозовется именем Моим». Существуют две главных версии в толковании этих слов: согласно одной, грядущий завоеватель, т. е. Кир — будет слепым орудием божественной воли, ее бессознательным проводником; но, однако, таким, чрез которого имя Божие будет прославлено, и сам Кир будет признан особым божественным посланцем. По другой версии, Кир будет только пассивным орудием в руках Бога, но вместе и активным, сознательным Его исповедником. Принимая во внимание, что Кир, царь персидский, официально исповедывал религию Зароастра — из всех религиозных систем язычества ближайшую к иудейству, как говорит Делич, — что он, по данным новейших раскопок, был широкий синкретист и что, наконец, по свидетельству других библейских авторов, Кир знал иудейство и питал к нему даже симпатию ( 1 Езд 1:3-4 ), мы вправе склониться больше на сторону последнего из этих мнений.


41:27  Я первый сказал Сиону... и дал Иерусалиму благовестника. От временного избавителя Израиля переносится мыслью к вечному, к Спасителю. Благовестник, даруемый Иерусалиму, есть Тот, Который «принес благодать и истину на землю» ( Ин 1:17 ) и «благовествовал» ( Лк 1:18 ; 8:1 . Властов). «Дам, говорит, Сиону, т. е. церкви, или множеству верующих, спасительное начало, т. е. Христа; но утешу и Иерусалим, который есть также вход в церковь» (Св. Кирилл Александрийский, из Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии).


41:28  И между ними не нашлось советника. Такой безотрадный для характеристики язычества, но глубоко справедливый приговор невольно возвращает нашу мысль к предыдущему контексту, где ставился самый вопрос о советниках Богу ( 40:13-14 ).


41:29  Вот, есть они — ничто... ветер и пустота — истуканы их. Вот единственно возможный, логический вывод из всей обличительной речи Господа о языческих народах (40-41 гл.) и лучшее резюме Его божественного суда над ними и их ложными богами.


Особые замечания. Глава 41, как видно из всего ее содержания, неотделима от предшествующей 40-й главы и составляет вместе с ней одно целое — речь утешительно-увещательную для евреев и судебно-обличительную для язычников. Отсюда все, что нами замечено о времени произнесения и характере композиции первой половины речи (40 гл.), с одинаковым правом должно быть распространено и на вторую половину ее (41 гл.). В ней точно так же, сначала, идет речь о событиях ближайшего будущего — о завоевании Вавилона, главного врага евреев, Киром, царем персидским, и о том избавлении, какое он даст томящимся в вавилонском плену иудеям (последнее дано лишь implicite, подразумевательно); но затем взор пророка идет дальше и провидит Того Великого Избавителя, Который имеет спасти все человечество от духовного плена и основать новозаветное царство правды, счастья и блаженства.


К особенностям композиции 41 главы должно отнести, по мнению некоторых исследователей текста, имеющуюся в ней перестановку стихов. Один из случаев такой перестановки, признаваемый большинством ученых новейших комментаторов, мы уже отметили выше, при толковании ст. 6-7. Другой случай подобной же перестановки Кондамин находит в отделе 21-29, который, по его мнению, основанному отчасти на анализе содержания, а отчасти на требованиях стихотворной структуры речи, должен быть помещен после 5-го стиха. Но здесь Кондамин почти одинок и имеет громадное большинство ученых против себя (Кондамин. Le livre d'Isaïe. Paris, 1905, p. 252-256).


42:1-9  Предшествующая речь Господа (40-41 гл.) содержала в себе, главным образом, возвещение близкого Суда Божия над различными народами, не исключая и израильского. Новая речь, начинающаяся с данной главы, преимущественно говорит о проявлении божественной личности, имеющей обильно излиться, после праведного суда, на все человечество. Посредником и проводником этой милости выступает «Раб Иеговы», в котором, по удачному выражению одного экзегета (Орелли), как бы «воплощен, известным образом, добрый гений всего богоизбранного народа».


42:1  Вот, Отрок Мой... избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. LXX и слав. текст имеют здесь вставки слов: «Иаков» (в самом начале) и «Израиль» (перед словом избранный). Но еще Ориген и блаж. Иероним протестовали против такой вставки; последний, между прочим, говорил: Иакова и Израиля в настоящем отделе нет, что не поставил и ев. Матфей ( Мф 12:18 ), следуя еврейскому подлиннику. Это мы говорим в укор тем, которые презирают наше» (блаж. Иероним). Но даже и независимо от подобной вставки, существует несколько объяснений того, кого надо разуметь под избранным «Отроком». Одни, очевидно, основываясь на дополнительных терминах, видели здесь общее указание на богоизбранный израильский народ, другие — вводили в него некоторое ограничение, разумея не весь народ, а только его избранных представителей (b—s «праведников»), третьи — относили это к одному лицу, понимая под ним или Кира, царя персов, или самого пророка Исаию. Но огромное большинство, как древнееврейских (халдейские парафрасты) святоотеческих (Иоанн Златоуст, блаж. Иероним, Кирилл Александрийский и др.), раввинских средневековых (Кимхи, Исаак Абарбанель и др.), так и новейших экзегетов (Oehlei, Делич, Шейне, Орелли, Дум, Дильман и др.) видят здесь индивидуальное указание на Лицо Мессии, в полном согласии с ев. Матфеем, относящим это место, как известно, к Иисусу Христу ( 12:17-21 ). Впрочем, наши ученые комментаторы дают опыт согласительного толкования двух наиболее типичных экзегетических версий («Израиль» и «Мессия»), говоря так: «идея богоизбранного народа и идея Мессии, как внешнеисторических факторов, имеют одинаковое содержание, и признаки понятия «Иаков» и «Израиль» входят в число признаков понятия «Мессия». Как израильский народ был рабом Божиим ( Втор 6:13 ; 10:20 ; Ис 16:8-9 ; 44:1 и др.), так и исполнивший историческое призвание сего народа Мессия был рабом Божиим ( Зах 3:8 ; Флп 2:7 ; Деян 3:13 ), исполнителем воли Божией ( Пс 39:8-9 ; Евр 10:5-7 ; Ин 5:30 ), — но если израильский народ, в лице своих руководителей, явился рабом, не исполнившим воли Господина своего ( Мф 23:1-3 ; 21:28-32 ; Рим 2:17-24 ), то истинный Мессия, Господь Иисус Христос, «зрак раба приим, послушлив был даже до смерти, смерти же крестные», имея вкусить оную, в молитве к Пославшему Его Отцу говорит: «дело совершил, еже дал еси мне да сотворю» ( Ин 17:4 )» (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии). Таким образом, по совершенно правильному взгляду приведенного толкования, рассматриваемое место одинаково должно быть относимо как к Израилю, так и к Мессии: но к первому лишь в условном, преобразовательно-ограничительном смысле, тогда как ко второму — в полном и исторически-завершительном виде. К Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него. Многие не без основания усматривают в этих словах пророчественное указание на факт Крещения Господня, как на момент Его выступления на дело общественного служения. В это время сбылось и пророчество сошествия Св. Духа на Господа («Дух Мой на Него») и были повторены почти те же самые слова — «об особом божественном благоволении, — какие мы читаем и здесь (ср. Мф 3:17 ; Мк 1:11 ; Лк 3:22 ). Все эти выражения — что Бог поддержит Своего Отрока, что Он ниспошлет на Него Св. Духа — в отношении к Господу Иисусу Христу имеют, конечно, условный смысл и должны быть понимаемы человекообразно, т. е. приспособительно к нашему языку и нашим человеческим представлениям. Общая же мысль, заключающаяся в них, та, что все Лица Св. Троицы (Бог-Отец — субъект, Бог-Сын — объект, Бог-Дух Св. — посредствующая связь) объединены между собой самой полной гармонией, хотя и сохраняют свою ипостасную индивидуальность. Некоторые, впрочем, видят здесь указание на особое помазание чрез Св. Духа, какое Сын Божий получил от Бога Отца по своей человеческой природе ( Ис 11:1,2 ; 61:1-2 ; Пс 44:8 ; Ин 3:34 )» (еп. Петр). И возвестит народам суд. Новозаветное Писание ясно раскрывает нам эту мысль, когда говорит, что «Отец не судит никому же, но суд весь даде Сынови» ( Ин 5:22 ), или когда свидетельствует, что Он (т. е. Сын), изгнав князя мира сего вон ( Ин 12:31 ) и получив власть на небе и на земле ( Мф 27:18 ), будет судить живых и мертвых ( 2 Тим 4:1 ). Принимая во внимание последующий контекст речи, здесь должно разуметь не грозный Страшный суд Господа, который имеет быть во второе Его пришествие, а то любвеобильное, милостивое, обращение к грешникам, которым сопровождалось Его первое пришествие, о котором Сам Господь ясно заметил: «Я пришел не судить мир, а спасти мир» ( Ин 12:47 ; ср. Мф 9:13 ; 1 Тим 1:15 ). Филологический анализ слова «суд», по евр. mischpath, — что значит «определение», «приговор», а оттуда «закон» (синоним слову thoraст. 3,4 ) дает основание видеть здесь указание и на тот Евангельский закон, который Господь имеет возвестить народам, по Своем пришествии в мир. Это толкование также имеет для себя опору в контексте, где говорится о суде и законе, как предмете надежд для языческого мира (ст. 4-й).


42:2-3  Не возопиет и не возвысит голоса Своего... Трости надломленной не преломит и льна курящегося не угасит. В этих двух, непосредственно связанных между собою стихах, с одной стороны, дан образ кроткого и смиренного Учителя, с другой — охарактеризованы основные свойства Его будущей проповеди. Лучшей параллелью к первой части рассматриваемого пророчественного образа являются слова Самого Спасителя: «приидите ко мне вси труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» ( Мф 11:28 ). Сюда же должен быть присоединен и перифраз данного пророчества у ев. Матфея: «Он не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит голоса Его на распутиях» ( Мф 12:19 ). Все это значит одно — что Мессия, хотя Он и будет исполнен величайших Даров и полномочий, явится, однако, в самом кротком и смиренным виде («зрак раба приим», Флп 2:8 ), без всякой пышности и величия, и будет даже избегать великих торжественно-публичных и демонстративных выступлений в местах общественных собраний. И из Евангельской истории мы, действительно, хорошо знаем, что Иисус Христос и Сам свойства людской славы и шума, и другим неоднократно запрещал разглашать об Его чудотворениях ( Мф 8:4 ; 9:30 ; 12:15 ; 14:13 ; Ин 5:13 ; 6:15 ; 8:59 ; 10:40 ). В полном соответствии с кротким образом Учителя стоят и сведения преподаваемой Им проповеди, о чем далее пророк и говорит таким сильным и образным языком: Трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит. Образ надломленной трости встречался уже у пр. Исаии и раньше, в речи об Египте, где говорилось о поражении его Сеннахиримом ( 36:6 ). Здесь же символы надломленной трости и курящегося льна имеют не физический, а духовно-нравственный, психологический смысл, характеризуют такое состояние душевной психологии грешника, когда его «дух сокрушен» ( Пс 50:19 ) и требует высокой степени божественной любви и снисходительности, чтобы не перейти в отчаяние, а восстать от падения. «Мысль пророка можно выразить так: Мессия — учитель будет преподавать Свое учение так, что тяжких грешников, в совести которых произведена глубокая рана, которых душевное состояние было слабое, колеблющееся сомнением, страхом погибели, и которые потому сокрушались духом, — не будет совершенно сокрушать, повергать в отчаяние, не будет устрашать угрозами гнева Божия, поражать ударами Суда Божия; но будет обадривать дух их своими утешениями, обнадеживать милостью Божией и прощением грехов» (еп. Петр).


42:4  Не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда. Несмотря на крайне смиренный внешний вид Мессии и на весьма кроткий характер Его проповеди, слово Мессии будет иметь огромную силу ( 49:2 ; 1 ч.) и сделает Его победителем всех народов, более знаменитым, чем известный завоеватель многих народов — Кир. LXX и слав. имеют вариант: «воссияет и не потухнет» — дающий прекрасное поэтическое выражение мысли о вечности и неизменности учения Христа, которое постоянно будет сиять ровным, немерцающим светом.


42:5  Так говорит Господь Бог, сотворивший небеса... распростерший землю с произведениями ее, дающий дыхание... и дух. В середине божественной речи о внешне смиренном, но внутренне величавом образе Отрока Господня, Сам Бог дает торжественное удостоверение подлинности и непреложности этой речи. Печатью божественного происхождения и достоинства виновника этой речи служит характерная для пророка Исаии ссылка на историю творения, как на доказательство Всемогущества и Вечности Творца ( 40:12 ; 44:24 ; 45:7-12 ; 64:8 ; 45:17 ). Комментаторы обращают внимание на сходство данного места с историей мироздания, как она изложена в кн. Бытия и у Псалмопевца (Быт 1-2 гл., Пс 102 и др.), и небезосновательно заключают отсюда, что Пятикнижие и Псалтирь существовали уже раньше пророка Исаии, против чего, обыкновенно, сильно (но несновательно) спорит отрицательная критика. Стих этот можно считать также началом другой речи Господа, непосредственно обращенной к Его Отроку.


42:6-7  Заключает в себе речь Господа к Его возлюбленному Отроку. Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку. Почти буквальное повторение слова 1-го стиха, с переменой только Лица, к которому они обращены (там 3-е лицо: пророк, или народ; — здесь 2-е Сам Отрок Господень).


И поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников. Новое, важное добавление, определяющее значение и объем мессианского служения Отрока Господа. Роль Мессии будет, до известной степени, аналогична с ролью Моисея («пророка из среды братии воздвигну, якоже тебе» — Втор 18:15 ) — оба они являются устроителями завета Бога с человеком; но самый объем их завета существенно различен; завет Моисея обнимал лишь один избранный израильский народ, — завет же Мессии распростирается и на всех язычников. «Яко закона Моисеем дан бысть, благодать же и истина Иисус Христом бысть» ( Ин 1:17 ). Указание на Отрока раба Иеговы, как Посредника нового завета Бога с людьми неоднократно встречается как у Исаии, так и у др. пророков ( 49:6-8 ; 50:10-11 ; 51:4 ; 52:13 ; 53:1-2 ; 59:20 ; 60:1-5 ; Иер 31:31-34 ).


Но свет для язычников. Один из излюбленных пророком Исаией образов, который им безразлично прилагается и к «Еммануилу», и к «Отрасли», и к «Рабу Иеговы» и «Отроку Господню», так как все эти понятия синонимичны между собою ( 2:2-4,5 ; 9:1-7 ; 10:1 ; 49:6-8 ; 51:4 и др.), в чем защитники единства и подлинности кн. пророка Исаии справедливо находят очень веский аргумент в пользу своего мнения (см. иер. Фаддей «Единство» кн. пророка Исаии, с. 277, 290 и др.). Следует также отметить, что этот образ, как прекрасно выражающий мысль о духовном возрождении и просветлении язычников, имеет довольно широкое применение и в кн. Нового Завета ( Мф 4:16 ; Лк 2:32 ; Деян 13:47 ; 26:18 ; Рим 16:12 и др.)


42:7  Чтобы открыть очи слепых... вывести... сидящих в тьме — из темницы. Все это — поэтические образы и символы, характеризующие любвеобильную, милующую и спасающую деятельность Мессии. Он придет, чтобы исцелить больное грехом человечество как от физической, так и еще больше от духовно нравственной слепоты и чтобы вывести его из тьмы заблуждений и пороков на широкий простор света истины и чистоты. Полная аналогия этим мыслям имеется и в первой половине кн. пророка Исаии, где дано пророчество о народе, ходящем во тьме и живущем в стране тени смертной, которого ожидает свет ( 9:2 ), или где говорится о наступлении такого дня Господня, когда глухие услышат и глаза слепых прозрят из тьмы мрака ( 29:18 и 35:5-6 ). Самое исполнение этого пророчества, и в физическом и в нравственном смысле, много раз свидетельствуется различными фактами Евангельской истории ( Мф 11:4-5 ; Лук 4:17 и пр. и пр.). «Но пророчество Исаии получает дальнейшее освещение, если иметь в виду слова ап. Петра ( 1 Петр 3:19 ), которому поведено было духом Святым открыть людям тайну, что и ветхозаветные умершие выведены Господом нашим из тьмы к свету, ибо Он милосердный «не оставил души их во аде» ( Пс 15:10 ), но «духом сошедши в темницу духов, им проповедал» радостное воскресение и избавление» (Властов).


42:8  Я Господь, это — Мое имя. Одна из характерных для пророка Исаии фраз, употребляемая им в тех случаях, когда нужно дать торжественное удостоверение божественного Всемогущества, Вечности, Неизменности, Самосущия и др. свойств Его абсолютного Существа (см. 42:8 ; 45:10-13 ; 45:6 ; 48 гл. и др.).


И не дам славы Моей иному и хвалы моей истуканам. Назвав Себя Иеговой, т. е. единым Вечным ( Исх 3:14-15 ; 20:2-7 и др.), Господь раскрывает эту мысль и дальше, что Он по тому самому ни с кем не может быть сравним, так что слава Единого истинного Бога, по праву принадлежащая одному Ему, не может быть ни с кем разделена, и всего меньше, конечно, с истуканами, хотя последние и претендуют на роль богов у язычников. Под «иным», как видно из контекста, разумеются истуканы, или идолы; но этим, по замечанию блаж. Иеронима, не исключаются ни Сын Божий, ни все те праведники, которые получили от Него ту славу ( Ин 17:5,22 ). Следовательно, «иной» по евр. aher — здесь употреблено в смысле «инородный» «другой природы», «враждебной по существу».


42:9  Вот предсказанное прежде сбылось. Новое доказательство подлинности только что произнесенного утешительного пророчества об Отроке почерпается из исторического опыта: если все раннейшие пророчества успели уже оправдаться, то это является лучшей гарантией за исполнение и нового предсказания. Под раннейшими пророчествами блаж. Иероним имеет в виду все, вообще, что говорилось в Ветхом Завете через Моисея и пророков. Но это едва ли справедливо, так как ко дню нового пророчества все это стояло еще впереди, а потому и не было пригодно, в качестве убедительного доказательства из исторического прошлого. Поэтому правильнее поступают те, кто видит здесь указание на определенные и сравнительно недавние историко-политические пророчества, в частности, напр., предсказание (к тому времени уже исполнившееся) о неудачном походе Сеннахирима на Иерусалим ( 10:16,33 ; 14:25 ; 30:31 и 37:6-7,33-34 ). Самая ссылка на подобный исторический пример должна была иметь утешительное значение для Израиля, так как она вполне соответствовала общему характеру и тону речи. Если народ израильский еще должен выделить из себя возлюбленного Отрока Господня, имеющего совершить великие дела, то очевидно, историческое призвание того народа еще далеко не выполнено и ему нет оснований опасаться за свою судьбу, которая всегда так же неожиданно могла быть улучшена Богом, как это случилось и во дни Сеннахирима.


42:10-12  В этом отделе находится гимн Богу за оказанные Им благодеяния язычникам. Благодеяния эти пока еще — предмет пророческих ожиданий. Но пророк настолько уверен в их непреложности, что говорит о них, как о событиях уже наступивших и потому приглашает язычников восхвалять Бога за них, как уже за нечто дарованное им.


42:10  Пойте Господу новую песнь. Обычное начало довольно многих благодарственно хвалебных псалмов ( Пс 32:3 ; 95:1 ; 97:1 ; 143 ; 148:1 и др.). В данном случае «новость» песни соответствует и новости самого предмета ее, ибо, по слову апостола: «еще кто во Христе, нова тварь: древняя мимоидоша, се быша вся нова» ( 2 Кор 5:17 ). Вы плавающие по морю. Ближайшим образом имеется в виду соседнее с Палестиной Средиземное море; хотя на библейском языке «море и острова» — вообще, синоним всего языческого мира.


42:11  Да возвысит голос пустыня и города ее. На первый взгляд кажется несколько странной речь о городах в пустыне. Но на самом деле это именно так: по соседству с Палестиной (на ю.-з. от нее) лежала пустыня, среди которой находились оазисы, на которых и были расположены города различные, напр., Тадмор, Петра, Кадикс и др. (ср. Чис 20:1 ).


Селения, где обитает Кидар. Именем «Кидар», или точнее «Община Кидара» называлось одно из арабских кочевых племен, потомков второго сына Измаилова — Кидара ( Быт 25:13 ; Исх 21:16 ). У Плиния (Естеств. истор. V, с. 11) это племя названо arabes cedrei, оно родственно набатеям, вело кочевой образ жизни и занималось овцеводством ( Ис 60:7 ).


42:13-17  Дается живая образная картина божественного гнева и Его решительной расправы над врагами. Общая задача речи — дать утешение и ободрение Израилю ввиду приближающихся бедствий — могла, по-видимому, быть заслонена изображением кроткого, смиренного Отрока Господня. И вот, чтобы показать, что «кротость» в отношении к своим не уничтожает «воинственности» по отношению к чужим, Господь снова выступает в роли «мужа браней», грозного для врагов и надежного для друзей.


42:13  Господь выйдет, как исполин, как муж браней поднимет воинский крик. Вся эта картина единоборства Бога с его врагами как бы взята прямо с натуры и дает почти фотографическое изображение тогдашних воинских обычаев и нравов. (Срав. описание единоборства бога Мардука с богиней Тиамат в халдейском генезисе.) Подобные же грозно-воинственные картины, в которых Иегова выступает на расправу со своими врагами, встречаются у пророка Исаии и еще не раз ( 28:21 ; 30:30 ; 52:10 ; 59:16 ; 63:1 т. д.). Такое выступление Иеговы должно было ободрять Израиля и устрашать его врагов (прежде всего, Вавилон). В приложении же к новозаветному Израилю, здесь имеются в виду различные моменты духовно-нравственной борьбы Христа с Велиаром ( Ин 16:33 ; Деян 10:38 ; 1 Кор 15:27 ; Откр 20:10 ).


42:14  Долго молчал Я, терпел, удерживался; теперь буду кричать, как рождающая. Праведный гнев Божий на Его врагов так велик и силен, что он переполняет чашу Его безмерного долготерпения. Господь долго молчал, т. е. не стесняя свободы воли человека, предоставлял ему ходить своими путями и по апостолу — «променять славу нетленного Бога в подобие образа тленна человека, и птиц, и четвероног и гад» ( Рим 1:23 ). Но вот настал момент, когда Господь, воспламенившись ревностью о славе Своего святого имени, хочет положить конец всему этому и с сильным гневом обрушиться на своих врагов. Самый образ для выражения этой мысли взят из сравнения с рождающей женщиной, которая долго молчаливо переносит свои предродовые боли, но, наконец, последний момент, уже не в силах бывает дольше сдерживаться и громкими криками выдает их.


42:15  Опустошу горы и холмы, и всю траву их иссушу; и реки соделаю островами и иссушу озера. Эмблематическая речь о следствиях божественного гнева на Его врагов. А так как вся она имеет в виду врагов двоякого рода — политических врагов плотского Израиля и религиозно-нравственных духовного Израиля, т. е. Христовой церкви, то и под всякими разновидностями этих врагов (горы, холмы, травы, реки, острова, озера) можно разуметь, в первом случае, представителей различных классов и положений у вавилонян (их царей, вельмож, жрецов, ученых, ремесленников, простой народ и пр.), а во втором искоренение всего того, что составляло опору и главное содержание язычества (идолы, храмы, капища, образы, философемы, оракулы, суеверия и пр.) Последнее толкование поддерживает, напр., блаж. Феодорит: «чрез все это Бог показал падение заблуждения; ибо Он разрушил почитаемые дубравы демонов, находившиеся в горах и холмах, предал забвению память о них и иссушил, как траву: остановив учения философов, подобно течениям рек, он не оставил в них даже малейшей влаги; точно так же, говорит, иссушу и болота поэзии», наполняющие, по выражению св. Кирилла Александрийского, «обольщенных развращением мутным» Allak. II, 15. Блаж. Феодорит и Кирилл Александрийский. — Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии).


42:16  И поведу слепых дорогою, которой они не знают... мрак сделаю светом... кривые пути — прямыми. Под врагами, которым Бог грозит в предшествующих стихах беспощадной истребительной войной, очевидно, разумеются начальники и вожди язычества, державшие народ во тьме невежества и предрассудков. Но самому эксплуатируемому ими народу Бог не только ничем не угрожает, но, наоборот, обещает даже Свою всесильную помощь. Он сравнивает массы простого невежественного и обманутого народа с несчастными слепцами, сбитыми с прямой дороги и заведенными в дремучую тьму. И вот теперь Господь обещает народу, что Он откроет ему его духовные очи, выведет его на прямую дорогу и даст насладиться светом. Данное пророчество, как по содержанию, так даже и по форме, очень сильно напоминает аналогичные же места из разных других глав кн. пророка Исаии, чем доказывается их подлинность и единство ( 13:22 ; 9:2 ; 35:6-8 ; 40:3 ; 41:17 и др.).


42:17  Тогда обратятся вспять и великим стыдом покроются надеющиеся на идолов. Выражение, почти буквально встречающееся у Псалмопевца ( Пс 34:4 и 69:3 ). В данном случае оно раскрывает нам главный предмет речи и лиц, к которым она обращена. Предмет речи — обличение ложного богопочтения или идолопоклонства, лица — все практикующие этот культ, т. е. главным образом язычники, а отчасти, как видно из последующего контекста, также и евреи (24-25 ст.). Изложив те будущие благодеяния, которые Господь собирается в изобилии излить на членов своего нового царства, Он провидит, что величие этих благодеяний заставит громко говорить их совесть и покроет их головы раскаянием и стыдом за свое прежнее поведение. Мысль о ничтожестве и суетности идолов и посрамлении всех, надеющихся на них, — одна из самых характеристичных для пророка Исаии ( 2:8 ; 17:18 ; 19:1 ; 21:9 ; 27:9 ; 30:22 ; 37:16-20 ; 41:29 ; 44:11,20 и др.).


42:18-25  Последний отдел речи заключает в себе обращение к иудеям (18 ст.), изображение их жестоковыйного внутреннего и печального внешнего состояния (19-22) и возвещение грозного божественного суда над Израилем (23-25). Некоторые, впрочем, всю первую половину этого отдела относят не к израильскому народу, а к Личности Раба Иеговы, Того возлюбленного Отрока, о котором говорилось и в начале данной главы (см. в The Pulpit Commentary и у Властова). Соответственно с этим они дают своеобразное истолкование и тех немощей (слепоты и глухоты), о которых тут упоминается, — в смысле намеренного божественного снисхождения и любви, долготерпящей грешнику. Но такое толкование плохо мирится с контекстом и является натянутым.


42:18  Слушайте глухие и смотрите слепые. По-видимому, несколько странное приглашение глухим и слепым пользоваться теми чувствами, которых они лишены. Очевидно, здесь имеется в виду не полное лишение чувств зрения и слуха, но их серьезное поражение, как это разъясняет и ев. Матфей, говоря: «отолсте-бо сердце людей сих, и ушима тяжко слышаша, и очи свои смежиша» ( 13:15 ). Пророк и евангелист говорят здесь об одном и том же предмете, именно о жестоковыйности израильского народа, и в особенности, о тяжких пороках его «буиих и слепых вождей» — книжников и фарисеев ( Мф 23:16-19 ; Ин 9:39 ).


42:19-20  Кто так слеп, как раб Мой, и глух, как вестник Мой... возлюбленный Мой... раб Господа? Соединение в одном этом стихе целого ряда выразительных эпитетов, прилагаемых, обыкновенно, к Мессии, и дало повод многим экзегетам видеть здесь обращение не к Израилю, а ко Христу. Но мы уже и раньше, в начале данной главы, имели случай отметить, что все подобные эпитеты одинаково прилагаются как к коллективному Израилю (народу), так и к персонифицированному Израилю (Мессии): к первому — типологически, а ко второму — пророчески (см. 1 ст. ). Даже больше того, потому-то все эти эпитеты и перешли на Мессию, что они принадлежали, прежде всего, всему Израилю: Мессия берется здесь только как душа Израиля, носитель и выразитель его лучших, идеальных качеств. Вот с этих-то идеальных сторон всего богоизбранного народа, которых он далеко не оправдал в своей истории, пророк и хочет начать здесь свою обличительную речь Израилю.


42:20  Ты видел многое, но не замечал; уши были открыты, но не слышал. Т. е. обладая многими дарованными Богом средствами к оправданию и спасению (закон и пророки, жертвы и обряды), Израиль не оценил их по достоинству и не сумел ими воспользоваться, как должно. «Имея открытые уши, неужели ты не будешь слушать того, что говорится», о чем и выше мы читали: «слухом услышаете, и не уразумеет, и видяще узрите, и не увидите: одебеле-бо сердце людей сих» ( Ис 6:9 )» (блаж. Иероним).


42:21  Господу угодно было ради правды своей возвеличить и прославить закон. Несмотря на все измены и вероломства израильского народа, Господь Бог, по безграничной милости Своей, не лишал его значения избранного народа и постоянно оказывал ему поддержку. Но не надо упускать из виду, что у Бога, кроме любви и милости, есть и правосудие, которое каждому воздает по его заслугам, чем и ограждается достоинство богодарованного закона. По требованию этой-то высшей божественной «правды», для ограждения авторитета закона и возвеличения его силы, Израиль и должен понести заслуженную им и возвещенную законом кару ( Втор 28 гл. ).


42:22  Но этот народ разоренный... сделались добычею... ограблены. Отмечается тяжелое политическое состояние израильского народа, какое он не раз переживал в течение своей долгой истории, очевидно, потому, что за свою неверность Богу он лишался в этих случаях Его помощи. Вероятно, это — общее историческое указание на довольно бедственную политическую роль евреев, часто делавшихся добычей своих воинственных соседей. Хотя вполне возможно видеть здесь и пророчество о близком вавилонском плене, когда иудеям пришлось особенно сильно пострадать. В таком случае, прошедшие формы глаголов «связаны», «сокрыты», «сделались добычей» — должны быть истолкованы в смысле обычного прошедшего — пророческого (pert. propheticum).


42:23  Кто из вас... выслушал это для будущего? Из этого вопроса становится видно, что и раньше шла речь о прошедших фактах. Спрашивается, понял ли кто-либо из вас — современных представителей израильского народа — подлинный смысл этих фактов и извлек ли из них какой-либо полезный урок себе для будущего?


42:24  Кто предал Иакова на разорение?.. не Господь ли, против Которого мы грешили? Уже сами по себе все эти вопросы предполагают один только ответ — отрицательный. Очевидно, народ израильский недостаточно понимал смысл постигавших его политических бедствий, если продолжал повторно практиковать то, что служило вызывавшей эти бедствия причиной. А такой причиной являлась жестоковыйность Израиля, его стремление жить по своей воле, а не по руководству божественного закона, за что Бог отступал от Израиля и таким образом предавал на разорение в разграбление от его политических врагов.


42:25  И Он излил на них ярость гнева Своего. После того, как со стороны Бога было сделано все для вразумления Израиля, и он однако остался неисправим в своем духовно-нравственном закоснении, Господь еще раз угрожает ему новыми страшными политическими бедствиями, желая через это вывести его из состояния преступной духовно-нравственной бесчувственности. Она окружила их пламенем со всех сторон. «В этом пророчестве, очевидно, Исаия видит разграбленный Иерусалим и плен вавилонский. Но в этом видении и зарево пожара Иерусалима, сожженного Титом, и толпы пленных, проданных на Римских торжищах» (Властов). Но они не уразумели этого сердцем. Пророк видит, что и это последнее средство также не достигнет своей цели, как не достигли ее и все предшествующие. Но все же и оно имеет свой смысл, так как делает Израиля окончательно безответным перед праведным судом Божиим и единственным виновником своей печальной участи.


43  Вслед за возвещением строгого наказания Израилю в конце предыдущей главы ( 42:18-25 ) следует, как это обычно у пророка Исаии ( 1:25-27 ; 6:2-6 ; 9:1-16 и пр.), в начале данной главы ободрение и утешение его, как народа Божия, находившегося во все времена своей истории под особым водительством и заступничеством Бога. Утешение Израиля — главная тема всей второй части кн. пророка Исаии — в данном случае имеет своей целью указать ему на благополучный выход из предстоящего вавилонского плена (8 ст., 14 ст.). Увеличивая радость своего утешения, пророк от плотского Израиля переходит к духовному, к образованию из истинных израильтян и обратившихся язычников нового избранного народа, который будет возвещать славу Божию (21). Отсюда, по контрасту, снова переход к историческому Израилю, не оправдавшему своего избрания, и потому, несмотря на все богатство божественного милосердия и долготерпения, не избегшего тяжелой участи.


43:1-4  Надвигающаяся гроза вавилонского плена и те еще более ужасные бедствия, которые только что предрек Исаия непокорному Израилю, могли привести его в состояние уныния и окончательного отчаяния. Вот почему пророк и находит нужным подать благовременное утешение, чтобы такой сменой угроз и обетовании произвести желательное впечатление, хотя бы только на лучшую часть Израиля.


43:1  Ныне же так говорит Господь... Иаков и Израиль, не бойся. Весьма торжественное вступление в речь, определяющее ее задачу одним словом — «не бойся».


Назвал тебя по имени твоему. «Когда Господь называет кого-либо по имени, то это знаменует новую милость Божию, которая призывает или отдельного человека, или целый народ к особой деятельности для выполнения предначертаний Божией премудрости и любви» (Властов. Быт 17:5,15 ; 32:24-30 ; Исх 33:17 ; Чис 27:17-20 ; 3 Цар 19:9 и др.).


43:2  Будешь ли переходить через воды... через реки... через огонь и пламя. Это — общая эмблема различных земных злостраданий и бедствий, от которых Иегова неоднократно спасал Своего Израиля. Но возможно, конечно, искать здесь и более частных исторических намеков, напр., в переходе через «реки» видеть указание на вавилонский плен, когда народ иудейский был отведен за великую реку. В ссылке же на огонь, который не будет жечь, и на пламя, которое не опалит, имеем основание видеть пророчественное указание на историю трех отроков в пещи вавилонской ( Дан 3 гл. ). В качестве ближайшей параллели к этому месту нельзя не отметить следующих слов Псалмопевца: «проидохом сквозь огонь и воду и извел еси ны в покой» ( Пс 65:12 ). Историческое оправдание данного пророчественного утешения некоторые усматривают в том частном событии, которое имело место при возвращении иудеев из вавилонского плена и описано в первой кн. Ездры ( 1 Езд 8:22-31 ). Под огненными испытаниями, которые пережила ветхозаветная церковь, разумеют гонения Антиоха Епифана ( 1 Макк 1 гл. ).


43:3  Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев. Последний эпитет, в приложении к Мессии, уже встречался у пророка Исаии и раньше ( 41:14,20 ). Но здесь к нему добавлено еще новое, знаменательное определение — Спаситель твой. Хотя оно, именно, и не имеет еще здесь того специального значения, какое получило позднее, однако для нас важно отметить и самый факт его употребления. «Святый Израилев» назван здесь «Спасителем», как за все прошедшие исторические случаи избавления евреев от их политических врагов ( Исх 14:23-31 ; Суд 4 гл. , 7 гл. ; 2 Цар 8:1 ; 4 Цар 14:9-16 ; 37:36 и др.), так и за аналогичные им будущие случаи, ближайшим образом, за факт избавления от вавилонского плена, открытый духовному взору пророка. Этот новый эпитет делается одним из излюбленных во второй части его книги ( 45:15,21 ; 47:15 ; 49:26 ; 60:16 ; 63:8 и др.). В выкуп за тебя отдал Египет, Эфиопию и Савею. «Это было во время нападений на эти народы Салмонассара, на 6-м году царствования Езекии», решительно заявляет преосвящ. Петр, ссылаясь на 20 гл. пророка Исаии. Но большинство других экзегетов, по связи со всем контекстом, усматривают здесь речь о будущем событии, именно о том вознаграждении завоевателей — персов, какое Господь даровал им взамен отпущенных ими иудеев, в виде покорения Египта с его провинциями. Такой факт, действительно, имел место по смерти Кира, при его преемнике — Камбизе (526 г. до Р. Х.). При таком понимании, данное пророчество получает очень важное текстуально критическое значение. Защитники гипотезы «Второисаии» утверждают, что эта книга, появилась не позже конца вавилонского плена, т. е. первых лет царствования Кира. Но не только в это время, но даже и в эпоху расцвета владычества Кира никто не рискнул бы сказать, что обширная и могущественная Египетская монархия будет данницей персов. Следовательно, говорить об этом событии, как о прошедшем, мог только современник Камбиза, а никак не Кира, чем был автор «Девтероисаии». Отсюда большую правдоподобность получает другое мнение, что здесь мы имеем не спасение прошедшего, а пророчество о будущем, которое легко могло быть дано и раньше Кира, т. е. принадлежать подлинному пророку Исаии. LXX и слав. вместо «Савею» имеют «Соину» или «Сиину» — Συήνην, Σούην. Несомненно только одно, что как под Савеей масоретского текста, так и под «Соиной» — LXX следует разуметь часть Эфиопии. Но так как Библия знает две Эфиопии — одну на Аравийском полуострове ( Быт 2:11 ; 25:18 ; Чис 12:1 ; Исх 2:16 ), другую — в верхнем Египте ( Пс 67:32 ; Ис 11:11 ; 20:4 ; Иер 46:9 ; Ин 30:4 и др.), то трудно определенно указать, что же именно здесь имеется в виду? Еврейский текст, по-видимому, говорит об аравийской провинции, расположенной по берегу Красного моря и названной так по имени одного приморского города, о котором говорит и Страбон (География, кн. XVI, 14), и впоследствии Камбизом переименованной в честь своей сестры — «Мерох». LXX имеют в виду египетскую провинцию, получившую свое имя от города Сиона, лежавшего на южной границе верхнего Египта ( Иер 29:10 ; 30:6 ) и известного в иероглифических надписях под названием Сиены, или Ассуана, близ которого находились знаменитые каменоломни древних фараонов.


43:4  Отдам других людей за тебя. По словам блаж. Феодорита, под «другими людьми» разумеются ближайшие враги иудеев — вавилоняне, которых Господь отдал в руки Кира — освободителя евреев. Но в общем этот стих — обычный плеоназм и параллелизм мыслей ( 3 ст. ), так свойственный библейской, пророческо-поэтической речи.


43:5-8  Выдвигается новый мотив утешения и ободрения в указании на то, что Израилю предстоит не сокращение и не умаление, а наоборот — увеличение и всемирное распространение.


43:5-6  Не бойся. Вот лейтмотив всей этой речи (ср. 1 ст. ). От Востока приведу... от Запада соберу... Северу скажу и Югу. Уже одно это соединение всех стран света ясно показывает, что здесь мы имеем дело не с какими-либо частными и точными географическими терминами, а с самым общим, универсальным показанием. Любопытно отметить, что он почти дословно встречается еще у Псалмопевца, который относительно избавленных Богом из рук их врагов говорит, что Господь «от стран собра их, от восток и запад, и севера и моря» ( Пс 106:3 ). В некотором, очень условном смысле, это может быть приложено и к возвращенным из плена иудейским переселенцам, снова собранным в Иерусалим (Агл II, 10; Мол III, 1). Но в более правильном и полном смысле данное пророчество должно быть отнесено к духовному Израилю, или членам новозаветной церкви. Здесь лучшей параллелью к нему являются следующие слова Самого Господа: «говорю же вам, что многие приидут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в царстве небесном, а сыны царства низвержены будут во тьму кромешную» ( Мф 8:11-12 ). И дочерей моих. Многие из комментаторов обращают внимание на эту чисто новозаветную черту: обыкновенно, в Ветхом Завете о рождении дочерей не упоминается и вообще о них говорится чаще всего с укором. И вот только здесь, где, очевидно, тоже идет речь о новозаветных временах, говорится так же, как и у ап. Павла ( Гал 3:28 ) о равноправности полов.


43:7  Сотворил... образовал и устроил. Интересный в филологическом смысле пример того, как родственные по смыслу еврейские глаголы выражают особые оттенки мысли — «сотворил» по евр. bara, т. е. произвел из ничего ( Быт 1:1 и др.). «Образовал» — jazar — оформил, вылепил из готового материала, и устроил — asa — окончательно отшлифовал, дополнил и улучшил отделку.


43:8-13  Здесь в более сжатой форме повторяется то, что составляло специальный сюжет раннейшей главы ( 41:1,21-26 ), именно — суд Иеговы с народами. Иегова снова вызывает на суд с собой иудеев (8 ст.) и язычников (9 ст.) и требует от них достоверных свидетелей, каковых у них, разумеется, не оказывается. В противоположность им Иегова сначала заставляет быть невольными о Нем свидетелями всех его врагов (10 ст.), а затем выступает и Сам с торжественным самоудостоверением (11-13 ст.).


43:8  Ближайшей параллелью к этому стиху и данным в нем определениям народа израильского служит 42:7,18-19 (см. наш комментарий к ним).


43:9  Кто между ними предсказал это? Как поставленный вопрос, так и все содержание данного стиха близко напоминает 26 ст. 41-й главы. Предметное содержание его — речь об явлении Отрока Господня, об отвержении иудейства и обновлении язычества. Пророк и задает здесь вопрос, мог ли кто-либо из представителей иудейства или язычества все это предвидеть и предсказать одним чисто естественным путем? Разумеется, нет: никто из них не в состоянии был ни сделать подобного предсказания, ни тем более удостоверить его правильность.


43:10  А Мои свидетели говорит Господь вы. Так как речь пророка обращена была непосредственно к народу израильскому, то его же, следовательно, должно считать и тем лицом, которое выставлено в качестве первого свидетеля. И действительно, вся история богоизбранного народа, со всеми данными ему богоявлениями, откровениями, законами и чудесами, является лучшим и наиболее убедительным доказательством божественного всемогущества и Его зиждительной, миротворческой Премудрости и Силы. Но, кроме всего этого, еврейский народ был прямым свидетелем исполнения многих божественных пророчеств, касавшихся судьбы различных языческих народов, а также и на самом себе испытал оправдание многих пророческих угроз и обетовании. И раб Мой, которого Я избрал. Слова эти невольно напоминают начало 42-й гл. «Вот Отрок Мой.... избранный, Мой, к которому благоволит душа Моя» ( 42:1 ). Очевидно, и относятся они к одному и тому же Лицу — Посреднику Ветхого и Нового Завета, Господу Иисусу Христу, Который ненапрасно, в свидетельство своей истинности, ссылался на Свои дела и на волю пославшего Его Отца ( Ин 5:36-37 ). «Аз на сие родихся и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину» — торжественно ответил Сам Господь на вопрос Пилата: «что есть истина» ( Ин 18:37 ). «Верным свидетелем» неоднократно называется Он и в Апокалипсисе ( Откр 1:5 ; 3:14 ). К Иисусу Христу относят это место и святоотеческие толковники (Кирилл Александрийский, Феодорит, Иероним).


43:11  Я, Я Господь, и нет Спасителя, кроме Меня. Отсутствие свидетелей у противной стороны и наличность достоверных свидетелей на стороне истинного Бога дают особенную убедительность и силу Его торжественному исповеданию, что прежде Него не было Бога и после Него не будет и что, следовательно, только один Он есть вечно живущий и присно спасающий Бог, у Которого нет и быть не может никаких действительных соперников.


43:12  Я предрек, и спас, и возвестил. В этих словах, кроме общей мысли об исполнении божественных пророчеств, находят и более частный намек на освобождение Иерусалима от нашествия Сеннахирима, возвещенное через пророка Исаию ( 37:33-36 ; ср. 4 Цар 19:20-35 ); событие, им заранее предсказанное, а впоследствии им же и воспетое.


43:13  От начала дней Я — тот же. Снося соответствующие параллели, из которых ближайшей оказывается 4 ст. 41-й гл. (см. толкования), мы получаем право утверждать, что здесь указывается на Вечность, Самобытность, Всемогущество и Неизменяемость Иеговы, как на такие Его свойства, которые легко и непререкаемо для всех говорят об Его божественном достоинстве.


43:14-18  Здесь излагается непосредственная, практическая цель речи — одобрение иудеев ввиду предстоящего им вавилонского плена. Творец вселенной и царь Израиля устами пророка возвещает, что враги израильского народа — вавилоняне или халдеи — будут сокрушены и таким образом пленные получат свободу (14-15). Непреложность такого пророчества подтверждается аналогичными историческими параллелями, главным образом, гибелью фараона со всем его воинством при переходе через Чермное море (16-17). Но для Израиля все уроки истории, по-видимому, пропадают бесследно (18 ст.).


43:14  Ради вас я послал в Вавилон и сокрушил все запоры и Халдеев, величавшихся кораблями. Ради избавления Израиля из плена Господь пошлет на вавилонян мидян и персов под предводительством Кира, который и обратит всех врагов Израиля в поспешное бегство. Под «халдеями» здесь разумеются вавилоняне вообще ( 12:19 ; 47:1 ), и в частности, быть может, жители южной Вавилонии, обитавшие по соседству с морем (почему упоминаются и корабли) и невдалеке от Ура Халдейского.


43:16-17  В этих стихах довольно прозрачно говорится об избавлении евреев из египетского рабства, точнее, о чудесном спасении их от погони фараона, задумавшего было вернуть отпущенников. Но как тогда подобная затея не имела успеха и кончилась полной гибелью врагов богоизбранного народа, так, очевидно, и теперь все враги Израиля будут посрамлены.


43:18  Но вы не вспоминаете прежнего и о древнем не помышляете. Вполне заслуженный укор представителям народа еврейского, которые плохо помнили божественные благодеяния и не почерпали из них назидательных для себя уроков. Настоящий стих служит прекрасным переходом к следующему отделу, так как он объясняет, почему Бог, оставивши ветхого Израиля, решил образовать Себе нового.


43:19-21  Идет речь об образовании Богом этого нового народа, которого Он имеет приготовить Себе почти чудесным образом, из самого, по-видимому, неблагодарного материала и среди самых неподходящих условий (дороги в степи, реки в пустыне — 19-20). Этот народ и встанет на место оказавшегося недостойным Израиля, чтобы возвещать славу Божию (21).


43:19  Вот, Я делаю новое. Так как воспоминания о старом не трогали слушателей пророка, то он хочет поразить их пророчеством о новом, еще более значительном и важном. Под этим новым отчасти, конечно, имеется в виду ближайшее новое чудо милости Божией — избавление от вавилонского плена, а главным образом, дальнейшие результаты его — явление Мессии и основание Его нового благодатного царства. «Слово — новое пророками и новозаветными писателями употребляется часто о благодеяниях новозаветной экономии» ( 41:15 ; 42:10 ; Пс 95:1 ; 97:1 ; Ис 65:17 ; Иер 31:31 ; Иез 36:26 ; 2 Кор 5:17 и др.) (еп. Петр).


43:20  Я в пустынях дам воду, реки в сухой степи. Сопоставляя данное место с его параллелями из того же пророка ( 32:15-16 ; 35:1,6,8 ; 41:18-19 ; 42:10-11 и др.), мы с очевидностью убеждаемся, что под этими образами идет речь о просвещении язычества и напоении его благодатными струями евангельской проповеди (ср. Толк. Кирилла Александрийского и блаж. Иеронима).


43:21  Этот народ Мой Я образовал для Себя. Лучшим комментарием к этому стиху является следующее место из ап. Петра, обращенное к христианам: «вы же род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, яко да добродетели возвестите из тьмы вас призвавшего в чудный свой свет» ( 1 Петр 2:9 ).


43:22-28  Заключительный отдел этой главы так же, как и предыдущей (42 гл.), содержит в себе обличение жестоковыйного Израиля и пророчество об его отвержении Богом. Связь его с предшествующей речью основана на законе контраста.


Сказавши о будущем возникновении нового, духовного Израиля, пророк, естественно, побуждается сделать замечание и о судьбе древнего, ветхого Израиля. Последнего он обвиняет в неисполнении, или точнее, в неправильном исполнении божественного закона (непонимание духа обрядового закона) и в прямом нарушении его (грехи и беззакония — 24 ст.). И хотя Господь, по неизреченной Своей милости, и готов изгладить эти грехи всем, кто об этом просит (25 ст.); но большинство Израиля, во главе с его руководителями, не обнаруживает такого покаянного чувства, почему оно и имеет подвергнуться всем печальным следствиям еще огонь давно возвещенной ему законной клятвы (28 ст. Ср. Втор 31:29 и др.).


43:22-24  А ты, Иаков... Израиль... не приносил Мне агнцев.... и жертвами.... не чтил Меня... туком жертв не насыщал Меня. Грубо механический, буквальный смысл приведенных слов, по-видимому, исключает возможность приложения их к историческому Израилю. Его трудно было упрекнуть в недостатке жертвоприношений, или даже в их полном игнорировании, как это заявляется здесь. Скорей Израиль заслуживал упрека в противоположном — в беспорядочном изобилии этих жертв, в чем, действительно, резко его и обличает пророка Исаия в самом начале своей книги ( 1:11-16 ). Основываясь на этом, многие из западных экзегетов и даже наши петербургские комментаторы, все это обращение относят не к плотскому, а к духовному Израилю, именно к его дохристианской, языческой эпохе. Но не говоря уже о том, что такая замена не устраняет главной трудности (ведь, несомненно, что и все язычники широко практиковали различные жертвоприношения: «разумевше Бога, не яко Бога прославиша» ( Рим 1:21 ), она стоит в решительном противоречии со всем предыдущим и последующим контекстом речи. Поэтому гораздо правильнее относить данные слова к историческому Израилю, но при том необходимо давать им более распространенное истолкование. Их, очевидно, нужно толковать при свете пророческих обличений 1-й главы: так пророк жестоко обличал Израиля за его бездушный формализм в исполнении ветхозаветного закона и говорил, что такая, хотя и усердная, но безрассудная практика, не только не имеет никакой положительной заслуги в очах Бога, но составляет даже большую, чисто отрицательную величину («мерзость» 1:13 ). Та же самая мысль, только с другой, обратной стороны, проводится и здесь: так как ты, Израиль, свои жертвы совершал неправильно, без надлежащего разумения их действительного смысла, то ты не только ничуть не чтил ими Меня, но даже, как новыми грехами, как профанацией святыни, лишь каждый раз еще больше затруднял и отягощал Меня (ср. 7:13 ), т. е. оскорблял Меня и удалял себя от Меня.


43:25  Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого. Если же отдельные представители Израиля и получат спасение, войдя в качестве прозелитов в новое благодатное царство, или церковь Христову; то они достигнули того не в силу каких-либо своих собственных заслуг, а единственно по неизреченной божественной любви и Его безграничному милосердию ( Евр 10:17 ; Еф 2:4-10 ).


43:26  Станем судиться; говори ты, чтобы оправдаться. Символическая картина суда Бога с грешниками, в которой Он выступает в качестве стороны, один из любимых пророком Исаией образов (см., напр., 42 гл.). В частности, в данном месте можно установить такой ход мыслей: Израиль, хвалившийся своей законной праведностью, мог ставить себе в заслугу, как свое спасение (частичное), так и обращение язычников. Но Господь, в предшествующем стихе, дело спасения приписал исключительно Себе. Предполагается, что Израиль мог с этим не согласиться или заспорить, почему Господь и предписывает ему правильный третейский суд.


43:27  Праотец твой согрешил, и ходатаи твои отступили от Меня. Евреи всякий раз, когда хотели выставить свою праведность и близость к Богу, ссылались на заслуги своих патриархов — Авраама, Исаака и Иакова, своих первосвященников и вождей — Моисея, Аарона, Самуила и др. Господь теперь и поражает их в самое больное и чувствительное место: Он говорит, что даже они — прославленные родоначальники и вожди еврейского народа — и то далеко не были безупречны в своей жизни и в своем нравственном поведении, о чем свидетельствует беспристрастная библейская история каждого из них ( Быт 12:13,18 ; 17:17 ; 20:2 ; Чис 27:13-14 и др.). Еврейский текст имеет слово «праотец», которое многих экзегетов соблазняет искать какой-либо определенной исторической личности (Адама, Авраама, Иакова и др.). Но LXX термин abicha перевели: οἱ πατέρες ὑμω̃ν, т. е. как собирательное имя, что гораздо лучше выражает общий смысл текста. Если «отцы» только согрешали, а потом снова восставали и достигали, при содействии божественной помощи, высокой праведности, то «ходатаи» твои совершенно отступили от Меня. Под этими богоотступными ходатаями всего правильнее будет разуметь «ложных священников и пророков», которые особенно умножились в предпленную эпоху, по свидетельству истинных пророков ( Иер 5:13 ; 14:15 ; 23 гл. ; Иез 14:9 ; Соф 3:4 и др.).


43:28  Я предстоятелей святилища лишил священства. Так как на суде с Богом представители израильского народа оказались безответными, то, разумеется, и приговор этого суда состоялся далеко не в их пользу. «Скорбь и теснота на всяку душу человека, творящего злое, Иудея же прежде» ( Рим 2:9 ). А из среды иудеев раньше всех и больше всех эта скорбь падает на головы его слепых и буиих вождей, которые, напр., по подобию первосвященника Урии, потворствовали всякому нечестию и разврату ( 4 Цар 16:10-16 ). Иакова предал на заклятие и Израиля на поругание. По буквальному грамматическому смыслу употребленных здесь еврейских глаголов — vaahallel и veettena — их надо переводить не прошедшим, а будущим временем — «и предам осквернению» и «отдам», что еще более отвечает пророчественному характеру речи. Под «заклятием» и «поруганием» народа израильского должно разуметь, ближайшим образом, предстоящее вавилонское пленение, а затем все последующие бедствия, каким подвергся Израиль в течение дальнейшей своей, в общем очень скорбной, истории.


44:1-2  А ныне слушай, Иаков... и возлюбленный Израиль, которого Я избрал. Настоящая глава начинается совершенно таким же контрастом ближайшему контексту, как и предыдущая. Два первых ее стиха содержат в себе ряд эпитетов или обращений, уже знакомых нам по предшествующим объяснениям (41:8-9; 42:19; 43:1,21). Основываясь на этих параллелях и принимая во внимание контекст речи (именно, что общая масса Израиля была только что перед тем пророчеством осуждена и отвергнута), мы должны относить это обращение не ко всему в общем недостойному Израилю, а к лучшей, избраннейшей его части, к тем истинным чадам Авраама, которые явились по обетованию (а не по плоти только) его наследниками, т. е. сохранили правильное богопознание и вошли в лоно новозаветной Христовой церкви. Утешая своих современников, пророк и говорит, что не весь Израиль погибнет, что и среди него сохранится «семя свято — стояние его». К этому-то избранному остатку ( Ис 10:12 ; Рим 9:27 ) и направлено утешение пророка, что отчасти подтверждается и самым подбором эпитетов («раб Мой», «возлюбленный», «которого Я избрал»).


44:3  Ибо Я изолью воды на жаждущее... излию Дух Мой на племя твое. «Вода» у Исаии — обычная метафора божественной благодати, что в данном месте и раскрывается дальнейшими словами текста: «излию Дух Мой». Иногда, как в данном случае и еще в некоторых ( 35:6 ; 43:20 ; 55:1 ), употребляется слово «вода» — maim — или «воды»; в других оно заменяется различными синонимами, напр., — словом: «дождь» ( 5:6 ; 30:23 ; 55:10 ), «роса» ( 26:19 ), «реки» ( 30:25 ; 32:2 ; 33:21 ; 41:18 ; 43:19 ), «потоки» ( 25:25 ; 35:6 ) и пр. Самая мысль об излиянии Святого Духа на нас свыше почти буквально встречалась уже нам у пророка Исаии и выше ( 32:15 ). И первыми лицами, удостоившимися в праздник Пятидесятницы получить Св. Духа, действительно были лучшие представители избранного Израиля — апостолы, находившиеся в Сионской горнице ( Деян 2 гл. ).


44:4  И будут расти между травою, как ивы при потоках вод. Продолжается речь о тех же избраннейших потомках Израиля, которые не затеряются в массе, а при содействии божественной благодати будут также сильно и быстро духовно возрастать, как ива, посаженная при воде. Любопытно отметить, что позднейшая раввинская экзегетика относит это пророчество к иудеям рассеяния, и ввела на этом основании ветви ручной ивы в состав «Лулава», особой священной церемонии праздника Кущей.


44:5  Один скажет, я — Господень, другой назовется именем Иакова. Смысл этого стиха и его связь с предыдущим довольно загадочны. Большинство комментаторов видит здесь речь о прозелитах и устанавливает такую внутреннюю, логическую связь мыслей. Остаток верного Израиля, получивши Св. Духа, приобретет настолько широкую и почтенную известность, что привлечет к себе многих последователей, которые будут гордиться назваться его именем и наперерыв друга перед другом будут именоваться кто «Господним», кто «Иаковлевым», кто «Израилевым». Здесь, между прочим, довольно тонко подмечена одна характерная черта этих новообращенных язычников — их обычай, принесенный из язычества, локализировать культы и носить имя своего местного божества. В историческом смысле все это вполне оправдалось опять-таки на апостолах, которые в первый же день Пятидесятницы имели уже не одну тысячу прозелитов (Деян 2 гл. 41 ст.).


44:6-23  Идет особый, вставочный отдел, специально раскрывающий в художественно-сатирической форме мысль о ничтожестве идолов, по сравнению с величием истинного Бога. Начинается он словами: «так говорит Господь» (6 ст.) и продолжается до начала 24-го стиха, где мы снова встречаемся с той же самой формулой, очевидно, открывающей собою уже новую речь. Во всем этом отделе можно проследить две главных мысли: одна — о величии, всемогуществе, благости и спасающей силе истинного Бога Израилева, — она развивается в трех первых (6-8) и в трех последних стихах отдела (21-23); другая — о суетности и ничтожестве идолов в связи с преступным легкомыслием и каким-то неразумием поклоняющихся им, — она представляет из себя одно компактное целое (9-20). Потребность такой речи диктовалась условиями наступающего времени — близостью вавилонского плена, где склонные к идолопоклонству иудеи подвергались особенно сильному соблазну.


44:6-8  Вступление в речь и раскрытие ее основной темы путем положительных доказательств, через ссылку на несомненный факт предстоящего плена, как на оправдание данного Богом пророчества об этом и, следовательно, как на бесспорное доказательство Его Предведения и божественного достоинства. Как общая аргументация этого подотдела, так даже и все частные его выражения и мысли, уже встречались нам раньше и были своевременно нами прокомментированы ( 41:22-26 ; 43:9,10 и 11).


44:8  Нет, другой твердыни никакой не знаю. Некоторый новый оттенок мысли: Господь, как Единое истинное прибежище и сила, сравнивается с надежной твердыней, или со скалой — этим прочным естественным ограждением. Хотя, впрочем, и эта мысль, и даже термин, — Zur — уже встречались у пророка Исаии ( 17:10 ; 26:4 ).


44:9-20  Включительно дается новое раскрытие темы — a contrario, т. е. путем отрицательным, чрез сильное и художественное изображение мысли о полном ничтожестве идолов и крайнем, даже смешном, ослеплении почитающих их. Строго говоря, и этот подотдел не представляет собой чего-либо оригинального, а заключает только более последовательное и полное развитие тех образов и мыслей, которые уже были намечены пророком Исаией и раньше ( 40:18-20 ; 41:6-7 ). Но во всяком случае нельзя не отметить, что здесь пророк Исаия дает самое систематичное и самое полное обличение идолопоклонства. В качестве комментария ко всему этому отделу, мы позволим себе привести перифраз его, взятый из толкования блаж. Иеронима. «Ибо кто может поверить тому, что посредством топора, и пилы, и сверла и молота образуется Бог? Или тому, что посредством угольев, выливаются идолы, или же посредством шнура, струга, наугольника и циркуля вдруг делаются боги, в особенности, когда голод и жажда художника указывают на ничтожность искусства? Ибо делается деревянная статуя, представляющая образ человека, и чем она будет красивее, тем бог считается священнее. Она ставится в капище и заключается в вечной тюрьме, росшая долгое время в лесах и, смотря по различию дерев, бывшая кедром, и ясенем, и дубом или сосною. И удивительным образом обрезки и стружки от этого бросаются в огонь, чтобы нагревать того, кто сделал бога, и варить разного рода пищу, а из другой части делается бог, чтобы, по окончании работы, поклонялся ей сделавший это и испрашивал помощи у своего произведения, — и не понимает или не помышляет или же скорее не видит ни телесными, ни духовными очами, что не может быть Богом то, часть чего сожжена, и что божественное величие не создается человеческою рукою. В пророческой речи, — заключает свой перифраз ее блаж. Иероним, — очень подробно осмеиваются идолы, но это легко можно понять, и оно не требует пространного или, вернее, излишнего объяснения. Об этом и Флакк (Гораций, I, 8. 1-4) пишет в сатире, осмеивая кумиры язычников:


«Некогда был я чурбан, от смоковницы пень бесполезный;


Долго думал художник, чем быть мне, скамьей, иль Приамом!


«Сделаю бога!» сказал; вот и бог я! С тех пор я пугаю


Птиц и воров...»


(Твор. блаж. Иеронима. Киев, 1882, 8 ч., с. 199).


Глубоко жизненная правда и остроумно художественная форма данного осмеяния идолов послужили причиной того, что оно стало прототипом подобных же обличений и позднейших библейских авторов ( Иер 10:2-5,14 ; Послание Иеремии — 8-72 ст. Прем 13:10-19 ; 14:14-17 ; 15:7-9 ) и у древнехристианских апологетов (см. напр., недавно открытую апологету Аристида Философа).


44:18  Он закрыл глаза их, чтобы не видели, и сердца их, чтобы не разумели. О ком здесь говорится? Если о Боге, то достойно ли так думать о Нем? Разумеется, это нужно понимать не в том смысле, чтобы Бог намеренно толкал язычников на путь нечестия и разврата, а в том, что Он не стесняя свободы их воли, попускал их ходить своими естественными путями, или, как выражается апостол: «предаде их в неискусен ум творити неподобная» ( Рим 1:28 ).


44:20  Обманутое сердце ввело его в заблуждение. Очень глубокое, чисто психологическое наблюдение, устанавливающее, что главный источник ваших заблуждений лежит не столько в разуме, сколько в развращенном чувстве и порочной воле, т. е. в том самом, что на языке Св. Писания обозначается, как область сердца: «от сердца-бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы» ( Мф 15:19 ; ср. Рим 1:21 и др.).


44:21-23  Непосредственно примыкают к 8-му стиху и продолжают развитие той же самой мысли о всемогуществе и спасающей любви истинного Бога Израилева. После столь яркого обличения ложных богов язычества, повторное указание пророка на свойства истинного Бога получает по контрасту особую убедительность и силу.


44:21  Помни это, Иаков... Израиль, не забывай Меня. Помни это, т. е. ближайшим образом, только что раскрытое ничтожество идолов и неразумие идолопоклонников, а затем и то, что ты потомок знаменитого и верного Богу предка (Иакова-Израиля), что ты раб Мой; т. е., с одной стороны, должен, следовательно, служить не кому-либо другому, а именно Мне, а с другой, что ты как раз и домочадец Мой — близок и дорог Мне, и наконец, помни, что Я образовал тебя, т. е. избрал тебя из среды других народов и соответственно с твоим призванием воспитал тебя, почему и имею на тебя особые права.


Вторую половину фразы — «не забывай Меня» — ученые переводят различно. Евр. глагол — lo finnaschscheni — стоит в passiv., что по правилам должно быть переведено страдательным залогом — «ты не забываем Мною». Так именно и переводят это место многие из ученых еврейских раввинов и западных экзегетов (Абен-Езра, Кимхи, Витринг, Гезеи, Эвальд, Кнейбель, Делич, Дильман, Дум и др.). Этому же чтению отдают предпочтение и проф. Спб. Академии в своем известн. комментарии. При принятии такого перевода делается совершенно естественным и понятным и переход к следующему стиху, где говорится о спасении Израиля.


44:22  Изглажу беззакония твои... обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя. Своего верного Израиля Господь не забудет, и если он обратится к Нему, то простит ему все грехи его и искупит его, т. е. сначала выкупит, освободит из вавилонского плена, а затем — откроет возможность искупления от рабства греху ( Сир 43:25 ).


44:23  Торжествуйте, небеса... восклицайте, глубины земли; шумите от радости, горы, лес и все деревья в нем. Этот стих занимает какое-то особенно серединное положение: с одной стороны, он звучит радостным финалом предшествующей речи — о Боге Избавителе, с другой — является как бы торжественным вступлением в новый отдел, специально раскрывающий величие и силу божественных благодеяний избранному народу, за всю прошедшую и даже ближайшую будущую его историю. По содержанию и форме он представляет благодарственный гимн Богу, Искупителю, один из тех, которыми особенно богаты книги пророка Исаии и Псалмов ( 35:1,2 ; 42:10-12 ; 49:13 ; Пс 96:1 ; 97:1 ; 99:1 и др.). Небеса, глубины земли, горы, лес и все деревья — это все эмблемы самой полной и широкой, универсальной радости, в которой, вместе с человеком-царем природы должна принять участие и даже вся неодушевленная природа, так как судьбы ее, по воззрению Св. Писания, тесно связаны с судьбою человека ( Быт 3:17 ; Иов 5:7 ; Ис 11:6-8 ; 24:4-7 ; Еккл 1:2-3 ; Рим 8:20 и др.).


44:24-28  С 24 ст. начинается новый отдел, который, дойдя до конца главы, сам здесь еще не оканчивается, а простирается и на 8 первых стихов следующей 45-й главы. Первая половина этого периода представляет собой, так сказать, только повышение (арсис), т. е. развитие и усиление тех мыслей, которые обстоятельно излагаться будут лишь во второй части периода, в его понижении (тезис), т. е. в следующей главе. Все повышение рассматриваемого нами периода состоит из одной непрерывной речи Господа, в которой Он воспоминает Израилю главный догмат его веры — о Боге Творце (24), указывает на ничтожество языческих верований и безумие их мнимых мудрецов (25), напоминает оправдание целого ряда Своих прежних пророчеств и произносит новое — о восстановлении Иерусалима и городов Иудиных (26), наконец, говорит о чудесном осушении какой-то символической бездны (27) и об избраннике Божием — Кире, как орудии Его воли в отношении к Иерусалиму и храму (28).


44:24  Я Господь, Который сотворил все, один распростер небеса и Своею силою сильно разостлал землю. Одно из самых выразительных и ясных мест Ветхого Завета, где с такой убедительностью и силой утверждается догмат о Боге-Творце. Подчеркнутое здесь указание на единство Творца направлено, разумеется, не против троичности Лиц Божества, но против сильно распространенного в языческой мифологии известия, что творцом мира был какой-то низший, второстепенный бог (δημιουργός), который не творил мир из ничего, а лишь преобразовывал, или устроял его из готового материала, да и эту упорядочивающую работу он производил не самостоятельно, а по чужой указке (высших богов) и при помощи различных других сотрудников (низких божеств). В противоположность таким языческим басням Господь устами пророка твердо провозглашает, что Он есть единый первовиновник всего Сущего ( 45:6-7 ), истинный Творец неба и земли ( 40:22 ; 42:5 ), у которого не было при этом никаких советников и помощников ( 40:14,28 ). Самый образ «распростертия небес» хорошо нам знаком по известному выражению Псалмопевца: «простираяй небо, яко кожу» ( Пс 103:2 ).


44:25  Который делает ничтожными знамения лжепророков... безумие волшебников, мудрецов. Здесь можно, конечно, видеть исторический намек на египетских жрецов, состязавшихся с Моисеем и Аароном ( Исх 7:11-12,22 ); но, пожалуй, лучше относить это к представителям вавилонской религии и науки, к халдейским жрецам, астрологам и мудрецам ( 16:6 ; 47:10 , Иер 29:8-9 ; 50:36 ), так как этими культами и этой наукой всего больше увлекались современные пророку Иудеи.


44:26  Который утверждает слово раба Своего... изречение своих посланников. Судя по всему контексту речи, под «словом» которое Господь утверждает, или оправдывает, должно разуметь пророчество о предстоящем вавилонском плене, которое имеет исполниться на глазах того же поколения. Отсюда под «рабом» Господа следует разуметь пророка Исаию, который, действительно, назывался так ( 20:3 ); а под «посланниками» следует понимать и всех других пророков, говоривших о плене и возвращении из него: Иеремию ( Иер 29:10-14 ), Иезекииля ( Иез 39:25-28 ), Иоиля ( Иоил 3:1 ), Амоса ( Ам 9:11-15 ), Авдия ( Авд 1:20 ст.) Михея ( Мих 4:10 ) и Софонию ( Соф 3:14-20 ).


44:27  Который бездне говорит: « иссохни! » и реку твои Я иссушу. Под бездной и ее реками понимают весь обширный водный бассейн месопотамской низины, в центре которой стоял Вавилон. Некоторые склонны видеть здесь и более определенный намек на известный исторический факт, когда Кир во время осады города Вавилона отвел русло Евфрата и лишил население воды (Геродот. I кн., 190 гл.; Ксенофонт. Киропедия VI, 22). Об этом упоминает и пророк Иеремия ( Иер 50:38 ; 51:36 ).


44:28  Который говорит о Кире: пастырь Мой, и он исполнит волю Мою. Достойно внимания, что один из полурационалистических западных экзегетов выражается о данном пророчестве так: «это пророчество по той ясности, с которой оно выражено, и по той правдивости (Bewahrheitung), с какой оно исполнилось на деле, должно быть признано замечательным (merkwürdig) и свидетельствует о глубоком и ясном взоре пророка». (Дильман — Kurzgett. Comm. Iesaia. Funf. Auf. Leip. 1890. 408 s.) Хотя пророчества о гибели вавилонян — главных врагов иудеев — и об избавлении их из вавилонского плена, при посредстве особого «мужа правды», которого воздвигнет Господь, были неоднократно предсказываемы и раньше (см., напр., 41:2,26 ; 43:8 ), но никогда еще они не раскрывались с такой обстоятельностью и полнотой, до предсказания собственного имени Кира, включительно. Неудивительно, что такая детальность и точность рассматриваемого пророчества послужила камнем протыкания для многих рационалистически настроенных экзегетов и явилась одним из главных аргументов для гипотезы о Второисаии, с чем связано и позднейшее происхождение второй части. Но в наших глазах подобная аргументация лишена силы, или, точнее, имеет чисто обратное значение: если, с точки зрения рационалиста, наличность пророчества уже компрометирует книгу и заставляет сомневаться в ее подлинности, то с точки зрения ортодоксального экзегета, никакая пророческая книга немыслима без пророчеств и, следовательно, чем больше, важнее и детальнее пророчества той или иной книги, тем значительнее и выше ее авторитет. (Отсюда, напр., Исаия назыв. ветхозаветн. евангелистом.) Ввиду этого, мы уже принципиально не можем сочувствовать попытке компромисса между рационалистическим и ортодоксальным толкованием данного места, на который идут многие представители примирительного экзегесиса, в том числе и наши, отечественные богословы (Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии и Г. Властов). Желая сгладить резкость различия двух направлений во взгляде на пророчество о Кире (рацион. — событие post factum, ортодок. — пророчество ante eventum), они уменьшают силу самого пророчества тем предположением, что имя «Кир» будто бы имеет здесь не собственный и личный характер, а общее, нарицательное значение: оно означает: «солнце» и служит коллективным, нарицательным именем некоторых представителей Ахеменидовой династии. Но еще Дильман, на которого мы ссылались выше, возражал против этого, говоря, что истолкование имени «Кира» в смысле «солнца» подлежит большому сомнению, а равно также и то, чтобы это был общий царский титул Ахеменидов; а главное то, чтобы обо всем этом мог знать пророк Исаия. Новейшая же ученая критика окончательно подорвала значение этой гипотезы. «Что «Кир» значит «солнце», — читает мы в ученом английском комментарии, — основано на слабых авторитетах Плутарха и Ктезия и опровергнуто теперь С. Н. Раулинсоном (Coneiform Inscription. Vol. II, р. 112). Что это был древний титул всех персидских царей — это прямо противоречит очевидности. Из четырех царей — Ахеменидов только два носили это имя, следовательно, оно было их собственным и личным, так же, как Камбиз, Ксеркс или Дарий» (The Pulpit Commentary — Isaia, L, 159 p.). Таким образом, нет оснований умалять силу этого пророчества, а следует видеть в нем личное указание на Кира, сделанное больше, чем за 150 лет до его рождения. Так именно смотрит на свои пророчества и сам автор этой книги, который постоянно подчеркивает значение своих пророчеств, говорит что они предсказываются задолго до событий («издавна», «от древних времен», 41:26 ; 45:21 и др.) и имеют значение главнейшего доказательства в защиту истинного Бога, по контрасту с ложными предсказаниями языческих богов ( 41:21-23,26-27 ; 42:9,12 ; 44:8 ; 48:3-16 и др.). Наконец, в Библии мы имеем совершенно аналогичный случай такого личного пророчества, именно в 3 кн. Царств, где говорится о том, как один пророк из Иудеи за 300 с лишком лет предсказал Иеровоаму о рождении славного и благочестивого царя — истребителя идолопоклонства, причем определенно назвал и самое имя этого царя — «Иосия» ( 3 Цар 13:1-3 ).


Пастырь Мой. Не пастырь народа, или народов (ποιμὴν λαω̃ν), как иногда называются в Библии цари, а пастырь Мой, и Моего народа, потому что он проявит особенную заботливость о народе Божием, как это и выясняется в следующих словах: «исполнит всю волю Мою», т. е. волю Божию об отпуске иудеев из плена и о возвращении их на родину. Историческое оправдание этого пророчества подробно излагается в начальных главах первой кн. Ездры (1-3 гл.); а параллельная версия со многими новыми подробностями дается Иосифом Флавием (Иуд. древности XI, 1-2). У него, между прочим, ясно говорится, что главным мотивом опубликования указа об освобождении иудеев из плена послужило для Кира самое пророчество, кем-то представленное ему и сильно его поразившее. И скажет Иерусалиму; «ты будешь построен!» и храму: «ты будешь основан!» В этих словах справедливо видеть намек на главнейшие пункты указа Кира, который не только отпускал иудеев на свободу, но и заботился об их дальнейшей участи. А что это так, действительно, и случилось, видно, из кн. Ездры, где отмечается, что по распоряжению царя Дария подлинный указ Кира был разыскан и в нем, между прочим, прочитано: «в лето первое Кира царя, Кир царь повеле о доле Божии, иже во Иерусалиме: дом да созиждется» ( 1 Езд 6:1-3 ). А о самом исполнении этого указа свидетельствует 3 гл. 1 кн. Ездры ( 1 Езд 3:8-13 ). В заключение всего нельзя не отметить и того, что и здесь, как почти повсюду у пророка Исаии, за ближайшим историческим смыслом событий, преобразовательно выступает дальнейший, духовный смысл, относящийся к Мессии и Его царству. В этом смысле и Кир является прообразом самого Мессии, и тогда, конечно, такие эпитеты, как «пастырь Мой», «который исполнит всю волю Мою» истолковываются еще легче.


Особые замечания. Из всех пока рассмотренных нами глав 2-й части кн. пророка Исаии настоящая, 44-я, глава всего менее оригинальна. Как мы отмечали уже при ее анализе, она почти вся, за исключением трех последних стихов, представляет из себя мозаику мыслей и даже выражений из ближайших предшествующих ей глав 40-43 гл. По-видимому, это именно обстоятельство дало повод некоторым представителям новейшей библейской критики отвергать подлинность данной главы и заставило их предполагать позднейшую ее вставку (Дум, Шейне, Марти etc.). Но мотивы, которые они выдвигают для этого, вроде тех, которые привели и мы выше, еще далеко не дают права для столь решительного заключения. Обычай часто возвращаться к известным излюбленным мотивам и настойчиво внедрять их в сознание своих слушателей или читателей — один из наиболее характеристичных приемов пророка Исаии, который проходит через всю его книгу и, следовательно, говорит как раз о противоположном, т. е. о подлинности и единстве книги.


Указывают, даже, что сатира пророка Исаии на идолопоклонство ( 44:9-20 ) слишком груба и не отвечает действительным, довольно возвышенным представлениям вавилонян о божестве (Дум, Шольц и др.). Но против этого, во-первых, должно возразить, что совершенно в тех же красках изображают язычество и другие, как библейские ( Иер 10:2-9 ; Прем 13:10-19 ), так и древнехристианские авторы (Аристид. Фил. II-XIII гл.; Иустин. Апол. I, 9; Письмо к Диогнету 2 гл.; Афинагор. Посл. 15-18 гл.; Ориген. Против Цельса. VII, 62-63 и др.). Во-вторых, следует заметить, что пророк Исаия обличал, главным образом, самое распространенное, вульгарное язычество, которое, по общему голосу ученых историков религий (Chantepie de la Saussaye, Ленорман, Thiele etc.) стояло на очень низком уровне культурного развития и почти вовсе не отличало божества от его фетиша.


45:1-8  Этот отдел 45-й гл., как мы уже и говорили, составляет прямое продолжение предшествующей речи, образует собой завершение (тезис, понижение) того самого периода, начало которого дано в 24 ст. 44-й главы. Ввиду этого, современное разграничение этих двух глав, насильственно, механически разрывающее две органических части одного целого, должно признать довольно неудачным, почему экзегеты обыкновенно его и игнорируют. Единственным внешним оправданием такого неудачного деления являются начальные слова 45 гл. «так говорит Господь», который, действительно, часто в Библии служат началом новой речи, или важного нового отдела. (Разделение на главы и стихи в современной Библии сделано очень поздно — Гуго Капетом и Стефаном Герлахом (XIV-XVI вв.) — и по местам довольно искусственно, так что критикой его не следует стесняться.)


45:1  Так говорит Господь помазаннику Своему Киру. Прямое обращение Бога к языческому царю не имеет для себя параллели в Св. Писании. Другие случаи несколько аналогичных обращений (Навуходоносору, фараону и Авимелеху) происходили во сне. Такой исключительный факт объясняется, с одной стороны, важностью той миссии, какую Господь возлагал на Кира, а с другой — его сравнительной нравственной высотой. «И действительно, все исторические свидетельства, до нас дошедшие, повествуют о нравственных достоинствах этого вождя, которого память окружена особым блеском славы и уважения к его нравственным достоинствам, которым не окружали ни одного из знаменитых людей древности. Великий знаток всех преданий Эсхилл , в Персах (ст. 765-772) называет Кира человеком доброй души, высоко разумным, к которому боги были особо благосклонны. Геродот (III, 89) говорит, что персы называли Кира отцом за его добросердечие; Диодор Сицилийский (фрагм. кн. XI, 14, 16) говорит о Кире, что он превосходил всех своих современников мудростью, храбростью и всеми другими добродетелями, и что он отличался особенной добротою, так что персы дали ему прозвище отца. Наконец, известно, что в своем рассказе « Киропедия » Ксенофонт избрал его для изображения идеального царя и человека» (Властов. V, 219 ст.). Помазаннику Своему — у LXX выражено τω̨̃ χριστω̨̃ μου, чем еще яснее обозначается преобразовательный характер Кира в отношении к Мессии-Христу.


Я держу тебя за правую руку, чтобы покорить тебе народы. Держать кого-либо за правую руку, на языке пророка Исаии, значит сильно помогать тому ( 41:13 ). Здесь более ясная речь о том славном покорении Киром многих народов, о каком говорилось прикровенно и выше, под образом победоносного шествия «мужа правды» ( 41:2-3,25 ). Блестящее оправдание этого пророчества дано в славных и быстрых завоеваниях Кира, покорившего себе все, тогда известные, могущественные государства и основавшего новую мировую монархию, простиравшуюся от Ганга до Геллеспонта и от Каспия до Нила. Сниму поясы с чресл царей. Как препоясание чресл, на языке Писания, есть символ силы и боевой готовности ( Пс 44:4 ; Иер 1:17 ), так, напротив, снятие пояса и ослабление чресл составляет признак бессилия и бесполезности ( Ис 5:27 ; Дан 5:6 ). Чтоб отворялись двери и ворота не затворялись. Мелкая, нехарактерная деталь; действительно, как показывают современные раскопки на месте древних ассиро-вавилонских городов, все они окружались стенами, в которых находилось по несколько массивных ворот. В частности, город Вавилон, по свидетельству Геродота (I, 179), имел до ста медных ворот ( Пс 106:16 ), на что, по-видимому, и дается намек в следующем стихе (2 ст.).


45:2  Я пойду пред тобою и горы уравняю. Под «уравненными горами» здесь символизируются покоренные царства и народы ( 40:4 ; ср. 2:14 ).


45:3  И отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства. «Лучшей иллюстрацией буквального исполнения этого пророчества служит общественный рассказ о богатствах Креза, царя лидийского, доставшихся Киру, по праву завоевателя (Геродот I, 30, 2, 84 и Ксенофонт. Кирпедия VII, 2, 11). Не меньшие сокровища достались ему и в Вавилоне ( Иер 50:37 ; 51:13 ). Дабы ты познал, что Я Господь. Вот первая цель особого возвышения Кира, чтобы он сам из размышления о необычайных своих успехах пришел к заключению о помощи ему со стороны истинного Бога. И она вполне была достигнута, как это видно из начальных слов указа Кира, приводимых у Иосифа Флавия: «после того, как Величайший Бог вселенной явил меня царем, я убеждаюсь, что это есть именно Тот, Которому поклоняется народ израильский: ибо Он именно через пророков предрек имя мое, а вместе и то, что я созижду храм Его в Иерусалиме, в стране Иудейской» (Иуд. древн. XI, 1).


45:4  Ради Иакова, раба Моего... Я назвал тебя по имени, почтил тебя. Это — вторая цель и вместе главнейшая причина призвания Кира, воздвигнутого Богом, как мы уже знаем со специальной задачей («пастырь Мой», «исполнит всю волю Мою», 44:28 ) освободить иудеев и дать им возможность снова построить город и храм (ibid).


45:4-5  Хотя ты не знал Меня. Это, дважды повторенное замечание, подчеркивает, с одной стороны, высоту и силу божественного Предведения, знающего о человеке все, задолго до его рождения, с другой — указывает, что избрание Кира совершилось не в силу его личных заслуг, которых еще не было, а для осуществления высших планов божественного Промысла.


45:5-7  Я — Господь, и нет иного, нет Бога, кроме Меня... Я — Господь, и нет иного... Я, Господь делаю все это. Усиленное повторение здесь данной мысли направлено, очевидно, против языческого многобожия и, в частности, против персидского дуализма, официальной религии Кира. Некоторый намек на последний видят в словах 7 ст., где идет противопоставление двух начал — света и тьмы, мира и бедствий (The Pulpit Commentary, Орелли и др.).


45:6-7  Дабы узнали от восхода солнца и от запада... что Я — Господь... делаю все это. Третий и последний мотив призвания Кира — чтобы все народы, объединенные под его державной рукою в один политический союз, могли легче и удобнее познакомиться с истинным богопознанием через пленных иудеев и их освободителя Кира. Таким образом, Кир своей замечательной судьбой, своими удивительными завоеваниями, своими высокими личными качествами и особенно своим исключительно покровительственным отношением к иудеям — заставлял говорить о себе и о Боге Израилеве, Которому он приписывал свои успехи, через что он и являлся избранным орудием богопознания в древнем языческом мире ( 1 Езд 1:2 ).


45:8  Кропите, небеса... и облака да проливают правду; да раскроет земля и приносит спасение и да произрастает вместе правда. Слова этого стиха представляют из себя благодарственно-хвалебный гимн Богу за будущее избавление Израиля и за дарование ему и всему человечеству новых благодеяний. Небеса, облака и земля — это все знакомые эмблемы универсальной, мировой радости (см. ком. 44:23). Несколько труднее определить, что здесь имеется в виду под «правдой» и «спасением»? В ближайшем, историческом смысле под «спасением», которое приглашается принять земля, очевидно, имеется в виду самый факт спасения или избавления иудеев от вавилонского плена. Под «правдой» же, сопутствующей этому спасению — торжество божественной правды, т. е. оправдание или исполнение божественных планов о всеобщем спасении, прототипом которого является и это спасение иудеев из плена. В более же отдаленном, преобразовательном смысле под «правдой», сходящей с неба на грешную землю, можно разуметь «дар оправдания», т. е. отпущения грехов, соединенного с благодатью Св. Духа; а под «спасением» — следствие такого оправдания, т. е. получение вечного, истинного спасения.


45:9-13  Разбираются возражения или, точнее, предусматриваются сомнения, которые могли у кого-либо зародиться относительно точного исполнения всего того, что только перед этим было предсказано; а также б. м. здесь опровергается и недовольство только что возвещенным путем спасения.


45:9-10  Горе тому, кто препирается с Создателем своим.... кто говорит отцу.... матери: зачем ты родила меня. Кому возвещается это горе? Кто осмеливается жестоко препираться с Творцом и выражать такое безрассудное недовольство своей участью? Очевидно, не кто иной, как тот же «жестоковыйный» Израиль, который не раз и раньше, как от пророка Исаии ( 29:16 ; 11:27 ), так и от других пророков ( Иер 18:1-2 ) уже получал подобные же уроки за этот упорный свой недостаток. Можно думать, что пленные иудеи, переживая тяжелые бедствия, уже потеряли веру в возможность избавления, как это вытекает из известной нам жалобы Израиля: «путь мой сокрыт от Господа; и дело мое забыто у Бога моего» ( 11:27 ). Но есть также основания предполагать, что иудеи, как кичливые националисты, выражали еще и недовольство, слыша пророчество о восстановлении их города и храма не каким-либо великим иудейским вождем (напр., Мессией), а совершенно чуждым для них царем язычником. На это, по-видимому, намекает конец 11-го стиха: «вы хотите Мне указывать в деле рук Моих?»


45:12  Я созвал землю, и сотворил на ней человека. Безрассудство и претенциозность выставленных возражений Господь опровергает одним безапелляционным аргументом — указанием на Себя, как на Творца всего мира, в том числе и самого человека (Ср. 40:26 ; 42:5 и др.).


45:13  Я воздвиг его в правде.... Он построит город, Мой и отпустит пленных Моих, не за выкуп, и не за дары. Речь снова возвращается к Киру, и пророчество о нем заканчивается тем же самым пунктом (отпуск пленных и восстановление Иерусалима), с которого оно и началось ( 44:26 ). Но здесь добавлена и одна новая подробность — полная бескорыстность действий Кира, блестяще, как известно, оправдавшаяся исторически, когда Кир не только ничего не взял с отпущенных им иудеев, но еще сам щедро одарил их ( 1 Езд 1:8 ). «Я воздвиг его в правде» — это или синоним выражения «муж правды» ( 41:2 ), или же указание на него, как на исполнителя «праведных судов Божиих». Заканчивая речь о Кире, мы не можем удержаться от соблазна привести отрывок из одного клинописного текста, прочитанного на знаменитом цилиндре Кира и имеющего, по-видимому, довольно близкую аналогию с началом 45-й главы. В нем мы читаем следующее: «Мардук искал справедливого царя; он взял за руку человека по своему сердцу; он назвал его по его имени Киром, царем Ансана; во всемирном царстве он назвал его имя». Ученый, который специально комментировал эту надпись и сличал ее с библейским пророчеством, не нашел оснований говорить о заимствовании каким-либо автором у другого; но высказал только предположение, что пророк Исаия был знаком со стилем вавилонских придворных летописцев (Kittel — y Кондамина. Le livre d'Isaie. P. 273). Мы же с одинаковым правом можем сделать и обратное предположение, что вавилонские хронографы были осведомлены о предсказании пророка Исаии и в своих записях имитировали его. Вероятно, они же довели его и до сведения самого Кира.


45:14-17  Говорится о посрамлении язычества, которое, если хочет быть последовательным и искренним, должно, при виде чудесных завоеваний Кира, отвергнуть своих ложных богов и исповедать Единого Бога Израиля, силой Которого и Кир совершал свои удивительные подвиги. Многие из комментаторов считают этот отдел мессианским и толкуют его в смысле пророчества о вступлении в новозаветную церковь язычников (Витринг, The Pulpit Commentary, Дильман, еп. Петр, Властов и др.). Но такому пониманию резко противоречит содержание 16-го стиха — о посрамлении язычества, который они принуждены искусственно обходить. Поэтому мы отдаем предпочтение более реальному толкованию (Орелли, Толк. на кн. пророка Исаии профес. СПб Академии), усматривающему здесь речь о различных завоеваниях Кира, как естественных путях распространения истинного богопознания в древнем мире и как подготовительного средства, сначала к иудейскому прозелитизму, а затем и к новозаветному христианству.


45:14  Труды Египтян и торговля Эфиоплян, и Савейцы, люди рослые, к тебе перейдут... и будут умолять: у тебя только Бог, и нет иного Бога. Правильное истолкование этого места устанавливается снесением его с параллельным, где говорится: «в выкуп за тебя (Израиля) отдал (Я) Египет, Эфиопию и Савею» ( 43:3 ). И здесь, по связи с 13 ст. нужно такое же толкование. Так как Кир своим благожелательным отношением к иудейским пленникам проявил, между прочим, и высокое бескорыстие, то как бы в награду за это Господь обещает ему (точнее, его преемникам, или его царству и народу) важные и богатые новые завоевания в лице египетских народов. Причем эта естественная награда Киру послужит, согласно планам божественной Премудрости, вместе и средством к торжеству истинного Бога: вновь покоренные народы будут новыми свидетелями удивительных деяний Кира, а следовательно, и новыми прославителями Того Бога, именем Которого он все это совершал.


45:15  Истинно, Ты Бог сокровенный, Бог Израилев, Спаситель. Правильнее всего это восклицание приписывать самому пророку Исаии. Усматривая в своем пророчественном видении, что языческие народы, входящие в состав монархии Кира, хотя и будут смутно чувствовать величие истинного Бога, однако Он все же останется для них «сокровенным», «неведомым Богом» ( Деян 17:23 ), пророк и хочет восполнить недостаточность такого богопознания более ясным и определенным исповеданием Его (ср. Втор 28:29 ; Притч 25:2 ).


45:16-17  Все они будут постыжены и посрамлены... Израиль же будет спасен... вы не будете постыжены и посрамлены. В этих двух стихах дана антитеза ближайшего будущего язычников и иудеев. Язычники, надеющиеся на своих идолов, будут посрамлены, так как падут под рукой нового завоевателя. Верные же сыны Израиля, получившие по милости своего Бога свободу, тем самым восторжествуют над всеми своими врагами-идолопоклонниками (ср. 28:16 ; Рим 10:11 ). Начало 17-го стиха, где говорится, что «Израиль же будет спасен спасением вечным», не должно особенно нас смущать, во-первых, потому, что слово «век и вечность» часто на языке Св. Писания имеет очень условное значение (время жизни поколения, рода и даже отдельных лиц); а во-вторых, еще и потому, что еврейская нация, как мы знаем и видим, имела, имеет и будет иметь вечно продолжающееся существование ( 9:27 ; 11:5 ).


45:18-19  Ибо так говорит Господь... Не тайно Я говорил... не говорил Я племени Иакова: напрасно ищете Меня. Я — Господь, изрекающий правду. Слова этих двух стихов, с одной стороны, являются обычной у пророка Исаии заключительной клятвой к пророчеству о судьбе Израиля, а с другой — служат как бы торжественным вступлением или переходом к следующему пророчеству — о призвании к Богу язычников. Ссылка на историю мироздания, помимо удостоверения Творческой Премудрости и силы, имеет здесь и значение некоторой аналогии: как некогда Господь Своей творческой силой привел в порядок материальной хаос первозданного мира, так теперь Он собирается упорядочить духовный хаос различных религиозных верований человечества, приводя их к единству истинного Богопознания. Гебраисты, между прочим, обращают внимание на не совсем точный перевод слов не напрасно сотворил ее, которые более правильно должны быть переданы: «не оставил ее более (или далее) пустой». В таком виде вся эта фраза, в особенности ее последнее выражение — tohu, — получает самое близкое отношение к 1-й гл. кн. Бытия и, следовательно, свидетельствует об ее допленном происхождении. Не тайно Я говорил, не в темном месте земли. Господь ясно и во всеуслышание возвещал Свою волю и весь ход Своего божественного домостроительства о спасении человечества народу израильскому, а чрез него и всему роду человеческому ( Втор 30:11-20 и др.). Он никогда не говорил тайно ( 48:16 ), и вскрытом месте ( Пс 139:15 ), но всегда при многих свидетелях ( 43:10 , 44:8 ; ср. Ин 18:20 ). В этом отношении слово истинного Бога представляет теперь противоположность с изречениями ложных богов: известно, что пифии, сивиллы и жрецы языческие часто передавали откровения своих богов или в пещерах (Дельфийский оракул, теперь Трофония) или в подземельях храма (Юпитера Капитолийского и др.).


45:20-25  С 20 ст. до конца главы, идет уже прямое обращение к язычникам, с целью призвания их к истинному Богу. По общему своему содержанию и даже по отдельным выражениям он очень родственен тем многочисленным местам кн. пророка Исаии, в которых излагается суд Божий над языческими народами, обыкновенно заканчивающийся признанием их вины, но вместе и прощением ее и обращением их к Богу (Ср. 24:1-23 ; 26:20-21 ; 27:1-7 ; 30:27-33 ; 34:1-10 ; 40:24 ; 41:11,12,25 ; 43:13-15 и пр.).


45:20  Соберитесь и приидите, приблизьтесь все, уцелевшие из народов. Обращение это тождественно по смыслу с подобными же раннейшими ( 41:1 и 43:9 ). Нового здесь только то, что оно направлено не ко всем язычникам, а к «уцелевшим» из них, очевидно, к уцелевшим до будущего пророчественного момента — пришествия Мессии. «Пророчество видит то время, когда уже сокрушены растленные монархии семито-кушитов и когда с ними вместе пала и растлевающая религиозная система, обратившая людей в существа с исключительно животными инстинктами. Уцелевшие народы, суть те народы, которые по милосердию Божию подверглись уже не только очищающему влиянию арийских рас, но еще воздействию поселенных среди них ( 4 Цар 17:6 ; 24:15-16 ) пленных израильтян и иудеев, которые, как мы не раз говорили, отрезвились в плену и никогда больше не возвращались к идолопоклонству» (Властов V, 231). Невежды те, которые носят деревянного своего идола... который не спасет. Обличение идолопоклонства, близко напоминающее сказанное по этому поводу выше ( 40:18-20 ; 41:7 и 44:9 ). О том, что ассиро-вавилонские язычники устраивали торжественные религиозные процессии с перенесением различных иноземных богов, свидетельствуют древние рисунки на современных раскопках, описанные еще Лейярдом и Раулинсоном (The Pulpit Commentary. 177).


45:21  Кто возвестил это из древних времен, наперед сказал это? Вопрос также хорошо знакомый по предыдущему ( 41:26 ; 43:9 ; 44:7 ). То же должно сказать и про ответ на него ( 41:4,27 ; 42:21 ; 43:10-12 ; 44:6-8 ). Очевидно, речь идет опять же, главным образом, про поразительную ясность и удивительную точность пророчества о Кире, которое за 150 лет до его рождения не могло быть дано никем иным, кроме Всеведущего и Всемогущего. Но поскольку пророчество о Кире стоит в связи с пророчеством об обращении язычников, здесь не исключается речь и о последнем.


45:22  Ко Мне обратитесь... все концы земли. Ясное и выразительное призвание язычников к истинному богопознанию, частичному — в форме иудейского прозелитизма и более полному — в виде преимущественного вступления их в новозаветную церковь ( Пс 25:16 ; 49:16 ; 98:3 и др.).


45:23  Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное. Во свидетельство высшей непреложности всего сказанного идет обычная в таких случаях клятва ( Быт 22:16 ; 24:7 ; Исх 13:5,11 ; Иер 22:5 ; 49:15 и др.). Смысл и значение божественной клятвы раскрыт ап. Павлом ( Евр 6:13 ). Пред Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Лучшим комментарием данного места является известное пожелание того же апостола: «дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» ( Флп 2:10-11 . Ср. еще Пс 21:28-30 и Рим 14:11 ).


45:24  Только у Господа... правда и сила. Т. е. только Бог, как нелицеприятный Судия, может правильно всех рассудить и только опять Он же, как Всесильный, в состоянии осуществить свой приговор. Таким именно духом проникнуты все дела Божии. Отсюда и благовествование Христово, по апостолу, «есть сила Божия... в нем открывается правда Божия ( Рим 1:16-17 ). Устыдятся все враждовавшие против Него. Это — сжатое повторение того, о чем подробнее говорилось выше ( 41:11 ).


45:25  Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево. Не само оно спасется, не своими достоинствами и заслугами, а единственно спасающей и милующей благодатью Господа Иисуса Христа. Слов этих ни в каком случае нельзя относить только к одному плотскому Израилю, так как большая часть его отвергла Господа и потому не могла получить спасения. Поэтому их следует прилагать к духовному Израилю, или толковать в смысле блаж. Иеронима: «произшедшие же от племени сыновей Израилевых и родившиеся от семени апостолов и уверовавшие во Христа будут иметь правду и славу вечную».


46  Две следующих главы кн. пророка Исаии (46-47 гл.) говорят об одном и том же предмете — об исполнении грозного суда Божия над Вавилоном, причем в первом из них говорится о суде над религиозным (46 гл.), а во второй — над политическим состоянием Вавилона ( 47 гл. ). Вся эта речь пророка, кроме своего прямого, чисто исторического значения, имеет и эмблематический характер: в лице Вавилона, как главного центра древнего язычества, произносится праведный суд Божий над всем язычеством вообще, с его грубым идолопоклонством и его растленной культурой. Само собою понятно, что все эти откровения дают пророку самый благодарный материал для соответствующих религиозно-нравственных уроков его современникам.


46:1-2  Пал Вил, низвергся Нево... Ваша ноша сделалась бременем для усталых животных... низверглись... не могли защитить носивших, и сами пошли в плен. Высокохудожественная, драматическая картина, поразительная по своей исторической точности! Самая речь об этом является вполне логичной и понятной после известия о победах Кира, так как одним из следствий этих побед был и сильный удар, нанесенный им вавилонскому идолопоклонству. В позднейший вавилонский период, к которому относится данное видение прор. Исаии, «Вал», или по LXX Bil (Бел) и Небо были двумя главными божествами Вавилона, как о том свидетельствуют памятники той эпохи. Из семи царей последней династии, в состав имен трех входит имя Небо (Небукаднецар, Набополоссар и др.), а в состав двух — имя Вел, или его синоним — Меродах (напр., Белкудурацур, Валтасар и пр.). Имена этих же самых божеств находим мы и на знаменитом цилиндре Кира. Бел — имя древнейшего вавилонского бога, одного из первой триады (Ану, Бел и Еа), впоследствии отождествлено было с позднейшим ассирийском божеством Меродахом, или Мардуком и в форме Бел-Меродах почитался непосредственным покровителем Вавилона. В честь его в Вавилоне сооружен был особый храм в форме пирамиды, который Страбон называет «гробницей Вила» и который, по вычислениям Опперта, имел до 189 метров вышины, т. е. превосходил даже пирамиду Хеопса. На этом месте находятся современные развалины холма Эль-Бабиль. «Небо», «Нево» или, по-ассир., «Набу» (родств. евр. nabi — пророк), по вавилонской теогонии, был сыном Бела-Меродаха, считался вестником и истолкователем воли богов, наподобие Меркурия в греческой мифологии. (См. «Очерки по ассиро-вавилонской религии» проф. С. Глаголева. «Из чтений о религии», 1905, ст. 58-я.) В честь его был воздвигнут в Вавилоне знаменитый храм семи светил, описанный у Геродота под именем храма Вила, хотя на самом деле здесь ему, как отцу бога Небо, был посвящен только один из семи этажей. Все это сооружение, по вычислениям Опперта, имело до 250 футов высоты; в настоящее время на его месте — развалины Бирс Нимруд. Так же хорошо, как самую религию вавилонян, знал пророк и их религиозно-политические обычаи. Действительно, при частых войнах, практиковавшихся в пределах обширной ассиро-вавилонской монархии, существовал обычай, по которому победители старались захватить и увезти к себе божество побежденных. Это считалось большим позором для побежденных (наподобие плена войскового знамени) и важной добычей для победителей, которые таким путем думали удержать в своей зависимости и поклоняющиеся этим богам народности. Рассматриваемая и с этой стороны — со стороны знания тогдашних обычаев и нравов, речь пророка Исаии также безукоризненна. Но она возбуждает довольно серьезные возражения с исторической точки зрения. На основании бесспорных монументальных записей (цилиндр Кира, надпись Набонида и др.) теперь установлено, что Кир мирно и даже торжественно вступил в Вавилон и что он не только не тронул местных божеств, но и оказал им знаки особенного внимания. Ни Кир, ни его преемник — Камбиз не трогали знаменитого золотого идола Бела-Меродаха в Вавилоне, только третий царь — Ксеркс увез его отсюда, по свидетельству Геродота (I, 183). Для устранения этого очевидного и довольно резкого противоречия, мы позволим себе предложить такого рода гипотезу. Вся речь пророка Исаии о низвержении богов Вавилона — это не столько пророческое видение, в собственном и строгом смысле слова, сколько аллегорическая метафора — новое и сильное обличение язычества, вообще. А так как всякая поэтическая метафора допускает правдоподобный вымысел, то и в данном случае живая творческая фантазия пророка создает именно такую картину, которая должна бы была быть в данном случае. И не вина пророка-поэта, что историческая действительность сделала здесь резкое уклонение от обычного шаблона. Но даже и этот, незначительный, дефект для нас имеет значение крупного приобретения. Он с несомненностью показывает, что весь этот отдел — один из наиболее хронологически соблазнительных — написан раньше факта, о котором он говорит, а не представляет позднейшее описание уже совершившихся событий, на чем обыкновенно настаивают защитники гипотезы Второисаии.


46:3-4  Печальная участь божеств покоренного Вавилона (какую пророк вправе был ожидать, хотя действительность и не оправдала его ожиданий) дает пророку удобный повод воспользоваться ею как благодарным материалом для нового развития и доказательства его излюбленной мысли — о неизмеримом превосходстве Бога Израилева, по сравнению с ничтожеством языческих богов.


46:3  Послушайте меня, дом Иаковлев и весь остаток дома Израилева. На вопрос, к кому относится это обращение и кто имеется здесь в виду под «остатком», самым правильным ответом, основанным на снесении параллелей, будет тот, что это относится ко всем, вообще, представителям богоизбранного племени, без различия его колен, которые ко времени падения Вавилона останутся или, точнее, будут находиться в нем ( 1:9 ; 10:20-22 ; 11:16 ; 40:27 ; 41:8,14 ; 43:24 ; 44:1,21,23 ; 45:4 и др.).


46:3-4  Принятые Мною от чрева, носимые Мною от утробы матерней и до старости вашей Я тот же буду... Я же буду носить вас... поддерживать и охранять. Сильная и выдержанная антитеза языческим богам. Относительно последних неизвестно, когда они записаны в покровители людей; но хорошо известно, что при первой же надобности в этом, они оказались бессильными оказать действительную помощь. Истинный же Бог Израилев оказывает свою всесильную помощь избранному Им народу во все периоды его исторической жизни, значит с самого его появления и до конца его исторического существования. Языческие боги нуждаются в том, чтобы люди их носили, поддерживали и охраняли; истинный же Бог Израилев поступает как раз наоборот: Он сам, как орел птенцов, носит Свой народ, его поддерживает и охраняет ( Исх 19:4 ; Втор 32:11-12 ; Ис 44:2,24 ; Ос 11:3 ; Лк 13:34 ).


46:5  Кому уподобите Меня и с кем сравните? Почти буквальное повторение сказанного раньше ( 40:18,25 ), имеющее в данном случае для себя новый, побудительный мотив при виде поругания столь драгоценных и столь чтимых идолов.


46:6-7  В этих стихах снова дается сильная обличительная сатира на вавилонское идолопоклонство, с которой мы встречались уже и раньше ( 44:11-12 и 40:19 ).


46:7  Поднимают его на плечи. Указание на те торжественные религиозные процессии, намек на которые дан был и выше ( 45:20 ).


Кричат к нему, он не отвечает. Сильная ирония над полной негодностью языческих божеств. В Библии она имеет для себя и твердую историческую основу, в истории Кармильского жертвоприношения, когда соперники пророка Божия — Илии, тщетно кричали своим богам ( 3 Цар 26-29 ).


46:8-11  Нравственное увещание, в качестве вывода из сказанного, преимущественно обращенное к заблудшим сынам Израиля.


46:8  Вспомните это... примите, отступники, к сердцу, т. е. будьте внимательны, постарайтесь уразуметь все сказанное вам — и ничтожество языческих божеств и величие Всемогущего Иеговы. Обращение — «вспомните» сходное с одним из ближайших, раннейших глав ( 44:21 ), равно как и самое название адресатов речи, «отступниками» заставляет, по аналогии ( 48:8 ), видит в них представителей всего народа израильского, так как неизмеримо большая часть его, действительно, очутилась в положении «отступников», отпавших (хотя, быть может, и бессознательно) от веры в истинного Иегову.


46:9-10  Вспомните прежде бывшее, от начала века... Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю. Апелляция к тому, что было сделано, ссылки на довечность и своевременность планов божественного Предопределения и указание о неизменности Его советов — это один из любимых и довольно часто употребляемых литературных приемов этого писания ( 14:24 ; 41:22 ; 43:16,18 и др.). В данном случае такое, чисто формальное удостоверение, заключает в себе намек и на более положительное содержание, именно на то божественное определение, согласно которому низко упавший культурный мир должен был обновиться притоком свежих народов и потомки Иафета вселятся в шатрах Симовых ( Быт 9:25-27 ). Право так думать дает следующий стих, где речь снова возвращается к Киру, главному виновнику такой перемены.


46:11  Я воззвал орла от Востока, из дальней страны. Если перед этим пророк хотел тронуть сердца слушателей воспоминанием о прошлом, то теперь он хочет поразить их предсказанием о будущем, предсказанием, хотя и не новым, но настолько важным и серьезным, что пророк часто обращается к нему в подобных случаях, как к самому вескому аргументу. Под образом «орла», воздвигнутого Богом от Востока, для осуществления Его промыслительных планов, как это видно из контекста ( 41:2,25 ), имеется в виду Кир, названный так или за быстроту и силу своих походов, или же за то, что он имел изображение орла на своих знаменах, о чем говорил и Ксенофонт (Киропедия VIII, 1, §4).


46:12-13  В двух последних стихах данной главы дано заключительное обращение к людям, окончательно огрубевшим, до слуха которых доступ пророческому слову особенно затруднителен, почему он и подходит к ним лишь в конце всего, после двух предшествовавших обращений, сначала к «остатку» (implicite — лучшей части) дома Израилева ( 3 ст. ), затем к «отступникам», т. е. хотя и большей, но худшей его части ( 8 ст. ).


46:12  Жестокие сердцем, далекие от правды. Хотя под «жестокими сердцем» Св. Писание обыкновенно разумеет весь «жестоковыйный» Израиль, не уверовавший в Мессию, несмотря на все данные ему благодеяния и чудеса ( Иез 2:6 ; 3:7 ; Ис 50:2 ; 65:2 ), однако, по ходу мыслей автора, в данном случае мы должны видеть не весь Израиль, а его наиболее безнадежную часть. В обличительно-увещательной речи пророка есть своя градация и это — высший и последний член данной градации, т. е. не обыкновенные иудеи, а наиболее закоренелые из них, в частности, напр., их книжники и первосвященники, которые и сами не входят в Царство Небесное и других, хотящих войти в него, не пускают ( Мф 23:13 ). Они названы также еще и далекими от «правды»; под «правдой» же, на языке Библии, обычно имеется в виду Тот, Кто сказал впоследствии о Себе: «Аз есмь путь, истина и живот» ( Ин 14:6 ), Его решения, Его праведные суды. Более частный смысл этой «правды» раскрывается в следующем стихе.


46:13  Я приблизил правду Мою, она недалеко, и спасение Мое не замедлит. Под приближенной Богом «правдой» здесь имеется в виду, ближайшим образом, то спасение народа Божия из вавилонского плена, которое является отправным пунктом всех речей пророка. Но, как всюду, так и в данном случае, это ближайшее историческое событие имеет и соответствующее аллегорическое значение, служа прообразом того духовного спасения, о котором говорится дальше. И дам Сиону спасение, Израилю — славу Мою. По терминологии пророка Исаии, слово «Сион» имеет довольно определенный смысл, — указывает на центр будущего, восстановленного и духовно-обновленного Израиля, имеющего возникнуть уже по пришествии Мессии ( 1:26-27 ; 29:1 ; 38:11 ; 40:10 ; 61 гл. , 62:1 и др.). А так как, по слову апостола, это спасение придет «от Иудей» ( Ин 4:22 ), т. е. чрез посредство сего богоизбранного племени, то оно, конечно, послужит и в прославление его истинных сынов, как отметил это и Симеон Богоприимец в заключительных словах своей молитвы: «свет во откровение языков и в славу людей твоих Израиля» ( Лк 2:32 ).


47  Настоящая глава является непосредственным продолжением предыдущей: в той говорилось о низвержении божества Вавилона, в этой идет речь о падении самого города. Но подобно тому, как в предшествующей главе божества Вавилона брались не столько сами по себе, сколько как символизация всего язычества, так и здесь город Вавилон — гордая столица мировой монархии — берется, очевидно, как тип всего древнего языческого мира, стоящего на пороге серьезной исторической катастрофы. Потому и здесь, также как и раньше, мы не должны проявлять к библейскому тексту всех требований придирчивой исторической критики, твердо помня, что мы в данном случае имеем дело не столько с конкретно-историческим, сколько с отвлеченно-типологическим пророчеством.


47:1-3  В образных чертах, вполне отвечающих восточным обычаям и нравам, описывается состояние крайнего позора и унижения, которому имеет вскоре подвергнуться гордый Вавилон, очевидно, при завоевании его Киром.


47:1  Сойди и сядь в прах, девица, дочь Вавилона... дочь Халдеев. Город Вавилон в Библии нередко олицетворяется под видом знатной женщины, или царственной дочери, заслужившей за свое нечестие позор проклятия. «Дщи Вавилоня окаянная» — взывает в своем известном псалме еще Псалмопевец ( Пс 136:8 ). Впрочем, следует оговориться, что образ жены, или дочери, вообще, один из самых употребительных в Библии, для обозначения какой-либо нации, или ее центра; отсюда — «дщи Сиона», «дщи Иерусалима», «дщи Моавея», «дщи Сидона» и пр. и пр. ( Ис 1:8 ; 23:12 ; 37:22 ; 62:11 ; Зах 9:9 и др.). Нисхождение с высоты и сидение во прахе, на языке Св. Писания, означает скорбь и позор, как это нам известно из истории Иова ( Иов 2:8 ) и из многих других примеров ( Втор 28:56 ; Иер 13:18 ; 48:18 и пр.). Здесь оно особенно резко подчеркивает контраст в положении Вавилона, то сидевшего наверху могущества и славы, то спустившегося на самый низ, на придорожную пыль.


И вперед не будут называть тебя нежной и роскошной. О роскоши и неге Вавилона единогласно свидетельствуют как библейские, так и языческие писатели ( 13:22 ; 14:11 ; Иер 51:39 ; Дан 5:1 ; Геродот I, 195, 199; Курций V, 1), справедливо усматривая в ней одну из главнейших причин внутренней деморализации Ассиро-Вавилонской монархии и ее быстрой политической гибели.


47:2-3  В сильных и образных красках восточных нравов рисуется картина крайнего унижения города и всей нации. Возьми жернова и мели муку. Это труднейшее занятие на Востоке было уделом пленников и в особенности пленниц, почему, конечно, оно особенно тяжело было не только физически, но еще более морально, для бывшей царицы ( Суд 16:21 ; Исх 11:5 ). Сними покрывало твое... Открой голени... даже виден будет стыд твой. Восток до сих пор не знает большего унижения для женщины, как то, что указано здесь пророком. Снятие покрывала и обнажение тела, в особенности столь высокое, какое необходимо для перехода вброд довольно глубокой реки — это все такие оскорбления для женской чести, от которых на Востоке застрахованы бывают даже и публичные женщины ( Быт 38:14-15 ; Песн 4:1,3 ; 6:7 ; Исх 20:4 ; 52:10 ; Иер 13:26 ; Наум 3:15 ). Блаж. Иероним в самом подчеркивании у пророка таких, чисто физических деталей, видит специальное наказание Вавилону за его сугубый грех моральной распущенности.


47:4  Искупитель наш — Господь Саваоф имя Ему, Святый Израилев. «Все комментаторы замечают, что это восклицание вырывается из души пророка, тогда как все пророчество о Вавилоне говорит пророк от имени Господа» (Властов). Оно заключает в себе или напоминание о неотвратимости божественного суда над Вавилоном ( 3 ст. , ср. 43:14 ; 44:6 ) или благоговейное удивление пророка о милости Божией, явленной Израилю в самом факте уничтожения Вавилона, как его главнейшего врага.


47:5  Сиди молча, уйди в темноту, дочь Халдеев, ибо впредь не будут называть тебя госпожою царства. Отдел речи о судьбе Вавилона, по обычаю пророка, заканчивается тем же, с чего он и начался, т. е. решительным и бесповоротным провозглашением окончательной гибели Вавилонской монархии, под ударами ее нового завоевателя. «Мрак» — на языке Св. Писания, символ «несчастья и плена» ( 50:10 ; Мих 7:8 и др.). Вавилон и его цари, как мы знаем из свидетельства самого же пророка Исаии и др. пророков, действительно, гордо высился над всеми остальными нациями и его монархи недаром носили титул «царя царей» ( 13:19 ; Иез 26:7 ; Дан 2:37 и др.). И вот теперь из положения господствующего властелина он должен перейти в состояние пленного раба, заключенного в темную одиночную тюрьму (Ср. Плач 2:10 ; 3:2 ; Мих 2:8 ).


47:6-7  Раскрывают нам ближайшие, непосредственные причины такой ужасной гибели Вавилона. Их указывается здесь две: одна — это жестокость обитателей Вавилона в обращении с преданным в их руки народом Божиим (6 ст.), другая — непомерная гордость и тщеславие жителей Вавилона, черта, очевидно унаследованная ими еще от их предков, строителей знаменитой вавилонской башни ( Быт 11 гл. ).


47:6  Я прогневался на народ Мой. Обычная библейская точка зрения на политические катастрофы в жизни Израиля, как на результат божественного гнева за измену Израиля Иегове ( 2 Цар 24:14 ; 1 Пар 36:13-17 ; Зах 1:15 и др.). А ты не оказала им милосердия. Жестокое и пренебрежительное отношение вавилонян в отношении к побежденным иудеям представляло нечто выдающееся даже среди всеобщей тогдашней грубости нравов ( Иер 51:34 ; Пс 136:8-9 ; Плач 4:16 ; 5:12 ). На старца налагала крайне тяжкое иго. Упоминание о старце едва ли имеет здесь какое-либо конкретное значение — просто это особый прием усиления и обострения мысли.


47:7  И ты говорила: вечно буду госпожой. Тирания, о которой говорилось в предыдущем стихе, являлась следствием другого, чисто духовного порока вавилонян — их безграничного самопревозношения, гордости и тщеславия. Эта отличительная черта духовного образа вавилонян отмечалась у пророка Исаии и раньше ( 10:5-16 ; 14:1-23 ), и она же, очевидно, послужила причиной того, что Ассирия и Вавилон выступают в Св. Писании прототипами антихриста ( Откр 18:9-10 ).


47:8-11  Идет речь о внезапности самой гибели Вавилона, его полной растерянности и беспомощности.


47:8  Обращение к Вавилону, с указанием главных его свойств, напоминающее слова первого стиха («изнеженная», «живущая беспечно»).


47:9  Но внезапно, в один день, придет к тебе то и другое — потеря детей и вдовство. Мы видим, что в подобных же красках Библия, вообще, изображает гибель каких бы то ни было народов и государств ( 12:19-22,22-23 ; Иер 1:10-15 ; 51:36-43 и др.). Очевидно, для чадолюбивого Израиля не было большего горя, как печальное вдовство и потеря детей, или вынужденное бездетство, вообще. А потому эти именно образы и выступают самыми яркими символами безнадежного отчаяния и горя. В полной мере придут они на тебя. Слова эти, вполне понятные сами по себе, вызывают сильное возражение со стороны их исторической достоверности. Ведь известно, что Кир завоевал Вавилон совершенно без кровопролития и отнесся к его пленению в высокой степени великодушно и гуманно. Что же, в таком случае, означают слова пророка о полной мере наказания? А они означают то, что пророк писал не точную будущую историю Вавилона, а его наиболее вероятную, гадательную участь. Точного и несомненного во всем его пророчестве был лишь один факт — самое завоевание Вавилона Киром. Все дальнейшее — только правдоподобные выводы из этого бесспорного факта. Но последние сделали здесь резкий уклон от своего обычного течения; и пророчество автора книги, проигравшее в этих второстепенных деталях, сильно выиграло в главном, так как дало ясное доказательство того, что оно истинное пророчество; записано до начала завоевание Вавилона, а не после него, как утверждает отрицательная критика.


47:9-10  Несмотря на множество чародейств твоих и на великую силу волшебств твоих. Из всех стран древнего Востока — Халдея и Вавилон, преимущественно — страны магии и заклинаний. Из свидетельств классических писателей (Диодор Сицилийский, Геродот) и из данных новейших раскопок в ассиро-вавилонской территории мы знаем, что там практиковались три следующих главных формы магии: 1) приготовление и употребление особых амулетов и талисманов с выгравированными на них священными изображениями или словами, 2) составление и чтение или пение особых заклинательных формул, с целью отогнания злых демонов и 3) изготовление специальных гороскопов, предсказывающих судьбу их обладателей. (Rawlinson. Egipt and Babylon. P. 58; Lenormant. La Magie chez les Chaldeens; Sayce. Transactions of Societ. of Bibl. Archeol. Vol. III, 145; IV, 302 — The Pulpit Commentary. 205). На первую и вторую форму магии указывается в данном стихе, на третью — в 13-м стихе: «утомлена множеством советов твоих».


47:10  Мудрость твоя и знание твое — они сбили тебя с пути. Под ними можно разуметь довольно высокое развитие естественных знаний и положительных наук, чем так гордились вавилоняне. Но преимущественно следует видеть как указание на широкое развитие астрономии, которая, главным образом, выражалась у них в астрологии, или звездочетстве, заводившем, действительно, в лабиринт самых ужасных суеверий.


47:11  Надеясь на свое волшебство и чародейство, вавилоняне были убеждены, что они, во-первых, никогда не будут застигнуты врасплох, так как сумеют по своим гороскопам заранее узнать о предстоящей опасности; во-вторых, они не боялись даже и опасности-то, так как уверены были, что своими заклинаниями и песнями могут отогнать всякую опасность. Но в данном случае им опытно предстоит узнать все бессилие подобных средств и всю горечь разочарования в них.


47:12-15  Весь последний отдел дает развитие той же самой мысли, но в новой, художественно-иронической форме.


47:12  Оставайся же с твоими волшебствами и со множеством чародейств. Ясное указание на то, что говорилось выше ( 9 ст. ). Может быть — пособишь себе, может быть — устоишь. Беспощадная ирония, напоминающая подобную же иронию пророка Илии над жрецами Иезавели во время кармильского жертвоприношения ( 3 Цар 18:27 ).


47:13  Ты утомлена множеством советов твоих. Суеверные гадания волхвов никогда не имели устойчивости и допускали возможность самых различных перетолкований, выслушивание которых было делом столь же нелегким, сколь и бесполезным ( Дан 2:2-11 ; 5:7-8 ). Пусть же выступят наблюдатели небес и звездочеты и предвещатели по новолуниям и спасут тебя. Все эти астрономы и астрологи, очевидно, представляли собою цвет вавилонской мудрости, и вот пророк приглашает их теперь напрячь все свои усилия, чтобы помочь родине в трудное для нее время.


47:14  Вот они, как солома: огонь сжег их... не осталось угля, чтобы погреться. Но напрасна надежда на этих мнимых мудрецов: они не только бессильны оказать кому-либо действительную помощь, но не в состоянии спасти и самих себя. Пред лицом гнева Божия они погибнут, как солома пред огнем ( 5:24 ; 40:24 ; 41:2 ); и погибель их будет настолько окончательной и полной, что от них не останется ничего, даже самого маленького уголька, от которого можно было бы развести новый костер, как снова иронически замечает пророк. В этих словах можно видеть суд Божий над язычеством, вообще, как это становится ясно из снесения параллели: «свет Израилев будет огнем и святым его пламенем, которое сожжет и пожрет терны его и волчцы его в один день» ( 10:17 ).


47:15  Такими, т. е. столь же безнадежными в смысле помощи, как и твои собственные мудрецы, стали для тебя те, с которыми ты трудилась — на культурном, коммерческом и военном поприще! Очевидно, разумеются все области передней Азии, которые стояли под ближайшим, культурным влиянием Ассиро-Вавилон. монархии и от которых она могла рассчитывать получить помощь. Но совершенно напрасно, так как эгоистическая политика др. мира не признавала подобных моральных обязательств.


48  Настоящей главой заканчивается первый отдел (40-48 гл.) второй части кн. пророка Исаии, — тот отдел, в котором, главным образом, шла речь о внешнем спасении Израиля: об избавлении его из предстоящего вавилонского плена через Кира и о падении Вавилона, как символа всех политических и религиозных врагов народа Божия. Предсказывая своим современникам эти события, нередко с поразительной, детальной точностью, пророк постоянно имел в виду одну главную цель, к которой он часто и возвращался — утвердить в сознании Израиля мысль о величии и силе истинного Бога, неизмеримо возвышающегося над «ничтожеством» языческих идолов и чрез то, если не предотвратить вовсе, то, по крайней мере, ослабить и смягчить силу надвигающейся на него божественной кары. Пример такой именно, обличительно-увещательной речи к народу израильскому, и представляет настоящая, заключительная глава целого отдела.


48:1-8  В 1-8 ст. после знаменательного обращения к Израилю, пророк открывает ближайшую цель данных ему пророчеств. По-видимому, предсказания пророка, бывшие «гласом вопиющего в пустыне», не доходили до слуха жестоковыйного Израиля и не достигали своей цели. Однако чрез это они, по взгляду пророка, не теряли своего важного значения, которое состояло здесь в том, что отнимало у Израиля всякие предлоги к оправданию (напр., ссылкой на неизвестность) и делало его окончательно безответным пред праведным судом Божиим.


48:1-2  Слушайте это, дом Иакова, называющийся именем Израиля и происшедшие от источника Иудина, клянущиеся... и исповедающие Бога Израилева, хотя не по истине и не по правде. Ибо они называют себя происходящими от святого города. Это — самое полное и разнообразное обращение к представителям избранного народа из всех, встречающихся у пророка Исаии. Хотя, в общем, оно относится к одному коллективному лицу, именно к Израилю, но самым разнообразием эпитетов позволяет различать и улавливать в нем различные оттенки мысли. Так, самое первое определение — «дом Иакова» — бесспорно указывает на весь избранный народ еврейский, без различия в нем царств и колен ( 40:27 ; 41:8,14 ; 43:1,22 , 44:1 и пр.). Два следующих определения, по-видимому, преднамеренно различают «Израиля» от «Иуды». Наконец, ссылка на «клянущихся именем Господа и только устами исповедающих Его» ( Мф 15:8 ), а также на кичащихся своим происхождением от святого города — является снова общей характеристикой всего народа Божия, но не с внешней, как раньше, а с другой — внутренней стороны, со стороны его морального несовершенства (лицемерия, нарушения святости, при отсутствии внутренней истины и правды). Хотя чтение «от источника Иуды» и имеет за себя авторитет сравнительной древности (оно встречается еще у блаж. Иеронима), однако новейшие комментаторы не без основания его оспаривают, находя, что здесь перепутаны два весьма сходных по начертанию и произношению еврейских слова — «воды» (memi) и «утроба, чресла» (memhi); так что более правильным будет перевод «от чресл Иудиных» ( Быт 15:4 ; 49:10 и др.).


48:3  Прежнее я задолго объявлял. Воспоминание о прошедших пророчествах, как прецедентах новому — о Кире и спасении Израиля из плена. Подобно тому, как все прошлые пророчества, хотя и предрекались они задолго, но исполнялись точно так же, несомненно, будет и с этим новым пророчеством. Порукой в этом Всемогущество и Всеведение Творца: Я возвещал это и внезапно делал, — и все сбывалось, к чему не раз апеллировал пророк и раньше ( 41:26 ; 43:9-10 ; 44:7-8 ; 47:11 ).


48:4  Вем, яко жесток ecu, и жила железна воля твоя, и чело твое медяно. Славянский перевод здесь лучше русского передает мысль пророка, его художественно сильный образ крайней жестоковыйности Израиля ( Исх 32:9 ; Иер 5:3 ; Иез 3:7-8 ; Зах 7:12 ). Она же именно и заграждала доступ к сердцу Израиля всех обличающих и предостерегающих увещаний пророка. Данные слова пророка Исаии очень близко стоят к изречению Второзакония: «ибо я знаю упорство твое и жестоковыйность твою». ( Втор 31:37 ; ср. 32:15 ).


48:5  Поэтому и объявлял тебе задолго... чтобы ты не сказал: «идол мой сделал это...» Здесь пророк ясно указывает причину данных им пророчеств о Кире и Вавилоне, это именно — очевидно небезосновательное опасение, как бы Израиль, видя совершение столь неожиданных и великих событий, не приписал бы самого исполнения их чуждой силе языческих богов и их идолов (Ср. 41:22-24 ; 44:9 и сл. ) Подтверждение этому находим мы и у др. позднейшего пророка ( Иез 20:30-31 ).


48:6  Ты слышал — посмотри на все это! Ты слышал целый ряд подобных же удивительных пророчеств и являешься свидетелем их поразительного исполнения ( 43:10 ). Из ближайших пророчеств этого рода пророк Исаия мог иметь в виду исполнившееся пророчество о гибели Израильского царства ( Ис 7:8 ; Ам 2:6 ; 5:2,16 ; 6:7 и Ос 1:4 ; 4:6 ; 11:1 ). Неужели вы не признаете этого? Каких же вам нужно еще более убедительных доказательств, если вы не верите фактам и не видите во всем прежде сотворенном от Господа Его всемогущества?


48:6-7  А ныне Я возвещаю тебе новое и сокровенное... Оно произошло ныне... и ты не слыхал о том. От прошедших событий взор пророка по контрасту переносится к будущим, которые он созерцает с такой силой ясности, что они кажутся ему как бы уже наступившими и развертывающимися перед его глазами. Под «новым и сокровенным» следует прежде всего разуметь пророчество о Кире и избавлении Израиля из плена, а затем уже и все то, что исторически, или преобразовательно связано с ним. Отрицательная критика особенно подчеркивает начало 7-го стиха и выводит из него якобы несомненное заключение о позднейшем написании данной главы (Дильман, s. 425). Но здесь очевидное недоразумение: смешение пророческого будущего с настоящим. Да, наконец, в известном смысле, момент произнесения Богом того или другого пророчества есть уже и начало его исполнения, потому что мысль и слово Бога равносильно его исполнению и факту ( Пс 32:9 ).


48:8  Ты и не слыхал и не знал об этом, и ухо твое не было прежде открыто. «Ты не внял словам пророков, не принял учения закона и не преклонил уха твоего с покорностью к словам благословений и клятв завета Моего, которые Я заключил с вами при Хориве» — как комментирует данное место халдейский таргум. Я знал, что ты поступишь вероломно, и от самого чрева матернего ты прозван отступником. Название вероломного отступника «от самого чрева матернего», по мнению блаж. Иеронима, есть воспоминание об отступничестве Израиля при самом его духовном рождении, когда при подошве горы Синай он, только что получивши божественное откровение, стал поклоняться золотому тельцу в отсутствие Моисея ( Исх 32 гл.).


48:9-11  Идет объяснение причины такого, довольно непонятного на первый взгляд, божественного благоволения к народу израильскому. По-видимому, «жестоковыйный» и «непокорный» Израиль не заслуживал бы таких забот о нем, а по всей справедливости и правде подлежал бы полному отвержению и уничтожению. Однако Бог как раньше постоянно спасал Свой народ, так и теперь до времени еще щадит его.


48:9  Ради имени Моего отлагал гнев Мой, и ради славы Моей удерживал Себя от истребления тебя. Историческая справка о прошлом отношении Иеговы к Израилю, искушавшему Его долготерпение. Сколько раз, действительно, вероломный Израиль изменял Иегове и сколько раз поэтому он уже стоял на краю своей полной духовно-политической гибели ( Исх 32:10 ; Чис 11:1 ); но каждый раз Господь щадил Своего недостойного избранника, давая ему возможность покаяния и исправления. Господь делал это не столько ради самого Израиля, относительно безнадежности которого Он не мог, конечно, сомневаться, сколько ради Себя Самого, ради славы Своей. Здесь пророк рассуждает применительно к тогдашним воззрениям и понятиям. По смыслу последних, каждая нация имеет своего Бога-покровителя, который избирает себе излюбленный народ и всемерно заботится о нем. У народа израильского таким Богом-покровителем был Иегова, избравший (даже как бы «создавший) Себе этот народ и заботившийся о нем. И вот, если бы когда-либо Иегова покинул Свой народ и дал бы ему погибнуть, то в глазах всего языческого мира Он этим самым сильно уронил бы Себя, так как доказал бы или то, что Он ошибся в выборе себе народа, или что оказался бессильным спасти и защитить Свой народ. И вот, чтобы не подавать подобного соблазна языческому миру, не подвергать имя Божие нареканию и не омрачать Славу свою, Господь, невзирая на все недостоинство Израиля, продолжает оказывать ему Свое покровительство (11 ст. Исх 32:12 ; Чис 14:13 ; Втор 9:28 ; Пс 78:10 ; 105:8 и др.). Нельзя, впрочем, упускать из виду и сравнительной оценки Израиля: если, судя безотносительно, Израиль часто оказывался недостойным божественного избрания и этим как бы свидетельствовал об ошибке Избравшего его, то, оценивая того же Израиля сравнительно, путем сопоставления его с другими народами древнего языческого мира, мы все же не можем не отдать ему решительного предпочтения во многих отношениях. Языческий мир был сплошным злом; но Израиль из всех зол был все же меньшим.


48:10  Вот Я расплавил тебя, но не как серебро. Сопоставляя это место с раннейшим из того же пророка: «обращу на тебя руку Мою и как в щелочи очищу с тебя примесь и отделю от тебя все свинцовое» ( 1:24-25 ) и с непосредственно следующим: испытал тебя в горниле страданий, мы видим, что здесь идет речь о провиденциальном смысле переживаемых Израилем страданий: все они имели для него тот или иной положительный смысл в смысле его религиозно-морального очищения и исправления. Хотя, впрочем, по сознанию пророка, это очищение никогда не бывало настолько решительным и полным, как бы это желательно и как бывает при плавлении благородных металлов («не как серебро» (Срав. Зах 13:9 и Мал 3:3 ). Ближайшим образом, здесь имеется в виду очистительный огонь вавилонского плена ( 42:25 ).


48:11  Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, — ибо какое было бы нарекание на имя Мое. Усиленно подчеркивает мысль 9 ст. и делает ее еще очевиднее и яснее. Теперь же, вместо нарекания, получается новая слава для имени Иеговы, Который спасает Израиля не за какие-либо его заслуги, а единственно по великой и богатой Своей милости, как Он и говорил раньше: «Я, Я Сам изглаживаю преступления Твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну» ( 43:25 ; Ср. 44:22 ; Ср. Иез 20:14 ; 36:22 и др.). Славы Моей не дам иному. Сличая это место с ближайшей параллелью: «и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам» ( 42:8 ), убеждаемся, что под «иным» здесь имеется в виду бог той языческой нации, которая уничтожила бы Израиля и на основании этого торжествовала бы победу своего божества над Богом Израиля.


48:12-15  Весь следующий отдел с 12-15 ст. представляет собой новое, более мягкое обращение к Израилю с увещанием, в котором пророк повторяет свои обычные в таких случаях и излюбленные им аргументы, с которыми мы не раз встречались уже и раньше. Он указывает на особую близость Израиля, как народа «избранного» к Иегове (12 ст. Ср. 41:9 ; 42:6 ), на Свою Вечность, Всемогущество и неизменность (ibid. Ср. 41:4 ; 43:10 ; 44:6 ), на Свою Творческую силу (15 ст. Ср. 11:22,26,28 ; 42:5 ; 44:24 ; 45:12,18 ), на Свое неизмеримое превосходство пред божествами других языческих наций (14 ст. Ср. 43:9 ; 45:18-20 и др.) и на Свое последнее знаменитое пророчество о Кире и Вавилоне (14-15 ст. Ср. 44:28 ; 45:1-7 ; 46:11 и др.).


48:16-22  Идет третье и последнее увещание Израиля, отличающееся особенной торжественностью стиля. Основываясь на этом, а также на некоторых отдельных, характерных выражениях («приступите ко Мне, слушайте», ст. 16, ср. 49:1 ; «ныне послал Меня Господь и Дух Его», ст. 16 — 61:1 и др.), многие комментаторы не без основания полагают, что вся эта речь принадлежит «рабу Иеговы», «ангелу Завета», т. е. Второму Лицу Св. Троицы — Сыну Божию, от имени Которого и выступает здесь пророк, как бы являющийся Его заместителем.


48:16  После торжественного вступления в речь Господь указывает на открытый и ясный характер своих спасительно-промыслительных отношений к Своему избранному народу. Я и сначала говорил не тайно... не в темном месте земли, как выяснял это пророк раньше ( 45:19 ), сопоставляя точный и несомненный смысл божественных пророчеств с темными и двусмысленными изречениями языч. оракулов. С того времени, как это происходит, Я был там. Если справедлива мысль относить эту речь ко Второму Лицу Пресв. Троицы, то в этих словах следует видеть параллель известному изречению Ипостасной Премудрости: «от века Я помазана, от начала, прежде бытия земли» ( Притч 8:23 ). И ныне послал Меня Господь Боги Дух Его. Если допустить, что выше говорилось о предвечном Совете Божием по спасению людей, то здесь, очевидно, говорится о временном посольстве Сына Искупителя: «в главизне книжней написася о Мне: се иду сотворити волю Твою, Боже» ( Пс 39:8 ). Впрочем, соображаясь с контекстом, в котором все время идет речь об Израиле и его спасении, следует и приведенным выражениям придать более тесный, ограничительный смысл, приурочив их, главным образом, к судьбе Израиля и предстоящего ему спасения из плена.


48:17  Так говорит Господь, Искупитель твой, Святый Израилев. Смысл подобных выражений был раскрыт нами раньше ( 41:14 и 43:14 ).


Научающий тебя полезному, ведущий тебя по тому пути, по которому должно тебе идти. Сильный и выразительный образ промыслительно-руководственных отношений Иеговы к Израилю ( Втор 4:7-8 ; 7:6-10 ; Пс 25:8,12 ; Ис 47:12 и др.).


48:18-19  Говорит о тех возможных и открытых Израилю благах, которыми он, несомненно, наслаждался бы, если бы пребыл верен своему завету с Иеговой.


48:18  О, если бы ты внимал заповедям Моим! Прекрасную параллель этому дает Псалмопевец: «о, если бы народ Мой слушал Меня, и Израиль ходил Моими путями! Я скоро смирил бы врагов их... а их благоденствие продолжалось бы навсегда» ( Пс 80:14-16 )!


Тогда бы мир твой был, как река — именно, определенная река, так как порою стоит с членом — «Евфрат». И правда твоя, как волны морские. «О, если б народ внимал заповедям Господним, тогда бы мир его уподоблялся бы течению тихой, величественной реки, несущей благоденствие, успокоение и благословение; правда же его уподоблялась бы силе волн, устремляющихся на берега неверия и разливающих их и пробивающих самые скалы непрестанным действием» (Властов).


48:19  И семя твое было бы, как песок, и происходящие из чресл твоих, как песчинки. Это — один из довольно употребительных у пророка Исаии образов, ведущий свое происхождение, очевидно, из эпохи патриархальных благословений ( 10:22 ; 43:5 ; 44:3 ; Быт 22:17-18 и др.). Но народ еврейский нарушил завет и тем самым уничтожил силу богодарованных ему обетований. Не изгладилось бы, не истребилось бы имя его предо Мною. Ясное указание на потерю политической самостоятельности и на всю ту будущую, бесславную историю Израиля, которая явилась в качестве естественного следствия его же собственного поведения ( Втор 22:9 ). Народ израильский потерял смысл своего исторического существования, почему и Сам Господь впоследствии сказал ему: «отнимется от вас Царствие Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» ( Мф 21:43 ). Самый же образ взят, очевидно, из обычая евреев изглаждать из родословных книг имя, или даже всю фамилию того лица, которое чем-либо особенным опорочило себя.


48:20-21  Два предпоследних стиха, непосредственно примыкая к началу речи (16 ст.), заключают ее живой, драматической картиной исхода евреев из вавилонского плена, изображаемой отчасти сходными чертами с бегством их из египетского рабства ( Исх 12:33 ; 17:6 ; Чис 20:11 ). Так как исторически возвращение иудеев из вавилонского плена происходило совершенно иначе ( 1 Езд 1:5-8 ; Иуд. древн. XI, 1 и др.), то, следовательно, здесь мы имеем не пророчество, а «символ», имеющий более широкое и общее значение. Вавилон здесь выступает больше, как отвлеченный, типологический образ зла, к бегству от которого, — по необходимому условию новой, возрожденной жизни — и призываются сыны духовного Израиля, призванные распространять Евангелие царствия Божия «даже до последних земли» ( Деян 1:8 ).


48:22  Нечестивым же нет мира, говорит Господь. Это — грозный, предостерегающий голос пророка, своего рода memento mori, который обычно раздается у него в заключение важных отделов его книги ( 56:24 и 57:21 ).


Личность пророка. Имя пророка — jeschajéhu — в переводе с еврейского означает: спасение соделывает Иегова или, короче, спасение Иеговы. LXX переводчиков передают это еврейское наименование выражением ‛Ησάϊας. В позднейшее время библейской письменности это еврейское выражение встречается уже в сокращенной форме jeschaeja.

Кто был отец Исаии, называемый в надписании книги Амосом, неизвестно. Исаия, как видно из самой его книги, жил в Иерусалиме, и это обстоятельство в значительной мере объясняет ту осведомленность, какую пророк обнаруживает в отношении событий столичной жизни. Пророк имел собственный дом, был женат и имел детей. Жену свою он называет пророчицей (Ис 8:3). Дети его — сыновья — своими именами символически предуказывали на суд Божий, которому должны были подвергнуться Иудейское и Израильское царство (Ис 7:3; Ис 10:20; Ис 8:3.18), тогда как имя самого пророка служило символом спасения, ожидающего избранников Божиих.

Исаия жил очень долго и деятельность его как пророка была продолжительна. Начавши свое служение, по крайней мере, 20-ти лет от роду, в год смерти царя Озии (по старому летоисчислению это был 759-й до Р. Х., по новейшему, основанному на изучении ассирийских памятников — 740-й г.), он в последний раз выступает действующим лицом около 701-го года, так что его пророческое служение продолжалось не менее 40 лет, а может быть, и более. О кончине его Библия ничего не сообщает, но талмудическое предание, принимаемое и отцами церкви, свидетельствует, что Исаия был предан мученической смерти по повелению нечестивого царя иудейского Манассии (намек на это можно усматривать у пророка Иеремии в Иер 2:30).

Что касается духовного облика пророка, то этот облик поражает нас своим величием. Исаия вполне убежден, что его призвал на его высокое служение Сам Господь (Ис 6) и, в силу этого сознания, везде обнаруживает самое преданное послушание воле Божией и безусловное доверие к Иегове. Поэтому он свободен от всяких приражений человеческого страха и интересы людей всегда ставит ниже, чем требования вечной правды Божией. С величайшим мужеством он в лицо Ахазу высказывает осуждение всей его политики (Ис 8), резко обличает министра-временщика Севну (Ис 22:15), а также других иудейских правителей, священников, пророков и весь народ (Ис 2, Ис 3, Ис 5, Ис 28 и др.). Открыто и бестрепетно порицает он политику иудейского правительства при царе Езекии (гл. 30-32) и не боится даже возвестить приближение смерти самому царю (Ис 38), а потом тому же царю, заболевшему смертельно, с уверенностью предвозвещает скорое выздоровление. Не боясь обвинений в отсутствии патриотизма, он предсказывает Езекии отведение всего его потомства в плен вавилонский. И слова его, сами по себе дышавшие силою убеждения, приобретали все большее и большее значение с течением времени, потому что некоторые из его пророчеств исполнились еще в то время, когда он продолжал свою пророческую деятельность, а также и потому, что слова его сопровождались чудесными знамениями (Ис 38:7).

Эпоха Исаии. Исаия был призван к своему служению в год смерти иудейского царя Озии, который, по новейшим исчислениям, основанным на изучении ассирийских памятников, царствовал с 780 до 740 г. до Р. Х. Этот благочестивый царь, с помощью Божией, успел ввести добрые порядки в своем небольшом государстве и вообще правил так благополучно, что Иудейское царство приобрело важное значение среди других малоазийских государств, особенно благодаря своим успехам в войнах с филистимлянами, арабами и др. народами. Народу иудейскому при Озии жилось почти так же хорошо, как и при Соломоне, хотя, впрочем, Иудею иногда в это время посещали и некоторые несчастья, вроде землетрясения (Ис 5:25) и хотя сам царь в последние годы своей жизни был поражен проказою, посланною на него за то, что он выказал притязания на совершение священнического служения. В конце своего царствования Озия сделал своим соправителем сына своего, Иоафама (4 Цар 15:5; 2 Пар 26:21).

Иоафам (по 4 Цар 15:32-38 и 2 Пар 27) правил Иудейским царством 16 лет — 11 лет как соправитель своего отца и 4 года с лишком — самостоятельно (740-736). И он был человек благочестивый и счастливый в своих начинаниях, хотя уже при нем сирийцы и ефремляне стали злоумышлять против Иудеи. Но народ иудейский при Иоафаме своими отступлениями от закона Божия стал навлекать на себя гнев Божий, и пророк Исаия начал возвещать своим согражданам об ожидающем их наказании от Бога (Ис 6). Очевидно, что внешние успехи, достигнутые Иоафамом, не только не содействовали нравственному улучшению народа, а напротив, как предсказывал еще Моисей (Втор 32), внушили этому народу чувство гордости и дали возможность вести беззаботную и распущенную жизнь. К этому времени относятся речи Исаии, содержащиеся в 2, 3, 4 и 5 главах его книги.

После Иоафама на престол вступил Ахаз (4 Цар 16 и 2 Пар 28), который царствовал 10 лет (736-727). По направлению, он не был похож на своего отца и уклонялся в идолопоклонство. За то Господь, по словам писателей 4-й книги Царств и 2 Паралипоменон, посылал против него врагов, из которых наиболее опасными были сирийцы и израильтяне, составившие между собою союз, к которому примкнули также и едомитяне (4 Цар 16:5-20, 2 Пар 28:5-27). Дело дошло до того, что много иудеев, подданных Ахаза, были захвачены врагами и вместе со своими женами и детьми переселены в Самарию: только пророк Одед убедил израильтян освободить иудеев от плена. Кроме идумеев, сирийцев и израильтян, на Иудею в правление Ахаза нападали и филистимляне (2 Пар 28:18). При этом царе Исаиею сказаны речи, содержащиеся в 7, 8, 9, 10 (ст. 1-4), 14 (28-32 ст.) и 17 гл., а также, быть может, в гл. 1 и 10, ст. 5-12. В этих речах Исаия порицал политику Ахаза, обратившегося за помощью против своих врагов к ассирийскому царю Тиглатпаласару III. Он предсказывал, что эти ассирийцы в конце концов замыслят подчинить себе иудейское царство и что только Мессия — Еммануил унизит их гордость и сокрушит их силу. Касаясь внутренней жизни иудейского государства при Ахазе, Исаия обличал в правителях народа отсутствие правосудия, а в народе — увеличившуюся распущенность нравов.

Езекия, сын Ахаза (4 Цар 18-20 и 2 Пар 29-32), правил государством Иудейским 29 лет (от 727 до 698 г. до Р. Х.). Езекия был очень благочестивый и богобоязненный государь (4 Цар 18:3.5.7) и заботился о восстановлении истинного богослужения, по уставам Моисеевым (4 Цар 18:4.22). Хотя сначала его окружали люди, мало понимавшие сущность теократического устройства еврейского государства и склонявшие царя к заключению союзов с иностранными государями, но потом, под влиянием пророка Исаии, Езекия утвердился в той мысли, что единая крепкая опора для его государства — есть Сам Иегова. Во время нашествия Сеннахирима на Иудею Езекия посылает послов к Исаии за советом, и пророк утешает царя обещанием божественной помощи. На время Езекии падают речи Исаии, содержащиеся в гл. 22, 28—33, а также главы 36-39 и, наконец, может быть, весь второй отдел книги Исаии (40-46 гл.). Кроме того, к этому времени относятся пророчества на иноземные народы в Ис 15-20 и, может быть, в Ис 21:11-17 и Ис 23 К самому концу царствования Езекии относятся речи, заключающиеся в Ис 13-14; Ис 21:1-10; Ис 24-27; Ис 34-35.

Прибавим еще несколько слов о народах, наиболее оказывавших влияние на жизнь иудейского израильского государства во дни Исаии. В этом отношении на первом месте стоял Ассур. Во дни Озии, царя иудейского, на ассирийский престол вступил первый царь новой династии — Фул. Этот царь опустошил царство Израильское. На то же царство сделал нападение при Ахазе могущественный царь ассирийский Тиглатпаласар III, а во дни Езекии Ассирийское царство достигло высшей степени процветания и царь Салмонассар окончательно уничтожил царство Израильское, а его преемник Сеннахирим делал попытки подчинить себе и царство Иудейское. Но уже в последние годы Сеннахирима сила Ассура начала исчезать. Асар-Гаддон, правда, сумел задушить восстание в Вавилоне и подчинил себе и Иудею, отведя царя ее, Манассию, в плен, но дни Ассирийской монархии, очевидно, уже были сочтены, и около 630 г. Киоксар Мидийский в союзе с Набополассаром Вавилонским, взяли столицу Ассирии, Ниневию, и Ассирия после этого стала Мидийскою провинцией.

Что касается другой великой державы того времени, Египта, то евреи большею частью состояли в союзе с нею и надеялись на ее помощь, когда начинали мечтать об освобождении от подчинения ассирийцам, которые большею частью докучали иудейским царям требованием с них дани. Египет, однако, в то время уже устарел и обессилел. В те дни Египет был ослабляем внутренними междоусобицами и в эпоху деятельности Исаии переменилось на престоле египетском целых три династии — 23, 24 и 25-я. В своих войнах с Ассирией из-за спорных сирийских владений, египетские цари так называемой Эфиопской династии (с 725 по 605 г.) сначала были побеждены, но потом могущественный египетский царь Тиргака нанес сильное поражение Сеннахириму и восстановил величие Египта, хотя и ненадолго: преемник Сеннахирима, Асар-Гаддон, вступил со своими войсками в Египет, а затем скоро была низвергнута и Эфиопская династия.

Довольно немаловажную величину в эпоху Исаии представляло собою царство Сирийское с его главным городом, Дамаском, Это царство все время боролось с царством Ассирийским. Цари ассирийские, особенно Тиглатпаласар III, жестоко карали сирийских государей, собиравших для себя союзников из числа подвластных Ассирийской державе малоазийских государств, но в 732-м г. Сирия окончательно была присоединена к Ассирии как ее провинция. Известно, затем было и царство Халдейское со столицею своею, Вавилоном. Это царство, в эпоху Исаии, было в вассальных отношениях к Ассирии и цари Вавилона считались только наместниками царя ассирийского. Однако эти цари постоянно старались вернуть прежнюю самостоятельность Халдейскому государству и поднимали знамя возмущения против ассирийского владычества, привлекая к этому и некоторых других малоазийских царей, например, иудейского Езекию, и в конце концов все-таки достигли своей цели. — Что касается других, входивших в соприкосновение с евреями во дни Исаии народов — тирян, филистимлян, маовитян, едомитян и др., то они, по своей слабости, не могли причинять особенно серьезного вреда евреям, но зато оказывали им и мало помощи, как союзники, против Ассирии.

Заметить нужно еще, что в эпоху Исаии Иудейское и Израильское царство почти всегда находились между собою во враждебных отношениях и это, конечно, не могло не отразиться на печальной судьбе, которая сначала постигла царство Израильское, а потом и Иудейское.

Книга Исаии. Книга Исаии состоит из нескольких отдельных сборников его речей. Кто окончательно сгруппировал речи пророка в эти сборники — сказать нельзя. Все речи пророка размещены не в строго хронологическом, а скорее в систематическом порядке. По содержанию, книгу Исаии можно разделить на две части. Первая — с 1 по 39 главу — проникнута по преимуществу духом обличения, вторая же — с 40 гл. по 66 — содержит в себе почти исключительно утешения народу израильскому ввиду ожидающего его плена вавилонского.

В первой части пророк упрекает еврейский народ за его упорство, с каким он отвращался от исполнения воли Божией главным образом во дни Ахаза. Пророк резкими чертами рисует пред своими слушателями неблагодарность их по отношению к своему Благодетелю — Иегове, подражание их язычникам в нечестии и даже идолослужение, какому они предавались (Ис 2:20; Ис 17:8; Ис 30:22; Ис 31:7), неверие в божественное откровение (Ис 29:9-24), поверхностное, внешнее исполнение требований Моисеева закона, соединявшееся с полною безнравственностью (Ис 1:10-31), недостаток честности и справедливости в отношении к ближнему, отсутствие взаимной любви и милосердия к бедным. Особенно строго пророк относится к великим мира, которые открыто позволяют себе нарушать требования правды Божией (Ис 1:16-31; Ис 5:23; Ис 10:1; Ис 32:5-7; Ис 33:1-5). Политика иудейских правителей, видевших все спасение Иудейского государства в союзах с сильными языческими державами, также здесь находит себе резкое осуждение (Ис 8:6-22; Ис 30:1-33; Ис 31; Ис 39).

Ввиду развращения народа израильского пророк угрожает ему судом Божиим, исполнителями которого должны выступить языческие народы, предрекает опустошение земли израильской и изгнание из нее евреев (Ис 6:11; Ис 5:13; Ис 17:9), причем довольно ясно говорит и о взятии Иерусалима врагами (Ис 2:15; Ис 3:8.16; Ис 22:5; Ис 30:13; Ис 32:13, Ис 32:19), о скором падении Самарии (гл. 28) и о вавилонском пленении иудеев (Ис 39:5). Но, с другой стороны, и в этой части книги Исаии сказано немало отрадных для сердца израильтянина пророчеств, и то там, то здесь сквозь мрак будущего открываются для Израиля и светлые перспективы. Пророк изображает, как страна Израильская восстает из глубокого унижения, в какое она была повергнута после нашествия ассирийцев. Вот рисуется вдали новый Властелин народа израильского — Мессия. Это будет потомок Давида по плоти, но Бог по существу духовному. Он распространит Свою власть надо всею вселенною. Но и в ближайшем будущем Израиль, по словам пророка, может удостоиться милостей Божиих. Помощь от Бога Исаия предлагал сначала Ахазу, а потом Езекии — тому и другому по случаю нашествия врагов (Ис 8:8; Ис 10:26-34; Ис 14:24-27.32; Ис 17:12-14; Ис 18:3, Ис 39:5; Ис 30:27-33; Ис 31:8; Ис 33:1; Ис 37:6). Господь будет охранять Сион — эту свою святую гору, если только Израиль сохранит преданность Иегове (Ис 7:9; Ис 8:6; гл. 28, 33). Сначала Сион подвергнется опустошению, но потом восстанет во славе и все народы устремятся к этой горе, признавая за нею право всеобщего руководительства (Ис 2:1; Ис 25:6).

В частности, первая часть книги Исаии содержит в себе следующие отделы. Главы 1-6 заключают в себе обширное, относящееся ко всей книге, вступление, состоящее из трех отдельных частей: а) Ис 1; б) Ис 2-5 и в) Ис 6. Затем с 7 гл. по 12 идут речи Исаии, составляющие первый отдел книги, в которых пророк выясняет отношения Израиля к Ассуру в царствование Ахаза и указывает на исход дружбы, начавшейся между ассирийцами и Ахазом. Второй отдел первой части обнимает собою пророчества Исаии на иноземные народы. Во главе этих пророчеств стоит пророчество о Вавилоне, как содержащее общую характеристику судов Божиих над миром языческим «как изображающее судьбу самого страшного опустошителя иудейского государства (Ис 13:1-14:23). К этому пророчеству присоединено краткое пророчество о судьбе Ассура, который так был страшен для современников пророка Исаии, а затем следуют пророчества о филистимлянах, Моаве, Сирии, Эфиопии и Египте (Ис 14:28-20:6), потом снова пророчество о Вавилоне с присоединением пророчеств об Едоме и Аравии и Иерусалиме (Ис 21-22), которые сплочены в одно собрание, вероятно потому, что все четыре имеют характер символистический, почему и называются у некоторых толкователей libellus emblematicus. Заключением к пророчествам на чуждые, иноземные народы является пророчество о Тире (Ис 23). Род финала к этому собранию пророчеств на иноземные народы представляют собою Ис 24-27, где идет речь о последнем суде над миром, о погибели его, о воскресении мертвых и о совершении спасения, обетованного Израилю. Этот последний отдел называется поэтому иногда у толкователей libellus apocalipticus.

Третий отдел первой части изображает отношения Израиля к Ассуру во дни Езекии (Ис 28-33). Здесь — пять речей, из которых каждая начинается восклицанием: горе! (goj). Речи эти расположены в хронологическом порядке: в них проводится мысль о том, что спасение Израиля зависит не от союза с Египтом, а от одного Иеговы. Четвертый отдел обнимает собою Ис 34-35, представляющие собою финал к первой части. Они содержат в себе, с одной стороны, изображение суда Божия над небом и землею, с другой — начертывают картину спасения Израиля, которое, прежде всего, будет состоять в возвращении Израиля из плена. Пятый отдел — исторические сказания Ис 36-39, повторяющие собою почти дословно сказания 4-й книги Царств (4 Цар 18:13-20:19).

Вторая часть книги Исаии образует собою одно стройное и законченное целое. Она разделяется на три отдела и в каждом отделе заключается по девяти глав. В первых двух отделах — по девяти речей, в последнем — пять. Предметом всех этих 27 глав служит эпоха искупления Израиля и затем всего человечества, начинающаяся освобождением Израиля из плена вавилонского и простирающаяся до времен Страшного Суда над миром. В первом отделе (Ис 40-48) пророк изображает главным образом избавление Израиля от плена вавилонского и виновника этого избавления — царя Кира, касаясь, местами, и нравственного освобождения Израиля от господства греха, благодаря заступлению кроткого Раба Иеговы — Мессии. Во втором отделе (Ис 49-57) средоточным пунктом, к которому обращено внимание пророка, является личность Раба Иеговы или Мессии, страдания Которого за грехи людей пророк изображает здесь с поразительной силой и ясностью. В третьем отделе (Ис 58-66) пророк изображает прославление этого Великого Страдальца. Раб Иеговы здесь является как первосвященник, царь и пророк в одно и то же время. Он творит суд над миром и созидает новую лучшую жизнь.

Из сказанного ясно видно, в чем состоят особенности пророческого созерцания Исаии. Если Исаия, с одной стороны, очень обстоятельно трактует о всех современных ему явлениях внутренней и внешней жизни своего народа, то, с другой стороны, взор его с таким же интересом устремляется и к отдаленному будущему, которое для него вовсе не разделено какою-либо непереходимою гранью от настоящего. И настоящее и будущее являются для него единым, непрерывно развивающимся целым и все сходные между собою отношения и явления и текущей и еще имеющей наступить жизни представляются его пророческому взору как бы отражающимися в одно и то же время на одном громадном световом экране. Для пророка в его созерцании не существует временных разграничений. Исчезают пред ним и громадные пространства, на самом деле отделяющие одно явление от другого. Быстро переносится его взор от самого далекого события будущего времени к обстоятельствам ближайшего будущего, и отсюда — опять вдаль будущего, если все это не составляет, впрочем, исключительной особенности пророческого созерцания Исаии, то, во всяком случае, у него эти характерные черты выступают с особою силою и яркостью.

Заметить нужно, что Исаия в своих пророчествах делал иногда точные определения относительно времени, в какое должно исполниться то или другое его пророчество (см. напр., Ис 7:8.14; Ис 8:1; Ис 16:14; Ис 37:30; Ис 38:5). Речь его везде дышит силою и отличается ясностью и разнообразием ораторских выражений и приемов доказательств. Он одинаково мастерски говорит тоном учителя-мудреца, как и языком поэта. Его пророчества о Мессии поражают величественностью образов, его жалобы и обличения — потрясающи, его увещания — в высшей степени убедительны, угрозы — сильны. Исаия пользуется всякими словесными оборотами и приемами: аллитерацией, подобозвучиями, парономазией, повторениями и т. д. Поэтому-то Исаия и занимает первое место между пророками-писателями. Иисус, сын Сирахов, называет его великим пророком (Сир 48:25), который великим духом своим провидел отдаленное будущее и до века возвещал будущее (Сир 48:27-28). Евсевий Кесарийский называет его великим и чудным пророком, пророком величайшим (Demonstr. evang. II, 4), блаж. Феодорит — божественнейшим, Исидор Пелусиот — проницательнейшим и мудрейшим из пророков. Будущие события мессианского времени Исаия предызображает всегда в выражениях, соответствующих их высокому значению (рождение Спасителя от Девы — в Ис 7, Его страдания и смерть — в Ис 63). Поэтому блаж. Иероним называет Исаию не только пророком, но евангелистом и апостолом. Также отзываются о нем Кирилл Александрийский и блаж. Августин. Ввиду такого значения книги Исаии ей отведено первое место среди пророческих книг как в нынешней еврейской Библии, так и у LXX.

Подлинность книги. Относительно происхождения книги Исаии в библейской науке издавна существует разногласие. Иудеи эпохи Талмуда признавали, что речи, содержащиеся в книге, действительно принадлежат Исаии, но что они собраны и записаны были его современниками — так называемыми друзьями царя Езекии. Талмудическое предание, несомненно, выражает именно эту мысль, когда говорит, что книгу пророка Исаии написало общество друзей Езекии (Бава-Батра, 15а). Но с этим мнением нельзя согласиться ввиду того, что никакой надобности не было пророку, человеку весьма образованному, предоставлять писание и собирание своих речей людям чужим и, быть может, нерасположенным к пророку за его обличения, какие он изрекал на их близорукую политику. Затем, кроме ветхозаветного свидетельства книги Премудрости Иисуса сына Сирахова (Сир 48:27), мы имеем в Новом Завете ясное указание на то, что во дни земной жизни Господа Иисуса Христа книга Исаии признавалась у иудеев его произведением (Лк 4:17-22; Мф 15:7-9; Лк 22:37). Точно такой же взгляд на книгу Исаии высказывали и св. апостолы (Деян 8:28; Деян 28:5; Рим 9:27). Такое отношение к книге Исаии установилось и среди древнейших церковных писателей, отцов и учителей Церкви. Но с конца 17 гл. некоторые библейские критики начали указывать на вставки, сделанные в книге Исаии чьею-то позднейшею рукою. Затем мало-помалу стали высказываться сомнения относительно подлинности отдельных целых глав книги и даже целых отделов, между которыми наиболее подозрений возбудила против себя вся вторая часть книги (Ис 40-66), которую стали приписывать неизвестному пророку, жившему во времена вавилонского плена (Гезений, Эвальд, Гитциг и Кнобель). Новейшие же ученые довели сомнения свои до того, что почти не оставили ни одной главы в книге Исаии, которая могла быть считаема подлинным произведением Исаии (Кьюнен, Дум и Кауч). По мнению этих критиков, книга Исаии даже испытала на себе неоднократные переделки (редакции), так что трудно теперь и выяснить, каков был ее первоначальный вид. Но, с другой стороны, есть немало ученых, которые признают вполне подлинность книги Исаии (Клейнерт, Геферник, Дрэкслер, Делич, Кейль, Корнели, Бреденкамп и др.) и этими учеными сказано достаточно для того, чтобы все возражения против подлинности книги Исаии признать неосновательными.

Прежде всего, против тех ученых, которые находят в книге Исаии произведения разных авторов, живших в различные эпохи, можно выставить то соображение, что во всей книге Исаии замечательно соблюдена одинаковость тона речи. Повсюду пророк говорит с силою, стремительностью и дерзновенностью, что подало и ап. Павлу повод сказать: Исаия же дерзает и глаголет (Рим 10:20). Затем бросается в глаза сходство в способе выражения мыслей, особенная ясность и объективность представления, замечаемая в книге Исаии повсюду. Ясность эта состоит в особенной картинности, которая иногда приближается даже к драматизму (напр., Ис 43:1), а объективность — в том, что отвлеченные представления или обозначение внутренних состояний души изображаются как предметы, существующие в пространстве и времени. Некоторые из образов постоянно повторяются (напр., образ виноградника, пустыни). Затем у пророка во всей книге проходит красною нитью одна идея — в том, что Сион спасется правдою и силою Божией, а никак не какою-либо земною, человеческою силой. При этом, впрочем, везде оправдание или спасение обещается остатку Израиля, а не всему народу, и среди этого остатка мыслится и Сам Спаситель, как происходящий от святого избранного остатка или семени. Далее, заметно, что бедствия ожидающие евреев и предстоящее их искупление изображаются в известной постепенности раскрытия, что указывает опять на единство разных частей кн. Исаии.

Возражения, какие обыкновенно высказываются критиками против подлинности всей книги Исаии, довольно неосновательны. Указывают, напр., на то, что Исаия говорит о себе то в первом, то в третьем лице. Но разве он один из древних писателей поступал так? Притом пророк говорит о себе в третьем лице даже в той главе, которую все признают подлинной — именно в Ис 20. Говорят далее, что у позднейших по отношению к Исаии пророков мы не находим столь живого изображения Мессии, как у Исаии. Но разве позднейшие пророки должны были снова изображать то, что уже так обстоятельно было изображено у Исаии? Пророчество вовсе не шло путем постепенного прогресса в изображении лица и деятельности Мессии... Ссылаются еще в доказательство мнения о позднем происхождении некоторых пророчеств Исаии на их словоупотребление, стиль и т. п., но во всех этих ссылках сказываются субъективные вкусы, как это разъяснено Эд. Кенигом (в его Neutestam. Prinzipien der alttestam. Kritik. 1902, s. 13 и сл.). Некоторые критики особенное значение придают несимметричности в построении строф и стихов отдельных пророческих речей Исаии. Но разве для пророка было обязательно соблюдать в точности все правила, каким должно удовлетворять обыкновенное поэтическое произведение? Нет ничего удивительного и в том, что пророк иногда прекращает ритмическую речь, чтобы начать говорить прозой. Говорят, наконец, что изречения и речи пророков писались на отдельных свитках и что поэтому свитки позднейшего происхождения — даже эпохи асмонеев — могли быть помещены в собрание речей Исаии. Но на это нужно сказать, что книга Исаии как цельное произведение, занимавшее уже известное место в ветхозав. свящ. каноне, была известна еще автору книги Премудрости И. сына Сирахова, т. е., по крайней мере, за 200 лет до Р. Х. (Сир 48:22-25).

Вопросы о подлинности отдельных глав, возбуждающих сомнения в библейской критике, будут решаться по изъяснении каждой такой главы в отдельности. Что касается вопроса о подлинности второй части книги Исаии, то он будет рассмотрен пред истолкованием оной.

Текст книги Исаии и переводы. Книга пророка Исаии дошла до нас в двух древних текстах — еврейском масоретском и греческом LXX толковников. Что касается первого, то и он, несмотря на свою аутентичность и оригинальность, все-таки, по местам, не исправен, и библейские критики делают в нем иногда изменения.

Но и греческий текст LXX в разных его списках весьма неудовлетворителен. Переводчик книги, очевидно, не умел правильно передать собственные имена, встречающиеся в книге, и не понимал настоящего значения многих еврейских слов. Не имел он также и надлежащего понимания особенностей строя еврейской речи, отчего у него явились предложения, неправильные, и с точки зрения греческого синтаксиса, и с точки зрения еврейского словосочинения. Иногда он два различных слова переводит одним и тем же выражением, а иногда одинаковые слова передает по-разному. Нередко он затрудняет понимание речи пророка произвольными перестановками слов, вставками или пропусками. Иногда он пользуется первым пришедшим ему на память значением еврейского слова, не обращая внимания на то, что от этого получается нечто совершенно непонятное (напр., Ис 18:1-2)1Прибавим к сказанному, что LXX нередко заменяют переносные выражения еврейского текста — собственными, имеющими буквальный смысл (напр., Ис 1:25; Ис 6:1; Ис 9:14; Ис 53:4), иногда переиначивают кажущиеся им неправильными фразы (напр., Ис 3:17; Ис 23:17), заменяют некоторые, непонятные для их читателей, географические термины, другими, понятными (напр. Ис 10:9.29; Ис 11:11; Ис 23:1), делают наконец разные объяснения к тексту книги, вставляя их в самый текст (напр., Ис 1:21; Ис 5:13; Ис 9:1). . Поэтому неправы те критики, которые думают в греческом переводе книги Исаии видеть какую-то решающую всякие затруднения инстанцию, хотя, с другой стороны, нельзя не признать великой пользы, какую может извлечь толкователь книги Исаии из этого перевода при установлении правильного чтения в некоторых спорных местах текста. Заметить нужно, что во второй части книги Исаии перевод LXX гораздо лучше, чем в первой.

Кроме перевода LXX, наиболее известными списками которого являются: a) Vetus Testamentum juxta LXX по Ватиканскому кодексу с разночтениями Александрийского кодекса и б) Vetus Testamentum по Синайскому списку (то и другое издание принадлежит Тишендорфу), мы имеем отрывки из переводов книги Исаии, сделанные Акилою, Симмахом и Феодотионом, собранные Оригеном в его гекзаплах и изданные, в некоторых частях своих, английским ученым. Заслуживают также внимания в деле установления правильного чтения некоторых мест книги Исаии: а) халдейские таргумы, из коих таргум Иоанафана сходится с Новым Заветом в признании некоторых мест книги за мессианские (напр., Ис 9:6; Ис 2:1.6; Ис 42:1; Ис 52:3); б) сирский перевод (Пешито), очень близкий к переводу LXX; в) перевод латинский — Вульгата, мало отступающий от еврейского масоретского текста.

Толкования на книгу пророка Исаии. На книгу пророка Исаии сохранилось очень много толкований от свято-отеческой эпохи. Наиболее известными из них являются творения Ефрема Сирина (по тексту Пешито), Василия Великого (на первые 16 глав книги), Иоанна Златоуста (в греч. тексте это толкование простирается только на первые 8 глав книги, но в армянском и латинском переводе, изданном в 1880 г., — на всю книгу и русский перевод сделан с этого последнего издания), блаж. Иеронима (по евр. и греч. тексту), Кирилла Александрийского (по LXX), блаж. Феодорита. Из толкований нового времени лучшими признаются: Гезения, Гитцига, Кнобеля, Эвальда, Нэгельсбаха, Дильмана, Дума, Марти, Шейне, Орелли — все лютеранские и проникнутые довольно сильно духом критицизма. Из сочинений апологетического характера наиболее известны: Генгстенберга (Christologie А. Т.), Дрэкслера, Делича, Кнабенбауэра. Последним из научных толкований является сочинение Кондамина Le livre d'Isaïe. Traduction critique avec notes et commentaires. Paris, 1905. Здесь указана вся литература по изучению книги Исаии и дан новый перевод книги. Заслуживают также упоминания новые произведения, служащие пособием при изучении книги Исаии: 1) Orelli. Der Prophet Iesaja, 3-е изд.; 2) Richter. Die messianische Weissagung und ihre Erfüllung. 1905; 3) Möller. Die messianische Erwartung der votexilischen Prophetenzugleich ein Protest gegen moderne Textzersplitterung. 1906. Из русских толкований на книгу пророка Исаии известны: 1) Епископ Петр. Объяснение книги св. прор. Исаии в русском переводе, извлеченное из разных толковников. Т. 1 и 2. М., 1887; 2) проф. Якимов. Толкование на книгу св. прор. Исаии (по славянскому и русск. тексту). Пет., 1884 (незаконч.); 3) Властов. Пророк Исаия. Пет., 1898, в двух частях (по русск. перев.); 4) Епископ Виссарион. Паремии из кн. прор. Исаии. Пет., изд. Тузова, 1894. Кроме того, довольно полезные указания находятся в учебных руководствах к изучению пророческих книг у Спасского, Ежова, Нарциссова и др. Хороший труд о кн. пророка Исаии представляет собою диссертация иером. Фаддея. Единство книги прор. Исаии. Св. Троицко-Сергиева лавра, 1901. Полезны также статьи профессора Казанской академии Юнгерова, помещенные в разное время в журнале «Правосл. Собеседник», и его же частное введение в свящ., исторические книги. Вып. 2-й. Казань, 1907.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

40:1 Главы 40-55 представляют очередную часть книги пророка Исайи, где описывается исполнение пророчеств глав 1-33 о восстановлении Иерусалима после Вавилонского плена.


40:2 Букв.: к сердцу Иерусалима - столица представлена здесь в образе женщины.


40:6 а) Букв.: он сказал; пер. по друг. чтению.


40:6 б) Букв.: верность; LXX: слава / красота.


40:9 Или: вестница Сионавестница Иерусалима - при таком понимании столица становится вестницей возвращения Господа к Его народу.


40:12 Пядь - мера длины, равная расстоянию между концами растянутых большого и указательного пальцев.


40:15 Или: поднимает земли прибрежные.


40:19 Или: кузнец.


40:20 а) Или: а тот, кто жертву приносит - перевод предположителен, оригинал неясен.


40:20 б) В ст. 18-20 начало полемического обличения идолопоклонства, которое было в ходу в Вавилонии; продолжение в 41:6, 7, 29; 43:10; 44:9-20; 45:16, 20; 46:1-8.


40:22 Букв.: Он; то же в ст. 24, 26.


41:1 а) Или (ближе к букв.): умолкните предо Мной, (обитатели) островов; то же в ст. 5.


41:1 б) Букв.: обновят силу.


41:1 в) Букв.: соберемся на суд.


41:2 Букв.: правого; возможно, речь идет о персидском царе Кире, см. 44:28-45:6; 46:11; 48:14-16.


41:5 Букв.: концы земли.


41:6 Или: затрепетали, приблизились, подошли… Каждый говорит другу. Здесь (и в ст. 7), очевидно, речь идет об охваченных паническим страхом народах в преддверии надвигающейся опасности и о поспешном изготовлении идолов.


41:10 Рука - указание на Божью силу, которая избавляет (Исх 15:6, 12) и защищает (Пс 63:9).


41:14 а) Букв.: червь - указание на презренность и малочисленность народа.


41:14 б) Так в масоретском тексте, в сирийском переводе: малютка Израиль, вероятно, для создания параллелизма, присущего библейскому тексту.


41:15 Салазки, используемые для обмолота, делались из дерева, в которое по бортам вставлялись острые камни или железные зубья. Когда салазки тянули по обмолачиваемым снопам, камни или зубья выбивали из них зерна.


41:25 а) Букв.: пробудил / поднял.


41:25 б) Друг. возм. пер.: с востока был призван он [и назван] по имени.


42:1 а) Или: Раб. В ст. 1-7 представлена первая из четырех «Песней Слуги Господнего», описывающих служение Слуги, который исполнит Божий замысел в отношении Израиля. Эта песнь изображает Слугу как царя, который установит на земле правосудие и освободит угнетенных. Другие песни см. 49:1-13; 50:4-11; 52:13-53:12. В 41:8 слово «слуга» относится к Израилю как слуге Божьему, но в указанных отрывках речь идет как о народе Божьем, так и о некой мессианской личности, в которой христианская традиция видит потомка Давида, Иисуса Христа.


42:1 б) Или: поддерживаю.


42:4 а) Здесь непереводимая игра слова: используются те же глаголы, что и в предыдущем стихе (не сломит, не погасит), но в другом значении.


42:4 б) Или: острова; то же ниже.


42:4 в) Или: закона.


42:6 Свет здесь указывает не столько на избавление от рабства и угнетения, но и на познание Божьей истины, наставлений Господа; см. также 49:6; 51:4; Ин 8:12.


42:8 Или: Я - Яхве - при таком переводе подчеркивается личное непроизносимое имя Божье.


42:10 Букв.: хвала Ему от пределов земли!


42:11 Кедар - север Аравийской пустыни; Села (букв.: скала; друг. возм. пер.: жители скал) - вероятно, моавитский город.


42:15 Так по друг. чтению; масоретский текст: в острова.


42:19 а) Если в ст. 1-4 речь, возможно, идет о Спасителе мира, то «слуга» в ст. 19, 20 сам нуждается в спасении; согласно ст. 24 этот слуга здесь - Иаков / Израиль.


42:19 б) Или: заключивший со Мной договор, или: проданный; или: целостный. Некоторые предлагают перевести это слово как имя собственное: Мешуллам.


42:24 Букв.: мы.


43:2 Букв.: через реки - они тебя не потопят.


43:3 Или: Помощник; то же в ст. 11.


43:10 Или: Я тот же самый.


43:14 а) Букв.: ради вас Я послал в Вавилон - возможно, речь идет о победившей Вавилон Персидской империи Кира Великого.


43:14 б) Или: и низверг всех их как беженцев.


43:14 в) Точный смысл последней строки неясен; букв.: а халдеи / вавилоняне, на кораблях их ликование. Друг. возм. пер.: даже халдеев на кораблях [их], которым они радовались. Возможно, речь идет о том, что халдеи спасаются бегством.


43:24 Букв.: не насыщал Меня жиром.


43:25 Или: беззаконие; букв.: заглажу твою вину / беззакония.


43:27 Отцом тут может быть назван как Авраам, так и Иаков, так и Адам.


43:28 а) Букв.: и Я осквернил / опозорил правителей / князей святилища.


43:28 б) Или: заклятию.


44:2 Возможно, праведный, т.е. Израиль в идеале, поэтическое обращение к Божьему народу (Втор 32:15; 33:5, 26).


44:7 Возможно, имеется в виду народ Божий.


44:8 Или: разве Я не возвестил вам это от начала и не предсказал вам?


44:9 Свидетели - те, кто выступает за идолопоклонство, они противоположны свидетелям Божьим.


44:13 Букв.: в доме, в знач. в капище.


44:14 Букв.: и дождь питает ее.


44:21 Друг. чтение: Израиль, не забудь меня.


44:28 Возможно, здесь предсказывается появление Кира Великого, персидского царя: он орудие Божье, посредством которого Бог осуществляет Свой промысел не только о еврейском народе, но и о народах, его окружающих.


45:1 а) Букв.: которого держу Я за правую руку. «Правая рука» - символ активности и могущества; Господь направляет Кира и заверяет его в успехе.


45:1 б) Или: обнажит, букв.: развяжет пояс (на бедрах).


45:2 LXX: сравняю горы.


45:5 Букв.: препоясал тебя.


45:8 Или: да изольют небеса правду, и да прольется она из облаков.


45:9 Друг. возм. пер.: у твоего изделия нет ручек.


45:11 Или: cпроситеукажите


45:13 Или: не за дар.


45:18 Или: не пустыней; евр. тоху - в Быт 1:2: пустынна - такой была земля до сотворения, но Господь сделал ее устроенной и пригодной для обитания.


45:19 Или: в пустыне ищите.


45:23 Или: уста Мои изрекли правду.


46:1 Букв.: Нево накренился / склонился. Бел и Нево - были весьма почитаемыми божествами Вавилонского пантеона.


46:2 Или: уведены в плен.


46:3 Здесь и ниже в этом стихе букв.: дом, в знач. семейство, потомство, род.


46:6 Букв.: они.


46:8 а) Или: помните об этом и мужайтесь!


46:8 б) Букв.: возвратите в сердце.


47:1 Слова «дева», «дочь» используются здесь метафорически (ср. 23:12; 37:22). Вся эта глава - по сути, развернутая метафора, в которой владычица царей (ст. 5, 7), изображаемая и как дева, и как жена, и как мать (ст. 8, 9), представляет собой персонификацию Вавилона.


47:3 Или: и никто Мне в этом не помешает! Друг. возм. пер.: и никому не будет пощады.


47:8 Букв.: в сердце своем; то же в ст. 10.


47:11 Или: избежать ее не сумеешь; или: и знать не будешь, откуда; друг. чтение: против которой ты не знаешь чародейства.


48:1 а) Букв.: дом.


48:1 б) Букв.: от вод; друг. чтение: от недр.


48:10 Так в 1QIsa; масоретский текст: избрал.


48:11 Букв.: Мне.


48:13 Скорее всего, имеется в виду, что Господь может призвать созданные Им землю и небо (и небесные тела) в свидетели того, что именно Он сотворил их. Потому возможен перевод: они мне свидетели в том.


48:14 а) Букв.: из них.


48:14 б) Букв.: его; ср. 44:8.


48:16 Произносящий эти слова назван в 49:1-6 слугой Господним (ср. 42:1-13).


48:21 Здесь упоминаются события Исхода (Исх 17:6) и предсказывается возвращение из Вавилонского плена.


Народ, живущий во тьме, увидел свет великий - свет воссиял для тех, кто ныне обитает в стране мрака… Ибо для нас родилось дитя,сын нам дарован обетованный, на плечи коего владычество ляжет. нарекут ему имя: Чудный Советник, Могучий Бог, Вечный Отец, Правитель, созидающий мир (9:2, 6).

Вести пророка Исайи обращены к каждому из нас. Не пережив внутреннего духовного возрождения, мы, как правило, самодостаточны. И только неожиданная встреча с человеком другого склада, иначе понимающим жизнь и свои обязанности перед Богом и людьми, помогает нам постичь иллюзорность нашего духовного благополучия. Пока нам не откроется поражающая нас чистота и святость и величие Бога, мы редко готовы осознать собственную духовную нищету. И если мы позволяем Ему озарить нас Своим светом, то непременно начинаем ощущать собственную греховность и несовершенство. Мы жаждем очищения, любовь Божья преображает нас, и мы, следуя примеру пророка Исайи, готовы откликнуться на зов Божий, чтобы идти за Ним и стать вестником Его правды.

В мировой культуре и духовной истории человечества Книга пророка Исайи - одна из самых известных и читаемых. Исайя, чье имя означает «Спаситель - мой Яхве», прежде всего, великий пророк, и поэтому его книга - одна из наиболее цитируемых в Новом Завете (после Псалтыри). Вслед за Иеронимом христианские комментаторы называют Книгу пророка Исайи «Евангелием» в Ветхом Завете.

О жизни Исайи сохранились лишь скупые сведения. Известно, что он был сыном Амоца и совершал свое служение в Иерусалиме во второй половине VIII в., а возможно, и в начале VII в. до Р.Х. Согласно иудейской традиции, он происходил из царского рода, был женат, у него было два сына (7:3; 8:3, 18). О его мученической смерти, по свидетельству некоторых раннехристианских авторов, возможно, говорится в Послании к евреям: «их… распиливали надвое» (Евр 11:37). Пророческая миссия Исайи связана с Иудеей и ее столицей Иерусалимом - именно здесь он произносил свои огненные проповеди-поэмы.

Исайя жил в эпоху трагических потрясений. Он был призван к служению в один из самых трудных периодов истории своего народа, «в год смерти Озии-царя» (6:1), за которым последовали десятилетия страшных бедствий. Как и все пророки древнего Израиля, он живо откликался на политические и международные события своего времени. Поэтому его пророчества (гл. 1-39) следует рассматривать и постигать в общем контексте истории Ближнего Востока второй половины VIII в. до Р.Х., когда Ассирийская империя росла и укреплялась, завоевывая все новые и новые земли (в том числе и Иудею), что привело в итоге к падению и исчезновению большей части Израиля, десяти колен Северного царства, которые противились союзу с языческой империей.

Исайя был не только величайшим пророком, но и глубоким и самобытным поэтом. Поэтика и стиль книги неповторимы, язык чрезвычайно богат, форма многопланова. Пророческие вести, грозные предостережения о судах Божьих и обличения соседствуют в ней с плачами и погребальными песнопениями, гимны - с сатирическими песнями и порицаниями. Подобно другим библейским пророкам, Исайя всецело отдал свой поэтический дар пророческому служению. Избранная им стезя глашатая правды и святости Божьей (1:4; 5:16, 24; 8:14; 10:17, 20; 12:6; 17:7; 29:23; 30:11; 31:1; 37:23 и далее) оставила неизгладимый след на всей его жизни и деятельности. В год смерти царя Озии ему было откровение: Владыка Господь, Святой Бог Израилев, явился ему восседающим «на высоком… престоле, и края риз Его стелились по всему Храму» (6:1). Он услышал громовые раскаты шестикрылых серафимов, восклицавших: «Свят, свят, свят Господь Воинств, вся земля исполнена славы Его!» - и был ошеломлен этим, сокрушен чувством собственного несовершенства. Исайя услышал призыв Господа возвестить народу страшную весть о суде, побудить вернуться к Господу и даровать надежду - указать, что явится «Росток Господень», который будет «отрадой и гордостью тех, кто уцелеет в Израиле» (4:2).

В пророческих вестях Исайи события VIII-VI вв. до Р.Х. являют собою единый процесс суда Божьего, где великие империи - это орудия в руках Бога Яхве, а конечная цель - духовное обновление и возрождение народа. «Суд Божий» - одно из ключевых понятий богомыслия Исайи. Пожалуй, с ним и связана центральная тема первой части книги (гл. 1-39). Пророк, живший при израильском царе Факее и иудейском царе Ахазе, видел беззакония земных владык: их «пагубные указы», коварство, алчность, притеснение сирот, бедняков, вдов (10:1, 2). Известна была ему и жизнь простых людей, предававшихся всевозможным страстям: идолопоклонству, стяжательству, чувственным удовольствиям (3:16). Сокрушала Исайю и духовная ущербность отвернувшихся от Господа людей - повсеместное торжество лицемерия, напускной набожности, эгоизма, гордыни. «Взгляни на лица их - всё ясно! - восклицает пророк. - Грех, как в Содоме, напоказ выставляют, ничего не скрывая» (3:9). Исайя видел причины надвигавшейся гибели в духовном состоянии каждого отдельного человека и народа в целом. Отсюда грозные пророчества, точнее обличения пророка - лейтмотив первой части книги. Но, обличая, пророк призывал народ вернуться к Господу - «вечной твердыне», обрести в Нем внутреннюю духовную силу, чтобы выстоять под натиском обрушивавшихся на них бедствий кровавой эпохи: «Если не будете тверды в вере, не устоите» (7:9).

Среди библеистов до сих пор ведутся споры по поводу авторства книги Исайи (один ли это автор или же их два), однако нет сомнений, что перед нами слово Бога Живого. Вторая части книги (гл. 40-66) посвящена осуществлению Божьего Промысла о возвращении изгнанников на Сион, избавлении от гнета Вавилона, восстановлении Иерусалима, об Израиле как светоче для других народов, об искупительной миссии «Страдающего Божия Слуги» и признании верховной власти Бога Яхве всеми народами. Для пророческих вестей этой части книги характерна величавая простота и лиризм - это прежде всего вести надежды и утешения. «Утешайте народ Мой, утешайте его!- говорит Бог ваш, - ласково говорите с Иерусалимом, возвестите ему, что его борьба окончена» (40:1, 2). Главы 40-55 содержат пророчества, обращенные прежде всего к изгнанникам в Вавилоне, и касаются событий второй половины VI в. до Р.Х., а главы 56-66 пророчески изображают новую жизнь избавленного народа, возрожденную и устроенную согласно Завету, Союзу с Господом.

Пророк стремится вырвать из бездны отчаяния народ, измученный войнами и изгнанием, поддержкой и ободрением спасти его от «парализующей ностальгии» по прошлому (43:18). Пророку Божьему открывается будущее: оно не беспросветно, а светло: «Воистину, новое небо творю Я и новую землю» (65:17). Более того, сама история не предопределена роковым образом, как это казалось ранее, а промыслительна. Господь Бог вершит историю, Он властен над миром - «народы пред Ним что капли из ведра» (40:11-26). Грех будет удален и искуплен, преображение достигнет пределов самой вселенной, и народ Божий обретет чаемые благословения. «Как новое небо и земля новая, которые Я творю, пребудут предо Мной, - возвещает Господь, - так пребудет вовек потомство ваше и ваше имя» (66:22, 23).

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Итак, пророчество о грядущих судьбах переходит в утешение того самого народа, по адресу которого прозвучало... 

 

Два аспекта бросаются в глаза в читаемом сегодня пророчестве Второисайи. Господь говорит о Себе, что... 

 

Непостижимо величие Бога, и теперь, когда иудеи приносят покаяние в грехах, Он снова готовит величие Своему... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).